«Игил» (Даиш), или чума ХХI века

В статье профессора Артемьева А. И. на большом фактическом материале рассматривается зарождение и генезис чумы XXI века, так называемого «ИГИЛ» (ДАИШ). Автор пытается понять античеловеческую сущность этого движения сквозь призму различных форм терроризма, в частности, религиозного, разменной картой которого является религиозный фанатизм. Именно на этой почве формируются маниакальные претензии политических и религиозных авантюристов на мировое господство.

Не является исключением и международная террористическая организация «ИГИЛ» (ДАИШ), напротив, она сегодня – главная опасность. Это террористическое формирование отличается совершенно диким зверством, уничтожением общечеловеческого духовного наследия, при этом претендуя на создание мирового халифата.

Анализируя разные аспекты деятельности «ИГИЛ» (ДАИШ), автор пытается ответить на главные вопрос, как победить это античеловеческое экстремистское и террористическое движение, которое не только воюет в Сирии и Ираке, но и пустило свои корни во многие страны мира. 

Сегодня весь мир живет в напряжении и страхе. Каждый мысленно спрашивает, а где в следующий раз грянет взрыв и сколько будет жертв. Не коснется ли это лично меня и членов моей семьи, моих друзей, коллег и знакомых?

И эти опасения оправданы.

Ведь мировое сообщество в настоящее время столкнулось с разными формами терроризма: это и государственный терроризм, т.е. политика, связанная с навязыванием отдельными государствами своей воли другим суверенам путем использования приемов и методов терроризма для подрыва их общественно-политического строя, а если не удастся, то хотя бы стабильности; это международный терроризм, направленный на убийство и похищение членов правительств и дипломатических представи- телей иностранных государств, взрывы помещений посольств, их дипломатических представительств, международных организаций и т.д.; это индивидуальный и групповой терроризм, или действия различных экстремистских группировок и их адептов не только против неугодных им лиц, но и ни в чем не повинных людей с целью устрашения  общества в целом [1].

«В современных условиях, - подчеркивается в Энциклопедическом словаре «Политология», - наблюдается эскалация террористической деятельности экстремистских организаций, усложняется их характер, возрастает изощренность и антигуманность террористических актов» [2].

На этом политическом фоне активно заявил о себе религиозный терроризм, хотя как явление он имеет глубокие исторические корни. Но сегодня именно мировой терроризм, разменная карта которого – религиозный фанатизм, а также маниакальные претензии политических авантюристов на мировое господство и создание однополярного мироустройства, заставил все мировые сообщества жить в постоянном напряжении.

И самое страшное, что политические авантюристы фактически срослись с религиозными экстреми- стами, снабжая последних и миллиардами денег, и оружием, закрывая глаза на дикие зверства и уничтожение общечеловеческого духовного наследия.

Нельзя не согласиться с А.П. Забияко – автором статьи «Экстремизм религиозный» для Энциклопедического словаря «Религиоведение», который пишет: «Объяснение тезиса экстремизм религиозный - острополемистическая тема не только в религиоведении, но и в широких общественных кругах. Не касаясь дискуссионной проблемы трансцендентного (инобытий) измерения религии, с полной очевидностью следует констатировать, что в своем реальном, земном бытии религия формируется и проявляет себя как мировоззрение, психология, деятельность конкретных людей и человеческих коллективов. В этом человеческом измерении религия – коллективный психоментальный комплекс особого вида, своеобразная духовная формация. В религии, как и в  других  массовых  духовных формациях (искусстве, нравственности и др.), с одной стороны, находят свое проявление наиболее возвышенные,  позитивные, сознательные стороны внутренней жизни индивида  и человечества; с  другой обнаруживают себя негативные, деструктивные тенденции человеческой природы» [3].

Основа исламского терроризма – фундаментализм. Практически все «современные мусульманские религиозно-политические движения, идеология которых в различных интерпретациях основана на обращении к религиозному, социальному и политическому опыту раннего ислама времен пророка Мухаммада», отстаивают идеи исламского фундаментализма. [4]

В этом контексте не является исключением и международная организация-интернационал террористов «ИГИЛ» («Исламское государство Ирака и Леванта»), представляющая, пожалуй, главную современную опасность. В отличие от «Аль-Каиды» или «Талибана» (тоже широко известных террористических организаций) «ИГИЛ» не провозглашает как истину какое-то ответвление ислама, он не восхваляет, к примеру, ни ваххабизм или салафизм, а проповедует самый, что ни на есть, «чистый», то есть традиционный, суннитский ислам, но только в абсолютной его форме.

Идеологические корни «ИГИЛа» восходят к Джамаат аль-Таухид валь-Джихад – организации, основанной в Ираке в 2004 году иорданским салафитом и джихадистом Абу Мусаб аль-Заркауи, который изначально заявил о верности и преданности основателю «Аль-Каиды» Осаме бин Ладену и даже переименовал свою организацию на Танзим Аль-Каида фи Биляд аль-Рафидаин (т.е. Организация Аль-Каиды земли  Двуречья).

«ИГИЛ» в Сирии – это порождение т.н. «Арабской весны», изначально позиционирующей себя как движение за демократию против диктата семьи Асадов. Но очень быстро оно стало развиваться по несколько иному сценарию.

В этой связи нельзя не сказать о религиозном факторе. По вероисповеданию население Сирии до происшедшей трагедии делилось на последователей самых разных религий,  их толков  и сект.  Но при этом мусульмане составляли 85% населения. Среди мусульман подавляющее большинство – сунниты, а меньшинство – шииты и отколовшиеся от них направления: алавиты, друзы, исмаилиты и другие. Христианство исповедовало лишь 15% населения. Сирийские христиане в большинстве принадлежат к православной греко-византийской церкви. Следующие по численности – армяне-григориане, униаты, которые представлены тремя вероучениями: греко-католиков, армяно-католиков, сиро-католиков. К униатам же относятся марониты и халдеи. Были последователи и местных автокефальных церквей – якобиты и несториане, а также небольшое число протестантов и католиков.

Клан же Асадов – это алавиты. Данная этноконфессиональная мусульманская община образовалась в  Х веке в среде «крайних шиитов» Северной Сирии.

Естественно, что засилие алавитов во власти вызывало повсеместное недовольство. Власть держалась  и держится на диктате, при этом очень жестком.

Вот как об этом пишет известный российский исследователь данного исторического феномена профессор Андрей Зубов:

- Когда в феврале 2011 года «Арабская весна» достигла Сирии, то это выглядело как движение за  демократию. Но не забудем, что в Сирии власть большинства - это власть суннитского большинства. То есть это была борьба не просто против режима диктатора, а против режима власти конфессионального меньшинства, ненавидимого большинством. Постепенно и другие национальные меньшинства Сирии отошли от Асада. Отошли друзы, которые живут на юге (3% населения); во многом отошли христиане, потому что их земли отбирали и отдавали алавитам; отошли исмаилиты; ну и курды, разумеется…

Но случилась еще одна страшная вещь. Диктатору не везет. Появилось «Исламское государство Ирака и Леванта». "ИГИЛ" — это отколовшаяся радикальная часть сирийской суннитской оппозиции, то есть в ней есть крыло, которое продолжает старые демократические традиции просвещённого ислама, а есть радикальное крыло, считающее, что надо строить страну на принципах жесткого шариата ваххабитского толка…

"ИГИЛ" стало такой крайней силой в борьбе с Асадом и, я бы сказал, конечно, тоже не  мусульманской, не суннитской по факту организацией. Война с ними очень жестока.  "Игиловцы"  не берут в плен. Захватывая, скажем, военно-воздушную базу (в Тараки, например), они уничтожают весь ее воинский контингент. А контингент — алавитский [5].

Следует также отметить, что изначально группировка, возглавляемая аль-Багдади, являлась частью международной террористической организации «Аль-Каида» в Ираке. В июне 2014 года эта группировка получила мировую известность, так как взяла под контроль значительную часть Северного Ирака, а также территории в Сирии. 29 июня было провозглашено создание «халифата» «Исламского государства» был объявлен город Ракка (Сирия).

За короткий срок «игиловцы» выросли до очень мощной уже даже не совсем религиозной, а военно- политической организации, прикрывающейся исламскими лозунгами и знаменами. Распространению влияния на Ливию, Иорданию, Ирак и Сирию «Исламскому государству» способствовали социально- политические процессы в них. А это значит доступ к бесконечному финансовому потоку – нефти, которая сегодня вывозится и перепродается транзитом через Турцию в огромных количествах и по дешевой цене. 

«Исламским государством» ведётся широкая пропагандистская работа прежде всего среди мусульман мира. Но поддаются идеологической обработке и представители ряда стран, которые раньше себя мусульманами не считали.

Сошлюсь на доклад конгресса США, который был подготовлен рабочей группой комитета по внутренней безопасности. По его данным, за несколько лет в ряды «ИГИЛ» влились десятки тысяч иностранных граждан. В 2011 году на стороне исламистов сражалось больше тысячи иностранцев, в 2013-м – уже 8,5 тысячи из 74 стран, в 2014-м – 18 тысяч из 90 стран, а в 2015-м – свыше 25 тысяч из более чем 100 стран мира. Большинство «рекрутов» - выходцы из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Среди них лидирует Тунис – «колыбель арабской весны», откуда прибыло 5 тысяч человек. Из неарабских стран больше всех добровольцев прибыло из России – 1700. Среди стран Запада лидирует Франция – 1550. Из Германии и Великобритании – по 700, из США – 250 (возраст от 15 до 47 лет).

Выходцев из США и Европы «игиловцы» используют для особых операций: пыток, казней, терактов.

Как отмечается в докладе конгресса, до сих пор нет единой базы данных о зарубежных рекрутах исламистов. Наиболее полной считается информационная база Интерпола, содержащая 5 тысяч имен иностранцев [6].

Несмотря на то, что в настоящее время «игиловцы» несут в Сирии огромные потери в результате авиаударов российских вооруженных сил, они с лихвой восполнят эти потери за счёт новичков, завербованных в социальных сетях и на специальных интернет сайтах. При этом являются прямыми филиалами «ИГИЛ» или организациями, объявившими себя их союзниками, и действуют сегодня в 18 странах [7].

Получив боевой опыт в Сирии и Ираке, боевики возвращаются в свои страны, чтобы там проводить теракты, которые потрясают своими злодеяниями.

И совершенно ясно, что ни одно государство мира не имеет гарантий спастись от главного зла XXI века, потому что «ИГИЛ» активно продвигает идею построения халифата Хорасан, который должен включить пространство от Северной Африки до Китая, включая Центральную Азию. Сторонники организации уже появились в Афганистане, где и так обстановку нельзя назвать спокойной. А ведь эта страна территориально очень близка к Казахстану.

Не  может  не  вызывать  тревоги  и то,  что  в  вооруженном  конфликте  в Сирии  и Ираке  на  стороне

«ИГИЛ» участвуют более 150 казахстанцев, с ними находятся свыше 200 жён и вдов боевиков, а также их детей. Эти цифры в середине прошлого, 2015, года привёл на региональной конференции Центральной и Южной Азии по противодействию насильственному экстремизму экс-председатель КНБ РК Нуртай Абыкаев.[8] Думается, что сегодня эти цифры уже значительно выросли.

Тогда на конференции Н. Абыкаев настоятельно рекомендовал называть террористов правильно. В частности, он сказал:«Террористическая организация ДАИШ, называющая себя «Исламистским государством», факти- чески превратилась в религиозно-экстремистский интернационал, в котором состоят десятки тысяч представителей разных стран. К слову, мы считаем неправильным, когда политики и журналисты широко применяют   в   отношении   ДАИШа   обозначение   «Исламское   государство».   Использование  термина «государство» в данном случае – вольно или невольно – придаёт этой организации флер легитимности, что, по меньшей мере, некорректно» [9].

На политических площадках и в прессе, по телевидению и радио ведутся бурные дискуссии о том, что надо сделать, чтобы победить Чуму XXI века. Многие справедливо считают, что в этой борьбе должны объединиться все государства. Но ведь реальность такова, что, осуждая в целом терроризм, практически каждое из них имеет свою точку зрения на происходящие события, своё видение целей и задач.

Потому на данном этапе единственный способ справиться с «ИГИЛ» - это полностью пресечь все поставки оружия, а также денежных поступлений от воровской продажи нефти.

Необходимо объединить мировые СМИ в общих усилиях по дискредитации антигуманных целей и задач «ИГИЛ», раскрывая античеловеческую сущность терроризма в любой его форме.

На конференции, о которой шла речь выше, Н.Абыкаев, на мой взгляд, внёс очень важные и перспективные предложения.

По его мнению, пришло время выработать единое понятие термина «терроризм».

  • Это исключит возможность произвольного толкования имеющихся международных договорён- ностей в сфере борьбы с терроризмом и уклонения от их исполнения, - пояснил экс-глава КНБ.

Необходимо также создать единый перечень террористических организаций.

  • Самое важное – установить экономические и политические санкции за содействие в организации. Данная мера помогла бы исключить так называемые двойные стандарты, которые, к сожалению, нередко применяются субъектами международного права, - продолжил Нуртай Абыкаев [10].

Но и мы все, кому дорог мир и спокойствие своих семей, не должны стоять в стороне. Наша главная задача – воспитать в молодых людях невосприятие, внутреннее отторжение античеловеческих идей в любых их формах, а также чувство высокой ответственности перед своими близкими, друзьями, товарищами по учёбе и работе, страной, всем человечеством за свои действия.

Давайте вспомним слова казахстанского поэта М.И. Чистякова из стихотворения «Истоки дружбы»: 

- Что касается земли родной –

Она у нас одна и неделима…

У нас одна земля, одно и то же небо, И мы друг друга ценим по делам.

Любовь к стране. Она – как воздух чистый. Нам без неё не мыслить, не дерзать,

И никакие экстремисты

Не могут нам свой кодекс навязать!

 

  1. Подробнее об этом см.: Политология: Энциклопедический словарь. – М.: Издательство Московского коммерческого университета, 1993. – С. 372-373; Казахская политологическая энциклопедия. – Алматы: Центр политических исследований; Каз ГНУ им. Аль-Фараби, – С. 376.
  2. Политология: Энциклопедический словарь. – М., – С. 373.
  3. Забияко А.П. Экстремизм религиозный // Религиоведение: Энциклопедический словарь. – М.: Академический проект, 2006. – С. 1220-1221.
  4. См.: Энциклопедия религий. – М.: Академический проект; Гаудеамус, – С. 555-556.
  5. «Новая газета» №44 (540), 05.11-12.11.2015. – С. 7.
  6. См.: «Новая газета» №46 (542), 19.11-26.11.2015. – С. 5.
  7. См.: там же.
  8. Газета «Время» №96 (2030), 30.06.2015. – С. 2.
  9. Там же.
  10. Там же. 
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...