Кластеры в исследованиях американской научной школы теорий конкурентоспособности

В статье освещена проблема кластеров в исследованиях ученых американской научной школы теорий конкурентоспособности. Установлено, что американские ученые определили признаки кластеров, факторы, влияющие на их формирование, типы кластеров и кластерной политики. Сделан акцент на том, что кластеры являются средством достижения страной региональных и национальных конкурентных преимуществ в условиях жесткой глобальной конкуренции.

Постановка проблемы. Мировая практика поиска средств усиления конкурентоспособности национальных экономик убеждает в целесообразности формирования и развития кластеров. Усилившиеся процессы глобализации требуют эффективных методов решения проблемы кластеризации экономики на национальном и региональном уровнях. В данном контексте заслуживает внимания теоретическое наследие научных школ кластерного развития экономики. Значительный вклад в исследование проблемы кластеров и кластерной политики сделала американская научная школа, изучающая их в контексте теорий конкуренций и конкурентоспособности. Американская научная школа теорий конкурентоспособности представлена именами таких ученых как Дж. Берковиц, Э. Глейзер, М. Дельгадо, В. Керр, Дж. Кортрайт, А. Маркузен, Д. Одретч, М. Портер, С. Розенфельд, А. Саксениан, А. Скотт, С. Стерн, М. Сторпер, Э. Фезер, М. Фельдман, И. Фрэнсис, Г. Эллисон, М. Энрайт и т.д.

Анализ последних исследований и публикаций. К работам представителей американской научной школы теорий конкурентоспособности обращались зарубежные ученые, среди которых П. Дероше и Ж. Дюрантон (Канада), Т. Андерсон и К. Кетелз (Швеция), Р. Мартин и П. Санли (Великобритания), российские авторы Ю.А. Гаджиев, Н.А. Корчагина, И.В. Пилипенко, украинские ученые - М.П. Войнаренко, Н.А. Кизим, Ю.В. Рыбак, С.И. Соколенко, В.И. Чужиков и др. Ссылки на исследования американских ученых относительно кластеров содержатся в публикациях международных организаций, в частности Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а также Европейской Кластерной Обсерватории и Европейской Комиссии.

Выделение нерешенных ранее частей общей проблемы. Однако требует более глубокого изучения позиция американских ученых относительно связей между кластеризацией экономики и конкуретными преимуществами на уровне региона и страны в целом.

Цель исследования состоит в обосновании вклада американской научной школы теорий конкурентоспособности в разработку кластерной проблематики.

Основные результаты исследования. Основоположником и популяризатором кластерной теории в экономике считается профессор Гарвардской школы бизнеса Майкл Портер - автор теории конкурентных преимуществ, корифей американской научной школы по изучению проблемы конкуренции и конкурентоспособности. Ученый обратил внимание на тот факт, что наиболее конкурентоспособные в международных масштабах фирмы отдельной отрасли имеют способность сосредотачиваться в одной и той же стране или регионе страны. В работе "Конкурентные преимущества стран" (1990 г.) [1] М. Портер выдвинул теорию национальной, государственной и местной конкурентоспособности в контексте мировой экономики. В рамках данной теории именно кластерам отведена особенная роль. Преобладание в экономике кластеров, а не изолированных фирм и отраслей, подчеркивает важность понимания природы конкуренции и роли географического размещения для конкурентных преимуществ [2, с. 256].

М. Портер, по мере изучения феномена кластера, сформулировал несколько его определений, каждое из которых имеет определенную оригинальность и специфику. Одно из самых распространенных определений следующее: "кластер - это группа географически близких взаимосвязанных компаний и связанных с ними организаций, действующих в определенной сфере, характеризующихся общностью деятельности и взаимодополняющих друг друга" [2. с. 258]. Ученый также определил кластер как "систему взаимосвязанных фирм и организаций, ценность которой, как единого целого, превышает простую сумму составных частей", тем самым подчеркивая его синергетический эффект [2, с. 275]. Следовательно, в определениях Портера сделан акцент на таких ключевых признаках кластера: географическая концентрация (локализация) участников кластера; тесные взаимосвязи между участниками кластера; сочетание в кластере конкуренции и кооперации.

Ученый пытался дать ответ на вопрос: почему экономику следует рассматривать через призму кластеров, а не через более традиционное группирование компаний, отраслей или секторов? По его мнению, кластеры лучше согласуются с самим характером конкуренции и источниками достижения конкурентных преимуществ. Кластеры лучше, чем отдельные отрасли, используют связи, взаимодополняемость отраслей, распространение технологий, опыта, информации, маркетинг, а также осознание запросов потребителей [3, с. 18]. М. Портер указывал на парадокс, который заключается в том, что наиболее важные конкурентные преимущества в глобальной экономике часто обусловлены местонахождением кластера, которые возникают благодаря концентрации специализированных навыков и знаний, институтов, взаимосвязанных видов экономической деятельности, а также потребителей в конкретной стране или регионе [2, с. 302-303].

Заслугой ученого является то, что он определил детерминанты национальных или локальных конкурентных преимуществ, которые были представлены в форме ромба (так называемый ромб Портера (рис. 1). М. Портер сделал вывод о том, что лучше всего рассматривать кластер как проявление всех четырех граней ромба [2, с. 273]. Близость, которая возникает вследствие совместного размещения компаний, потребителей, поставщиков и других институтов, усиливает развитие инноваций [3, с. 21]. Однако, чтобы достичь реальных конкурентных преимуществ, все грани ромба должны прогрессировать [1, с. 656].

Кластеры, по мнению М. Портера, представляют собой комбинацию конкуренции и кооперации [3, с. 25]. Конкуренция и кооперация могут сосуществовать, поскольку объединение в одних сферах помогает успешно вести конкурентную борьбу в других. Кластеры влияют на конкурентную борьбу тремя способами: во-первых, путем повышения производительности фирм и отраслей; во-вторых, благодаря способности участников кластера к инновациям; в-третьих, посредством стимулирования создания нового бизнеса [2, с. 275]. Заслуживает внимания и такая точка зрения М. Портера: государство должно ориентироваться на укрепление и развитие, а также совершенствование всех без исключения кластеров, а не только избранных. Соответственно роль государства в совершенствовании кластеров должна состоять в поощрении конкуренции, а не в ее разрушении [2, с. 319]. Несмотря на то, что взгляды М. Портера нашли как сторонников, так и противников, критикующих ученого за размытость кластерной концепции, его идеи сохраняют актуальность среди ученых, консультантов, практиков, политических деятелей, международных организаций. Портеровские теоретические разработки дали толчок к дальнейшим научным исследованиям в области конкуренции и кластеров, повлияв на практику экономического развития многих стран. Объектом исследования Майкла Энрайта, ученика и последователя М. Портера, были региональные различия конкурентных преимуществ. Развивая идеи М. Портера о кластерах, как источника конкурентных преимуществ, он выдвинул гипотезу, что конкурентные преимущества создаются не на наднациональном или национальном, а на региональном уровне, где главная роль отведена историческим предпосылкам развития региона, многообразию культур ведения бизнеса, особенностям организации производства и получения образования. Региональный кластер, согласно Энрайта, - это географическая агломерация фирм, действующих в одной или нескольких родственных отраслях экономики [4, с. 17]. Бесспорная заслуга М. Энрайта состоит в том, что он предложил ряд измерений, по которым можно охарактеризовать кластеры (табл 1).

Измерение

Типы кластеров

Географический

масштаб

– локализованные (сосредоточены в пределах небольших географических зон);

– дисперсные или рассеяные (распространены на большой регион или город)

Плотность

– плотные (кластеры с большим количеством фирм); – менее плотные (с малым количеством фирм)

Широта или

размах

– широкие (охватывают производство предприятиями широкого спектра продуктов, принадлежащих к различным, но взаимосвязанным отраслям);

– узкие (сфокусированы на производстве одного или ограниченного количества продуктов либо состоят из предприятий, принадлежащих к ограниченному числу отраслей)

Глубина

– глубокие (представляют собой регион с видами деятельности, которые связанны между собой в единую цепочку поставок;

– мелкие или поверхностные (фирмы, входящие в кластер, во многом зависят от внешних факторов и связей)

База деятельности

– кластеры, которые охватывают широкий круг видов деятельности, в результате чего возникает новая до бавленная стоимость (не только производство продукта, но и его проектирование и дизайн);

– кластеры, которые охватывают узкий круг видов деятельности (сборка продукта)

Потенциал

роста

– в отраслевом контексте – это кластеры, в состав которых входят фирмы растущих, развитых и ниспадающих отраслей;

– в контексте конкурентоспособности – это кластеры, в состав которых входят фирмы конкурентоспособные или неконкурентоспособные

Инновационная способность

– с высокой инновационной активностью, которые спосо бны генерировать инновации;

– с низкой инновационной активностью, природа которых тормозит инновации

Организация

производства

– крупная фирма-малые фирмы (модель «ядро-окружение»); – только малые фирмы (модель «окружение без ядра»)

Механизм координации

– устойчивые рыночные связи;

– краткосрочные коалиции;

– долгосрочные взаимоотношения;

– иерархии

Стадия розвития

– работающие (сильное взаимодействие всех участников, осознание и использование преимуществ кластера: совместно производят больше, чем каждый участник отдельно);

– латентные или скрытые (кластеры, в которых используются не все потенциальные возможности);

– потенциальные (кластеры, в которых имеются нео бходимые элементы для развития, но эти элементы требуют углубления и расширения);

– политически управляемые (кластеры, избранны государством для поддержки, но которые не имеют критической массы фирм или благоприятных условий для естественного развития);

– кластеры, которые принимают желаемое за действительность (политически управляемые кластеры, в которых отсутствуют не только критическая масса, но и особые источники преимуществ, которые могли бы способствовать естественному развитию)

Таблица 1. Типология кластеров, разработанная М. Энрайтом [5, с. 3–13; 6, с. 29]

Вклад М. Энрайта в разработку кластерной теории состоит в том, что он выделил четыре типа кластерной политики в зависимости от характера государственного "вмешательства": каталитическая - государство только сводит заинтересованные стороны и предоставляет им небольшую поддержку; поддерживающая - каталитическая политика дополняется инвестициями в инфраструктуру, образование, профессиональное обучение, тем самым обеспечивая благоприятные условия для развития кластеров; директивная - поддерживающая политика с использованием кластерной программы для трансформации локальной экономической структуры или же наличие общегосударственных целевых программ; интервенционистская - директивная политика с активным использованием субсидий, средств стимулирования, защиты и регулирования, значительным присутствием в кластере и контролем за деятельностью его участников [5, c. 15].

М. Энрайт подчеркивал роль региональных и пространственных аспектов для генерирования движущих сил, которые лежат в основе конкурентоспособности. Ученый, акцентируя на парадоксе "глобализация-локализация", утверждал, что глобализация конкуренции полностью согласуется с локализацией конкурентных преимуществ в определенных отраслях и видах деятельности. Исходя из этого, те, кто исследует успешные инновационные высокотехнологичные кластеры, как правило, сосредотачиваются на преимуществах локализации и возможностях глобализации [6, с. 34].

По мнению Джозефа Кортрайта, промышленный (отраслевой) кластер - это группа фирм и связанных с ними экономических игроков и институтов, расположенных рядом и получающих при этом производственные преимущества в результате взаимосвязей [7, c. 1]. Заслуга ученого состоит в том, что он определил семь микрооснов ("microfoundations") кластеризации, то есть факторов, которые стимулируют возникновение кластера: рынок квалифицированного труда; специализация поставщиков; обмен идеями (перелив знаний); предпринимательство; зависимость от предыдущего этапа развития; культура; местный спрос. Различные кластеры отражают различные комбинации микрооснов. Важность микроосновы может меняться в зависимости от жизненного цикла кластера. Некоторые факторы являются более весомыми в процессе формирования кластера, иные же играют более существенную роль в процессе его роста [7, c. 18]. Дж. Кортрайт считал, что кластерный анализ может помочь выявить как экономические преимущества, так и проблемы региона, соответственно определив реальные пути для формирования его экономического будущего. Ему удалось выделить ключевые различия двух подходов к анализу кластеров: подход "сверху-вниз", который основан на количественных данных и отражает отраслевую структуру региональной экономики; подход "снизу-вверх", который базируется на внутренних взаимосвязях отдельного кластера в отдельной местности (табл. 2). Дж. Кортрайт был убежден в том, что для лучшего понимания кластеров надлежит использовать указанные подходы в тандеме [7, с. 28].

Таблица 2. Методы анализа кластеров: «сверху-вниз» и «снизу-вверх» по Дж. Кортрайту [7, c. 28]

Критерий

Подход «сверху-вниз»

Подход «снизу-вверх»

Исследовательский вопрос

Сколько?

Как ?

Подход

Основные данные

Количественный Вторичные данные

Качественный Первичные данные

Методология

Статистическое моделирование

Кейсовые исследования

Отраслевая близость

Классификационная система

Дескриптивный (оценочно

описательный) метод

Масштаб

Общенациональний, многоотраслевой

Местный, отдельный кластер

Доминирующая логика

Дедуктивная

Индуктивная

Измерение

Занятость, патенты, заработные платы, продукт, продажи

Взаимоотношения, институты

Результаты

Широкое применение

Узкое, ограниченное применение

Дж. Кортрайт пришел к выводу, что различные регионы имеют различные возможности для экономического развития. К тому же невозможно создать новый кластер намеренно "из ничего" [7, c. 47]. Все более популярной моделью кластера, согласно позиции Дж. Кортрайта, становится обучающая модель, в которой некоммерческие взаимосвязи, инновации и передача знаний имеют более весомое значение для конкурентоспособности, чем торговые взаимосвязи и деловые сделки. Ученый, осуществив анализ американских кластеров, акцентировал на значимости обучения и взаимообучения для их успішного развития [8, c. 175]. Поэтому государственные деятели и практики должны сосредоточиться на развитии условий, необходимых для формирования кластеров, включая институты поддержки создания знаний, бизнес-культуру для поддержки предпринимательства [7, c. 48].

Кластер, как считал Стюарт Розенфельд, представляет собой концентрацию фирм, способных обеспечить синергетический эффект благодаря географической близости и взаимозависимости [9, c. 2]. Вместе с тем, кластер обладает "активными каналами" для бизнес-транзакций, коммуникаций и диалога. Ученый подчеркивал, что "активные каналы" являются такими же важними, как и "концентрация", и без них критическая масса связанных фирм не представляет собой систему, а, следовательно, не функционирует как кластер [9, c. 8].

С. Розенфельд выделил три типа кластеров: работающие или гиперактивные, скрытые или неактивные, потенциальные или подражательные. Работающие кластеры являются самодостаточными и производят в целом больше, чем сумма продукции всех участников кластеров, если бы они работали по отдельности. Соответственно скрытые кластеры не реализовали свои возможности, а потенциальные - имеют возможности, но критическая масса либо ключевые условия отсутствуют [9, c. 8-9]. Ученый смог определить факторы, влияющие на эффективность кластера, а именно: научноисследовательский потенциал; знания и навыки; развитие человеческих ресурсов; близость поставщиков; наличие капитала; доступ к специализированным услугам; наличие производителей техники и инструментов; интенсивность сотрудничества; социальная инфраструктура; предпринимательская энергия; инновации; общее видение и лидерство [9, c.10].

Научная новизна С. Розенфельда состояла в том, что он дополнил горизонтальные и вертикальные взаимосвязи в кластере диагональными взаимосвязями (рис. 2.) [10, c. 62-63].

По мнению С. Розенфельда, взаимосвязи в кластерах отражают потоки информации, товаров, услуг, навыков, капитала, которые имеют место в

экономике региона. Заслуга ученого состоит в том, что он определил факторы, способствующие региональной конкурентоспособности (табл. 3) [10, c. 63]

Фактор

Вклад в конкурентоспособность

Информация

Расширенные знания о рынках и технологиях

Идеи

Быстрое распространение

Т овары

Цепочки добавочной стоимости между фирмами

Услуги

Дополнительная местная поддержка и экспертиза

Покупатели

Спрос на усовершенствованные и новые продукты

Люди

Квалифицированные и опытные трудовые ресурсы

Капитал

Ресурсы для ивестирования, стартапы и расширение

Таблица 3. Динамичные потоки в региональных экономиках по С. Розенфельду [10, c. 63]

Основываясь на собственных исследованиях, ученый наметил идеи для кластерных стратегий:

  • необходимость поддержки концептуального единства;
  • зависимость кластеров от местных трудовых ресурсов, их навыков и компетенций;
  • успех кластера требует определенных форм дифференциации или создание бренда;
  • привлечение и поддержка "креативного класса";
  • конкурентные преимущества кластера меняются под влиянием глобализации и технологий;
  • кластеры требуют глобальных связей, равно как и местных [11, c. 10-11].

Отметим, что С. Розенфельд указывал на значимость внутренних взаимосвязей кластера не только на основе общих возможностей, но и совместных рисков его участников. Тем самым он усовершенствовал трактовку М. Энрайтом регионального кластера, дополнив его важным элементом - наличием коммуникаций между участниками кластера.

Исследованием динамики развития кластера занимался Майкл Сторпер. Ученый, являясь сторонником региональных кластеров, рассмотривал развитие конкурентных преимуществ страны на уровне регионов. По его убеждению, именно на региональном уровне генерируются технологические синергии. Расположенные вблизи фирмы имеют доступ к тому, что он назвал "неторговыми взаимосвязями" (привязанные к определенной местности ресурсы, которые доступны только фирмам, базирующимся в данном регионе) [12, с. 3]. К "неторговым взаимосвязям", которые стимулируют развитие среды, благоприятной к инновациям, ученый отнес рынки труда, общественные организации, региональные конвенции, знания, идеи, взаимоотношения между людьми, местные правила, традиции и привычки, нормы и ценности. М. Сторпер совместно с британским ученым Э. Винеблзом интересовался проблемой межличностных контактов (face-to-face contact) в кластере как возможной модели

урбанизованной экономики [13, с. 22]. Взаимообщение способствует эффективным коммуникационным технологиям, решению проблемы стимулирования процессов социализации и обучения. В локальных кластерах происходит процесс, который исследователи назвали понятием "buzz" (англ. - жужжание, гул, гудение). То есть речь идет об эффекте общения.

Заслуживающим внимания считаем осмысление М. Сторпером конкуренции с точки зрения развитых и развивающихся стран. Он утверждал, что для поддержки высокой конкурентоспособности фирмам, работающим в кластерах, необходимо не только производить продукты, которые стоили бы менше, по сравнению с продуктами фирм- конкурентов, но и продукты, отличающиеся более инновационными характеристиками. Ученый разделил конкуренцию на два типа: сильная (конкуренция между фирмами, базирующася на качестве) и слабая (конкуренция между фирмами, базирующаяся на цене). Поскольку фирмы развивающихся стран обладают преимуществами в слабой конкуренции, то фирмам развитых стран надлежит сосредоточиться на сильной конкуренции, где доходы более высокие [4, с. 19]. В целом М. Сторпер отводил важную роль "неторговым взаимосвязям" регионального кластера, то есть специфическим местным ресурсам, которые стимулируют создание среды, благоприятной для инноваций.

Научный вклад Анны Ли Саксениан состоит в том, что она исследовала и совершила сравнительный анализ развития двух высокотехнологичных конкурирующих кластеров США - "коридора высоких технологий", расположенного неподалеку от Бостона вдоль маршрута 128 и калифорнийской Кремниевой Долины. А. Саксениан пыталась объяснить почему Кремниевая Долина успешно адаптировалась к изменениям международной конкуренции, тогда как Маршрут 128 со временем потерял свои конкурентные преимущества. По мнению исследовательницы, причиной этого являются региональные различия в организации производства, различия во внутренней организации фирм, культурные различия и различия в связях фирм с региональными институтами (общественные организации, университеты, бизнес-ассоциации, местные правительства) [14, с. 7].

Успех Кремниевой Долины, как одного из наиболее инновационных кластеров в мире, она объяснила прежде всего тем, что в его сетевой промышленной системе поддерживались процессы децентрализации экспериментирования и обучения, в то время как участники системы маршрута 128 были изолированы от внешних источников информации [14, с. 9]. К тому же Кремниевая Долина включала в себя большое количество горизонтально интегрированных мелких фирм, тогда как Маршрут 128 состоял из небольшого количества более крупных фирм, вертикально интегрированных и самодостаточных. Итак, различием в организации производства двух кластеров является то, что первый основан на открытости, командноориентованости, а не иерархичности.

По мнению А. Саксениан, региональная сетевая промышленная система Кремниевой Долины способствовала коллективному обучению, гибкому регулированию взаимоотношений производителей связанных технологий. Фирмы интенсивно конкурировали между собой, но в то же время узнавали друг от друга информацию о рынках и технологиях путем неформального общения и совместных практик. Функциональные границы как внутри фирм, между самими фирмами, так и между фирмами и местными организациями (торговые ассоциации, университеты) были "пористыми" в отличие от Маршута 128, где границы оставались гораздо выразительнее [14, с. 2-3].

Исследовательница, признавая ценность передачи знаний как основного фактора успеха Кремниевой Долины, отмечала, что "предприниматели рассматривают социальные взаимоотношения и даже сплетни как важный аспект их бизнеса" [14, с. 33]. Она обратила также внимание на тесное сотрудничество фирм Кремниевой долины со Стэнфордским университетом, что способствовало появлению новых технологических компаний. Был сделан акцент на том, что феномен Кремниевой Долины является не только значительным вкладом специалистов, ответственных за инновационную деятельность, но и результатом свободной коммуникации, включая успешное сотрудничество региональных учреждений, в частности Стэнфордского университета, торговых ассоциаций, а также ряда консалтинговых, маркетинговых, PR- фирм и венчурных компаний [15 c. 98]. Тем самым А. Саксениан подтвердила важность социальной инфраструктуры для повышения конкурентоспособности экономики [8, c.161].

Исследовательница разделяла мнение М. Сторпера, что локальные преимущества, включая процесс создания знаний в отраслевых кластерах, являются ключевой детерминантой успеха в глобальной экономике. По ее мнению, как ни парадоксально, но создание региональных кластеров и глобализация производства идут рука об руку, поскольку вся экономическая деятельность не кластеризуется в пределах лишь одной региональной экономики [14, с. 5],

Согласно позиции Марианны Фельдман и Дэвида Одретча, вопрос размещения инновационной деятельности является важным, поскольку отражает оптимальное использование имеющихся ресурсов знания. Они исследовали влияние жизненного цикла отрасли на склонность инновационной деятельности к пространственной кластеризации. Ученым принадлежат следующие выводы:

  • степень подверженности инновационной деятельности к пространственной кластеризации более связана с переливами "скрытого знания", нежели с географической концентрацией производства;
  • инновации более всего географически сконцентрированы на стадиях зарождения и роста отрасли и менее - на стадиях зрелости и спада;
  • склонность инновационной деятельности к географической кластеризации, как правило, выше в отраслях, где новое экономическое знание играет более важную роль;
  • большая степень географической концентрации производства фактически приводит к большей рассосредоточенности инновационной деятельности [16, с. 270-271]. Таким образом, склонность инновационной деятельности к пространственной кластеризации определяется стадией жизненного цикла отрасли.

М. Фельдман и Д. Одретч, исследовав распределение инновационной деятельности по штатам США, сделали вывод о том, что склонность к формированию кластера является большей в отраслях с высокой зависимостью от новых экономических знаний. Они убедились в том, что в отраслях, где наиболее распространены переливы знаний, инновационная деятельность имеет большую тенденцию к пространственной кластеризации по сравнению с теми отраслями, где эти экстерналии знаний менее важные [17, с. 511].

Исследователи пытались дать ответ на вопрос: что является более благоприятным для переливов знаний и инноваций - специализация или диверсификация экономической деятельности? [18, с. 409]. Сосредоточив внимание на инновационной деятельности отдельных отраслей в отдельных городах США, они нашли убедительные доказательства того, что специализация экономической деятельности не способствует инновациям. Диверсификация же посредством взаимодополняющих видов экономической деятельности, которые имеют общую научную базу, является более благоприятной для инноваций, чем специализация. Поэтому инновационные кластеры формируются именно на основе диверсификации, а не специализации [18, с. 427].

Авторский коллектив в составе Марианны Фельдман, Йоханны Фрэнсис и Джанет Берковиц акцентировал на том, что предприниматели являются важнейшим элементом в процессе формирования кластера как сложной адаптивной системы. Заслугой М. Фельдман и ее коллег считаем то, что они определили три стадии эволюции высокотехнологичного отраслевого кластера:

  • стадия зарождения возникает тогда, когда под влиянием экзогенных явлений имеет место предпринимательское новаторство;
  • на второй стадии происходит самоорганизация кластера и углубление взаимосвязей между предпринимателями, предприятиями, институтами и ресурсами;
  • на третьей стадии происходит созревание отрасли и ее преобразование в хорошо функционирующую, высокоинновационную предпринимательскую систему [19, с. 132-133].

Таким образом, прежде всего предприниматели побуждают к формированию кластера и соответственно к усилению региональных конкурентных преимуществ.

Обобщая выше изложенное, констатируем, что представители американской научной школы теорий конкурентоспособности сделали весомый вклад в разработку кластерной теории. Их научные труды базируются на фундаментальных эмпирических исследованиях. Научные идеи М. Портера, как основателя кластерной теории в экономике, были продолжены его учениками и последователями. Американские ученые акцентировали на необходимости развития кластеров как средства достижения странами региональных и национальных конкурентных преимуществ в условиях жесткой глобальной конкуренции. При этом значительное внимание американскими учеными уделялось межотраслевым связям, предпринимательству, высококвалифицированным кадрам, инновациям, переливам знаний, высоким технологиям, НИОКР. И ныне сохраняют актуальность теории конкурентных преимуществ и индустриальных кластеров М. Портера; концепция региональных кластеров и региональной конкурентоспособности М. Энрайта; микроосновы кластеризации Дж. Кортрайта; "активные каналы" кластеров С. Розенфельда; "неторговые взаимосвязи" регионального кластера М. Сторпера; информационные потоки в инновационных кластерах А. Саксениан; положение о диверсификации как основе инновационных кластеров М. Фельдман и Д. Одретча; концепция инновационного кластера как сложной адаптивной системы М. Фельдман, И. Фрэнсис и Дж. Берковиц и пр.

 

Список литературы:

  1. Porter Michael E. The competitive advantage of nations. - N.Y.: The Free Press A division of Macmillan, 1990. - 855 p.
  2. Портер М. Конкуренция. - М. : Издат. дом "Вильямс", 2005. - 608 с.
  3. Porter Michael E. Location, сompetition, and еconomic development: local clusters in a global economy // Economic Development Quarterly. - Vol. 14. - № 1. - February 2000. - р. 15-34. - Режим доступа:http://www.development.wne.uw.edu.pl/uploads/ Courses/ied_porter_2000.pdf.
  4. Пилипенко И.В. Анализ основных зарубежных теорий конкурентоспособности стран и регионов в мировом хозяйстве // Известия Академии Наук. Серия географическая. - 2003. - № 6. - С. 15-25. - Режим доступа: http://www.i-pilipenko.narod.ru/ Pilipenko_Analysis_of_main_competitiveness_theories_2003.pdf.
  5. Enright, M. J. Survey on the Characterization of Regional Clusters: Initial Results. - Working Paper, Institute of Economic Policy and Business Strategy: Competitiveness Program, University of Hong Kong, Sun Hung Kai, 2000. -21 p. - Режим доступа: http:// www.paca- online.org/cop/docs/Michael_Enright__ Survey_on_the_characterization_of_regional_clusters.pdf.
  6. Competitive Regional Clusters: National Policy Approaches. - Paris: OECD Publishing, 2007. - 296 p. - Режим доступа: http: // www.unescap.org/tid/artnet/ mtg/gmscb_regionalclusters.pdf.
  7. Cortright, J. Making sense of clusters: regional competitiveness and economic development // The Brookings Institution Metropolitan Policy Program. - 2006. - 58 р. - Режим доступа: http:// www.brookings.edu/~/media/research/files/reports/ 2006/3/cities-cortright/20060313_clusters.pdf.
  8. Соколенко С. Производственные системы глобализации: Сети. Альянсы. Партнерства. Кластеры. - К.: Логос, 2002. - 646 с.
  9. Rosenfeld S.A. Bringing Business Clusters into the Mainstream of Economic Development // European Planning Studies. - 1997. - № 5. - Р. 3-23. - Режим доступа: https://www.researchgate.net/publication/ 237446231
  10. Rosenfeld S.A. Industrial-strength strategies: regional business clusters and public policy. - Washington, The Aspen Institute Community Strategies Group. - 1995. - 150 p. - Режим доступа: https://www.aspeninstitute.org/sites/default/files/ content/docs/pubs/Industrial-Strength-Strategies.pdf.
  11. Rosenfeld S.A. Industry Clusters: Business Choice, Policy Outcome, or Branding strategy ? // Journal of New Business Ideas and Trends. - 2005. - № 3 (2). - Р. 4-13. - Режим доступа: http://jnbit.org/Images/ PDF/Rosenfeld-3-2-2005.pdf.
  12. Storper M. Globalization, localization and trade // The Oxford Handbook of Economic Geography. - Oxford: Oxford University Press. - 2002. - Р. 1 - 31. - Режим доступа: www.lse.ac.uk/.../pdf/GlobLocalization.pdf.
  13. Storper M., Venables A. Buzz: Face-to-Face Contact and the Urban Economy // Working paper. - London School of Economics and Political Science. - 2003. - 35 р. - Режим доступа: http:// citeseerx.ist.psu.edu/viewdoc/ download?doi=10.1.1.177.5928&rep=rep1&type=pdf
  14. Saxenian AnnaLee. Regional Advantage: Culture and Competition in Silicon Valley and Route 128. - Cambr.; Mass.; Lnd.: Harvard UP. - 1999. - 226 p.
  15. Рибак Ю.В. Теоретичні засади дослідження розвитку та функціонування кластерів в умовах глобальноy конкурентноy боротьби // Формування ринкових відносин в Украyнí. - 2012. - № 2 (129). - С. 94-102.
  16. Audretsch D.B., Feldman M.P. Innovative Clusters and the Industry Life Cycle // Review of Industrial Organization. - 1996. - № 11. - Р. 253 - 273. - Режим доступа:www.maryannfeldman.web.unc.edu/files/201 1/1 1/ Innovative-Clusters-Industry-life-cycle_1 996.pdf.
  17. Аудретш Д., Фельдман М. Перетоки НИОКР и география инновационной и производственной деятельности // Синергия пространства: региональные иновационные системы, кластеры и перетоки знания. Отв. ред. А.Н. Пилясов - Москва- Смоленск: Ойкумена, 2012. - С. 499-512. - Режим доступа: http://www.ecoross.ru/files/books20 12/ Pelyasov,%20ed.,%202012.pdf.
  18. Feldman M.P., Audretsch D.B. Innovation in Cities and Regions: Science based Diversity, Specialization and Localized Competition // European Economic Review. - 1999. - № 43. - P. 409-429. - Режим доступа: http://www.spol.unica.it/.../feldman %20e%20 audretsch.pdf.
  19. Feldman M. P., Francis J., Bercovitz J. Creating a Cluster While Building a Firm: Entrepreneurs and the Formation of Industrial Clusters // Regional Studies. - 2005. - Vol. 39. - № 1. - P. 129-141. - Режим доступа: www. maryannfeldman.web.unc.edu/files/201 1/1 1/ Creating-a-Cluster-While-Building-Firm_-2010.pdf.
Год: 2017
Город: Караганда
Категория: Экономика