Формирование общественно-политических неологизмов в русском языке

Как известно, лексический ярус является наиболее чувствительным к изменениям в языке. При этом процесс трансформации лексического пространства почти непрерывен, в чем и заключается связь языковой системы с другими сферами общественной жизни (политической, социально-экономической, государственной). Совершенно очевидно: чем интенсивнее изменения в политике, тем интенсивнее изменения лексики на каждом этапе ее развития. Рассмотрим этот процесс на современном лексическом материале русского языка общественно-политической сферы, поскольку последние 10-15 лет – период исторических изменений в России: в ее политической и экономической системе, правовой и культурной областях, в менталитете народа, что самым непосредственным образом отразилось на словарном составе. Именно в сфере политической лексики наблюдаются существенные изменения, обусловленные такими общественно-политическими процессами как разгон Верховного Совета, принятие Конституции, приватизация, война в Чечне, дефолт, укрепление власти в связи с приходом на пост президента В.В.Путина, террористические акты в Беслане и Норд-Осте.

Анализ практического материала исследования показал, что в вокабуляре общественнополитических неологизмов русского языка преобладают неологизмы первой группы (53%). Это связано с периодом зарождения и становления в России нового общественного строя в 90-ые годы XX в. Так, с изменением политического строя появились слова: постсоветский, межправительственный, дебюрократизация, декриминализация, доперестроечный, доприватизационный, пиар, мажилисмен, маслихат, инаугурация; с переходом на рыночную экономику: хеджирование, евровалюта, бизнеследи, оффшор; с расширением международной политики: саммит, глобализация, нераспространение ядерного оружия, страна-изгой, большая восьмерка, планетарная этика.

Ко второй группе относятся трансноминанты. Напомним, они появляются в языке с целью дать новое, более эмоциональное имя предмету, уже имеющему нейтральное наименование. Они насчитывают небольшую группу общественно-политических неологизмов (4%). Например: наркозелье (наркотик), градоначальник (строитель), вахи (ваххабиты), триколор (флаг), криминал (преступление) и др. Небольшое количество трансноминантов в русском языке в общественно-политической сфере связано с тем, что современный русский язык еще формирует новый общественнополитический словарный запас и, главным образом, с помощью собственных ресурсов или благодаря словообразованию. В русских газетных текстах в основном неологизмы – трансноминанты либо были полностью заимствованными (в основном из английского языка или его американского варианта), либо один из элементов, составляющий сложное слово, представляет собой заимствование. Очевидно, изменение общественной жизни страны и расширение различного рода контактов с Западом, где в языках (особенно в языке средств массовой информации) Европейских стран наблюдается буквально засилие «американизмов», нашли свое отражение и в русском языке, что проявляется в использование огромного количества заимствований в русском газетном тексте. Причем, при переходе из одного языка в другой наблюдается тенденция к сохранению формы, согласно правилам исходного языка: бизнесвумен, грин-кард.

Основной источник появления трансноминатов в русском языке в общественнополитической сфере – политические эвфемизмы, так как традиционной сферой, в которой активно употребляются эвфемистические средства выражения, является дипломатия. Совершенно очевидно, что те коммуникативные задачи, с которыми приходится иметь дело дипломатам и политикам, невозможно решить, используя лишь прямые номинации, обходясь без обиняков, намеков, недоговоренностей, камуфляжа, то есть – без всего того, для выражения чего как бы и предназначены эвфемизмы [1, с. 28-49]. Например: безвременье (период общественного застоя), зачистка (удаление нежелательных лиц),страны «третьего мира» (развивающееся страны) и др.

В третью группу входят семантические неологизмы – уже известные языку лексические единицы, получившие новое или новые значения [2, с. 211]. Семантические неологизмы в русском языке в общественно-политической сфере насчитывают 43%. Основную часть общественно-политических неологизмов составляют слова, являющиеся результатом вторичной номинации, то есть полученные путем переосмысления исконных или заимствованных слов, уже существующих в языке. Социальное переосмысление слов происходило постепенно, причем сначала они из идеологически нейтральной лексики превращались в идеологизированную лексику, а затем уже в некоторых случаях терминологизировались [3]. Как показал анализ, семантические неологизмы общественно-политической сферы русского языка конца 20 – начала 21 вв. образуются с помощью всех известных видов семантических переносов:

на основе метафоры; на основе метонимии; на основе расширения или сужения значения, а также семантического сдвига.

Метафорический перенос является самым распространенным способом развития у слова нового ЛСВ, связанного с обозначениями реалий современной общественно-политической жизни. Например: блокада – приостановка, задержка движения транспорта, перекрытие транспортных путей людьми в знак протеста; шоу (политическое) – выступления, дебаты политиков, направленные на привлечение масс, формирование выгодного общественного мнения; марафон – о каком-либо соперничестве, длительной и напряженной борьбе за лидерство в чем-либо (предвыборный, президентский марафон); дивиденды (политические) – преимущества в политической конкуренции; донор – организация, территория, за счет средств, продуктов производства которой существуют другие.

Процесс развития новых производных значений, соотносимых с обозначениями реалий общественно-политической жизни, находят отражение не только в количественных и качественных изменениях на уровне деннотативного компонента значения словесных знаков, но сопровождается в некоторых случаях изменениями, затрагивающими эмотивный компонент значения слова [4, с. 17]. Отличительной особенностью семантических неологизмов общественно-политического содержания в русском языке на рубеже 20-21 века является преобладания изменений в сторону отрицательных оценок (кормушка, обвал, грабительский, коллапс и др.), в редких случаях в процессе становления нового значения происходят изменения нейтральной оценки на мелиоративную (подвижки, амортизатор и некоторые др.)

Менее активным способом образования семантических неологизмов является метонимический перенос, так, например: зеленые – участники общественного движения защиты окружающей среды; Беслан – захват заложников первого сентября 2004 года в одной из школ г.Беслан; Норд-Ост – захват заложников в Москве во время показа мюзикла «Норд-Ост».

В состав семантических неологизмов, образованных в результате расширения значения, входят, например, слова «партиец» в значении «рядовой член какой-либо партии, движения», «контекст» в значении «окружение, связи и отношения, влияющие на понимание тех или иных явлений, ситуаций и т.п.». К семантическим неологизмам, возникшим в результате сужения значения, относятся, например, квота в значении «установленное количество людей для нахождения, пребывания где-л»; унитарный в значении «основанный на централизованном руководстве». Семантический сдвиг наблюдается, например, в ЛСВ команда в значении «лица, составляющие непосредственное окружение какого-либо деятеля, его советники, помощники, аппарат» (ср. команда отряд, воинское подразделение) элита в значении «узкий круг людей, владеющих всей полнотой политической власти», а также «привилегированная верхушка общества или какой-то его части, какой-л. группы» (ср. элита – лучшие представители общества или какойлибо его части).

Для проведения сравнительно-сопоставительного анализа мы будем классифицировать общественно-политические неологизмы в русском языке с учетом способов создания.

В русском языке в общественно-политической сфере не зафиксирован ни один фонологический неологизм. Это, как мы считаем, связано с тем, что потребность в них возникает в основном у писателей, создающих фантастические произведения о вымышленных мирах (ср. дрион – космический корабль, гуолла – болезнь неземной цивилизации и т. п.), либо у тех, кто занимается проблемами искусственной номинации. Стоит учитывать, что и те, и другие в последнее время стремятся создавать мотивированные неологизмы: Музобоз (музыкальный обоз), Виношоукур (Винокур шоу) и др. [5, с. 10].

В русском языке заимствования в общественно-политической сфере составляют сравнительно небольшой процент 11% от общего количества исследуемых единиц. Так, например: инаугурация, пиар, имплементация, моджахеды, бизнес-леди, интифада, хардлайнер. В русском языке можно выделить следующие случаи использования заимствованного слова в качестве элемента общественнополитического словаря.

  1. Слово в языке-источнике идеологизировано и терминологизировано, и в таком виде оно переходит в заимствующий язык, например: коммуна (от латинского communis «общий») в русский язык пришло через французский commune «коммуна».
  2. Слово в языке-источнике имеет социальное, но еще не терминологическое значение, то есть является элементом общественнополитической лексики. В том же виде слово

заимствуется другими языками, затем развитие может идти двумя путями: а) слово в языкеисточнике становится общественно-политическим термином. Под влиянием этой модификации изменяется значение заимствованного слова и в других языках, в которых оно становится элементом ОПТ; б) под влиянием сходных процессов в развитии общественнополитической мысли слово терминологизируется как в языке источнике, так и в языкахреципиентах, то есть семантическое разви тие данного слова идет параллельно в нескольких языках, отражая изменения, происходящие в общественном сознании носителей этих языков.

Чаще всего оба указанных процесса протекают в тесной связи друг с другом. Какоелибо понятие, развиваясь, становясь понятием той или иной идеологической концепции, требует для своего обозначения термина, например в русском языке. Но, если к этому моменту в другом языке, например английском, уже произошла терминологизация слова с интернациональным корнем (которое уже было заимствовано русским языком в идеологизированном, но не терминологическом значении), в результате чего оно стало употребляться для обозначения такого же исходного понятия, сформировавшегося в ходе развития общественно-политической мысли в Великобритании и США на базе социальной реальности этой страны, тогда под влиянием так называемой семантической индукции (термин Сорокина Ю.С.), слово с этим корнем претерпевает соответствующие семантические изменения и в русском языке. Это явление имеет тонкие отличия от семантических калек. Дело в том, что при семантическом калькировании слово одного языка изменяет (причем сразу) свое значение под влиянием устойчивого значения слова другого языка. В случае же семантической индукции значения обоих слов находятся в процессе становления, но изменение одного из них несколько опережает и как бы провоцируют изменения другого. Причем в ходе этого процесса модификация значений слова в разных языках имеет, как правило, и свою специфику, обусловленную как системой семантических связей каждого из языков, так и особенностями внеязыковой действительности, отражаемой ими [4, с. 9-10].

Также необходимо подчеркнуть, что особенности русского языка в условиях двуязычия (например, в Казахстане) проявляются в заимствовании новых слов государственного языка

(из казахского языка): маслихат, акимат, Ауыл, Руханият, мажилисмен.

Другой важный способ формирования общественно-политических неологизмов – образование новых слов либо средствами собственной словообразовательной системы, либо на основе международных элементов, либо путем сочетания тех и других. В современном русском языке обычно называют четыре способа словообразования и определяют их следующим образом: лексико-семантический, лексикосинтаксический, морфолого-синтаксический, морфологический [6, с. 62-72]. В общественнополитической сфере новейшего периода преобладает синтаксический способ (46%), в котором можно выделить следующие характерные для общественно-политической сферы словообразовательные типы: суффиксация, префиксация, словосложение, сокращения и фразеологические сочетания.

Анализ новой лексики общественно-политической сферы показал, что наиболее продуктивным источником пополнения русского языка неологизмами является аффиксация 19%, разновидностями которой являются префиксация, суффиксация.

Префиксация как один из способов образования неологизмов в русском языке в количественном отношении несколько превышает суффиксацию (12%) от общего числа всех неологизмов, так как в последнее десятилетие именная префиксация стала занимать заметное место, что связано с определенными внутриязыковыми и экстралингвистическими факторами . На протяжении 90-х годов идет процесс превращения неразложимых прежде заимствованных основ в основы членимые, вследствие этого активизировались многие иноязычные морфемы, которые стали сочетаться с русскими основами. Иноязычные (как правило, интернациональные) препозитивные единицы типа анти-, де-, контр-, супер-, ультра-, экс-, и некоторые другие стали исполнять роль префиксов. Для образования новых слов в современном русском языке в общественно-политической сфере было использовано 22 префикса. Самым распространенным является заимствованный префикс анти(18 единиц). Так, например, антифеминистка, антипрезидентский, антизападничество, антитеррористический, антиглобализм, антироссийский. Также продуктивным является префикс меж(8 единиц), например: межэтнический, межконфессиональный, межфракционныйультра (4 единицы)например: ультра-

консервативный, ультраправыйпсевдо-, например: псевдопатриот, псевдодемократияэкс-, например: экс-премьер, экс-президент.

В настоящее время ярким примером

«экспансии» нового интернационального аффиксоида может служить префиксоид мега-, например: мегацентр, мегапроект.

Суффиксальный способ дает 7% неологизмов. Для образования неологизмов общественно-политической сферы было использовано

20 суффиксов. Среди суффиксов на первом месте по частотности употребления стоит суффикс – ация/-изация. Новые, социальнозначимые, процессы действительности активно именуются существительными на –изация/-ация. Например: долларизация, американизация, компьютеризация, суверенизация. Также продуктивным можно назвать суффикс -ство, например: президентство, вицепремьерство, рейдерство.

После аффиксации самым активным способом образования новых слов в общественно-политической сфере следует признать словосложение (16%). Среди новых композитов большое число составляют неологизмы, образованные по моделям с аффиксоидами, которые могут быть представлены связанными повторяющимися заимствованными компонентами, такими как, например, суффиксоиды мания, -фобия, префиксоиды эко-, евро-, био-, нарко, нео-. Так, например: русофобия, неоконсерватизм, неокоммунизм, евро-конституция, евросиндром, экокатастрофа, экомилиция, биотехнология, биотерроризм, наркодельцы.

К сложным также можно отнести и новые словосочетания, такие например как политический флэш-моб, межрелигиозный диалог, межнациональный диалог, политическая конкуренция, пилотный проект, политическое убежище, солидарная пенсия, инвестиционная грамотность, учебное телевидение, электронная торговля.

Интересно, что среди сложных неологизмов общественно-политической сферы встречаются и такие, основы которых содержат значения левый, правый, указывающие на приверженность к какой-либо группе, радикалов или консерваторов, например: леворадикальный, левоцентристский, правоцентристский, правоэкстремистский.

Необходимо отметить один из типов сложных неологизмов – сложение, образование нового слова путем объединения в одно словесное целое двух или более основ, например: страна-изгой, министры-силовики, подрывники-самоубийцы, террорист-смертник и т.д.

Аббревиация становится в наши дни одним из наиболее продуктивных способов образования новых слов, развитие ее как самого «молодого» (в целом) способа словообразования идет в сторону большей регламентированности, упорядоченности. Она является характерной чертой напряженных, переломных периодов в развитии общества (20-е годы, 60-е, и наконец, 90-е), когда само время требует от языка динамики и лаконичности [7, с. 58]. Аббревиация представляет собой образование новых слов с помощью чистого сокращения. В общественно-политической сфере неологизмы в русском языке насчитывают 4%. В зависимости от характера аббревиации выделяются 4 вида: инициальная, слоговая, смешанная, сложносокращенные слова [8, с. 118]. В общественнополитической сфере в русском языке обнаружена инициальная аббревиация для названия политических партий общественных движений, союзов, объединений, корпораций, например КНПК (Коммунистическая Народная Партия Казахстана), ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), СПК (социально-предпринимательские корпорации); и сложносокращенные слова, то есть первая часть сокращена, вторая полная, например: политэмигрант, бандформирование, госхолдинг, райакимат, Госдума, спецгруппа, финполиция.

В исследовании были выявлены только единицы 2 типа фразеологических неологизмов в русском языке и составляющие по полученным данным 7% , так как, во-первых, И здесь нужно, согласиться с Королевой Н.Н [10, с. 57] которая говорит о том, что наличие большого числа терминосочетаний можно также объяснить тем фактом, что человеческий разум идет к новому, опираясь на известное. Новое понятие значительно легче усваивается, если оно выражено комбинацией известных слов, чем понятие, выраженное формой, ранее в языке не существовавшей. 

неологизмы второй группы необразные, не-экспрессивные единицы, часто терминологиического характера, и во-вторых, объектом исследования являются неологизмы общественно-политической сферы, которые встречаются в газетной лексике, где они именуется строевыми словами [9, с. 34]. Строевые слова – широко употребительная в газетной речи лексика, служащая для создания многочисленных устойчивых словосочетаний нефразеологического типа. Назначение строевых слов и оборотов – типизация, стандартизация газетного языка, что позволяет легко и оперативно оформить любое газетное сообщение. 

Так, например: зеленая нефть – «Правительству следует проработать над вопросом внедрения международных сертификатов по принципу «Зеленая нефть», который обязывает соблюдать жесткие экологические стандарты при добыче углеводородов»; компьютерная преступность – «А тот факт, что всплеск компьютерной преступности наблюдается фактически повсеместно, и заставляет взглянуть на это явление более внимательно» (Казахстанская Правда, 29.11.2005.)социологический замер – «…по результатам социологического замера был определен потенциальный кандидат на выборах президента в 2000 г.» (Фин. Известия, январь, 1998); инвестиционная грамотность – «Правительству нужно провести широкомасштабную работу по соответствующему обучению населения азам инвестиционной грамотности!».

Итак, исследование заимствованной лексики русского языка позволяет нам утверждать, что несмотря на то, что в русском языке исконная лексика преобладает над заимствованной, русский язык общественно-политической сферы продолжает заимствовать из английского языка. Наиболее продуктивным и массовым способом образования неологизмов в русском языке является словосложение. Префиксальное словопроизводство и образование фразеологических сочетаний имеет место при формировании общественно-политических неологизмов русского языка.

 

 

  1. Крысин Л.П. Эвфемизмы в современной русской речи. Русистика. – Берлин. – 1994. – № 1-2. – С. 28-49.
  2. Костомаров В.Г. Русский язык на газетной полосе. – М., 1971. – 268 с.
  3. Матвиенко В.А. Активные процессы в лексике газет новейшего периода: автореф. …канд. филол. наук. – Алматы, 2003. – 22 с.
  4. Курасова Е.В. Семантические неологизмы общественно-политической сферы в русском языке новейшего периода: автореф. …канд. филол. наук. – Воронеж, 2006. – 22 с.
  5. Попова Т.В. Неология и неография современ ного русского языка: учеб.пособие. – М.: Флинта: Наука, 2005. – 168 с.
  6. Шанский Н.М. Русский язык. Лексика. Словообразование: Пособие для учителя. – М.: Просвещение, 1975. – 239 с.
  7. Журавлева Е.А.Язык газеты в лексико-функциональном ракурсе: Учебное пособие для студентов факультетов филологии и журналистики. – Алматы, 2003. – 82 с.
  8. Моисеев А. И. Новые слова и значения. Словарьсправочник по материалам прессы и литературы 60-х годов. Вопросы языкознания. – М., 1971 – № 6. С. 127129.
  9. Солганик Г.Я. Лексика современной газеты // Язык и стиль средств массовой информации и пропаганды // под ред. Д.Э. Розенталя. – М.: Изд-во Моск. Университета, 1978. – С.23 – 35.
  10. Королева Н.Н. Лингвопереводческий анализ англоязычных неологизмов (на материале английского и русского языков): дисс. …канд. филол. наук. – Алматы, 2001. – 151 с.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...