Национальная специфика в евразийском региональном контексте: евразийский космизм целинного края

Статья посвящена актуальной теме евразийства. Сегодня евразийская идея дает импульс для развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве, пересекаясь с евразийскими инициативами нашей страны. 

Еще более ста лет назад Карл Ясперс говорил, что никакая культура не может развиваться в изоляции, источник культурного прогресса – взаимодействие культур, различия которых взаимно питают процессы их развития. Сейчас на Земле существует огромное разнообразие культур – Запад и Восток, Север и Юг, джунгли Амазонии и Новая Гвинея, юная Америка и древний Китай, Япония, успешно преодолевшая последствия двухсотлетней самоизоляции, и другие… Взаимодействие и взаимообогащение земных человеческих культур еще долго может быть источником культурного прогресса, как всего человечества, так и «симфонической личности», то есть его отдельных рас, народов и наций.

Как отметил А. В. Семушкин, современные политики и ученые полагают, что перспектива мирового социально-исторического процесса на ближайшее будущее, а именно, границы, контакты и конфликты между странами и народами, в ХХI веке будут определяться не идеологическими или экономическими факторами, а цивилизационными, принадлежностью людей к той или иной традиции, религии, культуре, в результате чего государства пестрого цивилизационного состава будут фатально обречены на распад и автоматически сойдут со сцены мировой политики (мнение С. Хайтингтона). 

Встает вопрос, насколько евразийская идея теоретически обоснована и, следовательно, осуществима на практике? Евразийский проект разворачивается панорамно от ―пульсирующего чередования‖ в истории Евразии имперских (скифы, гунны, татары) и локальных (хазары, печенеги, половцы, сарматы и.т.д.), объединенных антиномичностью, дуальностью спецификой природы и хозяйствования народов Евразии (лес и степь, оседлость и кочевье) и до сегодняшнего дня – космического евразийства, как совместной духовно-материальной программы соразвития Казахстана и России. И с этой обеспокоенностью, восходящей к Г. В. Вернадскому, можно согласиться. Если ―пульсирующее чередование‖, т.е. организационная неустойчивость Евразии, свидетельствующая о тщетности периодических усилий, свидетельствует о невозможности построения единого и благополучного евразийского пространства, то мы приходим к утопичности евразийского проекта. Ведь природа диктует народам Евразии жить врозь и общаться как независимым субъектам истории, а государство и государственная воля вынуждают их жить вместе.

Попытаемся ответить на поставленный вопрос с позиции национальной специфики в евразийском региональном контексте. Речь пойдет о Северном Казахстане, точнее Костанайском целинном крае, на территории которого (как и Челябинской области России) находятся останки древнейшей арийской цивилизации Аркаим – родины Заратустры (согласно легендам). Здесь, на этой земле, евразийский проект реализуется и воплощается в различных интеграционных связях и отношениях, включая хозяйственные и мировоззренческо-духовные, воплощенные наиболее ярко в космической программе взаимодействия Республики Казахстан и Российской Федерации. Многие десятилетия земля Костаная принимает радушно, по-земному своих сыновей, возвращающихся из далеких космических полетов. Первые шаги космонавтов, после полета в космос, происходят именно здесь, в торгайских степях...

Космическое сотрудничество странлидеров на постсоветском пространстве дает мировому сообществу, как духовные ценности, так и так называемый космический хай-тек. Объединенные учением евразийства, они способны внести свой замечательный вклад в образование сверх-цивилизации будущего человечества, как содружества цивилизаций. Согласно евразийской философии Николая Трубецкого, основоположника евразийства, многополярность мирового устройства, мирное взаимодействие цивилизационных центров, гармоничное сосуществование культурных мировых кругов способствуют развитию человеческой культуры, в том числе, космического евразийства. А сочетание славянского и тюркского этносов, по Л. Н. Гумилеву, образует «евразийский сверх-этнос».

Забытые идеи прошлого сегодня востребованы самой жизнью. Внимание к евразийской идеологии, как правило, не выходило за пределы историографического интереса. Жизненная ценность евразийской программы сегодня представляется перспективным проектом соразвития Казахстана и России, а в будущем всего человечества.

В современной науке существуют различные варианты евразийского проекта, основоположниками которого явились Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий, Г. В. Флоровский, П. П. Сувчинский. Современные представители евразийства А. Г. Дугин, А. С. Панарин, В. В. Малявин, В. Я. Пащенко, Г. Д. Чесноков, В. В. Кожинов, и др. провозглашают создание славяно-тюркской интеграции и ―евразийской‖ сверхдержавы.

Известный отечественный геополитик А. Г. Дугин считает, что евразийский импульс действует в современной России так же объективно и последовательно, как он действовал всегда, на протяжении всей русской истории, на разных этапах выражаясь по-разному. По мнению автора, ―именно в единстве геополитического вектора и заключается осевая реальность, объединяющая между собой такие далекие явления, как Киевская Русь, Московское царство, романовская Россия или Советский Союз‖ [1, с. 16].

Современным видится некоторым авторам (Л. П. Ахраменко [2], В. Я. Пащенко [3] и др.) учение ―последнего‖ евразийца Л. Н. Гумилева. И хотя его взгляды значительно отличаются от евразийства двадцатых годов, в сущности, все работы Л.Н. Гумилева представляют собой реальное развитие идей евразийства через синтез наук и попытку преодоления влияния на общественное сознание европоцентристского стереотипа.

Его концепция этногенеза и евразийской общности способна открыть путь к эволюции России в качественно новый межнациональный союз народов. Л. Н. Гумилев был противником распада страны как необходимого условия для вхождения в семью цивилизованных государств и считал, что способом существования для европейских государств была дезинтеграция, которая особенно активно протекала в XVI-XVIII вв. Что же касается народов Евразии, то, несмотря на большое разнообразие географических условий, объединение всегда оказывалось выгоднее разъединения. По мнению Л. Н. Гумилева, ―дезинтеграция лишала силы, сопротивляемости: разъединение в условиях Евразии значило поставить себя в зависимость от соседей‖ [4].

Двадцать лет назад в стенах МГУ им. М.В. Ломоносова 29 марта 1994 года Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев выступил с программным докладом «Евразийство: от диалога к взаимодействию». В Императорском зале исторического здания Московского университета на Моховой 11 марта 2014 года запланировано проведение международной конференции, посвященной этому юбилею, с лекцией Президента Республики Казахстан Нурсултана Абишевича Назарбаева.

Сегодня евразийская идея дает импульс для развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве, пересекаясь с евразийскими инициативами нашей страны. Особенно она важна для полиэтничных и многоконфессиональных государственных образований, какими, к примеру, являются Республика Казахстан и Российская Федерация. Эта инициатива будет способствовать тому, что сильные национальные государства смогут противостоять глобализму и участвовать в процессах истинной глобализации.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Дугин А. Г. Евразийская платформа// Независимая газета. 15 ноября 2000. С.
  2. Ахраменко Л. П. Евразийские взгляды Л. Н. Гумилева и перспективы развития российского суперэтноса// Социальная теория и современность. Евразийский проект модернизации России: ―за‖ и ―против‖. Москва, 19
  3. Пащенко В. Я. Идеология евразийства. Москва,
  4. Гумилев Л. Н. От Руси к России. Москва, 1992. С.
Год: 2014
Город: Костанай
Категория: Социология