Политическая психология казахов и её роль в создании и развитии казахского ханства (1465– 1718 гг.)

Рассматривается психологическая психология казахского народа, её роль в создании первого казахского государства. Необходимость модернизации внутренней и внешней политики отразилась на политическом поведении казахов в условиях диктата идеологии «чингизизма», когда они изначально признавали право  выбора хана как руководителя страны только из чингизидов. Корни такой т.н. аполитичности, или непротивления, кроются в древней истории народа, когда только началось формирование союза племен, впоследствии естественным путем поднявшимся до уровня самостоятельного единого государства – Казахского ханства. Показано значение общности социально-экономической сферы жизни общества, политической системы, – всего того, что определяло менталитет и психологию народа на всех этапах его развития, в том  числе эпохи складывания казахской народности. Уделяется внимание свободе – характерной черте степной демократии, сформировавшей конно-кочевую цивилизацию, в рамках которой возникло и развивалось Казахское ханство. 

Политическая психологияказахов явилась одним из факторов создания первого казахского государства. Истоки их политического поведения, отражающегосяво внешней и внутреннейполитике, берут своё начало из истории народа. Протоказахи, пройдя путь сакской эпохи, тюркизации общества, испытав на себе монгольское нашествие, передали свою политическую культуру формирующейся казахской народности. И когда встал вопрос создания этнической государственности, казахи своим политическим поведением продемонстрировали готовность не только принять изменения, возникшие во внутренней и внешней жизни общества, но и активно действовать в этих условиях, несмотря на давление идеологии «чингизизма».

Как известно, политическая культура XIV – XV вв. характеризовалась господством этой идеологии, которая представляла собой всеобщую универсальную модель идеального порядка, созданную Чингиз-ханом и его потомками. «Чингизизм освятил право рода Чингиз-хана на верховную власть, – пишет известный исследователь В.П.Юдин. – Это выразилось в том, что титул “хан” стал исключительной прерогативой чингизидов. Попытка присвоить ханский титул нечингизидом в сознании тюрко-монгольских и других народов отражалась как противоправная и даже аморальна [8, c. 118 – 11].

С позиций сегодняшнего дня удивляет то, что казахи, участвуя в политических конфликтах, источником и основанием которых являлись социально-экономические противоречия, в борьбе за власть сохранили, говоря словами А.Сейдимбека, анахронизм ставить во главе государства и его уделов потомков Чингисхана, словно им свыше было предначертано владеть и править до скончания света! Объясняя, почему казахский народ без сопротивления принял этот привнесенный порядок, ученый выделяет такие причины: «Во-первых, все соответствовало пословице “Над  землей небо, а над народом длань правителя”. Это понятие бытовало еще задолго до Чингис-хана, со времен гуннов, саков. При Тюркском каганате даже отдельные роды наделялись привилегией власти.

Этот обычай настолько внедрился в психологию людей, что даже выдающийся мудрец Тонукык, человек образованнейший, познавший мировоззрение на семи языках, ответил на предложение принять титул кагана: “О, нет! Я не могу нарушить установления Неба. Я происхожу по материнской линии из рода Ашиде, а по законам предков каганом может быть только представитель отцовского рода Ашынов”. Это значит, что понятие «правитель» по установившейся традиции олицетворялось не с личными качествами и достоинством отдельного человека, а прежде всего с его знатным происхождением. Надо попутно заметить, что слово “төре” сложилось из сочетания “төриесi”— сидящий на почетном месте. Потомки Чингисхана назывались “торе”, потому что в глазах народа они были носителями власти, хотя власть они получили не от Неба, а от предков, добившихся ее копьем и мечом. Человек при власти в глазах народа автоматически становился “торе”, и это представление настолько укоренилось в психологии людей, что позже даже мелкие российские чиновники назывались в народе “торе”. Казахи были уверены, что всякая власть от бога. Это обожествление нашло отражение в пословицах. В частности, казах говорят, что у хана разум сорока человек (хандақырық кісінің ақылы бар), что ханом нужно родиться – рабы, собравшись, не смогут быть главой, песчинки, собравшись, не станут скалой (құл жиылып бас болмас, құм жиылып тас болмас), что только хан может сместить хана – только хан снимет голову хана, только снег может накрыть снег – ханның басын хан алар, қардың басын қар алар). Степняки считали: «Не бывает хана без народа, не бывает ставки без раздора» («Хан қарасыз болмас, орда аласыз болмас»), «Не имеющий доверия народа хан – сирота, имеющий неразумного хана народ – сирота» («Халқына сенімсіз болса хан жетім, Ханы ақылсыз болса – халқы жетім»). Несмотря, что казахи говорили: «Озеро разбушуется – берега размоет, народ разбушуется – хана свалит», на самом деле больше в ходу был вопрос без ответа: «Народ испортится – хан исправит, хан испортится – кто исправит?» («Халық айныса – хан түзер, хан айныса кім түзер?»).

Также одной из причин т.н. аполитичности, бесконфликтного восприятия казахами владычества чингизидовявлялось то, что те тоже были кочевниками. Монгольские и казахские племена издревле общались, нередко были связаны родственными узами или побратимства и крови, имели много общего в быту и хозяйствовании»[9, c.6; 16, c.58; 17, c.93].

Таким образом, власть ханов признавалась легитимной, а правящая политическая элита из выходцев потомков Чингиз-хана – вполне способной управлять государством [Подробнее о чингизидахсм.: 2; 4; 21, c.85 – 102].

Отсюда становится понятным, что, когда на развалинах монгольских улусов возникли самостоятельные государства – Ак-Орда, государство Абулхайра (или, как оно именовалось в средневековых исторических сочинениях – «Узбекское ханство», «Государство кочевых узбеков», «Ханство Абулхайра»), Ногайская Орда, Могулистан, – у них было много общего: улусная система организации населения, ханская власть, принцип формирования вооруженных сил, налоговая система. Кроме того, они возникли на местной основе; каждое из них охватывало большую или меньшую  часть этнической общности. При этом само население нередко переходило из одного династийного подданства в другое. Одновременно в этих государствах усиливалось влияние кочевой знати, которая вмешивалась в политическую систему выборов ханов. Неудивительно, что эти ханства, возникшие в XV веке на развалинах Золотой Орды, не считались еще самостоятельными единицами, независимыми друг от друга; каждое из них стремилось захватывать территории соседей. В дальнейшем эта лихорадочная борьба за власть и присоединения обратилась в бесконечные междоусобные войны [10, c.215 -217; 14, c.152-153, 291, 317;.18, c.129-130; 20, c. 22]. В рамках этих государств происходило также и завершение длительного процесса формирования казахской народности, которое окончательно консолидировалось в единый народ уже в Казахском ханстве.

Главными причинами создания новой государственности послужили социально-экономический и политический кризисы в ханстве Абулхайра, который, придя к власти благодаря поддержке кочевой знати, обязан был проводить отвечающую их интересам захватническую политику. Но, надо заметить, что уже в этот период ханская власть не всегда была безоговорочной, проявляя свое бессилие перед феодальной знатью. Хан мог удержать их в повиновении лишь до тех пор, пока они видели в нем какую-нибудь выгоду для себя. Если же он в своем правлении проявлял самостоятельность или не вел активную завоевательную внешнюю политику и войны, которые в случае победы обогащали бы кочевую знать, то он терял реальную власть над ними, и они, недавние вассалы, уходили от него, а значит, и из своих родных кочевий [10, c.239; 20, c.22].

Разумеется, такое правление, не способствуя авторитету хана, приводила к междоусобной борьбе, что вызывало протест со стороны народа. Формой протеста, как обычно, являлась откочевка, уход изпод власти своего правителя.

Так было и на заре создания Казахского ханства. В данном случае, поводом откочевки послужило обвинение в адрес султанов Керея и Жанибека со стороны Абулхаир хана, которых он посчитал виновниками жестокого поражения от ойратского хана Уз-Тимура-таджи в 1457 г.[Ойраты – самоназвание одной из монгольских народностей; тюрки их называли калмаками]. Вот что пишет в «Тарих-и-Рашиди» Мырза Мухаммед Хайдар Дуглат: «Когда Абу-л-Хайр хан полностью овладел Дашт-и-Кипчаком, то некоторые султаны из рода Джуче, которые учуяли носом проницательности запахи бед от него, решили его убрать. Некоторые султаны, как Кирай хан, Джанибек султан и другие, с малым количеством людей бежали от Абу-л-Хайр хана и прибыли в Моголистан. В то  время очередь править Моголистаном подошла к Исаи Буга хану. Исаи Буга хан оказал им большие почести и выделил им уголок Моголистана. Они обрели здесь безопасность, // и дни их протекали в спокойствии» [5, c.236].

Откочевка под руководством Керея и Жанибека – это еще не дата создания Казахского ханства. Само ханство оформилось лишь 10 лет спустя после начала откочевки. «Эпохой, с которой началась собственно власть султанов казакских, – судя по свидетельству М.Х.Дулати,– надобно считать год 870 (1465-6); впрочем, бог лучше знает» [15, c.116].

Относительно дальнейшей миграции, а также этнонима народа, говорится следующее: «По смерти Абу-Хаир-хана в улусе узбекском начались междоусобия; всякий, кто только мог, уходил ища безопасности, к Гирей-хану и Джанибек-хану. Вследствие этого они значительно усилились. Так как сперва они сами, а потом и большая часть собравшихся около них людей были беглецы, ушедшие от своих и одно время скитавшиеся без приюта, то их и прозвали казаками, имя это за ними осталось» [15, c.118.]. В 50-е – 70-е гг. XV в. около 200 тыс. человек, отколовшись от Абулхайра и приняв подданство Керея и Жанибека, усилили мощь и авторитет Казахского ханства, которое впервые было образовано ь на территории Западного Жетысу (Чуйская и Талаская долины), и именно к ней относится  первое упоминание  в известных исторических  источниках название  единого государства «Казахстан» (Зайн ад-дин-Васифи). Вот как об этом свидетельствуют источники: «Когда Абу-л-Хайрхан разорвал нить, [связывающую] всех султанов джучидского происхождения в областях Дашт-и Кипчака и рассеял это племя во [все] стороны стран, эта разъединенность и разобщенность явилась причиной [их] объединения и сплочения. В короткий срок, [воспользовавшись] удобным моментом, они [вышли] из уголков неизвестности [и], поставив палатку в степи обнаружения, подняли знамя господства в большей части восточных и северных стран» [13].

Надо заметить, что авторы средневековых исторических сочинений использовали различные термины для обозначения первого государства казахов. Некоторые из этих терминов служили обозначениями и прежних политических образований на этой территории: Дашт-и Кыпчак или просто Дашт/Дешт (Кыпчакская степь); Дийар-и Узбек (Узбекская страна, или Узбекистан). Однако дальнейшей эволюции этнополитонима узбеки в этноним в Восточном Дешт-и Кыпчаке препятствовали политические процессы; и др. Например, Ибн Рузбихан владения казахских ханов именует в одном месте улус-и казак и в другом – дийар-и казак.

И всё же, упрочение власти казахских ханов, выход на международную арену и, как следствие всего этого, расширение ареала использования термина «казах» должно было привести к установлению однозначно определенного названия. И оно пришло. Современные историки именуют его ханством, поскольку во главе стоял хан, или ордой – по аналогии с прежними государствами кочевников. А так как основную массу населения составляли казахи, оно получило название Казахское ханство, или Казахская орда [19].

Ни для кого не секрет, что номады, издревле населявшие казахскую степь, не терпели тирании и произвола власти. Их свободный кочевой дух всегда находил себе место в широкой степи, что было и накануне создания Казахского ханства. Однако следует иметь в виду, что не все этнические казахи откочевали к Керею и Жанибеку. Большая часть казахов продолжала сохранять за собой традиционные ареалы обитания, тем самым поддерживая влияние нового государства со стороны приграничных регионов. Пользуясь поддержкой масс рядовых кочевников (как пришедших с ними, так и местных), а также упадком ханства Абулхайра и Могулистана, Джанибек и Керей в самом конце 60-х годов XV в. вступили в успешную борьбу за объединение всей территории, населенной казахами [6, c.259, 262; 14, c.333, 335; 16, c. 58;20, c.22].

Относительно казахского общества ханского периода надо отметить его социальную неоднородность. Оно состояло из двух социально-статусных групп – ақ-сүйек («белая кость») и қара-сүйек («черная кость»), которые значительно отличались друг от друга не столько в экономической, сколько в политической и правовой сферах. К ақ-сүйек относились только торе (огланы), т.е. потомки Чингиз-хана по мужской линии (султаны/чингизиды) и кожа (ходжи), которые считались потомками сподвижников пророка Мухаммада. К қара-сүйек относился остальной народ, сохранивший деление на отдельные роды, племена, степень знатности которых влияла на общественное положение представителя этой социальной группы.

При этом формирование и развитие Казахского ханства протекало под эгидой чингизидов, так как казахи сохранили традиции степной государственности и демократии, свидетельством чего являются выборы своих правителей – ханов. В выборе хана принимало участие все взрослое население, однако последнее слово оставалось за представителями родоплеменной верхушки. Каждый участник курултая мог высказать свое мнение о претенденте на ханский титул: в этом проявлялась специфика степной демократии. Социально-политическая ценность таких выборов состояла в том, что они по своему внутреннему смыслу являлись одним из существенных моментов нравственного и политического самоутверждения казахов как граждан своего государства и осознания себя в качестве таковых. Их политическое сознание, взгляды, оценки, эмоции свидетельствовало о формировании казахской народности как свершившемся факте, также как и признании созданного Казахского ханства.

Сами обычаи и традиции выбора ханов оставались неизменными на протяжении всего существования Казахского ханства, начиная от первого казахского хана Керея и заканчивая последним – Тауке, после которого окончилась история Казахского ханства и началась история Казахских ханств. Каждый хан имел свои права и обязанности перед народом. И если он их не выполнял и угнетал своих подданных, то, согласно обычаям, решением маслихата его низлагали. У хана отбирали всё имущество. Он не имел права сопротивляться; если хан или султан сопротивлялся и при этом пострадали люди, он обязан был выплатить выкуп. А если пострадали толенгуты хана, выкуп не платили. Этот обычай назывался — «грабёж хана» (хан Талау). Хан талау применялся и к баям. Первый и единственный хан, к которому он применялся — Тахир-хан [12].

В целом же, в истории Казахского ханства были достойные правители, оправдавшие доверие народа. Это идет еще с самых первых ханов-соправителей, которые мирно правили молодым государством: «Если на престоле Казахского ханства восседал Керей хан, то главным мозговым центром был Жанибек. Не случайно Жанибек хана называют в истории казахов не просто Жанибек ханом, а Аз-Жанибек ханом. Этот титул ставит его намного выше хана, сидящего на престоле. Жанибек и Керей правили совместно, и это способствовало еще большему упрочению государства. Дружная совместная работа этих двух великих людей показывает, что для них интересы народа были превыше всего. В истории средневекового Востока это редкий пример доверительной совместной государственной деятельности» [16, c.62.]. Действия первых ханов по созданию и упрочению единого государства были поддержаны верхушкой казахской аристократии, т.к. они отражали интересы господствующей прослойки казахского общества [7, c.146-147].

Кстати, надо заметить, что в научной литературе есть разные подходы к определению, кто же был первым ханом казахов. В источниках, как отмечают историки, нет точного разъяснения, кто из них был главным, их имена пишутся рядом не в строго порядке. Оба они имели право на власть, один как прямой потомок хана Барака (Жанибек), другой – как старший по возрасту (Керей). Но так как в государствах средневекового Казахстана наряду с постепенно утверждавшимся принципом прямого наследования ханской власти (от отца к сыну) сохранялся и старый тюрко-монгольский принцип преимущественного права на ханскую власть старшего в роде, то Керей, как и Джанибек, тоже мог претендовать на титул хана. Ч. Валиханов, в частности, пишет: «После пресечения потомков Алачахана предание киргиз считает своим ханом Джанибека, сына [Барака]. Во всяком случае, по преданию, Джанибек был первым ханом казаков из фамилии Джучи-хана. Абульгази сыновей Джучи называет ханами казаков. Время управления Джанибека, когда две родные орды ногаев и казаков жили вместе, воспевается в киргизских поэмах как золотой век» [3, c. 265].

Как свидетельствуют источники, у казахов вплоть до начала 80-х гг. XVIII в. существовал политический институт т.н. «старшего хана», главной функцией которого была интеграция всех социальных групп общества. Личные качества «старшего хана» всегда должны были отвечать постоянно меняющейся политической обстановке, ставя во главу угла только интересы народа. Безусловно, лидера создает заработанный им лично авторитет. Ханы, которые олицетворяли Казахское ханство, это, в первую очередь, такие государственные деятели, как Касым хан, Хакк-Назар хан, Таукехан.

Касым хан (1515-1523 гг.) – сын мудрого Аз-Жанибека, основателя Казахского ханства, оказался на редкость одаренным человеком. Стратег, оратор, он понимал общую ситуацию и придерживался политики мирного сосуществования с соседями, владел высшим искусством побеждать, не пролив ни капли крови. Ведущим принципом его внешней и внутренней политики было сплочение народа, достижение его единства. Существующие ныне границы Казахстана были установлены именно во времена Касымxaна. При нем были заложены основные принципы государственности казахов, определявшие их жизнь до колониального захвата в XIX веке. Именно Касым хан выработал и сделал жизнеспособными морально-этические и социально-правовые нормы общества, способствовавшие укреплению единства на более высоком уровне, чем родоплеменные узы. Он поставил перед собой и во многом осуществил цель создания такого государства кочевой цивилизации, которое отличалось бы четко регламентированным порядкоми укладом жизни, строго определенными внешними границами и маршрутами кочеваний, обязательными налогами в государственную казну и судебной властью, отлаженным механизмом мобилизации населения в случае войн, стихийных бедствий и т.д. Иначе говоря, в условиях номадизма им была сделана попытка обустройства самодостаточной системы на основе скотоводческо-земледельческой и, отчасти, торгово-ремесленной модели экономики. Слава о независимом, устойчивом правовом государстве, каким стало Казахское ханство,  обошла весь тогдашний цивилизованный мир. Знали Касым хана не только на Востоке, но и в Европе. Касым хан, трудившийся во благо народа, заслуженно пользовался огромным уважением широких народных масс. Поэтому его авторитет через века лишьповышался. Свод законов, разработанный Касым ханом, народ назвал метко и точно «Қасым салған қасқа жол» («Столбовая дорога, проложенная Касым ханом»). Также употребляется выражение «Касым ханныңқасқа жолы» (Ясная дорогая хана Касыма»). Он умер, оплакиваемый всем народом.

После смерти Касым хана прошло 15 лет, не лучших в истории Казахского ханства. На престол восходили серые личности, главной заслугой которых, по мнению А.Сейдимбека, было то, что эти безынициативные наследники власти не развалили государство окончательно. Видимо, и на это, как заметил ученый, у них не хватило таланта. Но вот в конце туннеля забрезжил свет надежды. К власти пришел сын Касым хана – Хакк-Назар хан (1538-1580), правивший Казахским ханством долгих 42 года. Это был очень прозорливый, дальновидный политик. Он понимал, что сила Казахского ханства – в единстве кочевников-казахов. Более того, в единстве всех тюркоязычных народов, в их содружестве, взаимоуважении, взаимопонимании. Такая добрососедская, миролюбивая политика привела к тому, что кочевые племена стали свободно кочевать по Евразийской Великой Степи. Возрождалась былая слава Казахского ханства, укреплялось государство в экономической и политической сферах. Между братскими тюркскими народами, в центре которых расположилось Казахское ханство, установились мир, согласие, уверенность в завтрашнем дне. Но такое сближение пришлось не по душе Баба султану, правителю Ташкента, и он с помощью своих единомышленников отравил Хакк-Назар хана [16, c. 63,69-70].

Затем будет правление ханов: Шигая; Тауекеля; Есима, разработавшего новый кодекса законов «Eciмханныңескiжолы» («Древняя дорога хана Есима»); Жангира, сына Есима; Тауке, сына Жангира.

Тауке, взойдя на престол, стал решительно проводить в жизнь политику, направленную на сохранение единства и мощи Казахского ханства. И во внешней, и во внутренней политике он руководствовался интересами народа. Он искал пути союза и мирных отношений с соседними государствами, при нем были окончательно установлены границы Казахского ханства, заново выстроены равные уважительные отношения с соседними государствами; введены гражданские правовые и уголовнопроцессуальные нормы, что свидетельствовало о модернизации государства, как того требовало время.

Правлением хана Тауке закончился классический период казахского государства, длившегося три века. Определяя ту эпоху как классическую, Х. Абжанов, в частности, выделяет следующее:

во-первых, в этот период Казахское ханство ни на миг не утратило своей независимости. Более того, письменный источник XVІ века «Бадаи ал-Вакаи» доказывает укрепление государства, говоря, что Казахское государство уже тогда называлось «Казахстаном». Немало было сложных моментов в нашей истории. На казахские земли покушались джунгары и китайцы, киргизы и узбеки, башкиры и русские. Однако они, как записано в надписях Культегина, «не смогли вытеснить достойных, мудрых и смелых людей. Если бы ошибся один человек, не осталось бы и потомства народа». Конечно, следует учитывать и тот факт, что укреплению Казахского ханства способствовали и междоусобицы соседних государств. К примеру, казахские правители обратили в свою пользу борьбу за власть правящей элиты шейбанидов, аштарханидов, Ногайской орды;

во-вторых, благодаря независимости Казахского ханства в классический период завершился процесс формирования казахского народа. Вошедшие в критические времена в состав казахов тюркоязычные и нетюркоязычные племена со временем слились в одну казахскую нацию. Так образовались уникальные язык и дух, традиции и обычаи, родоплеменной состав, этно-педагогика и философия, искусство и бытие казахского народа [1].

Тауке хан, по казахским преданиям, является и творцом законодательного памятника – «Жетi Жаргы» («Семь установлений»). «Жетi Жаргы» разработан с учетом и в соответствии с этническим менталитетом, типом хозяйственно-культурного уклада жизни населения, особенностями географического местонахождения страны. Это документ, в котором степная демократия нашла наиболее  яркое и полное отражение и творческое развитие.

До его появления на протяжении трёх тысяч лет своей истории кочевники отождествляли хана, кагана, верхового правителя с Тенгри. Они считали, что все хорошее и плохое в жизни зависит от личных качеств хана, кагана, что народ – всего лишь послушное орудие в руках доброго или плохого хана. «ЖетiЖаргы» хана Тауке убедительно продемонстрировали, что судьба, будущее народа находится в его собственных руках. Люди поняли, что они тоже несут ответственность за судьбу своей страны. Такого понимания ситуации Tayке хан добился посредством учреждения и усиления роли «Билеркеңесi»(«Совета биев»). Совет биев был законодательным органом в государстве. Хан обязан был неукоснительно проводить в жизнь принятые Советом законы и решения. Власть хана, следовательно, была властью исполнительной. В этом своде законов был подведен и суммирован многовековой положительный опыт поколений, отразились лучшие традиции, наиболее ценное из всего, что было накоплено в морально-этических и правовых нормах кочевого общества. Весь уникальнейший материал был четко классифицирован и приспособлен к реалиям и требованиям нового времени. В этом проявилась удивительная мудрость хана Тауке, которого народ называл «Аз Тауке» — «Мудрый Тауке» [16, c.75, 76], а А.И.Левшин – «Геродот казахского народа» сказал о Тауке хане, что «это Ликург, это дракон орд казачьих» [11, c.163].

Вот каким оставил своим потомкам хан Тауке Казахское ханство, образованное казахским народом во главе с ханами Кереем и Жанибеком в 1465 году. И не его вина, что единство и целостность государства народ не сумел сохранить в силу и внешних причин, но в первую очередь, внутренних, вытекавших из сепаратизма чингизидов, думающих не столько о народе, сколько о своей единоличной власти над народом.

Таким образом, Казахское ханство пополнило евразийскую конно-кочевую цивилизацию, которая насчитывает более двух с половиной тысячелетий, столько же – сколько государственность номадов казахской степи, имея в своём историческом багаже около 20 государств [1].В отличие от предшествующих государственных образований на территории Казахстана, созданное и принятое народом и соседями Казахское ханство, будучи единым государством, консолидировало казахскую народность, сформировало и укрепило целостность этнической территории, в которой имелась степная демократия, с надэтнически господствующей политической идеологией «чингизизма». Всё это нашло отражение в политической психологии и духовной культуре молодого казахского народа.

 

  1. Абжанов Х. Носители богатого наследия. //Казахстанская правда. – 2015. – 15 июля.
  2. Абуль-Гази-Багадур-хан. Родословное древо тюрков. Иоакинф. История первых четырех ханов дома Чингисова. Лэн-Пуль Стэнли. Мусульманские династии. – М., Ташкент, Бишкек, 1996. – 544 с. [Издана под эгидой «Ассамблеи культур народов Центральной Азии» (Узбекистан, г.Ташкент)].
  3. Валиханов Ч. Киргизское родословие // Валиханов Ч.Избранные произведения. – М.: Наука. Гл.редакция восточной литературы, 1986. – С.251 –
  4. Вельяминов-Зернов В.В.Исследование о касимовских царях и царевичах. В 4 ч. – СПб.: Тип. Имп. Академии наук, 1863, 1864, 1866,-1867. Часть первая. (С четырьмя таблицами). — 1863. — XIII, 558 с.; Часть вторая. (С двумя таблицами). — 1864. — XVI, 498 с.; Часть третья. (С четырьмя таблицами). — 1866. — V, 502 с.; Часть четвёртая. Выпуск первый. — 1887. — 178 с.
  5. Дулати М.Х.Тарихи-и-Рашиди  //Келимбетов  Н.  Жоевий  период  истории  казахской  литературы.  – Алматы, 1998.
  6. История Казахской ССР (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том II. – Алма-Ата: «Наука» КазССР, 1979.
  7. История Казахстана с древнейших времен до наших дней: Очерк. – Алматы: Дəуiр,
  8. История Казахстана: народы и культуры/Масанов Н.Э. и др. – Алматы: Дайк-Пресс,
  9. Казахские пословицы и поговорки /Сост. и пер. с каз. М.К.Аккозин. 2-е изд., исп. и доп. – Алма-Ата: Казахстан,
  10. Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Летопись трех тысячелетий. – Алма-Ата: Рауан,
  11. Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей (под общей ред. Акад. М..К.Козыбаева). – Алматы: Санат,
  12. Магауин М. Азбука  казахской истории.  –   Алматы:  Казахстан,  –   С. 185-197//   Казахские  ханы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki.
  13. Махмуд бен Вали. Море тайн, относительно доблестей благородных. Бахр ал-асрар фи манакиб алахйар. Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата. Наука. 1969 http://www.vostlit.info/Texts/rus15/ Machmud_ben_ Vali/frametext.htm [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://tarikh.kz/kazahskoe-hanstvo-feodalnayarazdroblennost/obrazovanie-kazahskogo-hanstva/istochniki.
  14. Пищулина К.А. Казахское ханство в XV в. // История Казахстана (с древнейших времен до наших дней). В пяти томах. Том.2 – Алматы: Атамура, 1997. – С.312 – 361.
  15. Прошлое Казахстана в источниках и материалах /под ред. Проф.Асфендирова С.Д. и пров. Кунте П.А. – 2-етзд. – Алматы: {азаyстан, 1997. – Сб.1: (V в. до н.э. – XVIIв.н.э.).
  16. Сейдимбек А. Мир казахов. Этнокультурологическое переосмысление/ А.Сейдимбек. Авторский перевод с казахского. – Астана: Фолиант,
  17. Тасибеков К.Ситуативный казахский (об изучении языка). – Алматы: Ценные бумаги,
  18. Тынышпаев М. История казахского народа/ сост. И авторы предисловия проф. А.С.Такенов и БюБайгалиев. – Алматы: {азаy университеті,
  19. Ускенбай К. О названии средневекового государства казахов (на материалах «Михман-наме-йибухара» Ибн РузбиханаИсфахани) //Байтерек. Казахстанский общественно-политический журнал. – 2013. – №09 (80) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.baiterek.kz/node/645.
  20. Ускенбай К.З. Становление Казахского ханства и политической организации казахов (серединаXV – начало XVII вв.)//Историко-культурный атлас казахского народа /Отв.ред. И.В.Ерофеева. – Алматы: Print-S, 2011. – С.22
  21. ШакаримКудайберды-улы. Родословная тюрков, казахов, киргизов. Династии ханов: Пер. Б.Каирбекова.– Алма-Ата: СП Дастан, 1990.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История