Роль пунктуации в газетном тексте

Актуализация прагматического аспекта языковых единиц и речевого общения в целом послужила стимулом к исследованию ряда явлений и фактов, долгое время остававшихся вне поля лингвистов. Речь идет о пунктуационных знаках, их прагматической функции.

Существует несколько подходов к трактовке функций пунктуационных знаков, их семантике. Так, сторонники синтаксического подхода главную функцию пунктуационных знаков усматривают в делимитации границ предложений и их составных частей. Данный подход имеет давнюю традицию (1.). При логическом подходе пунктуационные знаки трактуют как средство выражения тех логико-смысловых отношений, которые невозможно выразить лаконично лексически или синтаксически. Такая интерпретация функций и семантики пунктуационных знаков отражена в работах Абакумова С.И. (2.), Буслаева Ф.И. (3.), Шапиро А.Б.(4.).

Представители интонационной теории пунктуации рассматривают пунктуационные знаки как письменное отражение просодии высказывания. Этот подход прослеживается в трудах Пешковского А.М. (5.), Щербы Л.В. (6.), (7.). Для русской пунктуации характерна жесткая регламентация постановки пунктуационных знаков, когда те или иные пунктуационные знаки ставятся в соответствии с точно определенными правилами, ориентированными на синтаксическую структуру высказывания. Жесткие ограничения на использование пунктуационных знаков породили в художественной литературе массовое сознательное их нарушение. Доказательством могут служить тексты художественных произведений, когда автор использует пунктуационные знаки как средство выражения своего отношения, оценки, для подчеркивания значимости, для противопоставления и т.д.

Однако в последнее десятилетие общая тенденция к демократизации коснулась и сферы пунктуации. Язык газеты располагает разнообразными средствами создания прагматической установки текста, среди которых особую роль играют пунктуационные знаки, оцениваемые специалистами как средства выражения имплицитной оценочности. Подобную трактовку функций знаков препинания мы находим в работе Е.В. Урысон, автор отмечает, что при обособлении происходит совмещение коммуникативного членения и комментирования, когда «говорящий предупреждает слушающего, что он каузирует его знать Х об У» (8.6).

Повышение эмоционального фона газетного текста, усиление его прагматического аспекта выразилось и в более активном использовании пунктуационных знаков – кавычек, многоточия, вопросительных и восклицательных знаков, тире, их комбинации – не для выражения делимитации текста или логико-семантических отношений между частями текста, а для передачи определенных прагматических значений, интенций пишущего. Например, вопросительный знак в скобках выражает сомнение автора в реальности осуществления того, о чем говорится в тексте: «В недрах Минобразования якобы уже разработана и методика дистанционного образования (?) детей-инвалидов по индивидуальным программам на дому». (АиФ-Казахстан №27, 2000). Приведенный пример интересен тем, что он иллюстрирует случай комплексного выражения интенции автора – сомнение – несколькими способами – вербально словом якобы и графически.

В данном примере функция вопросительного знака – оценочная и выражение конкретной интенции пишущего (сомнение) – иллюстрирует такой его признак, как относительная функциональная самостоятельность вопросительного знака, так же, как и восклицательного. Эти два знака мы характеризуем как относительно самостоятельные, ибо они часто используются в письменной речи только как средство выражения оценочности, тогда как у остальных знаков препинания оценочность как бы является дополнительной, накладывающейся на их основную функцию – выделительную, предупредительную. Самостоятельность вопросительного и восклицательного знаков позволяет их использовать в любом месте, по отношению к любой части оцениваемого высказывания.

Многоточие используется для показа несоответствия содержания текста реальной действительности: «Попробуй-ка инвалид-колясочник самостоятельно подняться на крыльцо местного акимата…». (АиФ-Казахстан, №27, 2000). И в этом предложении ирреальность содержания выражается комплексно – структурой предложения, где сказуемое при подлежащем- субстантиве выражено глаголом в форме повелительного наклонения с частицей - ка и многоточием. Попутно отметим, что подобное использование многоточия не зафиксировано в интересной работе Мырзахметовой Т.Ш., посвященной семиотическому и функционально- прагматическому анализу многоточия (9).

Интерес представляет использование многоточия в следующем примере: «На первых выборах за г-на Назарбаева проголосовало 96% избирателей, и я точно знаю, что это был искренний и осознанный выбор. А потом… как говорится, брожение умов начинается с урчания пустых желудков». (Панорама, 10.08.2001).

Данный небольшой текст основан на противопоставлении, которое эксплицировано сочетанием на первых выборах и наречием потом, члены указанной оппозиции характеризуются противоположными оценочными семами. Первый компонент имеет положительную оценку (на первых выборах 96% избирателей осознанно и искренне отдали голоса президенту). Положительная оценочность заложена в семантике слов осознанно и искренне, кроме того (она) оценочность выражена конситуативно, ибо любой носитель русского языка, обладающий определенной суммой фоновых знаний, знает, что 96% голосов избирателей на выборах – это свидетельство очень высокого рейтинга избираемого. Использование противительного союза, а в сочетании наречным словом потом ясно указывает на то, что второй компонент этого противопоставления характеризуется отрицательной оценочностью. Однако сам компонент не выражен, опущен. Многоточие, указывая на это опущение, недоговаривание, приобретает дополнительную модально-прагматическую функцию – автор текста не считает необходимым открыто назвать отрицательное явление, но, опираясь на общие с коммуникантом фоновые знания, дает ему возможность самому догадаться, о чем идет речь. Подсказкой служит использование в дальнейшем тексте паремии разговорного характера «брожение умов начинается с урчания пустых желудков».

Многоточие в газете может быть использовано для выражения значения неожиданности, как это наблюдается в следующем примере: «…Вглядываешься в картины, и в следующую минуту уже напрочь забываешь об уличном пекле. Кстати на вернисаже сделать это помогли и… учащиеся детской музыкальной школы №2. Юные музыканты своей игрой создали тот фон, который как нельзя лучше способствует восприятию художественных произведений». (Веч. А., июль 2002). В данном тексте неожиданность сочетания восприятие картины и учащиеся детской музыкальной школы реализуется через многоточие.

Многоточие в газетном тексте используется с целью обращения внимания читателя на последующую информацию, которая позволяет иначе оценивать информацию предыдущего текста. В подобных случаях многоточие следует за словами: однако, но, только вот… Например,«Убить кредитора – удобный способ, на который сваливают все сегодняшние житейские трудности и проблемы. Только вот… Путь этот избирают не нищие, доведенные до отчаяния жизненными проблемами люди. Убивают другие, для которых цена разноцветных бумажек, называемая деньгами, выше каких-либо моральных и нравственных принципов». (Веч. А., июль, 2002).

Восклицательный знак используется подчеркивания значимости информации, для привлечения внимания читателя к этой информации: «… рейтинг симпатий у оппозиции крайне невелик – в ее пользу высказалось лишь 7-я часть опрошенных, – тем не менее он почти в (!) раз превышает аналогичный рейтинг у власти». (АиФ-Казахстан, №14, 2000).

Наряду с традиционными, издавна установленными функциями (выделение прямой речи, выделение цитат и условных наименований), многочисленные случаи факультативного употребления кавычек, представляющиеся внешне довольно пёстрой массой, могут, по мнению Б.С. Шварцкопфа, рассматриваться как широкая сфера оценки письменного текста.

Основываясь на таких функциях кавычек, как выделительная и предупредительная, модальная и метаязыковая, Б.С. Шварцкопф определяет четыре группы:

  1. кульминативная группа (слово/выражение выделяется в тексте для привлечения к нему внимания читающего);
  2. переносная группа (выделяется слово/выражение, имеющее метафорическое, метонимическое значение, передающее сравнение);
  3. модальная группа (выделяется слово/выражение иронию или отрицательную оценку передаваемых понятий/реалий, обозначающих ощущение неточности или условности номинации);
  4. метаязыковая группа (кавычки выступают как способ оценки потребляемых языковых средств, обозначения чуждости средства стилистическому контексту или лексикону пишущего)» (10,374-375).

Имеющийся в нашем распоряжении материал позволяет судить о наибольше активности третьей, модальной группы.

Рао Суджата, анализируя прагматический аспект газетного текста, особое внимание обращает на использование кавычек: «Кавычки осуществляют установление дистанции между автором высказывания и автором оценки, заложенной уже в прямой функции кавычек. С их помощью автор передает, что сам он не разделяет оценку, данную в кавычках, и не рекомендует ее читателям. На этой основе и развиваются разного рода прагматические эффекты». (11,40).

Автор усматривает преимущество кавычек как имплицитного средства оценки в том, что не каждый читатель способен воспринять скрытую оценку. Это, в свою очередь, позволяет газетам сохранить облик объективности (11,43).

Мы хотели добавить, что неявность оценочности усиливает ее прагматическое воздействие. В этом плане можно провести определенную параллель между оценочностью, выражаемой знаками пунктуации, и оценочностью прагмем [термин М.Н.Эпштейна – Б.Р.], под которыми понимаются оценочно-референтные слова, в семантической структуре которых на равных представлены предметное и оценочное значения, и эти значения тесно связаны.

Как указывает М.Н.Эпштейн, прагмемы в коммуникативном плане наиболее автономны. Представляя собой свернутые суждения, прагмемы обладают особой силой убеждения, характеризуются устойчивой коммуникативной установкой.

Воздействием прагмем на слушающего/читающего в сравнении с чисто оценочными словами, в которых значение содержит только оценку, но безотносительно к какому предмету или явлению (хороший, прелесть, дерьмо, и т.д.)гораздо сильнее, поскольку в них оценочность, совмещенная с референтным значением, не бросается в глаза и у рядового пользователя языка создается ощущение ее отсутствия (12,19). В результате слушающий/читающий питает иллюзию полной объективности изложения информации и независимости формирования у него определенного отношения к воспринятой информации.

Именно этим фактором объясняется насыщенность газеты и любовь журналистов к прагмемам, а публицистический стиль, как никакой другой, изобилует прагмемами. В связи с этим утверждения некоторых исследователей о том, что позиция журналиста, его субъективное отношение к излагаемой информации передается открыто, требуют, на наш взгляд, определенной корректировки.

Действительно, субъективная модальность, определенное отношение к концептуально- содержательной информации газетного текста всегда присутствуют в языке газеты, и это обусловлено выполнением газетой двух функций одновременно: функции информирования и функции воздействия. Однако индивидуально-авторское отношение к излагаемой информации может быть передано не только открыто, использованием чисто оценочных слов типа плохой, хороший, подлый, но и скрыто, с использованием прагмем. При этом существует прямая зависимость между степенью эксплицированности субъективного отношения автора и степенью эффективности воздейства газетного текста на читателя и формированием у него определенного отношения к информации. Скрытая модальность, выраженная прагмемами, действует на подсознательном уровне, и рядовой читатель газетного текста не осознает это воздействие. Открыто выраженная модальность зачастую вызывает у читателя обратную защитную реакцию: «я не обязан придерживаться позиции автора», и читатель начинает искать аргументы, опровергающие мнение журналиста.

Б.С.Шварцкопф также обращает внимание на бессознательное восприятие читающим закавыченного слова или выражения: «Когда пишущий ставит слово/выражение в кавычки, он вкладывает в это свой речевой опыт и своё понимание данного контекста. Читателю же самому приходиться выводить из контекста значение кавычек. Причем, как правило, читающий практически вовсе не ставит перед собой осознанной цели реконструкции смысловых отношений, выражаемых кавычками: критерий верного восприятия кавычек в тексте – соответствующее замыслу пишущего понимание прочтенного текста. Если содержание контекста понято читающим правильно, это значит, что и значение кавычек в этом тексте воспринято им – имплицитно и бессознательно». (10,375). «Смотрите: с помощью внешних «друзей» по существу расформировано, а точнее, разорено Министерством обороны». (АиФ-Казахстан, №14,2000). Кавычки в данном случае выступают как аналог эксплицитного вербального сочетания так называемые, указывая на несоответствие истинных намерений иностранных государств их официально провозглашаемым отношениям. Еще один пример на такое же использование кавычек: «Сколько стоит «бесплатное» обучение? (НП, 01.09.2000). Это заголовок статьи,

представляющей редакционный комментарий к результатам опроса общественного мнения, проведенного Ассоциацией социологов и политологов Алматы. Вывод, на который наталкивает этот опрос – отсутствие бесплатного обучения в государственных школах, тогда как в статье 30 Конституции РК говорится, что Основной закон гарантирует бесплатное среднее образование в государственных школах.

Кавычки указывают опять-таки на несоответствие провозглашаемого и реального.

См. также: «И что же остается? Только закулисное давление на отдельных потенциальных участников тендера с целью добиться от них добровольного отказа» (Республика, 05.07.2001). В данном примере на несоответствие использованного слова реальной ситуации указывают кавычки и контекст закулисное давление.

Интересен следующий пример использования кавычек, когда слово мелочь, взятое в кавычки, на самом деле обозначает важный фактор, приведший к большим последствиям: «… в середине восьмидесятых, под давлением директорского корпуса, умело использовавшего опьяневшую от приобретения значимости демократическую интеллигенцию, правительство провело через Верховный Совет Закон о госпредприятии, в котором предусматривалась такая

«мелочь», как снятие на предприятиях норматива кассовой наличности. Эта «мелочь» породила неуправляемую проблему нала и безнала, дала мощный импульс теневому бизнесу». (Панорама, 10.08.2001). В данном случае использованием кавычек автор передает понятие норматив кассовой наличности через восприятие Верховного Совета, истинную же значимость его для экономики страны автор раскрывает, указывая на следствия пренебрежения нормативом кассовой наличности, – неуправляемая проблема нала и безнала, мощный импульс теневому бизнесу.

Кроме указанного типа использования кавычек можно выделить совмещение оценочной функции с указанием на авторство (не журналист) при передаче чужого высказывания, приведении цитаты. По мнению Рао Суджата, слова, оформленные по правилам подчеркнутого цитирования, служат передаче негативного отношения журналиста к цитируемому автору. При этом имплицитная отрицательная оценка направлена не на предмет речи, а именно на автора этой речи. (11,42).

Наглядно иллюстрирует это положение следующий пример: «И рыба на Темире дохла не из- за «активно размножающихся водорослей», как нас пытался уверить главврач областной СЭС, а лишь потому, что местные мелкие чиновники в пылу борьбы с саранчой сыпали ядохимикаты куда попало». (ЯП, 01.09.2000).

Как можно было заметить, знаки пунктуации чаще всего выполняют ту или иную прагматическую функцию не самостоятельно, а вступая во взаимодействие со всем контекстом.

Использование знаков препинания в прагматической функции правилами русской пунктуации строго не кодифицировано, пишущий обычно исходит из своего речевого опыта, из своего понимания текста.

Вероятно, этим обусловлена широкая вариативность использования разных знаков препинания в одной и той же функции, повсеместно наблюдаемая в речевой практике последнего десятилетия и получившая широкое отражение в языке газеты.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Грот Я.К. Русское правописание. М.-1916
  2. Абакумов С.И. Методика пунктуации. М.-1954
  3. Буслаев Ф.И. О преподавании отечественного языка. Л.-1941
  4. Шапиро Л.В. Основы русской пунктуации. М.-1955
  5. Пешковский А.М. Школьная и научная грамматика, изд.5.м.-1925
  6. Щерба Л.В. Пунктуация./Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л.-1974
  7. Щерба Л.В. Теория русского письма. Л.-1983
  8. Урысон Е.В.Роль обособления в семантической структуре предложения. Дисс….канд. филол. наук. 1987
  9. Мырзахметова Т.Ш. Семиотический и функционально-грамматический анализ многоточия. Автореф. дисс…. канд. филол. наук. Алматы, 2000.
  10. Шварцкопф Б.С. Я поставил кавычки потому, что…// Облик слова. М.: РАН. Ин-т русск. яз. 1997.
  11. Рао Суджата. Прагматический аспект газетного текста. Дисс. на соиск… канд. филол. наук. М.- 1996
  12. 12. Эпштейн М.Н. Идеология и язык (построение модели и осмысление дискурса).//ВЯ. 1991-№6.

 

Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...