Концептуализация гендерного аспекта в художественном пространстве современной прозы

Данное исследование посвящено вопросам концептуализации гендерного аспекта в художественном пространстве текста. Основой гендерных исследований становится выявление разницы в статусах и ролях в жизни мужчин и женщин, а главным приоритетом выступает анализ феноменов власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения. Современные теоретические положения гендера позволяют по-новому интерпретировать и произведения художественной литературы, где наглядно и глубоко воплощаются мужской и женский взгляд на мир «гендерная картина мира». В данном случае освещается проблема женского творчества, а именно писателей-женщин, считающаяся значимой и обретающая новые перспективы в связи с успехами гендерологии. Появление гендерной проблематики в самых разных науках не только обновляет их терминологически и методологически, но и меняет качественно, вводя аксиологический плюрализм в отношении концепций данной науки и изменяя жесткие границы между различными науками, сближая их друг с другом на основе междисциплинарности как принципа гендерных исследований.

Современная художественная литература выявляет основные вопросы бытия человека, обобщает концептуальные установки гендерного изучения, актуальные для научного изучения литературного творчества. Исследовательская работа по творчеству писателей с опорой на гендерный аспект позволяют по-новому рассмотреть особенности художественного мастерства писателя. В кругу вопросов литературного пространства на современном этапе развития выступают особенно ярко проблемы гендерных отношений в обществе.

Концептуальный гендерный подход в науке основан на идее о том, что важны не биологические различия между мужчинами и женщинами, а то культурное и социальное значение, которое этим различиям придает общество. Основой гендерных исследований стало выявление разницы в статусах, ролях и иных аспектах жизни мужчин и женщин и, главное, анализ феноменов власти и доминирования, утверждаемых в обществе через гендерные роли и отношения. Теоретические положения гендера позволяют по-новому интерпретировать и произведения художественной литературы, где наглядно и глубоко воплощаются мужской и женский взгляд на мир «гендерная картина мира». В этом случае освещается проблема женского творчества, считающаяся значимой и обретающая новые перспективы в связи с успехами гендерологии. Наиболее интересна в этом плане современная проза, отражающая сегодняшний гендерный статус женщины и мужчины, особенности гендерного поведения, гендерные конфликтные ситуации, возникающие в период современности.

В историко-литературном плане важным является введение в научный оборот новых артефактов, а в теоретическом плане осмысление типологии и поэтики женской прозы в гендерном аспекте. При анализе произведений Л. Петрушевской, Н.Садур, М. Арбатовой и др. как наиболее интересных авторов, их можно выделить среди писателей XX века, имена которых вошли в большую литературу. Их яркие творческие индивидуальности, относимые к одному периоду современной женской прозы позволяют дать высокую оценку писательскому мастерству, основанному на разном жизненном опыте, что несомненно сказалось на особенностях их произведений, имеющих так называемую гендерную специфику и разные подходы к литературным традициям. Отдельные наблюдения над гендерной спецификой произведений женской прозы нашли отражение в работах: Т. Мелешко, М. Рюткенен, И. Шаберт, М. Завьяловой, С. Охотниковой, Е. Трофимовой, Г. Брандт. Первым исследованием по женской прозе, выполненным в гендерном аспекте под руководством профессора М.В. Михайловой, стала кандидатская диссертация Т.А. Ровенской «Женская проза конца 1980-х – начала 1990-х годов (проблематика, ментальность, идентификация)» (М: МГУ, 2001) /1/. Ключевое понятие «гендер» в теме диссертации отсутствовало, очевидно, в силу его непривычности в конце 1990-х годов.

Но первая глава и по названию – «Смена парадигм в восприятии мира и науке как основа теории, практики и политики гендерных исследований и феминистского литературного критицизма» и по поставленным проблемам демонстрирует плодотворность именно гендерного аспекта исследования женской прозы. Т. Ровенская подняла в своем исследовании такие вопросы, как развитие гендерных исследований в российском литературоведении; эволюция феминистской теории к гендерным исследованиям; анализ социального и культурного конструирования пола как предмет гендерных исследований; концепция языка, власти и телесности в постмодернистской философии и феминистской критике. Правомерно обращение Т. Ровенской к социальной проблематике женской прозы, к гендерной самоидентификации героини и художественному отражению кризиса маскулинности в образе героя, к рассмотрению концептов телесности в поэтике и т.д. Работа Т.А. Ровенской в большей степени носит культурологический характер. В центре внимания «не отдельные имена и произведения современных писательниц, а женская проза конца 1980-х – начала 1990-х годов как социальнокультурный феномен в целом». В последующих известных нам работах по русской литературе понятие «гендер» не раскрывалось в своей художественно-литературоведческой специфике и являлось своего рода синонимом к понятию «женская проза» (Пань, 2007).

Сущностью конструирования гендера является полярность и противопоставление. Гендерная система как таковая отражает асимметричные культурные оценки и ожидания, адресуемые людям в зависимости от их пола. Но в течение столетий все, определяемое как “мужское” или отождествляемое с ним, считается позитивным, значимым и доминирующим, а определяемое как “женское” — негативным, вторичным и субординируемым. Феминизм (от femina женщина) – возникшее в XVIII веке женское движение, боровшееся за устранение дискриминации женщин и уравнивание их в правах с мужчинами. Теоретической основой теории феминизма в XIX в., как это показано в обстоятельном историографическом обзоре А.А.Костиковой, стала философия и социология марксизма (Костикова, 2003). Развитие гендерных исследований началось с женского движения на Западе конца 1960-х – начала 1970-х годов. «Радикальные феминистки вводят в оборот противопоставление "патриархального" современного общества, построенного по закону господства силы, по принципам властного доминирования по мужским принципам – обществу идеальному, не иерархичному… В понимании возможности достижения такого общества радикальные феминистки расходятся, однако все они считают, что именно женщины должны реализовать свое видение общества будет ли это вместе с мужчинами, или отдельно от них» [Костикова, 2003]. Теория неофеминизма, освобождаясь от крайностей радикального феминизма, фактически становится теорией гендера.

Направление феминизма делает акцент на традиционной бинарной оппозиции биологических полов мужского и женского. Знаковым явлением в теории феминизма стала книга Симоны де Бовуар «Второй пол», положившая начало многим неофеминистским исследованиям. Их подробная характеристика дана в историографическом обзоре Г.А.Брандт /2/, на котором мы остановимся более подробно. В них подчеркивается связь современных теорий с традициями самых разных научных направлений прошлого, прежде всего психоанализа, опосредованного теориями феминизма как основы и начального этапа гендерологии. Г.А. Брандт дифференцирует феминистских исследовательниц по трем группам, каждая их которых отражает свой взгляд на женскую проблематику: «Различия в феминистских подходах к рассмотрению «природы женщины» связано со многими причинами, в частности с использованием разных исследовательских технологий: анализа феноменологического, психоанализа, дискурсивных практик, которые дают основание для расстановки разных акцентов в процессе изучения формирования женского опыта бытия в современном мире. Однако главной целью феминистских исследований природы женщины является снятие пресловутой дихотомии «женщина природа, мужчина - культура» (безраздельно господствующей в историко-философской антропологической традиции) и определение прежде всего ее культурных потенций» [Брандт, 2003]. Первую группу она репрезентует под названием «Женщиной не рождаются…» (начало известного высказывания Симоны де Бовуар). Г.Брандт поддерживает тех, кто ставит под сомнение существование какой-то особой женской природы за пределами физиологии вообще: женщина наделена такими же способностями и может выполнять все те социальные и культурные функции, которые всегда считались прерогативой только мужчин, а женская способность к деторождению не должна быть базисной основой социальной и культурной дискриминации женщин. Вторая группа авторов, к анализу работ которых обращается Брандт, придерживается концепций, которые объединены под названием “Природа женщины – «не есть абстракт, присущий отдельному индивиду»”. Они считают, что, несмотря на то, что природа женщины, действительно детерминирована не биологически, а социально факт этот нисколько не отрицает ее природного существования. Нэнси Холмстром написана статья «Имеет ли женщина особую природу?» (Califоrnia State University, 1986), которая начинается с обсуждения самого понятия «природа».

Выделяется и третья позиция «Анатомия женщины – не судьба, но источник», представители которой видят источник своеобразия женской природы собственно в особенностях ее телесного переживания жизни. С их точки зрения человеческое сознание не может быть абсолютно абстрагировано от телесности. Так, женское по-настоящему ценилось в предшествующей культуре, тело женское всегда рассматривалось, прежде всего как материнское, или в другой своей ипостаси, оно было предметом восхищения, источником вдохновения художников, поэтов и т.п. именно тело оказывалось базисной основой дискриминации женщины. Брандт ссылается на Дж. Купферман (London, 1981), которая замечает, что всегда в мифологии, теологии, языке имели место две противоположные идеи: с одной стороны, «женское тело есть нечто «нечистое» (кровоточащее), нечто испорченное и развращенное, опасное для мужчины, «ворота дьявола»; с другой как мать, женщина есть нечто святое, чистое, асексуальное; и физическое основание материнства тоже самое тело, нечистое и опасное, есть ее единственная судьба и оправ-

дание в жизни» [Kupferman J. The Mistaken Body. A Fresh Perspective of the Women’s Movement. London, 1981]. В области литературоведения имеют большое значение ныне переведенные на русский язык работы постструктуралиста Ю. Кристевой – как наиболее яркого представителя феминистской критики [Кристева, 1999]. Если Лакан говорит в своих работах о значимости доэдипальной (доязыковой) стадии в жизни ребенка, отождествляющейся с телом Матери, то Кристева в связи с этим вводит понятие «chora» (чрево). Дальнейшее же конструирование «Я» протекает в производстве языковых структур отца, организованных функцией фаллоса. Подчеркнем, что для постструктуралистов понятие «феминности» уже не связано с представлением о какой-либо субстанциональности, с биологическим полом, это метафорическое выражение маргинального способа мышления. Отметим, что наиболее значительные зарубежные и отечественные исследования в области гендерологии включены в серию «Гендерная коллекция – зарубежная классика» Сандра Бем «Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов». 

Автор книги – известный психолог и феминистский философ, профессор Корнельского университета исследует дискуссионные вопросы пола, гендера и сексуальной ориентации. С. Беем /3/ рассматривает укоренившиеся в культуре представления о мужчинах и женщинах, которые трансформируются в представления и психологию индивида. Обозначив эти представления как «линзы гендера», автор с междисциплинарных позиций рассматривает, как наше восприятие реализуется в социальной практике – дискриминации женщин и сексуальных меньшинств. Монография «Линзы гендера» была издана в 1993 г., неоднократно награждена и признана лучшей книгой по психологии. Бем считает необходимым методологическое отделение пола (биологического) от гендера (социального) и предлагает развернутые определения изучаемого явления. Автор предисловия к книге – Наталия Ходырева полагает, что идеи «инкультурации», освоения культуры, которые развивает С.Бем, могут быть сопоставимы с открытиями русских психологов П.П. Блонского (1884-1941) и Л.С. Выготского (1896-1934). «Сандра Бем, используя междисциплинарный и исторический подходы, доказывает, что биологическое явление не имеет фиксированного, независимого значения. Значение, которое им придается, зависит от того, как они объясняются и используются культурой, а их социальный смысл зависит от исторического и современного контекста» [Бем, 2004]. Известна работа Юлии Кристевой «Время женщины», опубликованная в русском издании антология «Гендерная теория и искусство» (2005). В ней обращается внимание на то, что женщины, выдвинутые на руководящие должности и неожиданно получившие экономические и прочие привилегии, не изменяют природы власти, и даже становятся яростными сторонницами сложившегося патриархального режима (Кристева, 2005). В этой работе уделяется внимание и литературному творчеству женщин. Необходимо дать обзор отечественных трудов в области общей гендерологии. В России тема гендера была затронута многими исследователями, одной из первых была О.А. Воронина, кандидат философских наук, заведующая лабораторией гендерных исследований ИСЭПН РАН, научный сотрудник Института философии РАН. В своей работе «Гендерная экспертиза законодательства РФ о средствах массовой информации» (М., 1998) она, опираясь на работы западных гендерологов, разграничивает социальную и культурно-символическую теории понятия гендер. «В теории и методологии гендерных исследований существует несколько концепций гендера. В данном исследовании представлены две концепции — теория социального конструирования гендера и культурно-символическая интерпретация гендера.

Базовым положением в обеих концепциях является различение понятий пол (sex) и гендер (gender)» [Воронина, 1998]. Автор подробно останавливается на процессе конструирования гендера, на специфике мужских и женских ролей в обществе, ментальных и эмоциональных характеристиках мужчин и женщин и самом результате социальном конструкте «гендер». В современных социальных и гуманитарных исследованиях гендер используется не как неизменная и универсальная конструкция. Понятие гендер означает не вещь или предмет, не много вещей или предметов, а анализ комплексного переплетения отношений и процессов. Необходимо, считает Воронина, “мыслить отношениями”, чтобы из аналитической категории гендера вывести культурную реальность. При этом гендерные роли и нормы не имеют универсального содержания и значительно различаются в разных обществах. Однако помимо биологического и социального аспектов в анализе проблемы пола обнаруживается и третий, символический, или собственно культурный его аспект. В человеческой ментальности мужское и женское существуют как элементы следующих культурно-символических рядов: мужское рациональное – духовное божественное -... культурное; женское чувственное телесное греховное -... – природное. Многие не связанные с полом феномены и понятия (природа и культура, чувственность и рациональность, божественное и земное и многое другое) через существующий культурно-символический ряд отождествляются с “мужским” или “женским”. Появление гендерной проблематики в самых разных науках не только обновляет их терминологически и методологически, но и меняет качественно: вводя аксиологический плюрализм в отношении концепций данной науки и смягчая жесткие границы между различными науками сближая их друг с другом на основе междисциплинарности как принципа гендерных исследований. Выделяется мужская точка зрения на проблему гендера. Доктор философских наук, профессор Тамбовского государственного университета И.И. Булычев /4/ ввел понятие гендерной картины мира (ГКМ), которая, по его мнению, возникает в период становления человеческой общности. Однако «гендерная тематика, во-первых, была как бы на периферии общественных интересов и, во-вторых, здесь господ-ствовал мужской взгляд на проблему» [Булы-чев, 2005]. И.И. Булычев констатирует, что в последнее десятилетие в России и за рубежом существенно возрос поток гендерных публикаций, что ведет за собой качественное структурное осмысление. В качестве предмета гендерной картины мира выступает гендер как социальный пол. На основе рассмотренных выше методологических подходов формируется (процесс еще не закончен) теория гендера – гендерология. Итак, гендерология – принципиально новая теория, обозначившая изменение ценностных ориентаций, пересмотр многих привычных представлений, прежде всего, обращает на себя внимание ее междисциплинарный характер. В наибольшей степени она родственна философии и психологии (специфика гендерной психологии просматривается наиболее отчетливо). Но важными слагаемыми общей гендерологии являются и достижения других наук – социологии, истории и т.д. Как и другие, возникающие на рубеже XX-XXI веков, наука гендерология дополняет свои общие теоретические принципы спектром разных научных направлений – гендерной историей, гендерным языкознанием, гендерным литературоведением.

 

Литература

  1. Ровенская Т.А. Женская проза 1980-90-х гг. В поисках "материнского языка" // Материалы Первой Международной конференции "Гендер: язык, культура, коммуникация". – МГЛУ.1999.
  2. Брандт Г.А. Современный феминизм: переворот в историко-философской антропологической традиции Западной Европы. Адам и Ева. Альманах гендерной истории. – Москва: ИВИ РАН, 2003. – № 6.
  3. Бем С. Линзы гендера: Трансформация взглядов на проблему неравенства полов / Пер. с англ Антология гендерных исследований. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. – Минск: Пропилеи, 2000.
  4. Булычев И.И. Гендерная картина мира. М. – 2006.
  5. Арбатова М. И. Женская литература как факт состоятельности отечественного феминизма // Преображение. – 1995. –№ 3.
  6. Барзах А. Людмила Петрушевская. Критическая Масса. М. – 2004.
  7. Бастриков А.В. Особенности женской картины мира (на материале текстов Л.Петрушевской) // Русская и сопоставительная филология: Лингвокультурологический аспект / Казан. гос. ун-т. филол. фак-т. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2004.
  8. Бовуар де, С. Второй пол. М., 1998.
  9. Большакова А. Ю. Гендер // Западное литературоведение XX в.: Энциклопедия. – Москва. Intrada, 2004. (ИНИОН РАН. Центр гуман. научно-инф-х исследований. Отдел литературоведения) главн. научн. редактор Е.А. Цурганова. – М., 2004.
  10. Большой толковый социологический словарь (Collins). Том 1 (А-О): пер. с англ. – М.: Вече, АСТ, 1999.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...