Варианты Телеутского сказания «КОЗИКА И БАЯН-СУЛУ»

В научной статье рассматриваются варианты телеутского сказания «Козика и Баян-Сулу»: ранние записи 1912 г. и 1924 г., и современная запись 2003 г.

По сравнению с другими вариантами, текст «Козика», записанный в 1924 г. К. Вертковым от сказителя Николая Пачаева и поэтически переложенный А. Преловским, представляет собой самый полный текст сказания, хотя и опубликован в переводе на русский язык.

Сравнив варианты сказания, автор приходит к выводу, что ранние записи сказания «Козика и Баян-Сулу» имеют расхождения с современной записью в некоторых эпизодах. В отличие от старых записей, в современной записи отсутствуют некоторые фрагменты сказания (песня сватовства батыра, сцена отравления Козика и т.д.).  

Героическое сказание «Козика и Баян-Сулу» – один из общеизвестных телеутских сказаний. В данной статье мы рассматриваем три текста сказания «Козика и Баян-Сулу»:

  1. «Козика и Баян-Сылу» записан летом 1912 г. телеутом Д. Хлопатиным в селе Челухой (ныне – с. Челухоево Беловского района Кемеровской области). К сожалению, неизвестно от  кого  записано сказание. Текст опубликован в 1915 г. в кратком пересказе, в переводе на русский язык в третьем томе «Трудов Томского общества изучения Сибири» под редакцией Г.Н. Потанина, в разделе «Телеутские материалы (собраны Г.М. Токмашевым)» [3, с. 82-90].
  2. «Козика» записан в 1924 г. фольклористом и музыковедом К. Вертковым от сказителя Николая Пачаева, который жил в улусе Чаргы. Рукопись была обнаружена доктором исторических наук Ч.М. Таксами в рукописном фонде А.В. Анохина в Институте этнографии им. Миклухо-Маклая. Подстрочный перевод текста на русский язык, по-видимому, произведен К. Вертковым [2, с. 432]. В книге «Колчан сердечных стрел» приведен художественный перевод текста, выполненный А. Преловским [2, с. 109-145].
  3. «К 京 зика и Пайан-Сулу» (Кёзика и Пайан-Сулу) записан в 2003 г. М.А. Демчиновой от М.Н. Тыдыкова (1961 г.р., из рода чорос) в с. Беково Беловского района Кемеровской области. М.Н. Тыдыков сказание слышал в детстве от телеутских сказочников: Кузьмы Андреевича Паксарина и от Степана Алексеевича Челухоева. Он признается, что «К京зика и Пайан-Сулу» читал и в книгах. Текст на языке оригинала (на телеутском языке) хранится в рукописном фонде архива НИИ алтаистики им. С.С. Суразакова23  [1].

Таким образом, мы имеем два текста из ранних записей (1912 г. и 1924 г.) и один текст из  современных записей (2003 г.). Тексты ранних записей изданы в переводе на русский язык: текст, записанный Д. Хлопатиным, представляет собой краткий пересказ сказания на русском языке; подстрочный перевод текста сказания, записанного от Н. Пачаева, издана в 1995 г. в художественном переводе и поэтическом переложении А. Преловского. Текст, записанный от М.Н. Тыдыкова на телеутском языке, в прозаической форме, еще не опубликован. Все три текста сказания близки  по  сюжету:

Встреча на охоте. Встретились на охоте черный царь / Ак-кан / бий24  и белый царь / Кара-кан / зайсан.

Увидев стельную маралиху / оленя (ак-киик) / косулю, не стали в нее стрелять, т.к. у них жены были беременны. Они решают стать сватами, если у них родятся сын и дочь.

Внезапная смерть отца Козика. У черного царя / Ак-кана / бия рождается сын Козика (К 京 зика), у белого царя / Кара-кана / зайсана – дочь Баян-Сулу / Пайан-Сулу. Черный царь / Ак-кан / бий едет навестить будущую невестку – Баян-Сулу, везет ей в подарок золотые ножницы. По дороге он свалился с лошади, накололся на ножницы и умер.

Отец Баян-Сулу навешает младенца Козика (Кӧзика). Белый царь / Кара-кан / зайсан, не дождавшись приезда черного царя, отправляет к нему своих слуг / едет сам. Жена черного царя / Ак-кана / бия / одна женщина, завернув сына Козика в грязные пеленки / посадив сына в помет, показывает его в таком виде слугам белого царя / Кара-кана / зайсану.

Хан / зайсан устраивает преграды (пуудак) для Козика. Решив откочевать подальше от Козика, хан / зайсан со своей семьей переезжает жить на новую землю. Хан / зайсан по дороге ставит препятствия (пуудак) для Козика: оставляет собак / соболей, собаки / соболи превращаются в волков; оставляет домашних птиц, птицы превращаются в орлов / ворон. Бросает зеркало, которое превращается в большое море, бросает гребенку, которая превращается в непроходимый лес. (Бросает огниво, чтобы оно превратилось в высокогорную тайгу).

Козика / Кӧзика узнает о своей суженой. Козика, играя со сверстниками, обижает их / парня- плешивца; дети / плешивец сообщают ему, что у него есть засватанная суженая Баян-Сулу. Козика узнает у матери о Баян-Сулу. Собирается в ее поиски. Ловит коня – аргымака25, прощается с матерью,  сосет грудь матери, чтобы окрепнуть.

Козика / Кӧзика преодолевает препятствия. По дороге окружили Козика  волки,  он  выстрелом  из лука убил всех волков; окружили его стаи ворон / орлов, он перебил всех ворон. Перед ним раскинулось глубокое море; конь просит Козика сильно натянуть за повод и ударить его кнутом; конь батыра26 перепрыгивает через море; перед ним встал непроходимый густой лес, батыр выстрелом из лука / мечом вырубая лес, проложил себе дорогу.

Козика / Кӧзика во владениях хана / зайсана. Козика, прибыв во владения хана / зайсана, узнает у пастухов, что хан / зайсан выдает дочь замуж за Саныскана / за сына Саныскана. Козика останавливается  у одного пастуха – таса27, говорит, что у него на лбу муха / паук; убивает пастуха щелчком  в лоб; надевает на себя одежду пастуха. Козика не может загнать телят в загоны, хватает их за ноги и бросает их в хлев / через речку. Слуга / младшая из рода Кара-кана, увидев это, говорит ему, что раньше он загонял телят, говоря: «заходи, заходи» / «переходи, переходи».

Козика идет к юрте хана / зайсана, люди / Кара-кан просят его спеть, Козика просит еды, наевшись, затянул песню о сватовстве: пел, что хочет породниться с ханом. Люди хотят его поймать, он исчезает / Кара-кан прогоняет пастуха. / (Зайсан увидев Козика, сомневается в том, что он на самом деле пастух- плешивец (запись от М.Н. Тыдыкова)). Козика напускает мороз.

Встреча Баян-Сулу и Козика. Баян-Сулу и Козика стали освобождать с привязи коченеющих от холода жеребят и телят. На привязи остался последний теленок / жеребенок, стали спорить кому его отвязывать. Баян-Сулу ударила палкой / обухом пастуха – таса и обомлела: рядом стоял прекрасный Козика.

23 Научно-исследовательский институт алтаистики им. С.С. Суразакова (Республика Алтай, г. Горно-  Алтайск).

24 Бий – 1) чиновник; 2) господин, знатный человек.

25  Аргымак – чудесный богатырский конь.

26  Батыр (патыр) – богатырь.

27 Тас – 1) бедняк, слуга; 2) голый, лысый; лысина.

/ К 京 зика видит: красивая девушка доит кобылу, он ущипнул ее, кобыла стала брыкаться, молоко пролилось. Девушка стала гоняться за К 京 зика. К 京 зика узнал свою суженую Баян-Сулу (запись от М.Н. Тыдыкова).

Козика остался в юрте Баян-Сулу; пришла мать / старшая сноха Кара-Кана, Баян-Сулу поет ей, что она вместе со своим любимым.

Отравление Козика / Кӧзика. Хан / зайсан и его приближенные решили отравить Козика, приглашают его на пир. Баян-Сулу предупреждает его, чтобы он не пил отравленного вина. Козика забывает об опасности, выпивает отраву.

/ (К京зика, узнав, что готовятся его убить, сев на коня, ускакал (запись от М.Н. Тыдыкова)).

Ранение Козика. Козика сев на коня, поскакал в неизвестном направлении. По дороге Саныскан / сын Саныскана / один патыр стреляет в Козика из лука и ранит его в ногу. Раненый Козика останавливается в верховье реки Чуи28  / в местности Чук.

Птица – помощник Козика. Козика просит птицу пос-торкой / жаворонка / голубь доставить письмо Баян-Сулу. Баян-сулу передает Козике через пос-торкой / жаворонка / голубя еду / снадобья от яда. Так птица каждый день доставляла пищу Козике.

Учуяв неладное, сноха Караты-кана легла спать вместо Баян-Сулу / мать Баян-сулу посадила вместо дочери старушку; прилетел пос-торкой / жаворонок / голубь, сноха / старушка схватила птицу; стали пытать птицу, где прячется Козика; перед смертью птица промолвила: «Чу» / «Чук». Узнав, где находится местность Чу / Чук, хан / зайсан со своими приближенными отправились туда.

Смерть Козика. Кара-кан и сын Саныскана / зайсан со своими приближенными / снохи убивают Козика. Баян-Сулу с двумя проводниками прибыла к месту смерти Козика. Проводники – тасы просят Баян-Сулу стать их женой, она велит им, набрать воды под кручей / достать песок со дна реки, держась за веревку / за ее косы. Когда они повисли над водой, отпустила веревку / срезала косу. Тасы утонули.

Смерть Баян-Сулу. Баян-Сулу подставила нож острым концом к своему сердцу, крепко обняла тело К 京 зика. Так они вдвоем обнявшись умерли. Пришел Саныскан / сын Саныскана, увидев мертвую Баян- Сулу, убил сам себя. Снохи / зайсан пытаются переложить тела Козика и Баян-Сулу, но безуспешно. Козика и Баян-Сулу превращаются в горы.

Несмотря на близкие сходства вариантов сказания, есть и различия в содержании текстов. По сравнению с другими вариантами, текст «Козика», записанный К. Вертковым от сказителя Николая Пачаева и поэтически переложенный А. Преловским, представляет собой самый полный текст сказания, хотя и опубликован в переводе на русский язык. Например, Кара-кан, кроме перечисленных преград, на пути Козика бросает огниво, которое превращается в непроходимую высокогорную тайгу.

Только в записи от сказителя Н. Пачаева присутствует эпизод о выпытывании Козика у матери о Баян- Сулу: Козика спрашивает у матери о своей наречённой невесте, мать ничего не хочет говорить. Козика велит матери изжарить просо, чтобы подманить гусей; просит принести изжаренное просо на руках; сжимает ей руки так, что она стала обжигаться. Мать рассказывает ему все о Караты-кане и о его дочери Баян-сулу [2, с. 119].

В сказании Н. Пачаева «Козика», в эпизоде отравления героя, Козике помогает сестренка Баян-Сулу: Козика забыв о предупреждении Баян-сулу, выпивает отравленное вино и теряет сознание. Баян-Сулу просит сестренку, проникнув во дворец, спеть на ухо Козика живительную песню. Козика  услышав песню, очнулся и видит, что окружен войсками. «Тут Козика свою соболью шубу  /  за  окнами вытряхивать принялся – / и поднялись такие пыль и буря, / что темнота подворье обступила» [2, с. 134]. В двух других текстах о сестренке Баян-Сулу ничего не говорится.

К сожалению, мы не знакомы с текстом оригинала сказания «Козика». Из текста-перевода сказания, ясно что текст на языке оригинала был насыщен песнями: 1) мать в песне отговаривает Козика от опасной поездки, сын отвечает матери тоже песней; 2) мать поняв, что сына не удержать, поет ему песню: просит попить материнского молока, чтобы укрепиться и быть непобедимым; 3) во владениях Кара-кана Козика, 28 Чуя – правый приток реки Катунь, протекает по территории Кош-Агачского, Улаганского и Онгудайского районов Республики Алтай.

обернувшись в нищего таса, исполняет песню сватовства хану; 4) Козика песней зовет Баян-Сулу, чтобы освободить мерзнувших телят и жеребят на привязи; 5) сноха Баян-Сулу поет ей песню, чтобы вызвать из покоев; Баян-Сулу отвечает ей песней, что она в объятиях любимого; 6) сноха поет Кара-кану, просит не отдавать Баян-Сулу наглецу Козика; 7) сестренка Баян-Сулу поет живительную песню на ухо Козика, выпившему отравленного вина и потерявшего сознания; Козика, услышав песню, приходит в себя; 8) к раненому Козика прилетают сороки, потом вороны, поют мстительную песню, в котором излагают желание полакомиться мясом и кровью батыра; 9) прилетает жаворонок «и, Козика от смерти отвлекая, запела песни о любви, о жизни» [2, с. 135]; 10) когда Кара-кан, убив Козика, вернулся домой, Баян-Сулу обратилась к отцу с тоскливой песней; 11) узнав от отца, что его любимый Козика мертв, Баян-Сулу исполняет песню-плач.

В состав сказания  «Козика  и Баян-Сылу»,  записанного  Д. Хлопатиным,  песни тоже входят:  1)  жена черного царя, дает наказ своей собаке песней: просит, чтобы она подала знак, если придет человек от белого царя; 2) мать поет песню Козике, пытается отговорить его от поездки; Козика  отвечает матери  тоже песней; 3) во владениях хана люди просят спеть Козика, превратившегося в таса, Козика исполняет песню сватовства, поет, что он приехал стать зятем хану; 4) Козика поет любовную песню Баян-Сулу; 5) мать Баян-Сулу, узнав, что дочь с незнакомым мужчиной, обращается к ней с песней.

В тексте, записанном от Н.М. Тыдыкова, рассказчик во время исполнения сказания, дойдя до сцены расставания К 京 зика и матери, говорит, что в этом месте раньше пели песню – сарын и приводит содержание песни в прозаической форме. Далее в записи упоминается, что К 京 зика и Баян-Сулу вдали друг от друга пели любовную песню: раненый К 京 зика, лежа под тополями, пел песню, посвященную своей любимой Баян-Сулу; Баян-Сулу узнав, что К京зика жив, поет о своем верном друге.

Таким образом, судя по содержанию текстов можно предположить, что раньше в  героическом  сказании «Козика и Баян-Сулу» песня была составной частью сказания. Через песню герои выражали  свои  чувства,  обращались  с   просьбой,  делились  своими  мыслями.  Во  всех  трех  вариантах  сказания

«Козика и Баян-Сулу» песня матери к Козика и его ответ матери – варианты одной и той же песни. В современной записи Н.М. Тыдыков слова песни пересказывает, а не поет [1]. Приводим вариант песни из сказания, записанного Д. Хлопатиным в 1912 г. К сожалению, текст издан только в переводе на русский язык. Мать поет Козике:

«Когда у вороной кобылы хвост и грива будут бороздить по снегу, Кто ей обрежет их, Козика?

Когда я, мать старуха, умру, Кто меня похоронит, Козика?

Когда у саврасой кобылы хвост и грива волочатся по полю Кто ей обрежет их, Козика?

Когда я, мать твоя, тоскуя помру, Кто похоронит, мои кости, Козика? Козика отвечает матери:

У вороной матки гриву и хвост пусть народ обрезает, Когда, ты, моя старая мама, помрешь,

Пусть тебя закопает моя черная собака. У саврасой кобылы гриву и хвост Пусть подрезают рабы.

Мама, когда скучая, по мне помрешь,

Пусть тебя закопает желтая твоя собака» [3, с.с. 84-85].

В ранних записях «Козика и Баян-Сулу» (в записях 1912 г. и 1924 г.) вариантами выступают тексты песни о сватовстве Козика [3, с. 87; 2, с. 127]. В современной записи М.А. Демчиновой (2003 г.) эпизод о том, что Козика поет песню сватовства вовсе отсутствует.

Варианты сказания, записанные Д. Хлопатиным и К. Вертковым, более близки по содержанию, чем вариант, зафиксированный от Н.М. Тыдыкова. В записи от М.Н. Тыдыкова вместо эпизода освобождения Козика и Баян-Сулу жеребят и телят с привязи, присутствующего в ранних записях, К京зика застает Баян- Сулу за доением кобылы; К 京 зика ущипнул баян-Сулу, кобыла стала брыкаться, молоко пролилось, так они познакомились друг с другом. В тексте М.Н. Тыдыкова сцена отравления батыра отсутствует, говорится, что К京зика, узнав о готовящемся убийстве, сев на коня, ускакал.

Таким образом, ранние записи сказания «Козика и Баян-Сулу» имеют расхождения с современной записью в некоторых эпизодах. В отличие от старых записей, в современной записи отсутствуют некоторые фрагменты сказания (песня сватовства батыра, сцена отравления Козика). К сожалению, рассматриваемые ранние записи известны нам только в переводе на русский язык. Для подробного  анализа текстов сказания «Козика и Баян-Сулу» необходимо рассмотреть другие варианты и версии. К телеутскому сказанию «Козика и Баян-Сулу» по сюжету близки алтайские героические сказания «Козын- Эркеш», «К京з京йке и Байан», казахский эпос «Козы-Корпеш и Баян-Слу», башкирский эпос «Кузы- Курпес и Маян-хылу», эпос сибирских татар «Козы-Курпеш и Баян-Сылу» и сказания других тюркских народов.

 

  1. Архив ИАРА – архив института алтаистики им. С.С. Суразакова Республики Алтай
  2. Козика. Телеутское   сказание  //  Колчан   сердечных   стрел  /  Сост.,   пер.  А.В.  Преловского.  –Красноярск, 1995. – С. 109-145.
  3. Телеутские материалы (собраны Г.М. Токмашовым) // Труды Томского общества изучения Сибири. – Т. III – Вып. – Томск, 1915. – С. 82-91.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...