Кредиты на образование: стратегии жизнеобеспечения домохозяйств г. Астаны и Акмолинской области

В данной статье исследуются потребительские паттерны поведения домохозяйств г.Астаны и Акмолинской области в использовании образовательных кредитов как части стратегии жизнеобеспечения. Институционализация кредитных моделей поведения среди населения ведут к принятию рисковых решений относительно кредитов на образование, что отражается на дальнейшем устойчивом развитии данного домохозяйства. В  статье рассматриваются основные мотивы домохозяйств в использовании кредитов на образование и исследуется различия в потребительских моделях сельских и городских домохозяйств. В статье приведены результаты международного сравнительного исследования домохозяйств рамках проекта «Стратегии выживания частных домохозяйств в Центральной    Азии.    Сравнение   сельских   и   городских    домохозяйств    в   Казахстане    и   Кыргызстане»  при финансировании фонда «Фольксваген». По результатам нарративных интервью 41 домохозяйства из г. Астаны и Акмолинской области получены данные о кредитных паттернах поведения домохозяйств. 

Введение

Развитие рыночных институтов и трансформация системы образования в глобальном масштабе нашло отражение в повседневных практиках казахстанских домохозяйств, в особенности в вопросах инвестиций в человеческий капитал, развитие которого отражено во многих стратегических документах страны [1][2][3][4].Большие изменения в системе образования на макро уровне играют значимую роль для домохо-зяйствна уровне повседневной жизни [5, 81-108]. Реформы в системе образования позволили по другому пересмотреть позиции относительно образовательных услуг домохозяйствами. Например, на сегодняш-ний день наряду с бесплатными государственными образовательными учреждениями существуют и частные школы, колледжи и университеты, которые предоставляют платные услуги. Таким образом, постепенная коммерционализация  сферы образования [6, 1-10]  в контекcте развития кредитных и сберега-тельных институтов открыла новые институциональные возможности для домохозяйств в достижении какого-либо уровня образования [7, 47-52]. Например, современная концепция образовательных учрежде-ний предполагает предоставление образовательных услуг, позволяющих быть конкурентоспособными на рынке [8, 3-4]. Расширение рынка образовательных услуг, в свою очередь, связано в новыми требованиями людей к образовательным учреждениям как оснащение передовыми техническими устройствами (лаборатории, компьютерные классы), дополнительные языковые занятия, спортивные секции или культурно-досуговые мероприятия после занятий. Если в советское время образовательные учреждения были только государственными и предоставляли только стандартное образование для всех граждан, то современные казахстанские институты образования предоставляют различные методики преподавания, некоторые из которых составлены согласно международным требованиям. В подобном контексте изменений в понимании и восприятии образования, отношение  людей к образовательным институтам предполагает более рыночные и потребительские  модели поведения [9, 463-475].

Стоит отметить, что элитные частные школы, колледжи и университеты, предоставляющие образовательные услуги в какой-то степени воспроизводят социальное неравенство, согласно работам П.Бурдье  [10, 241-258]. Хорошее и качественное образование начало носить статусный характер, и домохозяйства, чтобы добиться уважения среди окружающих, любой ценой стараются дать своему ребенку образование.Если одни домохозяйства могут себе позволить оплачивать обучение своих детей, то  в  случае с социаль-но уязвимыми домохозяйствами, во многих случаях единственным выходом становятся кредиты на образование. К тому же, согласно культурным особенностям многих восточных народов, долг родителей перед детьми включает хорошее образование (высшее) и организацию свадьбы ребенку [11, 124]. Данные обязательства являются индикатором или лакмусовой бумагой благосостоятельности родителей. Поэтому значимость образования в казахстанском обществе носит еще и статусный характер [7, 47]. Учитывая все социально-культурные особенности и значимость образования для домохозяйств, в дальшейшем хотелось бы изучить, насколько влияют современные потребительские паттерны на изменение стратегий жизнеобеспечения и принятия рисковых решений относительно вопросов образования среди городских и сельских домохозяйств? Также будут подняты вопросы о рациональности и обоснованности принятия решений о кредитах домохозяйствами, согласно их собственной интерпретации.

Методологическая часть

Один из основных концептов исследования – домохозяйство, которое выступает как социальноэкономическая единица анализа влияния кредитных институтов на образовательные стратегии людей. Домохозяйства были определены как открытые сети безопасности, основанные на общем месте проживания, которое может быть временным или постоянным для членов домохозяйства [12, 493].

Проведение полевых социологических исследований среди домохозяйств г. Астаны и Акмолинской области было реализованов рамках международного исследовательского проекта «Стратегии выживания частных домохозяйств в Центральной Азии. Сравнение сельских и городских домохозяйств в Казахстане  и Кыргызстане», которое проводилось с августа 2011 года по август 2012 года [13]. Полевое исследование состояло из 2 частей: количественное и качественное  исследование  продолжительностью  по  году каждый. В результате проведенных количественных и качественных исследований была сформирована база  данных:  41  нарративное  интервью,  транскрибированные  и  обработанныепосредством программы MaxQDA2007 и 151 анкета массового опроса, обработанные с помощью программного обеспечения SPSS Statistics 20. Подобное двухуровневое социологическое исследование позволило собрать данные о социальных и экономических индексах (уровень дохода домохозяйств, структура домохозяйств, информация про кредиты, дальнейшие жизненные приоритеты, социальное настроение домохозяйства) сельских и городских домохозяйств г.Астаны и Акмолинской области по результатам массового опроса, а также изучить образовательные стратегиидомохозяйств на основе анализа мотивов и субъективных интенций респондентов в использовании кредитов на образование посредством исследования нарративов. В исследовании кейса города Астаны и Акмолинской области в потреблении образовательных кредитов в массовом опросе использовался не вероятностный выборочный метод. В Астане было опрошено 100 респондентов в соответствии с большими различиями в уровнях доходов [14]и в институциональных возможностяхпотребления кредитов. 50 домохозяйств были опрошены в селах Акмолинской  области.В  случае  с  нарративными  интервью,  была  создана  выборка  в 41  интервью, где каждое интервью рассматривалась как ресурсоемкий источник для анализа.

Фокус на нарративы городских и сельских домохозяйств послужил основой для глубинного анализа образовательных стратегий домохозяйств в социально-территориальном контексте.

Институциональные возможности домохозяйств в получении кредитов на образование

За 23 года независимости Казахстан провел реформирование банковской системы и выстроил новую модель, которая должна способствовать развитию рыночных институтов и адаптации населения к этим институциональным изменениям. На данный момент в Казахстане 2-х уровневая банковская система. Банком 1-го уровня считается Национальный банк РК, который контролирует всю банковскую систему, печатает национальную валюту и осуществляет денежно-кредитную политику государства. Почти все банки 2-го уровня это сеть коммерческих банков и других кредитно-расчетных учреждений, в том числе и многочисленных микрофинансовых учреждений [15, 7-15].

Казахстанские домохозяйства на сегодняшний день могут получить кредиты у 36 банков, которые являются коммерческими (кроме одного государственного – Жилстройсбербанка, который в основном занимается ипотечным кредитованием), а также у множества микро-кредитных организаций (ломбарды, кредитные товарищества, продажа товаров в рассрочку, лизинги и т.д.) [15, 7-15].

Таким образом, казахстанские домохозяйства имеют возможность брать кредиты в различных государственных и частных организациях. Источники кредитов домохозяйств можно условно группировать: кредитные услуги коммерческих банков; во-вторых, частные микро-кредитные организации; втретьих – государственные фонды и программы по кредитованию. Разница состоит в том, что коммерческие банки предоставляют кредиты по более выгодным условиям по сравнению с микро-кредитными организациями и на более долгий срок, но это занимает больше времени на оформление кредита, где  также учитывается и кредитная история заемщика [16, 62]. Наиболее оптимальными являются кредиты, полученные по государственным образовательным программам обучения. С 2005 года через банки второго уровня выдаются кредиты на образование в рамках Программы гарантирования образовательных кредитов наряду с функционировавшей в период 1999-2005 гг. системой государственного кредитования образования [17]. Подобные кредиты наиболее выгодные для заемщиков, но оформление кредита по государственной образовательной программе обучения требует оформление дополнительного пакета документов и последующие обязательства перед банками и АО «Финансовым центром», как представителем государственных органов в данной программе [18].Поскольку количество государственных образовательных кредитов ограничено и требует времени на оформление, потребительские кредиты с более легкими условиями оформления и маленьким пакетом документов могут предложить домохозяйствам альтернативные варианты для кредитования. Учитывая, что за 9 лет в период с 2005 по 2014 годы государственными образовательными кредитами воспользовались 2 968 человек [19], то можно предположить, что среднесрочные потребительские кредиты пользуются большим спросом среди населения, хотя являются достаточно рискованными для дальнейшего стабильного развития. В данном случае оптимальным катализатором рискованности решений в кредитных стратегиях домохозяйств служат экономические кризисы (2008-2009 годы) [16, 66].

В концептах общества потребления западные социологи часто подчеркивают желания и способности людей к приобретению какой-либо вещи, приобретению статусных оценок и выставлению напоказ своей способности к потреблению современных, модных и дорогих предметов [20, 13]. Основной поток подобных идей основан на обществе потребления в постмодернистских и высоко  индустриализованных  странах Западной Европы. Для Казахстана, только недавно пережившего трансформационные изменения экономической системы в направлении рыночной экономики, данная позиция является не всегда определяющей потребительских мотивов домохозяйств по отношению к кредитам. Данное потребление напоказ в Казахстане больше прослеживается в использования микро-кредитов на приобретение определенных товаров в магазинах бытовой техники и мебели. Домохозяйства стремятся благоустроить свой быт домашними принадлежностями и техникой, ремонтом, который имеет определенную символическую систему кодов в интеракции домохозяйств через потребление кредитов [21, 18]. Тем самым домохозяйства не только потребляют кредиты, но и приобретают статусные и культурные позиции среди своего окружения.

Необходимо отметить, что потребление микро-кредитов носит не только социально-культурное определение, но иногда объясняется экономическими потребностями в микро-кредите. Домохозяйства все больше и больше потребляют в кредит, тем самым вовлекаясь в игру современного рынка с доминирующим организационным принципом потребления [22, 88]. Поэтому оформление микро-кредитов на приобретения каких-либо вещей является также необходимой мерой, для того чтобы выжить или не отстать от своевременного развития. Некоторые домохозяйства используют потребление кредитов для построения своих стратегии выживания, тем самым принимая риск быть вовлеченным глубже в долги [16, 65].

Основные выводы по исследованию

Большинство городских домохозяйств имеют высшее образование, а в сельской местности у многих людей среднее образование. Примечательно, что молодое поколение сельских жителей очень стремится получить высшее образование и многие сельские домохозяйства вынуждены брать кредиты, чтобы оплатить их образование. Учитывая, что в казахстанской системе образования имеется отдельная квота  для финансирования обучения жителей сельской местности, то можно сделать предположение о сравнительно слабом уровне знаний сельских учеников, чтобы конкурировать с городскими школьникам. Поэтому подавляющее большинство образовательных грантов выигрывают городские школьники, а сельские во многом получают грант по отдельному квотному конкурсу. Большинство сельских домохозяйств вынуждено оплачивать обучение своих детей в городах и брать кредиты на обучение. Многие сельские домохозяйства отмечают, что испытывают финансовые трудности во время обучения своих детей. Образованность детей среди своего окружения и сетей родственников дает каждому домохозяйству чувство гордости и престижа в глазах своих родственников и общины. По сей день образование детей является индикатором самодостаточности домохозяйств.

У нас не было другого выхода где еще брать деньги. Таких возможностей нету, чтобы где-то брать деньги, приходится только брать кредиты. Никто не принимал ключевого решения на счет кредита, мы с супругой сообща решили, посоветовались и приняли решение. Мы не могли обойтись без данного  кредита, потому что учеба сейчас дорогая и, пока не оплатишь, к сессии не допустят… (Интервью  12,  село Жалтыр, мужчина, §15, §17)

Многие домохозяйства недовольны высокими процентными ставками коммерческих кредитов. Как говорилось ранее, официальные ставки кредитования от 11% до 45% в зависимости от вида кредита [15, 7-15]. Несмотря на большие проценты домохозяйства вынуждены потреблять кредиты для решения своих проблем, в том числе и на образование. Примечательно, что кредиты постепенно уменьшают значимость социальных сетей для домохозяйств, так как дают им новые возможности для самостоятельности. Кредитные институты предоставляют домохозяйствам пути решения  проблем  через  активную пропаганду в масс медиа и в обществе идей доступности кредитов для каждого и возможности обладания деньгами или предметами в кредит за короткие сроки, что влияет на психологию потребителя [23]. В итоге, во многих случаях домохозяйства прибавляют к своим проблемам банковские долги и необходимость сумбурного поиска новых стратегий совладания.

Мы взяли 400 000 тенге в кредит и переплатили 200 000 тенге. В итоге, 600 000 тенге в кредит,  который будет закрыт в этом ноябре (2013).

-  Сколько вы платите каждый месяц за кредит?

16 000 тенге

-  Помните ли Вы проценты данного кредита?

27%. (Интервью 6, село Акколь, женщина, §126-131)

Некоторые домохозяйства имеют определенный страх перед кредитными организациями, возможно,  это связано с тем, что они полностью не понимают, что представляют из себя кредитные институты и имеют ошибочное мнение о том, что кредиты берутся от государства. Следы советской идеологии, где государство играло очень важную роль в повседневной жизни все еще присутствует в сознании домохозяйств и отражается в их кредитном поведении. Из-за нехватки опыта использования кредитов некоторые из них не до конца осознают всю серьезность ситуации, а некоторые слишком негативно относятся к кредитным институтам.

Мы решили взять кредит, чтобы решить проблему нехватки денег. Я была против этого, но остальные думали по-другому и настояли. Затем мы пожалели, что взяли кредит, потому что проценты были слишком большими. Я даже не помню сколько процентов там было, но кажется, что 20%. Сейчас мы все еще платим этот кредит. Мы брали кредит на оплату учебы сына в университете. Каждый месяц  мы платим с проблемами. Мы обслуживались в БТА банк, затем, когда сумма кредита была переведена с доллара в тенге, мы начали платить другому банку, название которого я не помню (Интервью 19, Астана, женщина, §27).

Высшее образование всегда считалось одним из значимых статусных показателей для домохозяйств. Родители стараются дать своим детям высшее образование любой ценой, даже если они прибегнут к кредитам. Особенно тяжелее приходится сельским жителям, потому что они, помимо цены за обучение, еще вынуждены платить за жилье в городе. Стоит отметить, что разница уровня образования в сельских и городских школах существенная, в том числе и уровень подготовки к государственным экзаменам [7, 49]. Поэтому сельские домохозяйства имеют дополнительную надбавку в оценках экзаменов и отдельный конкурс для поступления на учебу в город.

Мы принимали решения насчет данного кредита совместно с семьей, посоветовались и взяли этот кредит, потому что ребенок поступил на учебу и надо оплачивать учебу. У нас не было другого выхода, где еще брать деньги. Таких возможностей нету, чтобы где-то брать деньги, приходится только брать кредиты. Никто не принимал ключевого решения насчет кредиты, мы с супругой сообща решили, посоветовались и приняли решение. Мы не могли обойтись без данного кредита, потому что учеба сейчас не дешевая и пока не оплатишь, в сессию не допустят. С такой зарплатой другого выхода не было у нас просто. Мы даже не хотели, чтобы ребенок пересдавал экзамены на следующий год, чтобы получить стипендию и бесплатное образование, потому что ребенок не может просто так сидеть дома. По моему любой родитель так решил бы на моем месте (Интервью 12, село Жалтыр, мужчина, §13).

На сегодня некоторые общеобразовательные учебные заведения и колледжи также предоставляют коммерческие услуги. В сельской местности из-за нехватки подобных средних и средне-специальных учебных организаций домохозяйства вынуждены обучать своих детей в районных или областных центрах [7, 49]. Качество образования и расходы на среднее образование очень сильно влияет на экономическое состояние домохозяйств [24, 124]. Если некоторые городские домохозяйства осознанно идут на риск и отдают своих детей в платные школы и колледжи, то для сельских домохозяйств учеба даже в государственных школах и колледжах является весьма затратной.

Для меня, например, я не считаю себя бедняком, но я здраво смыслю, поэтому с легкостью отдам его в обычную школу. В институт, пожалуйста, я готов. Но не в такой, конечно, где нужно слишком много платить. Мы смотрим по нашим карманам и нашим возможностям. Если это было бы бесплатным обучением, мы бы отдали его туда. А так уже надо думать над этим (Интервью 8, село Кенес, мужчина, §22).

Дети ведь наше будущее. Если она хочет петь пой, хочешь танцевать – пожалуйста. Она много чего хочет. Одно время она ходила и на рисование, мы разрывались. Сейчас, так как надо платить за жилье, мы ограничились. Мы переехали сюда. Здесь новая школа, уровень образования сильнее.  Английский  ведется усиленно, а у нас до 3-4 класса его даже не было. Мы только начали его изучать. Нанимали репетитора, но толку нет. Платили бешеные деньги. Я со всеми переругалась. Теперь с дочкой занимается моя племянница, потому что племянница учится на специалиста английского языка (Интервью  31,  Астана, женщина, §18).

Заключение

Специфичность центрально-азиатских обществ, в отличие от остальных постсоциалистических стран (возможно, за исключением Кавказа), это укорененность традиций и установок в повседневную жизнь домохозяйств [25]. Сложившиеся традиции относительно семьи имеют жизнь и по сей день и отражаются во многих экономических действиях домохозяйств, тем самым наполняя определенной логикой действия, которые простому обывателю без знания истории и традиции степных и кочевых народов кажутся не совсем рациональными. Но в период транзита постепенно меняются традиционные установки, унифицируясь с общепринятыми канонами экономического действия. Стоить отметить, что для постсоветских государств этот процесс имеет свою специфику из-за относительно недавнего обретения независимости, когда многие государства в процессе нациестроительства начали искать  корни  в традициях и истории, тем самым предлагая новые и восстанавливая забытые традиционные установки. Например, кредиты на образование и свадьбу являются в полной ответственности родителей [26, 14].

В исследованиях транзитных обществ при описании постсоветских стран зачастую упоминается понятие    «экономической    маргинализации»    [27,    183-196],    где    неформальный    сектор экономики перерастает в очень значимый сектор для многих домохозяйств при решении проблем занятости, жилья и образования. Таким образом, неформальный сектор экономики с большим влиянием и возможностями использования неформальных связей, основывающихся на социальном капитале приводит к другой социально-значимой проблеме транзитных обществ – к коррупции.

В кредитной стратегии домохозяйств в решении повседневных трудностей можно обратить внимание на то, что проблема многих домохозяйств транзитного общества заключается в переломном моменте восприятия себя как одной экономической единицы в новой системе рыночных отношений, где роль государства максимально отдалена от регулятивных мер. За 23 года Независимости домохозяйства постепенно выстраивают свою модель и свои стратегии действия в рыночных условиях. Но все же,  учитывая всю трудность адаптации к новым услугам и проблемы домохозяйств в планировании бюджета, домохозяйства даже за прошедший период во многом не готовы к открытым рыночным условиям. Проблемой служат излишнее потребление кредитов и вовлеченность в долги многих домохозяйств из-за отсутствия опыта или необходимых знаний о рыночных институтах. Роль государства, которое стремится соответствовать рыночным принципам «невидимой руки» или свободного рынка [28, 485], питает иллюзию о саморегулирующих системах, которые не вполне применимы к транзитным обществам, где домохозяйства просто оказались не готовыми к свободному рынку [16, 81]. Домохозяйства берут кредиты и ипотеки, имея пробел в информированности обо всех условиях кредитования. Данную роль должны выполнять банки, но они не берут на себя такую социальную ответственность. Когда адаптационный процесс идет через институциональные изменения или через структуру, то первоначально оно должно ориентироваться на действия основной массы для правильной работы в будущем данных институтов. На  сегодня  мы имеем массовую склонность людей к решению проблем через кредиты, которые во многих случаях еще больше увеличивают уязвимое состояние домохозяйств для устойчивого планирования бюджета и сбережений. Кредиты могут решить временные проблемы домохозяйств, что постепенно становится привычным и проверенным выходом для домохозяйств из кризиса, несмотря на риск с повышением суммы кредитования за счет процентов и неясность со стабильностью доходов членов домохозяйств в дальнейшем. Поэтому, отталкиваясь от идеи Бурдье, мы замечаем что кредиты становятся как габитусы для домохозяйств в повседневной жизни в решении проблем, в том числе связанных с образованием членов домохозяйства [29, 378-381].

 

 

  1. Государственная программа развития образования Республики Казахстан на 2011-2020 годы /Официальный сайт Премьер-министра Республики Казахстан (http://www.primeminister.kz/page/article_item-34);
  2. Послание Главы государства Н.Назарбаева народу Казахстана. 11 ноября 2014 г./ (www.strategykz );
  3. Указ Президента Республики Казахстан «О внесении изменения в Указ Президента Республики Казахстан» от 1 февраля 2010 года № 922 «О Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2020 года» / (http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31470505);
  4. План нации 100 шагов по реализации пяти институциональных реформ Н.Назарбаева / Международное информационное агентство Kazinform(http://www.inform.kz/rus/article/2777943);
  5. Collins Micro-Translation as a Theory-building Strategy/ Advances in Social Theory and Methodology: Toward an Integration of Micro-and Macro-Sociologies. Boston: Routledge and Kegan Paul, 1981. P. 81-108;
  6. Furedi Introduction to the marketisation of higher education and the student as consumer/ The marketisation of higher education and the student as consumer. – London: Routledge, 2010. – P. 1-10;
  7. Kuleimenov K.  Education   and  employment  dispositions  of  Kazakh   households  in  transition   //Вестник   ПГУ /СерияГуманитарная. – 2013. № 2. – P. 47-52;
  8. , Ringer F., Simon B. The rise of the modern educational system: structural change and social reproduction 1870-1920. – Cambridge: Cambridge University Press, 1989. –P. 3-4;
  9. Denizer , Wolf H., Ying Y. Household Savings in the Transition //Journal of Comparative Economics. – 2002. – Vol.  – P. 463–475;
  10. Bourdieu The forms of capital/ Handbook of Theory and Research for the Sociology of Education. New York: Greenwood Press, 1986. P. 241-258;
  11. Kuleimenov D.K., Nikolayeva O.V.Values and Role of the Head of Kazakh Families During the Transition: CaseStudy of Families from Astana /Middle-East Journal of Scientific – 2014. – Vol. 19, № 1. – p. 124;
  12. Bender  R.  A  Refinement  of the  Concept  of  Household:  Families,  Coresidence,  and  Domestic  Functions1 //American Anthropologist. – 1967. – Vol. 69, №. 5. – C. 493;
  13. Домашняя страница проекта «Стратегии выживания частных домохозяйств в Центральной Азии. Сравнение сельских и городских домохозяйств в Казахстане и Кыргызстане» («Livelihoods Strategies of Private Households in Central Asia. A Rural-Urban Comparison in Kazakhstan and Kyrgyzstan»). (http://www.unimagdeburg.de/fgse/node/114).
  14. Среднемесячная заработная плата по регионам Республики Казахстан за 2010-2015гг. / Веб-сайт Агентства Республики Казахстан                                   по                                    статистике / (http://www.stat.gov.kz/faces/wcnav_externalId/homeNumbersLabor?_afrLoop=9275205603471038#%40%3F_afrLoop%3 D9275205603471038%26_adf.ctrl-state%3Dlm3ehqhe3_68);
  15. Жизнь в долг. Обучающая книжка Агентства Республики Казахстан по регулированию деятельности регионального финансового центра города Алматы. – Алматы, – С. 7-15;
  16. Kuleimenov D.K. New Challenges of Kazakh Households in the Global Market: Credit Institutions and Social Capital /International Journal of Global Ideas. – 2013. Vol. 1 (Post-soviet countries in the process of globalization). – p. 62;
  17. Государственные образовательные   кредиты   1999-2005   годов   /   Вебсайт   АО   «Финансовый    центр»/(http://ftp.fincenter.kz/gosk/);
  18. Образовательные кредиты на обучение от банков РК. / Сайт электронного правительства Республики Казахстан /(http://egov.kz/wps/portal/Content?contentPath=/egovcontent/education/edu_heis/article/obrazov_v_credit_rk&lang=ru). 19 Статистика.ВебсайтАО «Финансовыйцентр». (http://ftp.fincenter.kz/lending/statict.php?ELEMENT_ID=791). 20 Benson J. The rise of consumer society in Britain, 1880-1980. – London : Longman, 1994. – p. 13;
  19. Baudrillard The consumer society: Myths and structures. – Sage, 1998. – Т. 53. p. 18;
  20. Bauman Work, consumerism and the new poor. – New York: McGraw-Hill International, 2004. p. 88;
  21. Lea S.E., Webley , Walker C.M. Psychological factors in consumer debt: Money management, economic socialization, and credit use / Journal of economic psychology. – 1995. – Vol. 16, № 4. – P. 683-684;
  22. Kuleimenov D.K., Nikolayeva O.V.Values and Role of the Head of Kazakh Families During the Transition: CaseStudy of Families from Astana /Middle-East Journal of Scientific – 2014. – Vol. 19, № 1. – p. 124;
  23. The new Central Asia: the creation of nations. New-York: IB Tauris, 2000. – P. 1-2;
  24. Kuleimenov K., Otar E.S. The Role of Middle Class in Forming of Consumption Habits of Market Institutions among Kazakh Households in Transition Period/ International Journal of Social, Human Science and Engineering. – 2014. – Vol. 8, № 1. p. 14;
  25. Round J., Williams  Coping  with  the  social costs of ‘transition’: Everyday life in post-Soviet Russia and Ukraine //European urban and regional studies. – 2010. – Т. 17. , №. 2. P. 183-196;
  26. Smith An Enquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations. -Chicago: University of Chicago press, 1976. – 485 p;
  27. Кулейменов Д.К.  Социальные изменения  повседневной  жизни  домохозяйств в трансформационный период //Сборник международной конференции «Человеческий капитал в Казахстане: состояние и перспективы роста». –Астана: ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2013. – C. 378-381.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Политология