Лингвокультурологическое поле концепта и его отражение в разных картинах мира

В статье рассматривается лингвокультурологическое поле концепта и его отражение в разных картинах мира, а именно определяется содержание концепта «водка» на русском и казахском языках.

Cопоставительный анализ русского и казахского языков свидетельствует о том, что большинство слов обоих языков являются эквивалентными и не вызывают лингвокультурологической интерференции при усвоении. Привыделении эквивалентной лексики немаловажную роль играет лексический фон слова. Фоновые знания предполагают выход за пределы денотативного значения слова и широкое привлечение национально-культурных ассоциаций, присущих лексической единице в данной лингвокультурной среде. Так, содержание слова «водка»в русском языке и «арақ» в казахском языке совпадает на понятийном уровне и обозначает алкогольный /опьяняющий/ напиток с горьким вкусом, смесь спирта с водой. Однако в русском языке, в отличие от казахского языка, слово это обладает лингвокультурной значимостью, обозначая целое культурное явление, присущее русскому народу и занимающее определенное место в русской культуре. С этой точки зрения слово «водка» это понятие культуры, культурный концепт. Рассмотрим его с этой стороны.

Как известно, одним из неизбежных линий развития цивилизации является употребление во всем мире опьяняющих средств. В современной цивилизации существуют три мировых ареала этого явления:

1.западный (европейский) ареал с центральной ролью таких спиртных напитков, как коньяк, виски, водка;

2.восточный (азиатский) ареал с центральной ролью растительных наркотических средств типа конопли, мака и их производных (гашиш, опиум);

3.латино-американский и африканский с центральной рольюрастительных наркотических средств типа кокаинового куста и дерева какао в Латинской Америке, кофейного дерева и дерева кола в Африке и продуктов на их базе (кокаин, кофеин, напитки кофе, какао, кока-кола, сладости какао, шоколад и т.п.), а также с центральной ролью табака.

К этому можно присоединить еще древнеиндоевропейский ареал с базовым продуктом «наркотический гриб», отраженный в культе таких грибов у древних скандинавских викингов, в настоящее время в виде пережитков в Швеции и Норвегии, а также в Ленинградской области в России [1].

Таким образом, «главным» спиртным напитком у русского народа является водка, как у французов коньяк, у англичан – джин или виски, у немцев – шнапс. Согласно толковым словарям, водка — это «алкогольный напиток, смесь очищенного спирта с водой» [2]; «алкогольный напиток, разбавленный водою винный спирт; хлебное вино» [1]; «алкогольный напиток, представляющий собой смесь очищенного этилового спирта (от 40 до 50 объемных процентов) с водой. Пшеничная в. Смирновская в.» [3, 4], и т.п. Таким образом, в толковых словарях определяется предметное значение, денотат слова. Попытаемся описать это слово со стороны несомого им понятия культуры, концепта. С этой точки зрения, водка, русская водка — явление специфически русское, хотя, помимо водки, на Руси издревле существовало еще два класса «хмельных» напитков — пива и меды. Особенно любим был игристый мед или медовина. Мед, разбавленный водой, естественным путем начинает бродить, или, как говорили, играть. Происходит сахаристое брожение, в результате которого появляется алкоголь. Медовину готовили, проварив мед с водой и дав напитку переиграть. Летопись сообщает о грандиозном празднестве, устроенном князем Владимиром после избавления от нашествия печенегов: «Сотвори праздник велик, вари 300 провар меду, и созываша боляре своя и посадникы, старейшины по всем градам» (Летопись по Лаврентьевскому списку, с. 83).Мед собирали от диких пчел, гнездившихся в дуплах деревьев — бортях. Мед был продуктом дорогим, доступным для знати, и подавался он на большие торжества.

Другие хмельные напитки готовили из зерновых культур, которые были в каждом крестьянском дворе. Игристый хлебный квас настаивали из муки и из хлеба. Поскольку заготовка для сбраживания теста называлась в старину также квасом, можно предположить, что мука или отруби, залитые водой и перебродившие, давали кисловатое питье — квас, хорошо утолявший жажду. Вкус кваса различался в зависимости от использованных продуктов, но наилучшим считалсяприготовленный из ржаной муки с добавлением солода и хмеля. Солод — мука или крупа из пророщенных зерен ржи и ячменя улучшали вкус напитка и придавали ему темный цвет.

Из тех же продуктов и по сходной рецептуре делали пиво — всем известный слабый хмельной напиток, приготовляемый из ячменного солода. На его опьяняющий характер указывает само определение «хмельной». Хмель — многолетнее вьющееся растение из семейства коноплевых длиной до 6 м с плодами в виде шишечек, которые и дают основной продукт – хмельное вещество лупулин, употребляемое для придания вкуса, горечи и пьянящего качества пиву в пивоварении; хмель разводится и растет дико по берегам рек на юге и в теплых районах центральной России. В русском быту свойства пива отразились в оборотах быть под хмельком; употреблять хмельное; в рот не брать хмельного и т.п.

Крепость пива различалась в зависимости от способов приготовления. Легкий напиток назывался оловина, существовавший еще со времен древней Руси. Его называли ол, др.-рус. олъ, оллъ. В древнерусских письменных памятниках этим словом переводили библейский термин QIKEPAсикер, древнееврейское слово, означающее всякий хмельной напиток, кроме вина, но также и молодое (не бродившее) вино. Соответствия др.-рус. олъимеются в различных языках: литовском, осетинском, древнеанглийском и финском, скандинавских языках, всюду со значением «пиво». Встречается также и в фольклорных текстах в значении «сказочная пища, утоляющая голод навсегда» [5]. В дальнейшем оловину готовили из овса, хорошо прожаренного на сковородках. Более крепкий напиток получали, протомив заготовки в печи. Для этого имелись специальные глиняные горшки для стекания сусла. На нем заводили брагу, разбавив сусло водой и дав перебродить. Название напитка — брага воспроизведено от глагола бродить. Имелось много вариантов этого напитка: брага простая — т.е.слабохмельная, была похожа на квас, брага пьяная заваривалась с хмелем и имела больше крепости. Готовили брагу овсяную, пшенную или бузу — из разваренного и заквашенного пшена, иногда с медом. Брага называлась также полпивом или полпивцом, так как по крепости уступала пиву. Этот напиток всегда заваривали с хмелем и давали выстояться. Пиво варили из ржи, ячменя и овса, наилучшим считалось ржаное. Оно было крестьянским хмельным напитком, который подавался на все семейные, старинные народные и христианские праздники. Среди них был особый сельский праздник — братчина, или праздничный общесельский пир в складчину, на который могли приходить все желающие из окрестных селений, как званые, так и незваные.

Таким образом, в конце ХIII века прежние меды, пиво и брагу потеснил более крепкий напиток – водка. Историки полагают, что способ перегонки для получения водки был занесен в Восточную Европу итальянскими купцами генуэзцами (из Генуи), в свою очередь перенявшими его с Востока, конкретно в Россию в 1398 г. Генуэзские купцы, владея приморскимиместами, Таврическим полуостровом, имели торговые отношения с Россией и продавали водку как целительный бальзам под именем «жизненной воды» за дорогую цену. Они производили ее посредством выгонки из винных дрожжей, сочных плодов и хлебного зерна. После падения Генуэзской торговли в ХV столетии, тайна возделывания стала всем известна, тем не менее, водка долго еще продавалась как лекарство. Вообще водка перешла в Европу из Аравии в конце ХIII века. Торговец РаймундЛулий, находясь на острове Майорка, бывшем тогда в руках аравитян, узнал там от одного ученого мужа способ приготовления водки, называемой «жизненною водою» (AquaVitae) и привез ее в Европу /в 1290 г./. Тогда все считали эту водку за воду, полученную от философского камня. Ее предписывали принимать каплями, и она производила целебное действие. Генуэзские же купцы узнали способ приготовления этого напитка от Арнольда де Виллана, который выведал секрет у Луллия [6].

В России употребление водки получило широкое распространение, чему способствовали излишки зерновых, которые стали накапливаться в связи с успехами сельского хозяйства, особенно в южных «пшеничных» местностях. Благодаря этому появились возможности для получения из хмельного сусла путем перегонки паров через медные трубы спиртсодержащей прозрачной жидкости. В ХYI–XYII вв. проводили опыты по выкуриванию самогона. Перегонку повторяли два-три раза и достигали иногда такой крепости, что умирали от выпитого. Наконец, правительство с 1902 г. установило единую крепость для продажной водки в 40 градусов. Этому способствовали исследования Д. И. Менделеева, благодаря которым с конца XIX века русской (а точнее – московской) водкой стал считаться лишь такой продукт, который представлял собой зерновой (хлебный) спирт, разведенный по весу водой точно до 40 градусов. Этот менделеевский состав водки и был запатентован в 1894 году правительством России как русская национальная водка –«Московская особая» [1].

Употребление водки, которую пили ―не только пред обедом, но во весь день‖ носило какой-то героический характер. ―Русский народ издавна славился любовью к попойкам. Еще Владимир сказал многозначительное выражение: ―Руси веселие пити: не можем без того быти!‖. Русские придавали пьянству какое-то героическое значение‖ [7, 149-150]. Водка для русского человека значила многое: ―Водка для нашего брата пользительна… И сколько ей одних названий: и соколик, и пташечка, и канареечка, и маленькая, и на дорожку, и с дорожки, и посошок, и сиволдай, и сиводрала…‖ [8]. Об этом свидетельствует и множество разнообразных выражений, например, ―Пьяному море по колено‖, ―Пьян как сапожник‖, ―Чокнулись по-русски‖ и т.д. Роль лингвокультуремыводка в жизни русского народа наглядно демонстрируется в многообразии названий: сивуха, сиволдай, сильвупле, царская, петровская, чем тебя я огорчила и т.д.; в образцах художественной литературы, например:

  • Роману Борисовичу хотелось бы выпить с холодучарку колганной, закусить чесночком… Выпил, отдулся. Грыз огурец, капая рассолом на камзол. Ни капусты с брусникой на столе, ни рыжиков соленых рубленных, с лучком.[9];
  • (Князь-кесарь) принимал чарку перцовки, такой здоровой, что иной нерусский человек, отпив ее, долго бы оставался с открытым ртом, закусывал кусочком черного посоленного хлеба и кушал: ботвинью, всякое заливное, моченое, квашеное, лапшу разную, жареное, ел по-мужицки, не спеша.[9] .

В целом, словарная выборка пословиц и поговорок свидетельствует о роли спиртных напитков в жизни русского народа, например:

 пан;

  • в кумовьях не быть и пива не пить;
  • крестьянская сходка – земская водка;
  • водка – вину тетка; хоть водка, хоть вино, а все одно;
  • без шуму и брага не закиснет;
  • с кумом бранюсь, на пиве мирюсь, с чужим побранюсь – винцом зальюсь;
  • винца (пролитого) не подклевать, побоев не подобрать;
  • не побив кума, не пить и пива;
  • было бы вино, а пьяны будем;
  • была бы брага, а во что слить – найдем;
  • наши прадеды живали – мед, пиво пивали, а как бражки жбан – старичок наш 
  • деды наши живали – мед, пиво пивали, а внуки живут – и хлеба не жуют;
  • не пей, кума, дарового вина;
  • не шуми у браги: не позовут к пиву;
  • сколько пива, столько и песен;
  • по гостям и пиво;
  • по батьке и пиво, по бабе и брага;
  • прося пива, не напьешься;
  • кума, сойди с ума: купи вина!
  • Выпивши пиво – да тестя в рыло; поев пироги – тещу в кулаки;
  • До тридцати греет жена, после тридцати – рюмка вина, а после – и печь не греет;
  • Молодой ум, что молодая брага;
  • Молодое пиво уходится, молодой квас – и тот играет;
  • Кто вина не пьет, пьян не живет; кто жены не бьет – мил не живет;
  • Он не кот, молока не пьет, а от винца не прочь;
  • хлеба нету, так пей вино;
  • меняй хлеб на вино – веселей проживешь;
  • за хлеб за соль, за щи – спляшем, а за винцо – песенку споем и т.д.[10].

Употребление алкогольных напитков у русского народа носило также ритуальный характер. К таким ритуальным особенностям относились такие, как: 1) наливать чашу, чарку, вообще сосуд, из которого пьют, дополна; отсюда возникли такие выражения, как наливать всклянь, всклень, склень; дом скляный, что полная чаша и т.п.; 2) наливать дополна, а пить до дна, что имеет символическое значение и обозначает полноту жизненных благ и полноту их потребления. Пить до дна, по-видимому, восходит к еще более древнему обычаю пить из рога,который выступает сам по себе и каксимвол жизненной силы; 3) самая характерная черта состоит в том, что русскому человеку требуется выпивание коллективное. На протяжении всего Средневековья и в более позднее время ―коллективное питье способствует укреплению социальных связей, и, наоборот, человек, которого обнесли круговой чашей на пиру, становится социальным изгоем. Поэтому так важно участвовать в пиршестве, занимать свое, строго определенное место за столом, пить в свою очередь и никак не меньше того, что положено‖ [10, 170-177; 173].

Водка упоминается и в десятках русских народных обрядов, и в обычаях, например, чарку водки всегда ставили на могиле родителей в поминальный день; существовал также древний обычай платить за работу водкой и т.д. Но надо отметить, что опъянение и тем более пьянство осуждалось и в самом русском народе, оно рассматривалось церковью на Руси уже с XI века не только как бытовой порок, но и как служение бесам и языческим богам [1, 304].

Таким образом, лингвокультурема русская водка, хотя и имеет эквивалент арақ в казахском языке, на самом деле представляет собой специфическое явление русской культуры, культурный концепт, характеризующийся своими особенностями и длительной историей.

Данные концепты являются средством отражения картины мира как совокупности знаний и представлений человека об объективном мире. В качестве средства отражения окружающей действительности указанные концепты могут функционировать в структуре модели межкультурного взаимодействия контактирующих народов в условиях межкультурной коммуникации как диалога культур с целью приобщения и овладения различными формами культуры.

 

Литература:

  1. 1.Толковый словарь русского языка//под ред. профессора Д.Н. Ушакова, М., Наука, 1934-1940, том I-IV.
  2. 2.Ожегов С.И. Словарь русского языка //Под ред. Н.Ю.Шведовой. – 15-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1984. – 816 с.
  3. 3.Большой толковый словарь русского языка /Сост. и гл. ред. С.А.Кузнецов. – СПб.: Норинт, 1998, с. 226.
  4. 4.Солнцев В.М. О лингвистических мифах //Знание языка и языкознание. – М., 1991, с. 56-71, с. 65.
  5. 5.Салтыков М.Е. Мелочи жизни. Портной Гришка // Повести и рассказы М.: Худ.лит., 1989.
  6. 6.Толстой А.Н. Петр Первый. // Собрание сочинений. Том I. М.:Худ.лит.-1963.-228с. 7.Топорков А.Л. Русское пьянство: символика и ритуальные особенности //Кодови словенских култура. Храна и пиhe. Броj 2. Ред. ПредрагПипер. Белград, Clio, 1997, с. 170- 177, с.173.
  7. 8.Словарь синонимов русского языка / под ред. Л.А.Чешко. Изд. четвертое, м.: Русский язык, 1975, 600 стр., 357 с.
  8. 9.Карутц Р. Среди киргизов и туркменов на Мангышлаке Спб., 1910, с. 117.
  9. Даль В.И. Пословицы русского народа: Сборник в 2-х т. М.: Художественная литература, 1984. – 383 с. (1 т.) и 399 с. (II т.).
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...