Социальное положение кустарей-ремесленников Туркестанского края во второй половине ХІХ-начале XX вв

В данной статье рассматриваетсясоциальное положение кустарей-ремесленников Туркестанского края во второй половине ХІХ-начале XX вв. Вторая половина XIX — начало XX вв. ознаменованы для Казахстана крупнейшими сдвигами в хозяйственном, социальном и культурном развитии. Они были вызваны, прежде всего, проникновением и утверждением товарно-денежных отношений на основе колониализма. Сохранение многих видов ремесленно- кустарной промышленности после завоевания края и наличие многотысячной армии кустарей-ремесленников было особенностью социально-экономических отношений в Туркестанском крае, свидетельствующей о своеобразном развитии капитализма, который развивался по общей схеме — от домашнего производства до фабрики,  только стадии его развития здесь были не четко выражены и развитие промышленности было однобоким: развивались, в основном, только те отрасли, продукция которых была необходима метрополии. Царизм всячески препятствовал самостоятельному развитию экономики Казахстана, особо задерживал рост местной промышленности. 

В рассматриваемый нами период кустарно-ремесленное производство все еще продолжало играть значительную роль в жизни населения Казахстана, в обеспечении его предметами первой необходимости, особенно в жизни и в быту аграрного населения Туркестанского края, несмотря на широкое внедрение колониальной экономики.

Характерной особенностью кустарного производства Туркестанского края было то, что эта важная отрасль народного хозяйства, хотя и претерпевала в изучаемый период  некоторую  эволюцию,  в основном, сохраняла веками сложившиеся черты. Даже тогда, когда в экономику края стали проникать капиталистические отношения, наряду с фабрично-заводской промышленностью тесно уживалось ремесло,  основанное  на архаичных навыках  и традициях, пытавшееся конкурировать с более  дешевыми изделиями фабричной промышленности, не всегда, однако, удовлетворявшими вкусы коренного  населения края.

Наряду с традиционной организацией производства в ремесле, идущей из средневековья, в течение колониального периода развивались предприятия, обслуживаемые рабочими на дому, что было  характерно для начальных этапов развития капитализма. Эта новая форма организации ремесла основывалась на процессе расслоения массы ремесленников, из среды которых выделялись, с одной стороны, крупные мастера-предприниматели (усталар), а с другой стороны, работавшие на них наемные мастера, которые получали от хозяина сырье и перерабатывали его у себя дома, на своих станках, получая сдельную зарплату. Среди них - бывшие самостоятельные мастера-одиночки, которым в новых, усложнившихся условиях было не под силу конкурировать с продукцией предприятий мастеров. С конца XIX в. они в большинстве своем превращались в наемных рабочих. Мастера на первых порах принимали непосредственное участие в производстве, выполняя самые ответственные  процессы. Так, в ткачестве  в их обязанность входила окраска пряжи и основы, художественное оформление ткани. Однако со временем, с укреплением предприятий мастер занимался исключительно закупкой сырья и сбытом продукции, а производственные процессы выполнял кто-либо из членов его семьи или самый квалифицированный из рабочих, живших у него в доме. Вовлечение в производство всех членов  его семьи при исключительно низкой оплате женского труда давало мастеру самый незначительный доход, существенно ухудшая при этом его бытовые условия.

Проведение царской администрацией колониальных мероприятий резко ухудшило положение ремесленников-кустарей и всего народа.

Так, Чокан Валиханов, отстаивая интересы широких масс, настойчиво выступал за  проведение  реформ, которые бы способствовали повышению материального благополучия: «Самыми важными и близкими для народа считаются реформы экономические и социальные, прямо касающиеся насущных нужд народа, а реформы политические допускаются как средство для проведения нужных экономических реформ, что каждый человек отдельно и все человечество коллективно стремится в развитии своем к одной конечной цели - к улучшению своего материального благосостояния и в этом заключается так называемый прогресс. С этой точки зрения, полезны только те реформы, которые способствуют улучшению быта человека и вредны те, которые почему-либо мешают достижению этой цели» [1, с. 95].

Тем не менее царская Россия стремилась закрепить политическое господство в регионе и расчистить дорогу интенсивному экономическому освоению края.

В конце XIX в. потерпели определенные изменения и домашние промыслы казахов. В определенной мере это было связано с процессом проникновения в Казахстан промышленной продукции из центральных районов России и образованием на местах мелких новых промыслов. Домашнее производство казахов все еще оставалось связанным с сельским хозяйством:выделкашкур и кож, и изготовление из них предметов домашнего обихода (в частности, сапог, шуб, шароваров, упряжи, сбруи). Важное место занимало и шерстяное домашнее ткачество. По-прежнему большое развитие имели столярное и кузнечное дела. Плотники изготовляли деревянные остова юрты, колыбели и другие изделия домашнего обихода, кузнецы - подковы, гвозди, топоры, лемеха для омачей, кетмени, серпы, ножи. Некоторые же виды домашних промыслов, не выдержав конкуренции со стороны российских товаров, приходили в упадок. Главными производителями хлопчатобумажных изделий, пряжи были ремесленники. В Казахстане не было фабрик, в том смысле, как мы их понимаем. «Каждый житель, занимающийся разведением хлопчатой бумаги, заставляет свою челядь делать из нее пряжу; каждый житель, имеющий лишнюю копейку, скупает ее на базарах; и тот, и другой раздают ее по рукам для вытыкания из нее грубой материи, в виде холста, и  известный под общим названием бязи. Бязь - это домашним образом частью красится в синюю краску и принимает название ... зендель, частью набивается в рыжеватый цвет ...и принимает название ... выбойки... Из крашеной дома же пряжи ткутся в семействах полосатые материи, качеством похожие на наши серпянки и называющиеся сусой и алачею...Крашением пряжи [занимаются] почти все женщины, изготовляющие изделия про свой обиход и частью на продажу, из необходимости поддержать незавидное существование своих семейств» [2, с. 26]. Иными словами, домашняя ткацкая промышленность, тесно связанная с земледелием, была основой производства  хлопчатобумажных изделий.

Однако, фабричные товары, привозимые из России, вытесняли изделия отдельных отраслей кустарно-ремесленного производства, приводили к их удешевлению.В результате ухудшалось положение кустарей-ремесленников. Условия их жизни были крайне тяжелыми. Как свидетельствуют архивные документы, «антисанитарные условия жизни в помещениях убивают в них силы, через что работы выполняются не так как следовало. Семья принуждена чахнуть отокружающей вони и гари и всегда бороться против всяких болезней» [3, с. 5]. Говоря об уровне гигиенических и санитарных условий в кожевенных заведениях, В.В.Заорская и К.А.Александер писали: «Целый день по пояс в воде (в дубильных ямах) полуголые, в атмосфере дыма и зловония сырых кож и разлагающейся мездры» — в таких тяжелых условиях приходилось им работать [4, с. 540].

Помещения мастерских и ремесленных заведений были сделаны из сырцового кирпича, частично на деревянных каркасах. Крыша была глиняной. Заработок был низкий, его едва хватало на содержание семьи.

«Плата рабочим фабричных, ремесленных заведений, а равно и чернорабочим хлебопашцам не может иметь определенной рубрики, - писалось в отчетах генерал-губернаторов, - так как она стоит в зависимости от различных знаний производительных сил, успешности работ и большего или меньшего доверия, которым пользуется рабочий от хозяина их» [5, с. 389]. Таким образом, в деле оплаты труда зачастую большое значение имел личный произвол предпринимателей.

Если, к примеру взять кустаря-гончара, то при работе на одной печи он вырабатывал в течение года продукцию на 125 руб., или около 35 коп. в день. Рыночная цена его изделий была почти вдвое больше той, за какую он продавал скупщику. Кустарь заведомо знал о таком положении, но, не обладая определенным капиталом, он не мог избежать услуг скупщика, который давал ему деньги вперед[6, с. 21].

Кустари работали преимущественно с членами своей семьи, иногда имея одного или двух учеников, которые за свой труд получали от хозяина питание и одежду.

Кустарные предприятия были отсталыми в техническом и организационном отношении. Многие из них располагались прямо в доме ремесленника, все работы выполнялись вручную простымиорудиями и приспособлениями, низкой была производительность труда.

В связи с все большим вытеснением местных ремесленных изделий фабричный заработок ремесленников становился все меньше и в начале 90-х годов ХІХ века он составлял лишь 10-30  копеек в день. Уменьшилось количество самостоятельных ремесленных заведений. Отсутствие же достаточного количества крупных промышленных предприятий приводило к тому, что разоренные ремесленники не могли найти себе работу в промышленности. Это значительно ухудшало их экономическое положение.

В большинстве промыслов в производственномпроцессе,помимо хозяина и ученика, участвовали наемные мастера, что давало возможность расширять производство и повышать товарность продукции.

В разных видах ремесел развитие института наемных мастеров было неодинаковым. Так, в ткацких промыслах в начале XX в. он составлял основу производственных отношений. Широко практиковался также наемный труд в сапожном, кожевенном, чугунолитейном производствах. Наем носил кабальный характер: мастер, нанимаясь на работу, попадал в полную и многолетнюю зависимость от хозяина [7, с. 16].

Многие наемные мастера шли наниматься в другой город, где развивалось  данное ремесло.Рабочие нанимались обычно из числа безземельных или малоземельных крестьян. Число их  в кустарных мастерских составляло 2-4, реже 5-9 и очень редко 10-15 человек. Наемный мастер жил у хозяина, который обеспечивал его жильем, продовольствием. Получал он 5-6 руб. в месяц. Подмастерья получали больше, их месячный доход составлял 10 руб.Наемные мастера - бывшие самостоятельные мастера-одиночки, которым в новых изменившихся условиях было не под силу конкурировать своими изделиями с продукцией предприятий оборотистых мастеров- предпринимателей, - получили от хозяина сырье и перерабатывали его у себя дома, на своих станках, получая сдельную заработную плату.Положение наемных рабочих было особенно тяжелым.Использование мастера способствовало развитию промыслов, так как размеры предприятия за счет найма большого числа мастеров могли расширяться.

Владельцам сапожных мастерских, например, с наступлением осени и ростом потребности в обуви, необходимы были лишние рабочие руки. Поэтому каждый из них стремился удержать своего мастера и нанять еще нескольких. Наемные рабочие в свою очередь требовали повысить оплату труда, угрожая в противном случае перейти к другому мастеру. И обычно в это время плата повышалась.

В связи с усилением процесса расслоения в конце XIX в., и особенно в начале XX в. прежние самостоятельные мастера, не выдержав конкуренции с крупными владельцами мастерских, становились у них же наемными работниками, попадая в кабалу.

Традиции мастерства и навыков кустарного производства передавались из поколения в поколение посредством системы ученичества. В слаборазвитых ремеслах профессия чаще всего передавалась по наследству. В более развитых ремеслах, например, таких как литье бронзы и др., ученики принимались и со стороны. Ученичество в таких промыслах представляло собой форму эксплуатации чужого труда. Хорошо обученный ученик годами работал на своего учителя. Во время учения он жил в его доме и обеспечивался питанием.

Положение ученика было тяжелое. Он должен был выполнять различные работы в доме  мастера: колоть дрова, носить воду, пасти стадо и даже нянчить ребенка. Прежде всего это относилось к ученикам, которые обучались не у своего родственника. Таких учеников (шакиртов) мастера постоянно эксплуатировали, ничему не обучая их в течение многих лет, и лишь лет через 10-15 им поручали некоторые мелкие, но трудоемкие работы. Например, кузнецы и чугунолитейщики заставляли шакирта долгое время работать у мехов. Ученикам сапожников лишь в редких случаях давали сшивать отдельные куски кожи [8, с. 142].

Иногда ученик после несколько лет бесплатной работы, не выдержав произвола со стороны мастера, уходил от него и поступал учеником к другому. Правда в некоторых ремеслах, например, у сапожников, медников, запрещался переход шакирта от одного мастера к другому в одном и том же цехе.Положение шакирта, приходящегося родственником владельцу мастерской, было значительно лучше. Его одевали, более или менее сносно, через 5-6 лет такой шакирт уже становился мастером.

Рабочий день ученика длился с утра до позднего вечера. Широкое применение детского труда и использование учеников в качестве бесплатной рабочей силы в течение длительного времени было характерно для цехового строя и явилось препятствием, мешающим ученику стать мастером.Чтобы перейти от шакирта в мастера, ученик должен прежде всего получить согласие на посвящение от своего мастера, который иногда отказывал в этом шакирту, чтобы не потерять почти дармовую рабочую силу. Обычно мастер объяснял свой отказ тем, что шакирт недостаточно освоил ремесло и ему следует еще поработать некоторое время для обучения.

Детский труд оплачивался весьма скудно. За свою работу ученики получали от хозяина только  питание. Так, в 80-х годах XIX в. среди 102 рабочих красильных заведений было 15 детей, не достигших 15-летнего возраста [9, с. 40], среди 114 рабочих кожевенных заведений — 25 детей, из 30 рабочих свечечных и мыловаренных заведений — 15, из 36 гончарных заведения — 18 детей и т.д. [10, с. 9].

Е.М.Пещерева так описывает положение учеников гончаров: «Работали гончары,  не  обращая внимания ни на часы, ни на дни. Подручные молодые парни, начинали работу с 5, а то и с 4 часов утра, чтобы приготовить вовремя глину. Весь день мастера подгоняли мальчиков, требуя от них, чтобы они ни на минуту не выпадали из общей работы мастерской» [11, с. 324].

До тех пор пока ученик не овладевал гончарным искусством, он всецело зависел от мастера. Ученики обязаны были выполнять беспрекословно и все поручения жены мастера. Тем не менее, если мастер обижал ученика или безмерно эксплуатировал его, заставляя все время работать по дому, не допуская к гончарному делу, ученик мог пойти к аксакалу с жалобой. Последний прежде всего старался покончить дело миром, уговаривая ученика, но затем делал замечание и мастеру.

Таким образом, для ученичества было характерно широкое применение детского труда и использование учеников в качестве бесплатной рабочей силы в течение длительного времени.

Тяжелы были условия работы и жизни ремесленников и кустарей, придавленных колониальным  гнетом и бесправием. Их беспощадно эксплуатировал торгово-ростовщический капитал, обирали царские чиновники, местная администрация.

Многие ремесленники разорялись из-за налогового бремени, махинаций перекупщиков  и  ростовщиков. В конце XIX - начале XX вв. особенно усилилась роль скупщика  (алыпсатар),  который встал между товаропроизводителем и потребителем. Скупщик приобретал изделия по низким ценам, перепродавал их с большой выгодой для себя. Закабаление кустарей скупщиками было характерно для ранних форм капиталистического производства.

Двойной гнет — конкуренция с изделиями русской промышленности и зависимость от отечественного скупщика — заметно ухудшил положение кустарей-ремесленников. Скупщик не только эксплуатировал самого  кустаря-ремесленника,  но и его семью. По этому поводу В.Масальский  писал:  «Очисткой хлопка занимаются преимущественно старики, женщины и дети. Скупщики жестоко эксплуатировали кустарей. Один пуд гузы рабочий очищал от коробочек и семян 2 дня, за что получал от 8 до 12 коп.» [12, с. 152].

Ремесленник, как мелкий производитель в маленьких городах, ограничивался  сбытом своих изделий  на небольшом местном рынке, иногда непосредственно общаясь с потребителем. Однако в крупных торговых центрах, где уровень развития товарно-денежных отношений был значительно выше, большую роль в сбыте кустарно-ремесленных изделий играли скупщики.

Появление новых производственных отношений внесло изменения и в кустарно-ремесленную промышленность юга Казахстана. Соперничество изделий кустарного ремесла с фабричной продукцией привело к тому, что часть ремесленников сократила объем производства, часть же их разорилась и пополнила собой ряды городского населения.

С привозом из России различных фабричных товаров в значительной степени удешевлялись товары местного производства, что привело к ухудшению положения кустарей-ремесленников.

Исследование и обобщение архивных и опубликованных материалов по истории мелкотоварного производства Туркестанского края во второй половине XIX - XX вв. свидетельствует, что завоевание юга Казахстана Российской империей способствовало определенному изменению всей общественной жизни края, которое коснулось и ремесленно-кустарной промышленности. В рассматриваемый период в силу колониальной политики царизма промышленность не получила своего подлинного развития. Шел интенсивный процесс превращения края в источник сырья и рынок сбыта для готовой продукции промышленности метрополии.

Колониализм самым отрицательным образом оказал разрушающее действие на развитие производительных сил края, его политическое и социальное развитие. Будучи типичной колонией Туркестан стал огромным рынком скота и сырья для российского капитализма, превращался в место политического реззервуара самых реакционных и консервативных сил империи, которые стремились лишить местное население — казахов и узбеков не только экономического влияния, но и ликвидировать его культуру, традиции в сферах материального производства.

Следует отметить, что сложившиеся политическое и социальное-  экономическое  положение  оказывало отрицательное влияние на дальнейшее более широкое развитие кустарно-ремесленной промышленности. В частности, отдельные отрасли ремесла, не выдержав конкуренции фабрично- заводской продукции, пришли в упадок. Завозимые из России фабричные ткани в значительной степени вытеснили из обихода городского населения бумажные ткани ремесленного производства; лишь в сельской местности сохранился спрос на низкие и грубые сорта тканей. В значительной мере утратила  свое былое значение металлообрабатывающая кустарная промышленность. Не выдержали конкуренции с завозимой из России форфоровой посудой изделия гончарного производства, за исключением грубой глиняной посуды.

Вместе с тем изученные нами данные по обобщению ремесленно-кустарному производства свидетельствуют о том, что в Туркестанском крае в течении всего колониального периода и даже в  первые годы установления Советской власти продолжали сохранять свое значение многие виды ремесленно-кустарного производства, которые снабжали край некоторыми товарами первой необходимости.

В новых условиях местные мастера начали приспосабливаться к потребностям рынка, используя завозное сырье для изготовления продукции, что не могло улучшить ее качества. Появились новые отрасли ремесла, такие как кровельное, часовое и другие, неизвестные до этого времени, но уже превнесенные колониализмом.

Расширился ассортимент изделий, изготовляемых местными мастерами. Продукция ремесленников- кустарей имела спрос и со стороны русского населения. Вследствие увеличения потребности в продукции определенного вида ремесла и за счет разорившихся мелких товаропроизводителей происходило расширение мастерских, а вместе с тем появились предприниматели — хозяева, с одной стороны, а с другой, - мастера, лишенные средств производства и работающие по найму.

Однако, несмотря на все эти изменения положительного характера, в целом кустарно-ремесленное производство Туркестанского края на протяжении всего изучаемого периода продолжало сохранять архаичные черты, сложившиеся еще в средние века. Оно велось при наличии небольших средств и несовершенных орудиях труда.

В ремесленно-кустарной промышленности решающее значение имел ручной труд. Только полное овладение навыками производства, высокая трудоспособность и знание своего дела делали возможным изготовление высокохужодественной и разнообразной продукции, которой славился край.

Продолжительный рабочий день, мизерная заработная плата - характеризовали их труд в крупных мастерских. Не лучшим было и положение кустаря-ремесленника, имевшего собственную небольшую мастерскую и работавшего со своей семьей. Чтобы обеспечить скудный прожиточный минимум своей семье, он вынужден был трудиться от зари до зари. К тому же ремесленники-кустари, как и все остальное население, страдали от двойного гнета — царских колонизаторов и местных эксплуататоров — скупщиков-ростовщиков. Тяжелые условия работы и жизни кустарей и ремесленников, придавленных колониальным гнетом и бесправием обрекли большинство из них на полуголодное, нищенское существование.

С зарождением капиталистических отношений и вытеснением местных ремесленных изделий фабричными сократилось число самостоятельных ремесленных заведений, все меньше становился заработок ремесленников. Отсутствие же достаточного количества крупных промышленных предприятий приводило к тому, что разоренные ремесленники не могли найти себе работу в промышленности. Все это значительно ухудшало их экономическое положение.

 

 

  1. Валиханов Ч.Ч. Вооружение киргиз в древние времена и их военные доспехи //Ч.Ч.Валиханов. Собр. соч., Т.І., Алматы, 1961. - 466 с.
  2. Небольсин П.И. Очерки торговли России со странами Средней Азии — Хивой, Бухарой и Кокандом. СПб.,1856. -310 с.
  3. ЦГА РУ. Ф.И-1. Оп.1. Д.6921, л.5.
  4. Заорская В.В., Александер К.А. Промышленные заведения Туркестанского края. Пг.,1915. - 557 с.
  5. ЦГА РУ. Ф.И-17. Оп.1. Д.4110, л.389.
  6. Обзор Сыр-Дарьинской области за 1910 г. Ташкент, 1911. С. 121.
  7. ЦГА РК. Ф.44. Д.48535, лл. 16-145.
  8. Занятия и быт народов Средней Азии. М.: Наука, 1971. С.142.
  9. ЦГА РУ. Ф.И-17. Оп.1. Д.20324, л.40.
  10. ЦГА РУ. Ф.И-17. Оп.1. Д.20324, л.9.
  11. Пещерева Е.М. Гончарное производство Средней Азии // Труды Института этнографии им.
  12. Н.Н.Миклухо-Маклая АН СССР. Нов. сер. Т.ХИ. М.-Л., 1959. - 395 с.
  13. Массальский В.И. Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Туркестанский край. СПб., Т. 19. -219с.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...