Классификация реалий и способы их передачи в художественных текстах

Сведения об авторах. Четтыкбаева Айжан Ерлановна магистр педагогических наук, преподаватель Казахстанско-Американского свободного университета; Городничева Анна Константиновна студентка 4 курса специальности «Переводческое дело» Казахстанско-Американского свободного университета.

Аннотация. В статье представлена информация по классификации реалий и способах их передачи в художественных текстах. Особое внимание уделяется классификации реалий по С. Влахову и С. Флорину, так как, по мнению авторов, является наиболее полной и подробной. Также, авторами выделяется несколько наиболее эффективных способов передачи реалий в художественном тексте. Каждый вид реалий и каждый способ перевода представлен отдельными примерами. Авторы приходят к выводу, что проблема передачи реалий имеет очень важное значение для переводчика: введение таких элементов обусловлено как ролью, которую им отводил автор произведения, так и средствами, которыми переводчик воспользуется для раскрытия их смысла, если он не решит, что смысл данного понятия ясен из контекста. Полностью же опустить реалию может только после тщательного осмысления её значимости в тексте и зависимости от окружающих слов.

Слово реалия латинского происхождения (от realis вещественный, действительный). Перевод реалий важная и сложная проблема по передаче национального колорита и культурных особенностей, с которой переводоведы сталкивались ещё в самом начале становления теории перевода как научной дисциплины. Впервые термин реалия в современном его понимании употребил Л.Н. Соболев в 1952 г. О реалиях также пишут Г.В. Чернов, который в основном использует понятие безэквивалентная лексика, и А.Е. Супрун, рассматривающий реалии как экзотическую лексику [1, С. 184]. Е.М. Коломейцева и М.Н. Макеева, основываясь на работах Л.С. Бархударова, также пользуются понятием безэквивалентная лексика, трактуя его как лексические единицы одного из языков, которые не имеют ни полных, ни частичных соответствий среди лексических единиц другого языка [2, С. 38]. Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров указывают на то, что слова, содержание которых невозможно сопоставить с какими-либо иноязычными лексическими единицами, следует считать безэквивалентными [3, С. 80]. Такие слова в строгом смысле непереводимы. На наш взгляд наиболее полное определение реалии дают болгарские ученые С. Влахов и С. Флорин: «Реалии – это слова (и словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому, будучи носителями национального и/или исторического колорита, они, как правило, не имеют точных соответствий (эквивалентов) в других языках, и, следовательно, не поддаются переводу на общем основании, требуя особого подхода» [4, С. 47].

Реалия относится к таким единицам языка, которые не поддаются абсолютно четкой классификации. Деление реалий варьируется у разных авторов, в зависимости от того, причисляют ли они к ним ту или иную лексическую или фразеологическую единицу.

Наиболее полно реалии описаны в работах С. Влахова, С. Флорина (1985) и В.С. Виноградова (2004).

Рассмотрим классификацию реалий по С. Влахову и С. Флорину. Эта классификация имеет следующий вид:

  1. Предметное деление.
  2. Местное деление (в зависимости от национальной и языковой принадлежности).
  3. Временное деление (в синхроническом и диахроническом плане, по признаку «знакомости»).
  4. Переводческое деление [4, С. 50].

Предметное деление

А. Географические реалии

  1. Названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии: степь, прерия, пушта; сопка, сырт; солончак; фиорд; вади, кобы, крики; самум, мистраль, торнадо.
  2. Названия географических объектов, связанных с человеческой деятельностью: польдер, крига, арык, чалтык.
  3. Названия эндемиков: киви, снежный человек, йети, корковый дуб. Б. Этнографические реалии

К группе этнографических реалий С.Влахов и С.Флорин относят большинство слов, обозначающих те понятия, которые действительно принадлежат науке, «изучающей быт и культуру народов», «формы материальной культуры, обычаи, религию», «духовную культуру», в том числе искусства, фольклор и так далее [4, С. 51].

  1. Быт:

а) пища, напитки и т. п.: щи, чебуреки, пай, спагетти; мате, кумыс, эль, боза, сидр, цуйка, чихирь; бытовые заведения (общественного питания и др.): чайхана, таверна, шкембеджийница; хамам, сауна, термы.

б) Одежда (включая обувь, головные уборы и пр.)бурнус, кимоно, куладжа, дхоти, сари; варежки, унты, мокасины, лапти; сомбреро, кубанка, шлык; украшения, уборы: фибула, пафты, верик, синцы, пендара.

в) Жилье, мебель, посуда и др. утварь: изба, хата, юрта, иглу, вигвам, чум, бунгало, сакля, тукуль, хасиенда (гасиенда); горница, одая, девичья, буржуйка (печка); ракла, софра; гювеч, амфора, ибрик, чапура, бомбилья; кубышка, куманец, стомна.

г) Транспорт (средства и «водители»): рикша, фиакр, кэб, тройка, нарты, ландо, паланкин, пирога, катамаран, джонка; рикша, ямщик, каюр, кэбмен, гондольер.

д) Другие: саквы, махорка, ароматные палочки, базовый санаторий, дом отдыха, путевка, кизяк [4, С. 53].

  1. Труд:

а) Люди труда: передовик, ударник, бригадир, табельщик, фермер, гаучо, консьержка, дворник, дхоби, беркут-чи, феллах, грум, теляк.

б) Орудия труда: кетмень, мачете, бумеранг, кобылка, губерка, лассо, болеадорас.

в) Организация труда (включая хозяйство и т. п.): колхоз, ранчо, латифундия, главк, агрокомплекс, бригада, еснаф, гильдия; лапаз, керхан, зенн, мандра [4, С. 53].

  1. Искусство и культура:

а) Музыка и танцы: казачок, гопак, лезгинка, краковяк, тарантелла, хоро, раченица, хоруми, хорал, канцонетта, блюз, конфу, рил, хали-гали, хоппель-поппель.

б) Музыкальные инструменты и др.балалайка, тамтам, гусли, гусла, кавал, кастаньеты, най, банджо, гамелан, сямисэн, сэрге, хура.

в) Фольклор: сага, былина, руна, касыды, баяты, газели, частушки; витязь, богатырь, батыр.

г) Театр: кабуки, мистерия, хэппенинг, арлекин, коломбина, петрушка, каспер, панч, полишинель.

д) Другие искусства и предметы искусств: икэбана, сино, маконда, чинте, пеликены, халище.

е) Исполнители: миннезингер, трубадур, акын, менестрель, скальд, кобзарь, бард; скоморох, гейша, гетера, ояма.

ж) Обычаи, ритуалы: мартеница, проштапалник, коляда, конфирмация, баннз, вендетта, церемония тя-но-ю (чайная церемония); сурвакар, кукер, ряженые, тамада; заговезни, масленица, маттанца, задушница, рамазан.

з) Праздники, игры: Первомай, День Победы, холи, джатра, мела, пасха, коледа, День благодарения, лапта, городки, крикет, тарок; городошник, питчер.

и) Мифология: леший, Дед Мороз, тролль, валькирия, гурия, сомодива, таласым, вурдалак, эльф, гном, Баба Яга, ракшас, пена, Сынчо, песочный человечек, вер-вольф, ковер-самолет, жар-птица.

к) Культы служители и последователи: лама, ходжа, ксендз, аббат, шаман, бонза; гугеноты, хлысты, мормоны, богомилы, квакеры, дановисты, дервиш, хадж; хультовые здания и предметы: мечеть, пагода, костел, синагога, скит; распятие, мани, молитвенное колесо.

л) Календарь: вайшак, саратан; вересень, червень, баба марта, голям сечко, санкюлотиды, горештници, бабье лето.

  1. Этнические объекты:

а) Этнонимы: апах, банту, гуцул, кафр, копт, ремба-ранка, тотонаки, баски, нганасаны, казах.

б) Клички (обычно шутливые или обидные): кацап, хохол, кокни, помак; бош, фриц, шваб; лингурин, гринго, горилла, ястребы, ангрез.

В) Названия лиц по месту жительства: тарасконец, габровец, абердинец, овернец, кариокас, канака, шоп [4, С. 54].

  1. Меры и деньги:

а) Единицы мер: аршин, фут, сажень, ярд, ли; пуд, ока, чи; десятина, акр, морген; кварта, четверть, бушель; локоть, гаш, чоперек.

б) Денежные единицы: лев, стотинка, рубль, копейка, лира, талант, франк, сантим, песета, песо; тугрик, куруш, меджидия.

в) Просторечные названия тех и других: осьмуха, четвертинка, четвертная, половинка; целковый, пятак, трешка (трешница), полушка, червонец, гривенник, дайм, никел.

В. Общественно-политические реалии

  1. Административно-территориальное устройство:

а) Административно-территориальные единицы: губерния, область, департамент, графство, арат, джилла, околия, кааза, вилайет, кантон, воеводство.

б) Населенные пункты: аул, станица, махала, хутор, бидонвиль, стойбище.

в) Детали населенного пункта: аррондисман, медина, зума, променад(а), корзо, старгало, ларго, ряд, чаршия.

  1. Органы и носители власти:

а) Органы власти: Народное собрание, Великий народный хурал, стортинг, кнессет, кортесы, сейм, риксдаг; вече, дума, рада; муниципалитет, исполком, верхняя палата; панчаят.

б) Носители власти: канцлер, хан, царь, шах, дож, фараон, инка; лорд-мэр, шериф, визирь, гетман, кмет, кабака, сарпанч, капитан-регент [4, С. 55].

  1. Общественно-политическая жизнь:

а) Политическая деятельность и деятели: большевики, эсдеки, троцкисты; перонисты, тупамарос; бэрчисты; виги, тори, круглоголовые, пресвитериане, индепенденты, левеллеры.

б) Патриотические и общественные движения (и их деятели): партизаны, гезы, карбонарии, маки, клефты; слависты, западники, славянофилы; Красный Полумесяц.

в) Социальные явления и движения (и их представители): прогибишн, паблисити, бизнес, военно-промышленный комплекс; нэп, нэпман, лобби, лоббист, толкач; болельщик, запалянко, тиффози, торсидор, навияч; стиляга, петитерос, суинг, хиппи, рагар.

г) Звания, степени, титулы, обращения: кандидат наук, бакалавр, заслуженный деятель культуры; князь, принц, граф, барон, герцог, лорд; столбовой дворянин, статский советник; мистер, сэр, сир, мадам, барышня, фрекен, герр, масса; попечитель, бидл, уип.

д) Учреждения: наркомпрос, загс; торгпредство, комитет искусства и культуры, золотой стол, пробирная палатка.

е) Учебные заведения и культурные учреждения: десятилетка, изба-читальня, колледж, келийное училище, лицей, медресе; кампус, аула.

ж) Сословия и касты (и их члены): дворянство, мещанство, купечество; юнкерство, третье сословие, джентри; гранд, юнкер, дворянин; варна, брахман, кшатрия, вайшия, шудра, пария, или неприкасаемый; самурай; барин, мужик, феллах.

з) Сословные знаки и символы: красное знамя, пятиконечная звезда,; полумесяц, свастика, конский хвост; данеброг, юньон джек.

  1. Военные реалии:

а) Подразделения: легион, чета, фаланга, табор, сотня, орда, когорта.

б) Оружие: арбалет, аркебуза, мушкет, ятаган, катюша, фау, ханджар, таран, финка. в) Обмундирование: шлем, кольчуга, кивер, темляк, гимнастерка, китель, бушлат, чекмень.

г) Военнослужащие (и командиры): атаман, есаул, сотник, десятник, севастократор, катепан, сардар, прапорщик, гардемарин, янычар, башибузук, драбант, унтер, фельдфебель, урядник, станичный; драгун, кирасир, пластун [4, С. 56].

  1. Местное деление

А. В плоскости одного языка:

Свои реалии: а) Национальные; б) Локальные; в) Микрореалии;

Чужие реалии: а) Интернациональные; б) Региональные;

Б. В плоскости пары языков: 1) Внутренние реалии; 2) Внешние реалии

  1. К группе своих реалий C. Влахов и С. Флорин относят исконные слова данного языка такие, как в русском языке слова «самовар»«боярин»«совет»«комсомолец»; в болгарском баклица (своеобразной формы фляга для вина), гега (длинная пастушья палка с крючком на конце), кавал (народный духовой инструмент наподобие свирели); в англ, хиит (heath --пустошь, болотистая местность, поросшая вереском), эль и т.д. [4,С. 58].
  2. К группе чужих реалий С.Влахов и С.Флорин причисляют либо заимствования, т. е. слова иноязычного происхождения, вошедшие в словарный состав языка, либо кальки, то есть поморфемные или пословные переводы наименований чужих для данного народа объектов, либо транскрибированные реалии другого языка, часто своего рода окказионализмы или неологизмы. Примерами чужих реалий могут служить румынское слово

«брынза» в русском языке, американское «бизнес» в русском и болгарском, русское «спутник» практически во всех европейских языках и т. п. [4, С. 58].

Б. В плоскости пары языков

В плоскости пары языков реалии рассматриваются главным образом с точки зрения перевода.

  1. Внешние реалии одинаково чужды обоим языкам; например, фиорд внешняя реалия для русского, болгарского или любого другого, за исключением норвежского языка.
  2. Внутренние реалии слова, принадлежащие одному из пары языков и, следовательно, чужие для другого; если фиорд внешняя реалия для русского и болгарского языков, для пары русского норвежского или болгарского норвежского она будет внутренней, т.е. в плоскости одного языка она будет своей для норвежского и чужой для всех остальных языков.

Собственно местное деление

  1. Национальные реалии называют объекты, принадлежащие данному народу, данной нации, но чужие за пределами страны: таково подавляющее большинство реалий, тем более что национальная принадлежность референта является одним из категориальных признаков реалии вообще.

Наличия в тексте национальной реалии порой бывает достаточным, чтобы породить ассоциации, связанные с данным народом и данной страной. Яркими национальными реалиями можно считать украинские слова «бандура»«галушки»«гопак», русские слова «опричник»«дьяк»«сельпо»«комсомолец»«ударник», английские слова «пай»«кэб», американские «лобби»«ленд-лиз», французские «консьерж»«санкюлот», немецкие - «шнапс», «ландтаг» и т.д. [4, С. 61].

  1. К региональным реалиям С. Влахов и С. Флорин относят те реалии, которые перешагнули границы одной страны, не обязательно соседней в географическом отношении, или распространились среди нескольких народов, обычно вместе с референтом, являясь, таким образом, составной частью лексики нескольких языков. К группе региональных реалии данные авторы причисляют также советизмы, которые являются реалиями для большинства, относившихся к социалистическому лагерю («большевик»«райсовет»«ударник»«смотр художественной самодеятельности»«агитпункт»). Эти слова вошли в соответствующие языки посредством транскрибирования или калькирования [4, С. 61].
  2. Интернациональные реалии фигурируют в лексике многих языков и вошли в соответствующие словари. Они обычно сохраняют вместе с тем исходную национальную окраску.

Возьмем такое слово, как ковбой. Несмотря на то, что всевозможные пастухи имеются, вероятно, в любой стране земного шара, а ковбой лишь на юге, юго-западе США, слово это известно повсеместно.

  1. Локальные реалии. В отличие от национальных, они принадлежат не языку соответствующего народа, а либо диалекту, наречию, либо языку менее значительной социальной группы (например, украинское слово «кобзарь», болгарское «гадулар»). С другой стороны, будучи диалектизмами, они обозначают и специфические для данной области объекты или отношение к ним, обладая признаками типичных реалий.
  2. Микрореалии совсем условный термин, которым С. Влахов и С. Флорин обозначают такие реалии, социальная или территориальная основа которых уже даже самых узколокальных: слово может быть характерным для одного города или села, даже для семьи, не теряя своих особенностей и, следовательно, требуя такого же подхода при переводе. Так, например, жители Софии нередко используют эвфемизм -«четвертый километр» в смысле сумасшедшего дома или, в том же значении, «Карлуково» (в 4 км от Софии и близ села Карлуково находятся крупные психиатрические больницы [4, С. 63].
  3. Временное деление

На основе временного критерия С.Влахов и С.Флорин делят все реалии на следующие две группы:

  1. современные (например, drive-in, лаундж и т.д.),
  2. исторические (например, кокошник, барин, воевода, десятина и т.д.).

В рамках нашего исследования мы считаем необходимым привести еще одну классификацию, отличающуюся некоторыми интересными особенностями классификацию реалий В.С. Виноградова [5, С. 104].

Классификация реалий по В.С. Виноградову

Виноградов В.С., анализируя уже предложенные классификации, отмечает, что наиболее удачной, по его мнению, является классификация, представленная С. Влаховым и С. Флориным. В своей классификации В.С.Виноградов помимо тех реалий, которые были выделены Влаховым и Флориным, выделяет дополнительно 2 вида реалий ассоциативные и ономастические.

Ассоциативные реалии связаны с различными национальными историкокультурными явлениями и, вместо того, чтобы закрепиться в специальных словах, нашли свое отражение в широко распространенных словах. Они находят свое материализованное выражение в компонентах значений слов, в эмоционально-экспрессивных оттенках, во внутренней словесной форме и т.п. [5, С. 110].

Ономастические реалии (антропонимы, топонимы, имена литературных героев, названия компаний и т.д.). Очевидно, что в литературном переводе имена собственные не только выполняют функции наименования, называния существа или объекта, но и являются теми немногими словами, сама форма которых указывает на национальную принадлежность наименованного предмета мысли. Таким образом, собственные имена способствуют сохранению в переводе национального колорита оригинала [5, С. 109].

Из чего мы делаем вывод, что множество противоречивых мнений существует по вопросу классификации реалий (в частности, на основе каких признаков следует подразделять на группы рассматриваемые языковые единицы). Спорным также является вопрос о выделении и разграничении непосредственно способов перевода реалий, а также о правомерности и необходимости применения того или иного приема и факторах, накладывающих на их употребление определенные ограничения.

Реалии являются компонентом фоновых знаний, необходимых для успешного понимания иностранных текстов. Недостаточное знание географии и истории страны, её крупнейших исторических деятелей, незнание её культуры и искусства может привести к искажению фактов в процессе перевода. Недостаток фоновых знаний может привести к буквализму в переводе из-за неумения опознавать реалии в тексте.

Понятие перевод реалий довольно условно, поскольку реалии, как правило, непереводимы, но, при этом, в контексте они всё же передаются, поскольку любая лексическая единица может быть переведена на другой язык, хотя бы описательно. Одной из трудности при передаче реалий является то, что реалия, как правило, не имеет эквивалента в переводящем языке из-за отсутствия у его носителей предмета или явления, обозначаемого этой реалией. Другой трудностью являться необходимость, наряду с предметным значением, передать национальную и историческую окраску данной реалии [4, С. 80].

Рассмотрим существующие приемы и способы передачи реалий. Анализ теоретической литературы показывает, что мнения авторов не имеют большого расхождения. С. Влахов сводит все приемы передачи реалий к двум: транскрипции и переводу (приблизительному и контекстуальному) и подразделяет их на несколько других приемов [4, С. 87]. Под транскрипцией (передачей на уровне фонем) и транслитерацией (передачей на уровне графем) реалии предполагается механическое перенесение реалии с максимальным приближением к оригинальной фонетической форме: англ. Whig рус. «виг», “drugstore” драгстор, “brainring” брейнринг [4, С. 87]. Желательность, а часто необходимость применения транскрипции при передаче реалий обусловлена тем, что таким образом переводчик может получить возможность сразу преодолеть две трудности: сохранить своеобразие чужого языка и передать норму родного.

Недостатком транслитерации и транскрипции как переводческого приема является и то, что механическая передача безэквивалентного слова не способна достаточно полно раскрыть содержание нового понятия, которое либо так и останется непонятным, либо будет лишь весьма приблизительно понятно из контекста.

Не всегда перевод с помощью транслитерации или транскрипции и последующее введение в речевой обиход слова, созданного таким образом, необходим и оправдан. Например, escalation of tension эскалация напряженности вместо усиления напряженности, publicity паблисити вместо популяризации. Создаваемые без необходимости буквальные слова кальки засоряют язык перевода, хотя иногда без них не обойтись. Этому приему всегда подвергаются при переводе названия газет и журналов, географические названия, другие имена собственные.

Второй способ перевода реалии, по С. Влахову это перевод реалии (или замена, субституция), который применяют обычно в тех случаях, когда транскрипция по тем или иным причинам невозможна или нежелательна [4, С. 88]. Этот способ подразделяется на несколько приемов:

Введение неологизма (создание нового слова или словосочетания) с целью сохранения содержания и колорита переводимой реалии. Этот прием С. Влахов делит, в свою очередь, на кальку, полукальку, освоение и семантический неологизм.

а) Калька замена составных частей слова (морфем) безэквивалентного слова или словосочетания их буквальными соответствиями на ПЯ, иначе перевод слова или словосочетания по частям позволяет перенести в ПЯ реалию при максимально верном сохранении семантического содержания, но далеко не всегда без утраты колорита, например: skyscraper (небоскреб) [4, С. 88].

б) Полукалька-своего рода частичное заимствования, новое слово или словосочетание, состоящее частью из своего собственного материала, а частью из материала иноязычного слова [4, С. 89]. К полукалькам-словам можно отнести американский историзм саквояжник (с англ. carpetbagger) в значении «северянин, добившийся влияния и богатства на Юге (после войны 1861 -1865 гг.)», от carpetbag = «саквояж» с русским суффиксом «ник» [4, С. 89].

в) Освоением С. Влахов называет адаптацию иноязычной реалии, т.е. придание ей на основе иноязычного материала обличия родного слова. При этом реалия не только меняет свою форму, но обычно теряет и часть семантического содержания.

г) Семантический неологизм это условно новое слово или словосочетание, «сочиненное» переводчиком и позволяющее передать смысловое содержание реалии. От кальки его отличает отсутствие этимологической связи с оригинальным словом. Прием перевода реалий неологизмами наименее употребителен, так как творцом языка является народ и очень редко отдельный автор [4, С. 90].

Приблизительный перевод реалий применяется чаще, чем любой другой прием, которым удается передать предметное содержание реалии, но колорит почти всегда теряется, так как происходит замена ожидаемого коннотативного эквивалента нейтральным по стилю, т. е. словом или сочетанием с нулевой коннотацией. Возможны несколько случаев:

а) Принцип родовидовой замены позволяет передать (приблизительно) содержание реалии единицей с более широким значением, подставляя родовое понятие вместо видового. Заменяя вид родом, более частное более общим, переводчик прибегает к приему генерализации. Например:

б) Функциональный аналог, по С. Влахову, позволяет одно понятие, незнакомое читателю перевода, заменить другим, знакомым. Часто функциональный аналог удобен для передачи реалий-мер, в частности, когда они предназначены для создания у читателя каких-то качественных представлений: столько-то ли очень далеко, сто пудов очень тяжелый, ни копейки ничего, никаких денег, пара фунтов немного и т.д. [4, С. 91].

в) Описание, объяснение, толкование как прием приблизительного перевода обычно используется в тех случаях, когда нет иного пути: понятие, не передаваемое транскрипцией, приходится просто объяснять. Нередко объяснительный, как описательный перевод, является по существу переводом не самой реалии, а ее толкования: кизяк это «высушенный и спрессованный говяжий навоз», и переводчик приблизительно так и пишет: «сушен говежди тор» [4, С. 91].

Реалия каждый раз ставит нас перед проблемой выбора того или иного способа передачи. Выбор пути зависит от нескольких предпосылок:

От характера текста.

От значимости реалий в контексте. От характера самой реалии.

От самих языков – их словообразовательных возможностей, литературной и языковой традиции.

От читателей перевода (по сравнению с читателями подлинника) [3, С. 94].

Из чего мы делаем вывод, что перевод реалий требует творческого подхода и глубоких лингвострановедческих знаний при передаче её на другие языки.

Таким образом, проблема передачи реалий имеет очень важное значение для переводчика: введение таких элементов обусловлено как ролью, которую им отводил автор произведения, так и средствами, которыми переводчик воспользуется для раскрытия их смысла, если он не решит, что смысл данного понятия ясен из контекста. Полностью же опустить реалию может только после тщательного осмысления её значимости в тексте и зависимости от окружающих слов.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Вернигорова, В.А. Перевод реалий как объекта межкультурной коммуникации // Молодой учёный. 2010. № 3 (14). С. 184-186.
  2. Коломейцева Е.М. Лексические проблемы перевода с английского языка на русский: Учеб. пособие / Е.М. Коломейцева, М.Н. Макеева. Тамбов, 2004. 92 с.
  3. Верещагин Е.М. Язык и культура. Три лингвострановедческие концепции: лексического фона, рече-поведенческих тактик и сапиентемы; Под ред. Ю.С. Степанова / Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров. М.: «Индрик», 2005. 1040 с.
  4. Влахов С.Флорин С. Непереводимое в переводе. М., 1986.
  5. Виноградов В.С. Введение в переводоведение. М.: ИОСО РАН, 2001. – 222 с.
Год: 2017
Категория: Философия