Ближний восток: кризис социальных ожиданий или новый мировой порядок

Массовые волнения в странах ближневосточного региона и Северной Африки неожиданно пошатнули политические режимы, которые совсем недавно казались стабильными и крепко стоящими на ногах в арабском мире. В статье анализируются причины и последствия этих потрясений в одном из самых неспокойных и конфликтных регионов мира. Автор, опираясь на различные аналитические расклады, отмечает, что с начала 2000-х годов в мире нарастает глобальная экономическая, социальная и политическая дестабилизация, связанная с изменением существующего мирового порядка и соответственно наступления периода глобальных геополитических потрясений. Арабские государства вступили в полосу мощной политической турбулентности. Речь идет о дезинтеграции больших густонаселенных государств, об их распаде на мелкие осколки. Результатами этого раскола могут стать приход к власти фанатиков, дальнейшее распространение экстремизма. 

Северная Африка и Ближний Восток уже немало времени притягивают к себе особое внимание, успев обрасти различными комментариями и оценками экспертов. В связи с этим существует много версий и гипотез о событиях в этом регионе. От продолжения третьей волны демократизации до всевозможных теорий заговоров. Однако для развертывания любых сценариев в той или иной стране необходим целый комплекс определенных предпосылок.

Отправной точкой беспорядков на Ближнем Востоке стали события, произошедшие в Тунисе 14 января 2011 года. Причин недовольства было вызвано несколько. Но самой главной стала, то, что в этой не самой бедной стране не менее 20% закончивших университеты людей так и не нашли работу. И когда один из них, уже став торговцем фруктами в маленьком городе, оказался жертвой произвола полиции, он облил себя бензином и сжег. Так, спичка зажгла настоящий пожар. Огромная территория от Мавритании до Пакистана в пределах так называемой исламской «дуги нестабильности» оказалась подвергнутой лавине крупномасштабных народных выступлений. Тунис, Египет, Бахрейн, Йемен, Алжир, Марокко, Ливия, Иордания, Сирия. Мир столкнулся с самым масштабным, после распада СССР, переустройством мира, что позволяет говорить о трансформации третьего мира.

Эксперты отмечают, что при всех различиях по социальным и экономическим показателям, все эти страны схожи внутренней раздробленностью по племенным, конфессиональным, географическим факторам.

Анализ показывает, что катализатором волнений стали не столько экономические причины, сколько политические. Они были вызваны масштабной коррупцией, разраставшейся безработицей, засильем властной геронтократии, потерявшей связь с народом, и полным отсутствием перспективы у молодежи. И что особо следует подчеркнуть, молодежи грамотной, обладающей гражданским самосознанием, пониманием причинно-следственных связей в общественном развитии. Думается, что подобные события пока рано называть полномасштабными революциями, но их вполне можно назвать революциями молодежи. Видный эксперт по Ближнему Востоку Е.Примаков отмечает главной причиной этих революций стало недовольство населения своим положением, повальная коррупция и нетранспарентная политическая среда, не дающая обществу возможности для самореализации» [1] .

Когда на улицу вышли сотни людей, президент Зин аль-Абидин бен Али бежал из Туниса с семьей в Саудовскую Аравию и на следующий день был отрешен от должности. Смене власти предшествовал месяц народных волнений, охвативших постепенно всю страну.

В феврале под давлением акций протеста ушел в отставку лидер Египта Х. Мубарак, передав власть армии. Причинами ухода стали экономическое положение, рост цен, безработица, цензура и коррупция. Столкновения между полицией и демонстрантами, требующими демократических реформ, произошли в Алжире, Йемене, Бахрейне, Ираке и Иордании. В Сирии начавшиеся в марте 2011 года антиправительственные выступления в настоящее время превратились в крупномасштабный военный конфликт с вовлечением все большего количества международных игроков.

Арабские государства вступили в полосу мощной политической турбулентности. В запуске этого процесса принимали участие десятки сотен европейских и американских организаций, фондов, которые задались целью построения либерального общества западного типа в регионах не подготовленных для этого. Резко возросла вероятность создания очагов нестабильности, которые будут распространяться на другие части мира. Проблемы в государствах Ближнего Востока накапливались годами, мировой экономический кризис подтолкнул к этому. Недостаточное внимание властей к решению острых социальных проблем, общая ситуация осложненная мировым финансовым кризисом стали причинами недовольства граждан этих государств. Бен Али, Х.Мубараку, М.Каддафи удавалось поддерживать социум, зомбируя его на терпение и послушание, на веру в лучшее завтра. За участниками этого процесса в Египте стоят «Братья – мусульмане», в Бахрейне шииты, «АльКаида» в Ливии, Хамас в Палестине, «Хезболлах» в Ливане.

Падение правящих режимов в Тунисе и Египте, гражданская война в Ливии заставляют задуматься о новых подходах к построению и сохранению демократии, обеспечении равновесия политических сил и социальной стабильности, о серьезных нарушениях прав человека и международного гуманитарного права. Самым популярным термином в научных исследованиях по международным отношениям стал термин « мировой порядок».

C момента окончания Второй мировой войны, это уже пятая волна серьезных политических изменений. Первая волна началась в 50-60-70-е годы прошлого века во время борьбы бывших колоний Азии и Африки за свою независимость. Вторая волна началась в конце 80-х годов, когда произошли «бархатные» революции в Восточной Европе. Третья волна связана с развалом СССР и появлением новых независимых государств. Четвертая волна пришлась на Латинскую Америку 90-х, где стремительно менялись когда-то созданные военными хунтами политические режимы. Таким образом, это уже пятая трансформационная волна, которая под грузом внутренних проблем, так и под влиянием внешних сил накрыла часть Ближнего Востока и Северную Африку, отправив в историю классические авторитарные режимы. Но что она дала взамен? Какие новые политические идеи или проекты? Каких новых политических деятелей? Будет ли результатом всех этих политических событий триумф демократических ценностей, чего так хочет Запад, или же там укрепятся в лучшем случае нестабильные гибридные режимы, которые в перспективе падут под ударами более радикальных политических сил?

События на Ближнем Востоке свидетельствуют о потере управляемости целого ряда стран. Речь идет о дезинтеграции больших густонаселенных государств, об их распаде на мелкие осколки. Результатами этого раскола могут стать приход к власти фанатиков, дальнейшее распространение экстремизма.

Арабский мир включает в себя две большие группы стран: богатых экспортеров нефти, специализирующихся только на ее производстве (Кувейт, Ливия, Бахрейн и др.) и не имеющих значительных запасов энергоресурсов, делающих ставку на туризм и развитие сферы услуг экономик (Иордания, Йемен, Египет, Тунис). Египет главный стратегический партнер США на Ближнем Востоке, второй в мире после Израиля реципиент американской экономической помощи. Египет контролирует Суэцкий канал, через который ежедневно транспортируется 2 млн. баррелей нефти и нефтепродуктов. При Х.Мубараке Египет боролся за статус регионального лидера, сделав основной акцент на внешнюю политику и ближневосточный мирный процесс, ингорируя при этом проблемы внутри страны. В Египте проживает треть (85 млн.) всех арабов мира. ВНП Египта составляет 220 млрд. долларов, столько, сколько в Израиле. Но в Египте проживает 85 млн. человек, а в Израиле 7,5 млн., т.е. уровень жизни в Египте составляет 10% от израильского.

Важным аспектом отдельного анализа является новый мировоззренческий портрет молодого поколения арабских обществ. Новой генерации арабов более близки демократические ценности западной культуры, нежели радикальный политический ислам. Арабская молодежь выступает против коррупции и диктатуры. Ни Иран, ни Саудовская Аравия, ни Афганистан не являются для нового поколения арабов привлекательными примерами общественного устройства.

Аналитики отмечают, что главными причинами социального взрыва в арабских государствах Северной Африки явился рост цен на продовольствие и крайне низкий уровень жизни. По данным ООН, в 2010 году средние цены на продукты питания выросли на 25 процентов. К примеру, в Алжире стоимость муки и растительного масла поднялась на 30-50 процентов. По данным Продовольственной сельскохозяйственной организации ООН, в 2010году сахар подорожал почти в два раза, масло и зерно – на 40%, молоко и мясо – на 15%.Те же проблемы характерны и для Египта. Инфляция в республике в 2010 году составила 13%, продукты питания подорожали на 20%. При этом представители ООН предупреждают о возможности «голодных бунтов» не только на Ближнем Востоке, но и по всему миру.Бюджеты стран, в которых возникли волнения, были направлены на цели, далекие от социальных нужд, в частности на укрепление обороноспособности. В целом, именно такая социально-финансовая политика усугубила издавна существовавшие внутренние противоречия, привела к краху[2]. Массовые протесты на арабском Востоке были направлены против авторитарных режимов. Движущей силой их стала молодежь, на которую повлияла модернизация, Интернет, телевидение. Они недовольны безработицей, коррупцией. Революции на арабском Востоке знаменуют собой крах режимов, лидеры которых считали, что власть легитимирует сама собой. Беспорядки показали, что власть, которая хочет быть устойчивой, должна постоянно держать под контролем, склонных к беспределу чиновников.

Кроме того,следует отметить,что к процессам демократизации в традиционном восточном государстве следует относитьтся крайне деликатно и осторожно. Форсированная либерализация общественно-политической жизни нередко заканчивается плохо [3]. Не следует забывать также и то, что в традиционном восточном обществе, которое часто расколото на множество этнорелигиозных, клановых или племенных групп, сутью и результатом любого политического противостояния является борьба за власть и ресурсы. При этом та или иная община или группировка неизменно стремится к полному доминированию над всеми остальными. Именно против этого выступают варфалла в Ливии и хашиды в Йемене, палестинцы в Иордании и шииты в Саудовской Аравии и Бахрейне. Однако даже быстрая демократизация региона вряд ли удовлетворит интересы всех групиировок и общин.Необычайно жесткое противостояние в относительно благополучной Ливии, показало, что в этой стране, как и на всем Ближнем Востоке, реализуется попытка проведения новых «цветных революций», в основе которых лежит перераспределение власти и собственности исключительно между группами элит [4].

В целом, события в странах Ближнего Востока являются в первую очередь, следствием нерешенности многих острых проблем в социально-экономической сфере и неэффективности власти в их решении. Существуют и другие последствия, вызванные беспорядками. События в Египте, который является важным узлом транспортировки нефти, в Ливии – это ключевой поставщик нефти и газа на юг Европы – и в других странах региона способствовали росту цен на «черное золото». Нефть североамериканского сорта Brentзакрепилась выше отметки в 100 долларов за баррель. А это один из факторов, который может подхлестнуть стоимость прдуктов питания, что служит вызовом экономике не только стран региона, но и всего мира.

Волнения в арабских странах отличаются от бархатных революций в Восточной Европе. Во-первых, в арабских странах, у протестующих нет общего руководства, большинство выступлений стихийно, что позволяет предположить, что это скорее борьба различных кланов. Кроме того, все в этих странах может закончиться военной диктатурой, приходом к власти исламистов. В третьих ,особую роль играют военные и спецслужбы. К примеру, в Египте они сохранили нейтралитет. В Тунисе их вмешательство привело к свержению власти, в Ливии вооруженные силы использовались против населения.

Массовые акции протеста против М.Каддафи в Ливии начались 15 февраля 2011 г. Одним из основных поводов для недовольства также стал рост цен на продовольствие. Стоимость основных видов продовольствия, в частности муки, мяса и сахара возросла в арабских странах в декабреянваре 2010-2011 гг. на 30%. Вскоре на сторону протестующих перешел ряд работников полиции, военнослужащих вооруженных сил и высокопоставленных официальных лиц. Страна разделилась на две части. Запад страны поддерживал М.Каддафи, а на востоке в массе своей выступали против него. Противоборство сторон вылилось в гражданскую войну, количество жертв войны достигло 30 тыс. человек убитыми и еще 50 тыс. ранеными [5]. М.Кадафи пришел к власти в результате военного переворота 1969 года. За долгие годы Каддафи сумел установить некий межпламенной баланс в ливийском обществе, нередко прибегая к жестким методам. К примеру, в 1993 году представители крупного племени варфалла пытались совершить в Ливии государственный переворот. Варфалла (самое большое племенное объединение в Ливии – свыше 1,2 миллиона из 6,5 млн. жителей страны) не только выступили против Каддафи, но и пытаются организовать и возглавить протестное движение. Таким образом, в Ливии присутствовала попытка части племенных элит,на чьих землях имеются нефтяные месторождения, захватить власть в стране и оттеснить от ресурсов страны клан Каддафи и все остальные. В свое время М.Каддафи сумел привести к согласию интересы племен и кланов, сочетая централизацию власти, необходимую для добычи и транспортировки нефти, с сохранением автономных традиций племен. Однако под воздействием внешних факторов, в частности мирового финансово-экономического кризиса, произошло падение доходов от продажи сырьевых товаров на 40% и более.

Ливийская трагедия стала водоразделом во всей дальнейшей развитии международных отношений, она показала с одной стороны беспомощность мирового сообщества, с другой стороны беспринципность мирового сообщества при решении конфликтных ситуаций. Страны НАТО впервые в своей истории открыто вмешались в гражданское противостояние выступив на стороне некоей оппозиции, создав при этом опасный прецедент, когда можно в любой точке мира, в Центральной Азии, на Ближнем Востоке, или в Африке (желательно с богатыми природными ресурсами) объявить когонибудь оппозицией, поставить туда оружие, дать денег на открытое свержение любого законного правительства.

Таким образом, ливийские события стали предтечей фактически новой инструкции к действию по полной перестройке всей ныне существующей мировой политической и экономической системы, когда в любой стране, которая по каким-то причинам не устраивает то или иное влиятельное государство можно менять власть по своему усмотрению. Вокруг Каддафи и его подданных была разыграна игра, в результате которой полностью разрушена страна, которая была самой богатой во всей Африке по уровню жизни населения.

Таким образом, события так называемой «арабской весны» имеют глубокие внутренние объяснения. Но есть и глобальные причины. Например, с начала 2000-х годов в мире все явственнее дает о себе знать глобальная экономическая, социальная и политическая дестабилизация, связанная с изменением существующего мирового порядка и соответствующая фазе великих потрясений в мировой экономике и политике. Различными проявлениями этой дестабилизации стали мировой кризис 2000-2001 гг., длительные и не слишком успешные военные операции США и их союзников в Афганистане и Ираке, глобальный финансовый и экономический кризис 2008-2009 гг., рост социальной напряженности во многих странах мира, усиление исламского фундаментализма, обострение проблем иммиграции, перемещение центра мирового экономического развития с Запада на Восток. Между этими явлениями существует внутренняя взаимосвязь, без учета, которого трудно понять происходящее в мире и прогнозировать будущее. В этом контексте следовало ожидать потрясений в арабских странах, поскольку они являются своего рода "слабым звеном" современной западоцентричной мир-системы. Более того, можно уверенно прогнозировать, что события в Тунисе, Египте, Ливии и других арабских странах это только начало крупных тектонических сдвигов и на Ближнем и Среднем Востоке, и на всей периферии и полупериферии существующей мир-системы.

Теперь, надо понять, как долго эти потрясения будут продолжаться. Во-первых, как уже отмечалось, мир в целом переживает драматическую фазу великих потрясений в экономике, социальной сфере и политике, которая соответствует понижательной волне цикла Кондратьева и продлится примерно до 2017-2020 гг. В ходе этой фазы (предшествующая подобная фаза наблюдалась в 19211945 гг.) происходят важные сдвиги как в центре, так и на периферии мир-системы, меняется характер политических режимов, прежние формы зависимого развития перестают быть эффективными. Более того, происходят изменения, ведущие к созданию новой конфигурации связей между развитыми и развивающимися странами, между различными национальными образованиями [6].

Во-вторых, фаза великих потрясений, связанная с циклами и волнами мирового развития, совпала с ростом мировых цен на продовольствие, а также с неблагоприятными экологическими изменениями опустыниванием, растущей нехваткой пресной воды, учащением засух. Эти неблагоприятные тенденции особенно сильно затрагивают страны Ближнего Востока, которые уже сейчас ощущают нехватку пресной воды для сельского хозяйства. В дальнейшем ситуация будет не улучшаться, а ухудшаться. Так, согласно прогнозам известного российского специалиста-эколога, директора Института водных проблем В.Данилова-Данильяна, к 2025-2030 гг. почти половина населения Земли окажется в условиях, когда пресной воды не будет хватать для удовлетворения элементарных потребностей. В результате в глобальный кризис, связанный с дефицитом пресной воды, окажутся втянуты значительная часть Африки, Ближний Восток, Южная и Юго-Восточная Азия [7]. В-третьих, формированию мощного протестного потенциала способствовало увеличение доли молодежи в структуре населения Египта и Туниса, которые из-за экономических трудностей, не могли получить работу.

Таким образом, с точки зрения концепции эволюционных циклов экономического и политического развития, события в странах Ближнего Востока являются глубоко закономерными, с масштабными и долговременными последствиями. Речь идет не только об усилении потоков легальной и нелегальной иммиграции в страны ЕС, но и о возможности нового всплеска исламского фундаментализма.

Страны Арабского Востока входили в проект формирования континуума национально-территориальных государств, образующих современную международную систему, которая представлена ООН и до настоящего времени в известной мере контролировалась странами Запада. Современный кризис этого проекта фиксируется в понятии "несостоявшихся государств" (failed states), число которых в последние годы стремительно возрастает. В настоящее время симптомы государственной несостоятельности ряда этих стран стремительно нарастают. Проявляется несостоятельность в их неспособности противостоять современным вызовам, контролировать процессы, происходящие в обществе, противодействовать различного рода сепаратистским угрозам и поддерживать интеграционные процессы на общегосударственном уровне.

 

Список использованной литературы

  1. Амребаев А., Тулешов В. Ключевая фигура //Литер . 2011. 7 апреля-газетные статьи
  2. Казанцева О. Новый тренд глобальной безопасности // Казахстанская правда. 2011. 1 марта
  3. Matakbaeva L. Features of legitimation of power in post socialist states of eastern Europe // Вестник КазНПУ им. Абая. Серия « Международная жизнь и политика». – 2015 №3 (42) С. 15
  4. Мирзаян Г. Зыбучая Ливия // Эксперт №12.-2011-С.21-27
  5. Пастухов Е. «Большая перемена»//Центр Азии. №4(41). 2011. С. 24-27
  6. О характеристике этого периода и его концептуализации см.: Лапкин В.В. Глобальная динамика в эпоху великих потрясений: проблемы концептуализации // История и современность. №1. С. 5
  7. См.: Данилов-Данильян В. Вода дороже нефти? // Аргументы и факты. 2008. №4. С.
Год: 2017
Город: Алматы