Кыргызские термины родства в составе имён собственных

Аннотация. В статье рассматриваются термины родства в составе имен собственных.

Антропонимикон кыргызского языка содержит десятки тысяч личных имён, фамилий, прозвищ людей, которые по существу никем ещё не исследованы даже в плане сбора материала, его систематизации и публикации различных справочников, словарей. Между тем имеются вполне достоверные источники для их изучения. Имена зафиксированы в различных исторических документах в киргизских родословных, в записях на надгробных камнях, в произведениях народного творчества.

Состав современных киргизских антропонимов весьма разнообразен. Анализ имен детей в возрасте до десяти лет, записанных в различных районах Кыргызстана показал, что основную часть кыргызского антропонимикона составляют общетюркские и собственно киргизские имена. Довольно широкое распространение получили арабские и персидские имена, встречаются западноевропейские и русские имена.

В данной статье рассматриваются два аспекта связи личных имен с терминологией родства. Это взаимосвязь системы имен и системы терминов родства в речевой ситуации и генетическая связь некоторых антропонимов с отдельными терминами родства.

Как показывает формулировка, первый аспект имеет универсальный, всеобщий характер, охватывая всю совокупность имен, бытующих у того или иного народа, и соответствующую систему родства, в то время как второй, являющийся, видимо, следствием первого, относится лишь к отдельным именам собственным и терминам (1). У тюркских народов в процессе взаимного общения личные имена употребляются в сочетании с родственным термином. По этическим воззрениям и установившейся традиции считается, что предпочтительнее обращаться к человеку, называя его родственное отношение к говорящему. Но поскольку одни и те же термины относятся к целой группе лиц, для обращения к определенному, конкретному лицу к термину прибавляется имя этого человека.

Однако при обращении к определенному кругу лиц термины родства употребляются без соединения с личными именами. К родному отцу и матери, к деду и бабке кыргызов обращаются не по именам, а соответствующими терминами. То же самое наблюдается при непосредственном обращении к одному из старших братьев, старшей сестре, старшему брату отца или матери. Когда старших братьев и сестер несколько, при обращении к каждому из них прибавляют детерминативы «средний-ортон», «младший-кичүү (кичине)» и имена. По кыргызской традиции, жена не называет своего мужа по имени, ни при обращении к нему, ни при упоминании его в разговоре с другими людьми. В этом случае используются слова өзү «сам», сен, сиз «ты, вы». Если имеются дети, то – атасы «отец-атасы». Не принято также произносить имён родителей мужа. Соответственно и ее муж обращался к ее родителям, применяя лишь термин свойства («тесть-кайын ата», «теща-кайын эне»), считалось нежелательным упоминать также имя жены. Даже в настоящее время в некоторых семьях мужья обращаются к своим женам со словамиэнекеси «мать того-то», даже если в семье нет детей.

Кыргызские термины куда «сват», кудача «сватья», келин, жеңе «сноханевестка», күйөө бала, жезде «зять», кайнага «деверь» считается желательным употреблять без соединения с личным именем.

Представляется, что термины родства и антропонимы являются звеньями одной системыОбъединенные в общую систему, они охватывают всю общину, деревню и связанные с ними родственными и свойственными узами другие населенные пункты. Имена и термины родства, используемые по отдельности, тоже охватывают всех членов коллектива, но дают им одностороннюю характеристику. Антропонимы главным образом дифференцируют людей, при этом они несут классифицирующую нагрузку, указывая частично на пол обозначаемого лица, этническую, религиозную принадлежность, а в иных случаях отражают также принадлежность к той или иной социальной среде.

При совокупном действии системы имен и системы терминов родства каждая из них как бы подключается к другой, дополняя и корректируя ее. При этом антропонимы корректируют, индивидуализируют отношения членов определённого коллектива, а термины родства группируют людей по определенным рангам и категориям, специфичным для каждого отдельного человека.

Ряд терминов родства лёг в основу распространенных в прошлом личных имен у кыргызов. Сегодня одни встречаются в составе кыргызских фамилий, а также реже в компонентах имен собственных. Мы считаем, что это явление следует рассматривать как один из результатов взаимосвязи системы родства с антропонимической системой.

Кыргызы, как некоторые другие тюркские народы, имели специальный термин для именования младшего сына семьи – кичине, кенже. Особое положение младшего сына (согласно обычаю дом, усадьба отца после его смерти переходит к младшему сыну), вероятно, обусловлено появлением родственного термина, который стал основой для целого ряда личных имен.

Таковы мужские имена Кичине (варианты: Кенже), Кенжебай Кенже+бай, «младший + бай», Кенжеболот, Кенже+болот «младший + сталь», Кенжекул, Кенже+кул «младший + раб Аллаха», Кенжемырза Кенже+мырза, Кенжебек Кенже+ бек, «мырза,бек – имяобразующий компонент, титул, употребляющийся после имен собственных лиц из шахской династии, а также титул всякого грамотного человека, употребляющийся перед именем собственным».

Встречаются женские имена с компонентом Кенже, как например, Кенжебийка, Кенже+ бийка «младшая + госпожа», Кенжекан, Кенже+ кан «младший + царь, монарх; власть, мо-

гущество; титул правителя», Кенжебу, Кенже+бу.

Антропонимы Кенжетай, (тай – уменьшительный суффикс) встречаются у представителей обоего пола.

В результате длительного употребления термин кенже начинает восприниматься как антропоним и закрепляется за отдельными людьми. Говоря о механизме превращения терминов родства в личное имя, нельзя упускать из виду, что имя давалось человеку не на всю жизнь.

Как известно, у кыргызов было имя, которое давалось повивальной бабкой и потом заменялось именами, нарекаемым муллой чтобы избежать неприятностей.

Достигнув совершеннолетия, но определенный срок не имеет, мужчина получал настоящее и окончательное имя. Непостоянство имен, смена их в связи с изменением возраста и социального статуса их носителей, вероятно, были общераспространенным явлением среди тюркских народов. Тюрки не носили одного и того же имени от рождения до смерти, как европейцы. Имя тюрка всегда указывало на его положение в обществе. Мальчиком он имел кличку, юношей – чин, мужем – титул, а если это был хан, тот титул менялся согласно удельно-лестничной системе(2).

У кыргызов одним из таких временных имен мог служить термин родства кенже. Это явилось определенным мостом для перехода его в число постоянных личных имен (3).

Следует предположить, аналогичный путь прошел другой термин родства жээн «внук» (варианты: жээн). От этого термина образованы мужские имена: Жээн,Жээнбай, Жээнбек, Жээналы, Жээнсүйөр,Жээнкожо. Все эти мужские имена двух компонентные: Жээн+бай «внук + богач», Жээн+бек «внук + господин», Жээн+кул «внук + раб», Жээн+алы «внук + великий, дорогой» (имя четвертого праведного халифа, двоюродного брата и зятя пророка Мухаммада) Жээн+сүйөр «внук + полюбит», Жээн+кожо «внук + хозяин» и многие другие. В данных именах отражены термины кровного родства. Поскольку жээн означает «внук» или «внучка» по материнской линии, то это является показателем отголоска матриархата.

Женские имена с компонентом жээн в кыргызском языке мы обнаружили всего одно Жээн+бийке «внучка + госпожа»,Жээн+гул «внучка+цветок», Жээн+бу «внучка + одоренная». Имя с компонентом жээн давалось ребенку в родной деревне (или в роду) своей матери, жителям которой он действительно приходился родственником по материнской линии.

Стали личными именами или вошли в состав антропонимов в качестве компонентов термины родства: ата «отец» (варианты: Атабай, Атабек, Атакан, Атамырза), баба «дед» Бабахан, ага,аке «дядя; брат» (варианты Акай, Агабек, Акайхан, Акетай(тайуменшительный суффикс, ласкательное слово)). В составе кыргызских фамилий встречается термин родства куда «сват», например, Куда, /Кудаш, Кудашев.

Каждый из этих терминов, по-видимому, прошел свой индивидуальный путь в антропонимию. Известную роль в их трансформации сыграл тот факт, что эти термины становились прозвищами, иногда с оттенком почитания, иногда – превосходства.

От почетных прозвищ открывается прямой путь в антропонимы.

Этот путь, по всей вероятности, прошли и некоторые кыргызские имена от терминов родства. Однако возможности перехода терминов родства в разряд антропонимов были ограничены.

Таким образом, механизм функционирования терминов родства, связь терминов родства

с антропонимией оказывали заметное влияние на ход развития собственных имен в кыргызском языке.

 

Литература:

  1. Бикбулатов, Н. В. Башкирская система родства / Н. В. Бикбулатов. – М., 1981.
  2. Гумилев, Л. Н. Древние тюрки/Л. Н. Гумилев. – М.1967.
  3. Кыргыз тилинин түшүндүрмө сөздүгү / Под. Ред. Э.Абдуллаева, Д.Исаева.-Ф., 1969.
  4. Малахов, И. З. Имена от А до Я / И. З. Малахов, С. С. Фарахов. – Уфа, 2006
  5. Машрабов А.А. Значение терминов родства и их выражение в киргизком и узбекском языках: Автореф. дисс…к.ф.н.Б.,2000.
  6. Мусаева Ч.Ж. Значение терминов родства и их выражение в киргизком и русском языках: Автореф. дисс…к.ф.н.-Б.,2007.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Филология