Абай – предтеча движения Алаш

Статья профессора Е.И.Григорьева рассматривает взаимосвязь и преемственность между лидерами освободительно-политического движения Алаш и социально-политическими учениями Абая.".

Период становления политических партий и движений, их идейное и организационное оформление требует немало времени. Этой закономерности соответствует и возникновение движения  Алаш. Истоки его обнаруживаются в конце XIX века.А свою высокую зрелость оно продемонстрировало Каркаралинской петицией царю 1905 года, т.е. спустя год после смерти Абая. Поэтому не будет ошибкой полагать, что основателей и лидеров Алаша поэт знал, встречался с ними. В самом деле, первыми центрами алашского движения были Семипалатинск и Каркаралинск. Здесь Абай часто бывал, останавливался по делам общественным и служебным, нередко на продолжительное время. Как отмечает Г.Н. Потанин именно здесь и в это время молодая, образованная казахская интеллигенция, активно обсуждала вопрос о необходимости введения в Степи национальных комитетов с функциями земских учреждений.

Важен и такой исторический факт. В 1898 году в г. Семипалатинске хозяином дома по улице Полицейской 132 стал Анияр Молдабаев, воспитанник Абая. Ныне эта улица носит имя казахского национального героя, батыра Богенбая. В доме находится музей «Алаш-арыстары – Мухтар Ауэзов». Талантливому юноше получить образование помог Абай. А когда тот, став банковским работником, испытывал трудности в связи с отсутствием собственного жилья, Абай купил и подарил молодому человеку, неплохой двухэтажный домик. Бывая в Семипалатинске поэт и его сыновья Турагул и Магауя здесь останавливались. Там нередко бывали будущие организаторы и лидеры алашского движения и правительства Алаш-Орда, молодые еще А.Букейханов, А.Байтурсынов, М.Дулатов, М.Ауэзов, Ж.Аймаутов, М.Жумабаев, Р.Марсеков, С.Торайгыров и др. Главным связующим звеном этих личностей, конечно же были освободительные идеи и патриотический дух мыслителя. Дом Анияра Молдабаева, таким образом, был материальным звеном связи идейных помыслов Абая и Алаша[1].

Далее. В родовом ауле Абая, в юрте поэта и его сыновей, жандармерия (политическая полиция) устроила тотальный обыск. Понятно, что их интересовали не источники и черновики шедевров любовной или пейзажной лирики поэта, а нечто иное. Был перевернут аул, но обнаружить материальные улики политической неблагонадежности Абая не удалось.

В это время сформировалась яркая плеядаалашсокй интеллигенции, мужественных борцов за достойную историческую будущность казахского народа. Выдающуюся роль в ней играли А.Байтурсынов, А.Букейханов, М.Дулатов, И.Гумаров, А.Жундебаев, А.Беремжанов, Е.Турмухамедов, Ж. и Х.Досмухамедовы, М.Тынышпаев, М.Чокай, К.Кеменгеров, М.Жумабаев, Ж.Аймаутов, М.Ауэзов, А.Кенжин, А.Байдильдин и др. Идейные основы мощнго всплеска национального политического самосознания были созданы Абаем.Этот факт отметил в докладе на Торжественном заседании общественности во Дворце республики Казахстан Президентстраны Н.А.Назарбаев, – «… Без Абая не могла бы родиться подлинно абаевская школа – школа письменной литературы начала XX века с ее гражданским пафосом, остросоциальной направленностью. В лирике Магжана Жумабаева, Бернияза Кулиева, ШангереяБукеева, Шакарима Кудайбердыева, Ахмета Байтурсынова, Омара Карашева, Халела Досмуханбетова, Мухаметжана Сералина, в прозе Султанмахмута Торайгырова, Спандияра Кубеева, Мыржакыпа Дулатова, Жусупбека Аймаутова с блеском отразился новый, глубоко национальный этикоэстетический критерий литературной школы, разработанной и систематизированной гениальным опытом Абая»[2].

Соединение этих имен в одно сообщество не случайно. Ихроднит и объединяет единая идейная база – борьба за свободу и независимость казахского народа. А предтечей этого процесса был великий поэт.

Об этом говорят также следующие исторические факты. В 1905 году, через год после кончины мыслителя, впервые в печати была опубликована статья об Абае, автором которой был один из лидеров алашского движения А.Байтурсынов. Руководители движения, насколько это было возможно в условиях острейших политических противоречий и преследований инакомыслящих,популяризовали идеи мыслителя. Такв газете «Казах», которая стала в последствие органом движения Алаш, А.Байтурсынов неоднократно в публикациях характеризовал Абая как величайшего поэта и мыслителя.В 1913 году сначала в журнале «Айкап», а затем в газете «Казах» были опубликованы статьи, в которых Ахмет показал,  что Абай в казахской литературе является фигурой, которую Степь еще не знала.

Надо иметь ввиду также, что среди вождей Алаша были близкие родственники. К примеру, отец Шакарима – Кудайберды, был старшим братом Абая.Умер он в возрасте 37 лет. Шакариму тогда было восемь лет. По просьбе брата дальнейшим воспитанием мальчика занялся Абай. Поэт стал для Шакарима попечителем и духовным учителем. Все это ярко проявилось в деятельности Шакарима. Так, в 1919 году он написал музыку к своему стихотворению «Взошла заря свободы» и мечтал, чтобы  торжественная песня со временем стала гимном свободного Казахстана. Шакарим был активным членом руководящего ядра движения Алаш.

Интересные сведения сообщает брошюра «Алаш арыстары – Мухтар Ауэзов»[3]. (Государственный историко-культурный и литературно-мемориальный заповедник Абая, Семей 2004). Пятилетний Мухтар обучался у деда Ауэза арабской грамоте, а с семи-восьми лет, по сборнику стихов знаменитого земляка – Абая. Накануне поступления в русскую городскую школу в Семипалатинске Мухтар знал наизусть почти все стихотворения поэта. М.Ауэзов в последствие был активнейшим участником движения Алаш, одним из основателей и руководителем его Восточного крыла. Резонно полагать, что воспитанный на пропитанных освободительными идеями произведениях Абая, он следовал им в своей общественнополитической деятельности. Не это ли выражает его триединая формула о значении Абая для формирования менталитета казахов: «Абай – зрячее око.Абай – отзывчивое сердце. Абай – мудрость народа»?

Или такой факт. По решению руководства кадетской партии подписанты Выборгского воззвания о бойкотировании выборов,не должны были выставлять свои кандидатуры для избрания во II-ю Государственную Думу. Делалось это с целью избежать уловок и провокаций со стороны властей. А. Букейханов установку партии выполнил, предложив вместо себя шесть кандидатур, среди которых двое были племянниками и воспитанниками Абая: КакитайИскакович Кунанбаев и Шакарим Кудайбердыев. Это также свидетельствует о живой связи будущих руководителей алашского движения с освободительными и просветительскими идеями Абая.

Известно, что дети нередко в своей деятельности пытаются повторить и утвердить в жизни социальнополитические, нравственные взгляды и принципы родителей. Без этого обрывается связующая нить прошлого и настоящего, утрачивается историческая память народа, исчезают духовные маяки, культурнонравственные ориентиры развития народов. В этой связи напомним, что сын Абая и АйгеримТурагул, поэт и переводчик, был активным участником движения Алаш, за что осужден большевистским «правосудием». В начале 30-х годов прошлого столетия он вынужденно покинул отчие края, уехал в Шымкент, где умер в 1934 году. Стремление Турагула актуализировать и практически реализовать освободительные идеи отца привели его в организацию Алаш. Более рациональной политической структуры, способной воплотить в жизнь освободительные идеи Абая, в тот период в Казахстане не было, и Турагул, сознавая это, сделал свой выбор. Подтверждение этому находим у известного ученого-историка А.Омарова. Он утверждает, что ближайшими сподвижниками главного организатора и руководителя алашского движения Алихана Букейханова были сын поэта Турагул, племянники Шакарим и Какитай, другие воспитанники поэтической Школы Абая. Асан Омаров, биограф Шакарима, изучая архивные документы, установил, что Шакарим был не только активным участником алашского движения, но являлся также одним из его идейных столпов.

А.Омаров свидетельствует, что первооснователями и лидерами партии, были глубоко почитавшие творчество и освободительные идеи Абая А.Букейханов, А.Байтурсынов, М.Дулатов. И это действительно так. Именно они дали практическую направленность его социально-политическим взглядам, а блеск Абаевской поэзии подхватил и достойно понес дальше волшебник поэтического слова Магжан. Справедливость данного утверждения покоится на фактах, зафиксированных документально. Так, в 1903 году  Алихан  Букейханов  в солидном  российском  издании  писал,  что  Абай  является  ярким представителем «нового течения в киргизской поэзии»[4].

Немало примеров единства Абая и лидеров алашского движения, обнаруживается ужев наследии самого Ахмета Байтурсынова. В начале XX века в Оренбурге издавался журнал «Маса» (Комар). В ряде его книжек А.Байтурсынов поддерживает и развивает идею Абая покончить с потребительской, низменно-травоядной жизнью аульчан, покорным послушанием колониальным порядкам, вспомнить о своем когда-то независимом бытии.Первая и широко обнародованная биография Абая тоже была написана А.Байтурсыновым и опубликована в «Записках Западно-Сибирского отдела императорского географического общества, выпуск III, Семипалатинск. 1907г.». В ней Абай показан как разносторонняя и исполинская интеллектуальная фигура, – философ и мыслитель широчайшего диапазона жизни и деятельности общества.  Исследователи  творчества  уже самой алашской интеллигенции  отмечают,  что эти материалы «отличаются истинным пониманием существа творений мыслителя и фактически возглавляют все то, что написано о наследии Абая с общественных позиций»[5]. В 1909 году А.Букейханов в Петербурге впервые издает сборник стихотворений Абая. Вот еще примечательный факт. В 1914 году в «Восточном  сборнике» публикуются произведения Абая и рядом – М.Дулатова, будущего автора Манифеста алашского движения «Оян, казах!». Это было не случайным совпадением. Данное соседство – свидетельство единства духа и буквы свободолюбивых идей Абая и набиравшего силу алашского движения. Об этом же говорит и такое событие: в 1918 году вышел в свет журнал «Абай», в котором его главный редактор Мыржакуп Дулатов сообщает, что Абай является величайшим казахским философом (мудрецом)[6].

Или такой вопрос: случайно ли один из печатных органов партии Алаш носил имя Абая? Не означает ли это, что Алаш принимал идеи Абая и обязывалсявнедрять их в реальную жизнь. Мухтар Ауэзов в материале «Моя биография» (1953г.) писал: «Обучаясь в учительской семинарии в 1918-19 гг., я сотрудничал в журнале «Абай», издававшимся на средства Алашского кредитного товарищества силами учащейся молодежи. Общественно-литературный журнал «Абай» не был органом правительства АлашОрды, но имел в основе своей культурно-просветительской программы националистическую (национальную – Е.Г.) направленность. В нем сотрудничали молодые литераторы и учителя». Да, журнал не был органом   Правительства,   но  был  рупором   национально-освободительного   движения   Алаш.   Об этом говорит такой факт: в августе-сентябре 1920 года газета «Красный вестник» (Акмолинск) опубликовала две статьи об участии казахской интеллигенции в революции. В них сообщалось о двух течениях участия: правом, представленном алашской интеллигенцией и левом – «сочувствующими и присоединившимися к русским большевикам». Действительно, в то время на страницах газет и на собраниях имела место борьба между правой и левой группировками. «После Октябрьского переворота в Петропавловске начала выпускаться крайне левая газета «Уш-Жуз», которая резко нападала на правую группировку, а правые в Семипалатинске начали издавать журнал «Абай». После октябрьского переворота левые постепенно становились левее, а правые – все правее и реакционнее»[7].

Лидеры партии Алаш углубили идеи Абая о независимости Казахстана,развитии национального самосознания народа, продолжили поиск наиболее эффективных средств переустройства казахского традиционного общества и хозяйствования, последовательно отстаивали интересы казахов на всех государственных и общественных уровнях власти и управления. В Программе движения Алаш обнаруживается присутствие идей, решение которых Абай в своем поэтическом творчестве и публицистике считал судьбоносным для прогрессивного развития казахского общества.

Идейное единство Абая и деятелей движения Алаш обнаруживается в документах руководящих и карательных органов ВКП (б).

Большевистский идеологический аппарат представлял Абая как одного из активных трибунов алашского движения. Это происходило потому, что в письменных и устных выступлениях лидеров  Алаша, былотрудно разделить смысл и цели творчества Абая и цели деятельности движения Алаш.

Именно, по этому большевистская пропагандапоставила Абая в ряд с живыми, активно действующими и «опасными» для большевистского режима, вождями Алаша. Абай умер задолго до Октября 1917 года и периода реализации программы «малого Октября» бесноватого Ф.Голощекина. Однако рьяные адепты «диктатуры пролетариата и пролетарского интернационализма» предпринимали многократные попытки убить память в народе о его национальной гордости и совести. Посредством реализации идеологемы классовой борьбы, как движущей силы развития общества, большевики раскололи единый казахский народ на антагонистические классы, разбудили стихию алчности плебейских масс, вылившуюся в жестокую кампанию конфискации имущества зажиточных слоев общества. Идеалы гуманизма, добродетели и милосердия, завещанные Абаем, были подвергнуты беспощадному глумлению и остракизму.

В газете «Советская степь», в номере от 21 ноября 1927 года, автор, скрывающий свое имя за аббревиатурой «С.К.»сообщал, что алашская интеллигенция, в отличие от большевистской, активно действует, часто публикуется в печатных изданиях, ее материалы написаны ярко и убедительно, а потому имеют большое влияние на читателей. «С.К.» писал: «По предварительным подсчетам, авторами-националистами выпущено 14 наименований…. У националистов несколько больше разнообразия в авторах (Байтурсынов, Ауэзов, Дулатов, Кеменгеров, Омаров, Абай, Джумбаев). Националисты в ярких красках воспевают степь и казахский народ, вне классовой сущности, а по существу, направляли свое перо против советской власти».

Включение Абая в список активных авторов алашской интеллигенции, а он уже более 20 лет как ушел из жизни, говорит о многом. Этот документ свидетельствует, что Алаш наследовала национально-освободительные идеи Абая и предприняла попытку их практической реализации. Документ позволяет сделать следующие выводы: во-первых, что литературное и философское наследие Абая было жизненным, действенным и актуальным. Во-вторых, что идеологи большевизма этим выступлением в печати утверждали – идейное содержание наследия Абая и идейные основы движения Алаш тождественны, что Абай и Алаш представляют собой прочный социально-политический альянс, в-третьих, что большевистский диктат в казахской оппозиции обнаружил смертельную опасность собственному режиму и принял решение, не гнушаясь средствами, уничтожить ее.

Самым сильным свидетельством идейного единства Абая и алашского движения является документ, опубликованный в газете «Советская степь» в 1928 году. Киркрайком ВКП(б) объявлял мобилизацию коммунистов на выполнение важнейшей задачи парторганизации республики. В директиве сообщалось:

«Одна из первоочередных задач партийной организации Казахстана состоит в том, чтобы покончить с абаизмом как обычным буржуазным хламом. Поэтому в кратчайший срок необходимо мобилизовать все культурные силы партийно-советской общественности против Абая и его современных единомышленников». Кто же был опаснейшим врагом большевизма, на смертный бой с которыми объявлялась срочная мобилизация партийной организации Казахстана? Единомышленником Абая, кого продолжала громить большевистская диктатура, была алашская интеллигенция, и ее лидеры.

В призыве были и такие выражения: «покончить с абаизмом, как буржуазно-националистическим движением».Обратим внимание на примененные здесь понятия «Движение» и «Абаизм».

Абаизмом, надо думать, большевики считали политические взгляды Абая. Это система взглядов действительно была изложена в поэтическом и прозаическом творчестве мыслителя. Имя их автора, в интерпретации большевистских идеологов и явилось названием – «абаизм». В этом состоит смысл понятия «Абаизм» как системы политических взглядов. Аабаизм же, как «Движение», есть нечто другое,   а именно – это конкретная, практическая политическая деятельность определенных социальных силпо воплощению абаевских политических идей в социальную действительность. Какая же социальная сила в эти годы занималась практической деятельностью, по адресу которой направляется массированный удар большевистской идеологической машины и политической охранки ОГПУ? Единственной силой тогда в Казахстане было национально-освободительное движение Алаш, а национально-освободительные идеи Абая были его знаменем.

Большевистский идеологический аппарат всполошился не случайно. Общественно-политические взгляды Абая и алашское движение обладали большой действенностью, широчайшей социальной базой и поддержкой.  Единство  национально-освободительных идей  Абая  и алашского движения,  оценка их как «злейших врагов» большевистского империализма является самым убедительным даказательством, что алашское движение действительно наследовало свободолюбивые идеи Абая и поставило их во главу угла своей практической политической деятельности.

Развернутая Голощекиным разнузданная травля алашординцев на страницах газет и журналов, развязала руки узурпаторам для жесточайших репрессий. В течение 1929 года, органами большевистской охранки ОГПУ, было арестовано более сорока деятелей культуры и науки Казахстана. 4 апреля 1930 года А.Байтурсынов, М.Дулатов, Х.Габбасов, Г.Биримжанов, А.Байдильдин, А-С.Юсупов были приговорены к смертной казни. Однако, в январе 1937 года приговор в отношении А.Байтурсынова, М.Дулатова и М.Есполова был пересмотрен и изменен на 10 лет тюрьмы каждому, М.Жумабаеву, Е.Омарову, Д.Битлеуову казнь «великодушно»заменили на 20 лет лишения свободы, а Х.Габбасова, Ж.Аймаутова, Д.Адилева, А.Байдильдина, А-С.Юсупова, Х.Балгимбаева и Г.Биримжанова расстреляли.

В 1933 году руководство компартией Казахстана возглавил Мирзоян Л.И., сменивший  Голощекина.  По его инициативе на VI пленуме Казкрайкома ВКП(б) был снят запрет с имени великого Абая. На одном из совещаний, Мирзоян Л.И. сказал: «Нам надо наследие Абая, отброшенное «как исторический хлам» Голощекиным, немедленно поднять на должную высоту. Через Абая Казахстан выйдет на мировую арену, и весь мир узнает, кто такие казахи».

Мирзоян Левон Исаевич (1897-1939). Советский государственный и партийный деятель. Член КПСС   с 1917 года. Участник борьбы за Совесткую власть в Закавказье. В 1925-1929 гг. секретарь ЦК КП (б) Азербайджана. Член ЦК ВКП(б) с 1934 года, член ЦИК СССР. Приведенное выше заявление Мирзояна Л.И., а также сочувственное отношение к величайшим бедам казахского народа, стали одной из причин его гибели. В 1939 году он был расстрелян.

Апогеем расправы над алашордынцами стали 1937-1938гг. Лидеры алашского движения были, (в который уже раз!) обвинены в «предательстве» народных интересов и подвергнуты жесточайшим репрессиям. В жерновах изуверской и кровавой большевистской охранки, был физически уничтожен весь цвет алашской интеллигенции и тех, кто разделял ее взгляды.

 

  1. 1 Алаш арыстары. Мухтар Ауэзов. – Семей, 2004.
  2. 2НазарбаевН.А. Слово об Абае. В кн. Карпык А-Х, «Абай, наследники, на перепутье»,.. – Алматы: Агенство «Аль-Халел», 1995, с.64.
  3. 3«Алаш арыстары – Мухтар Ауэзов».Государственный историко-культурный и литературно-мемориальный заповедник Абая, Семей, 2004.
  4. 4 «Россия. Полное географическое описание нашего отечества». СПб.,1903. т.18. с.203.
  5. 5 ОрынбековМ. Философские воззрения Абая. Алматы: Бiлiм. 1995. С.3.
  6. 6ж. Абай, 1918. №1.
  7. 7 Манаб Шамиль (предположительно псевдоним С.Сейфуллина). О киргизской интеллигенции. «Жизнь национальностей», 1920, №37.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...