Проблемы международной защиты прав детей во время вооруженного конфликта

В данной статье рассматриваются проблемы международной защиты прав детей во время вооруженных конфликтов и вопросы определения минимального возраста детей, ставших непосредственными участниками вооруженных конфликтов. Вопрос защиты прав детей в ходе вооруженных конфликтов становится все более важным, требующим внимания и развития новых подходов и обеспечения практического применения существующих правил, направленных на защиту детей 

В настоящее время проблема защиты жертв войны не теряет своей актуальности. Вопрос защиты прав ребенка во время вооруженного конфликта становится все более актуальным, требующим пристального внимания, разработки новых подходов и обеспечению практического применения уже имеющихся норм призванных защищать детей. Здесь следует подчеркнуть, что проблема правового статуса ребенка во время вооруженных конфликтов носит комплексный характер и включает в себя целый ряд отдельных аспектов: общих и связанных с отдельными категориями детей, ставших участниками конфликта. Это дети, вовлеченные в вооруженный конфликт в качестве его непосредственных участников, т.е. детисолдаты, дети, разлученные со своими семьями, дети-беженцы, дети-заключенные.

Можно до бесконечности перечислять множество факторов, которые непосредственным образом влияют на общее состояние защищенности детей в современных обществах. В целом, международное сообщество и настоящее время всерьез озабочено бедственным положением детей во многих регионах мира из-за социально-экономических потрясений, непрекращающихся вооруженных столкновений, стихийных бедствий, голода и болезней.

Наиболее насущными проблемами во время вооруженного конфликта являются следующие:

  • Вербовка детей для участия в вооруженных конфликтах, в качестве солдат;
  • Разлука детей с родителями в результате вооруженного конфликта;
  • Приостановление получения образования.

Наиболее часто дети призываются на военную службу в таких государствах, как Алжир, Ангола, Демократическая Республика Конго, Либерия, Руанда, Судан и Уганда. Происходит это путем вербовки, похищения детей с целью вовлечения в ряды вооруженных формирований, а также под принуждением. Известны также многочисленные случаи так называемого «добровольного» участия ребенка в военных действиях [1, С. 221].

В международном гуманитарном праве возраст призыва в вооруженные силы и принятия участия в военных действиях установлен в 15 лет (ст. 38 Конвенции о правах ребенка, ст. 77 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям 1949 г., ст. 4 Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям 1949 г.).

Дополнительный протокол – I 1977 года, обязывает стороны, находящиеся в конфликте, предпринимать все возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие 15 летнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях.

Необходимо отметить Факультативный протокол 2000 года к Конвенции о правах ребенка, касающемся участия детей в вооруженных конфликтах». Безусловно, он усиливает Конвенцию по ряду важных направлений, однако следует отметить, что его нельзя считать полностью удовлетворительным. Хотя минимальный возраст добровольного участия в вооруженном конфликте детей был повышен, однако соответствующее обязательство, возлагаемое на государства-участников состоит лишь в необходимости принять «все возможные меры» – формулировка, в значительной мере совпадающая с той, которая уже закреплялась Дополнительным протоколом I 1977 года. Кроме этого, данное обязательство распространяется только на прямое участие в военных действиях и в этом отношении даже слабее обязательства, установленного в Дополнительном протоколе II, где говорится об участии в военных действиях вообще. Таким образом, Факультативный протокол не защищает детей от непрямого участия в военных действиях, многие формы которого являются не менее опасными, чем прямое участие. Большим же плюсом протокола явилось повышение минимального возраста обязательного призыва, поскольку аналогичные положения Конвенции о правах ребенка и Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям говорят лишь о том, что государства-участники «стремятся отдавать предпочтение лицам более старшего возраста».

Конвенция 2182 МОТ, Африканская хартия о правах и благополучии ребенка установили запрет на вербовку и принятие в вооруженные силы лиц с 18 лет. Римский статут Международного уголовного суда определяет порог в 15 лет как границу возможного использования детей качестве солдат. Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка говорит, о 18 годах, однако допускает установление государствами другого минимального возраста для добровольного участия детей в вооруженных силах.

Практика показывает, что многочисленные международные документы в области защиты прав ребенка, в том числе – Конвенция о правах ребенка 1989 года (вступила в силу в 1990 году) и Факультативный Протокол к ней 2000 года, не являются той нормативной базой, которая обеспечивала бы эффективную защиту прав ребенка.

Первым международным документом по правам человека, к которому присоединился Казахстан, была Конвенция о правах ребенка. Конвенция основной договор, отражающий широкий круг гражданских, политических, экономических и социальных прав детей. Одним из четырех принципов заключенных в конвенции, является право ребенка на жизнь, выживание и развитие [2, С. 338].

Существующие международно-правовые акты, регулирующие положение ребенка во время вооруженного конфликта, отражают комплексность проблемы. Это Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Женевские конвенции 1949 года, в особенности IV, Дополнительные протоколы к ним 1977 года, международные соглашения о запрещении определенных видов оружия, Конвенция о правовом статусе беженцев 1951 года и Протокол к ней 1967 года, Конвенция МОТ №182 о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда 1999 года, а также Конвенция о правах ребенка 1989 года, Римский статут Международного уголовного суда 1998 года, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года и многие другие. В рамках международных региональных организаций, а также специализированных учреждений ООН также заключены различные соглашения, регулирующие правовой статус ребенка в вооруженном конфликте.

Несмотря на ряд недостатков, Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка явился важным шагом на пути обеспечения защиты детей от участия в вооруженных конфликтах. Протокол налагает на государства обязательства обеспечить не только эффективное осуществление предусмотренных им положений, но и демобилизацию детей, а также их реабилитацию и интеграцию в общество (ст. 6), равно как и обязательство сотрудничать друг с другом в данных целях (ст. 7) [4]. Контроль за исполнением обязательств, взятых на себя государствами по данному Протоколу, осуществляет Комитет по правам ребенка, который является контрольным органом в отношении самой Конвенции о правах ребенка [5, С. 142-144.].

IV Женевская конвенция предусматривает общую защиту детей как лиц, не принимающих участия в военных действиях. Согласно Конвенции дети, как часть гражданского населения, подпадают под действие всех положений, касающихся обращения с покровительствуемыми лицами, которые определяют основной принцип гуманного обращения с людьми, включающий уважение к жизни, физическую и психическую неприкосновенность, уважение человеческого достоинства, запрещение оскорбительного и унижающего обращения, запрещение осуждения и применения наказания без суда (ст. 3). В отношении детей, как и всего гражданского населения, запрещаются пытки, телесные наказания, медицинские и научные опыты, коллективные наказания, репрессалии, меры запугивания или террора, взятие заложников, незаконное депортирование и т.д. (ст. 13, 27, 30-34, 147).

IV Женевская конвенция содержит также специальные положения о защите детей от последствий военных действий. В соответствии со статьей 14 Конвенции дети до 15 лет и матери детей до 7 лет подпадают под категории гражданского населения, для которых могут создаваться специальные санитарные или безопасные зоны. Аналогичным образом дети и роженицы входят в категорию гражданских лиц, которые должны быть эвакуированы из осажденных или находящихся в окружении зон (ст. 17). Согласно статье 23 Конвенции должен разрешаться свободный пропуск посылок, предназначенных для детей до 15 лет и рожениц.

На оккупированных территориях дети, не достигшие 15 лет, беременные женщины и матери детей до 7 лет должны продолжать пользоваться любыми преимуществами в отношении питания, медицинского ухода и защиты от последствий войны, которые предоставлялись им в соответствии с мерами, принятыми до оккупации (ст. 50). В этой же статье предусматривается, что оккупирующая держава обязана содействовать работе учреждений, попечению которых вверены дети на оккупированной территории. Интернированные беременные женщины и дети до 15 лет должны получать дополнительное питание в соответствии с их физиологическими потребностями (ст. 89). Статья 38 содержит положение, что дети до 15 лет и матери с детьми до 7 лет, принадлежащие к стороне противника, пользуются специальными преимуществами в той же степени, что и граждане данного государства.

Согласно Конвенции стороны обязываются "принимать необходимые меры, чтобы дети до 15 лет, осиротевшие или разлученные со своими семьями вследствие войны, не были предоставлены сами себе и чтобы облегчить при всех обстоятельствах их содержание, выполнение обязанностей, связанных с их религией, и их воспитание" (ст. 24). Оккупирующая держава должна способствовать установлению личности детей и регистрации их родственных связей, она не имеет права изменять семейное или гражданское состояние детей (ст. 50). Женевская конвенция признает, что каждая из находящихся в конфликте сторон должна облегчать розыск, проводимый членами разлученных войной семей с целью установления связи друг с другом, а по возможности, и воссоединения. Каждое лицо, находящееся на территории участвующей в конфликте стороны или на оккупированной территории, имеет право сообщать о себе членам своей семьи, где бы они ни находились (ст. 25, 26) [6].

Женевская конвенция запрещает выносить смертный приговор в отношении лиц, не достигших 18летнего возраста (ст. 68). Статья 76 указывает, что в отношении несовершеннолетних, содержащихся в заключении на оккупированной территории, должен приниматься во внимание специальный режим, они должны быть, по возможности, отделены от остальных заключенных.

В Дополнительном протоколе 1 впервые был четко сформулирован принцип особой защиты детей во время международных вооруженных конфликтов: "Дети пользуются особым уважением и им обеспечивается защита от любого рода непристойных посягательств. Стороны, находящиеся в конфликте, обеспечивают им защиту и помощь, которые им требуются ввиду их возраста или по любой другой причине" (ст. В Дополнительный протокол 2 включено подобное положение и в отношении вооруженных конфликтов немеждународного характера. Статья 4 (п. 3) гласит, что "детям обеспечиваются необходимые забота и помощь".

Важнейшей задачей мирового сообщества является в данном аспекте окончательное закрепление минимального возраста непосредственного участника вооруженного конфликта 18 лет, а также, что, возможно, еще важнее, отлаженная система контроля за соблюдением данных норм. Необходимо государствам на международном уровне разработать международные нормы регулирующие вопросы по устранению привлечения детей к участию в вооруженных конфликтах.

 

 

  1. Никофонов К. Правовые аспекты защиты детей в вооруженных конфликтах // Московский журнал международного права. 2007 №4.
  2. Сабитова А.А. Охрана материнства и детства: международный аспект // Материалы международной научно-практической конвенции «Развитие гражданского общества в Казахстане: конституционно-правовое обеспечение». 27 февраля 2007 г.
  3. Никофонов К. Правовые аспекты защиты детей в вооруженных конфликтах // Московский журнал международного права. 2007 №4.
  4. Факультативный протокол от 25 мая 2000 года к Конвенции о правах ребенка, касающемся участия детей в вооруженных конфликтах.
  5. Пиотух О.А. Международно-правовая защита детей во время вооруженных конфликтов // Российский ежегодник международного права. Специальный выпуск. – СПб.,
  6. Старовойтов О. Защита детей в период вооруженных конфликтов. Белорусский журнал международного права и международных отношений 1999 №3.
Год: 2014
Город: Алматы
loading...