Психологическая готовность к материнству у беременных женщин с экстаркорпоральным оплодотворением

Психологическая готовность к материнству и вопросы ее формирования приобретают в последнее время все большую актуальность среди проблем психологии. Это связано как с ростом демографических проблем, например, снижением потребности в детях, о чем предупреждают социологи и семейные психологи, ростом девиантного материнства, числа отказов от ребенка и т.п. С другой стороны, подобный интерес обусловлен вниманием к проблемам личностного развития взрослого человека, в том числе, в связи с его новой ролью – ролью родителя.

Этап беременности при этом является переломным этапом в формировании готовности к материнству. Именно этот этап находится сегодня в центре многих исследований в рамках психологии.

Но не все женщины на сегодняшний день могут забеременеть.

Бесплодие долгое время оставалось личной проблемой женщины и семейной пары. Внедрение в клиническую практику методов вспомогательной репродукции, основанных на оплодотворении вне организма, сделало проблему бесплодия принципиально решаемой. В настоящее время число циклов экстракорпорального оплодотворения с каждым годом увеличивается по всему миру и в Казахстане, в частности. В связи с этим, возникает вопрос особенностей готовности к материнству беременных женщин с ЭКО.

В своем исследовании мы ставили цель изучение психологической готовности к материнству у беременных женщин с ЭКО.

Изначально нами было выдвинуто предположение, что психологическая готовность к материнству беременных женщин с ЭКО имеет свою специфику:

  • психологическая готовность к материнству выше, чем у женщин с естественным путем оплодотворения;
  • женщины с ЭКО чаще имеют ненарушенный тип психологического компонента гестационной доминанты;
  • имеется более значительная потребность в материнстве, как эмоциональная, так и ценностно-смысловая, которая характеризуется в осознании высокой степени ценности ребенка и материнства среди других ценностей, «правильное» представление о смысле детей и материнства;
  • женщины с ЭКО имеют более углубленные знания материнских функций;
  • более развит социально личностный компонент, который характеризуется социальным положением женщины, установкой на стратегию воспитания ребенка, представлением о важных для развития ребенка личностных качеств матери, позитивным восприятием своей родительской роли.

Для проверки гипотезы мы использовали такие методы, как:

  1. анкета на выявление особенностей отношения к беременности и материнству;
  2. «тест отношений беременной» И.В. Добрякова;
  3. проективная методика «Родительское сочинение» О.А. Карабановой.

В исследовании приняли участие 20 беременных женщин от 23 до 35 лет. 10 из них забеременели при помощи ЭКО, а 10 с естественным путем оплодотворения.

Исследования проводились на базе КГП на ПХВ УРБ Глубоковского района, семейной врачебной амбулатории СВА с. Белоусовка, СУБ с. Белоусовка в период 2013-2014 годов.

Большинство исследований, посвященных материнству, можно разделить на две группы:

  1. с одной стороны, материнство рассматривается как обеспечение условий для развития ребенка;
  2. как часть личностной сферы женщины – этап в ее личностном развитии.

С точки зрения исследователя материнства Матвеевой Е.В., основной детерминантой материнского поведения является степень психологической готовности к материнству. Исходная позиция автора состоит в том, что успешность выполнения материнских функций и качество материнской позиции зависит от психологической готовности женщины к материнству, что является объектом нашего исследования [1].

Психологическая готовность к материнству – это исторически и онтогенетически сложившаяся функциональная система со своей структурой и логикой развития, существующая в потенциальной и актуальной форме и отражающая подготовленность психики женщины к материнству как деятельности [1].

Матвеева Е.В. определяет психологическую готовность к материнству как специфическое личностное образование, включающее в себя три блока готовности (рисунок 1):

Рис. 1. Составляющие готовности к материнству

Потребностно-мотивационная готовность к материнству подразумевает потребность в материнстве и включает:

  • потребностно-эмоциональный компонент;
  • ценностно-смысловой компонент [1].

Потребность в материнстве – комплексная потребность. Она подразумевает рефлексию своих состояний и стремление к их переживанию в процессе взаимодействия с ребёнком и не исчерпывается желанием иметь детей.

Филиппова Г.Г. выделяет следующие основные мотивы материнства:

  • достичь желаемого социального и возрастного статуса;
  • удовлетворение модели «полноценной жизни»;
  • стремление продолжить себя, свой род;
  • реализация своих возможностей;
  • компенсация своих жизненных проблем;
  • решение своих жизненных проблем;
  • любовь к детям;
  • достижение критического для деторождения возраста [2].

Различные обстоятельства создают совершенно индивидуальные, неповторимые условия мотивации рождения ребенка для каждой женщины.

Потребностно-эмоциональная готовность к материнству обеспечивает позитивное отношение женщины к беременности и настрой (без страха) на роды, эмоционально-положительный образ ребёнка, желание заботиться о нём, радостносчастливое отношение к роли матери.

Ценностно-смысловая готовность к материнству предполагает осознание женщиной высокой степени ценности ребенка и материнства среди других ценностей, «правильные» представления о смысле детей и материнства.

Уровень ценности материнства для женщины определяется уровнем ценности ребёнка. Филиппова Г.Г. выделяет четыре основных типа ценности ребенка:

  1. эмоциональная (основное содержание взаимодействия с ребёнком – положительно-эмоциональные переживания матери);
  2. повышенно-эмоциональная (с вариантами: аффективная, эйфорическая или концентрация на ребенке всей потребности в эмоциональной привязанности при отсутствии других объектов эмоциональной привязанности у матери);
  3. замена самостоятельной ценности ребенка на ценности из социально комфортной сферы (ребенок как средство для достижения других ценностей: повышение социального и семейного статуса матери, избавления от страха одиночества в будущем, реже как источник благ и т.п.);
  4. полное отсутствие ценности [3].

Большое значение имеет то, каковы знания будущей матери о психическом и физическом развитии ребенка. Филиппова Г.Г. считает, все чаще родители в преддверии рождения ребенка оказываются неосведомленными об элементарных особенностях его развития и своих функций в уходе за ним и общении. Интересным является тот факт, что, помимо осознания низкого уровня родительской компетентности, молодые мамы осознают нехватку эмоциональных переживаний, неготовность к возникновению материнских чувств [4].

Чем более поведение матери ориентировано на личность ребёнка, на сопереживание ему, на желание создать максимально благоприятные условия, чем больше открыто и эмоционально она может выразить свою любовь, тем более благоприятные условия она обеспечит ребенку в первые месяцы и годы его жизни.

Блок социально-личностной готовности к материнству включает развитие половой идентификации женщины, установки на стратегию воспитания ребенка, представление о важных для развития ребенка личностных качеств матери, позитивное восприятие своей родительской роли, осознание ответственности за развитие ребенка и свою материнскую позицию, готовность преодолевать трудности, связанные с рождением и воспитанием ребенка.

Женщина, как будущая мать, принимает на себя новую социальную роль, роль матери. Новая роль изменяет социальный статус, требует выполнения новых обязанностей. Происходит установка по отношению к себе, происходит глубинная идентификация с «настоящими» женщинами. Ей присваивается «титул» матери. Появляется поло-ролевая идентификация «мы – матери».

Одной из составляющих данного блока являются установки на стратегию воспитания ребенка. Большое значение имеет то, как женщина планирует ухаживать за ребёнком (следовать ли строгому режиму, предлагать ли соску, брать ли на руки или стремиться приучать к самостоятельности», т.е. ориентироваться на потребности младенца или на собственные представления о необходимом ему); каких принципов собирается придерживаться при воспитании малыша; какие цели ставит при воспитании ребенка [1].

По мнению С.Ю. Мещряковой, психологическая готовность к материнству – это специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку [5].

Рис. 2. Показатели психологической готовности к материнству

Мещерякова С.Ю. предположила, что о характере раннего коммуникативного опыта, полученного будущей матерью в общении с близкими взрослыми, можно судить по аффективным следам, оставленным в её первых воспоминаниях о себе и родителях, об их стиле воспитания, о своих привязанностях. Большое значение в становлении родительского поведения автор придаёт общению со сверстниками, старшими и младшими детьми.

К показателям второй группы отнесены переживание женщиной отношения к ещё не родившемуся ребёнку. Наиболее благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения являются желанность ребёнка, наличие субъектного отношения матери к ещё не родившемуся младенцу, которое проявляется в любви к нему, мысленной или вербальной адресованности, стремлении интерпретировать движения плода как акты общения.

Третью группу показателей составили установки на стратегию воспитания ребёнка.

То, как будущая мать намеревается осуществлять уход за ним, с точки зрения автора, также свидетельствует о преобладании субъектного или объектного отношения к ребёнку.

Для того, чтобы рассмотреть психологическую специфику беременности с ЭКО, нам нужно, в первую очередь, охарактеризовать понятие экстракорпоральное оплодотворение.

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra снаружи, вне и лат. corpus тело, то есть оплодотворение вне тела, сокр. ЭКО) вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия.

Синонимы: «оплодотворение в пробирке»«оплодотворение in vitro»«искусственное оплодотворение», в английском языке обозначается аббревиатурой IVF (in vitro fertilisation) [6].

Во время ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2-5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.

Искусственное оплодотворение то, на что люди идут вполне осознанно и запланировано. Те, кто смог стать родителями благодаря вспомогательной репродукции, более внимательны и сильнее привязаны к своим детям, в отличие от людей, зачавших ребенка естественным путем. Ведь в эту беременность было вложено большое количество как физических, так и психологических сил и терпенья.

Метод ЭКО и оплодотворение донорскими яйцеклетками (донорской спермой) оказывает благотворное воздействие на качество отношений между родителями и детьми. Эти дети растут более здоровыми в психологическом отношении, чем дети, зачатые естественным путем и чем приемные дети.

По словам исследователей, семьи, воспользовавшиеся вспомогательной репродукцией, во многих отношениях были схожи с семьями с приемными детьми и с естественно зачатыми детьми в отношениях между родителями и детьми, в психологическом здоровье ребенка.

Перейдем к описанию полученных данных нашего исследования: по данным семейного анамнеза, собранного методом анкетирования, можно сказать, что в случае экстракорпорального оплодотворения отношение родных – мужа и родителей способствуют беременности, способствуют положительному отношению к своему состоянию беременной женщины и, следовательно, отражаются на психологической готовности к материнству. Тогда как в случаях с естественным путем беременности чаще возникает неготовность мужа или родителей к беременности и, следовательно, к поддержке беременной, что негативно отражается на ее личном отношении к беременности.

По результатам сравнительного анализа отношения к детям, мы обнаружили значительную разницу в ответах. У беременных женщин с ЭКО планирование детей составило 60%, с естественным путем – 30%, для беременных с ЭКО разница в возрасте незначительна – 20%, с естественным 70%. Это говорит о том, что ребенок в их семье всегда желанен. Показатель 70% говорит о возможности усыновления, так как в связи с длительным бесплодием многие пары при неудачной попытке ЭКО были готовы на усыновление. Это говорит о том, что отношение к детям у беременных женщин с ЭКО значительно превышает отношение беременных с естественным путем оплодотворения. У беременных с естественным путем оплодотворения этот показатель составил всего 10%.

Таким образом, по данным анкетирования в целом можно сказать о более положительном отношении к беременности у женщин с ЭКО, как со стороны их самих, так и со стороны их мужей, родителей и коллектива; пусть с небольшой разницей, но различия есть. Получается, что женщина с ЭКО чаще окружена заботой и поддержкой со стороны своих близких, более позитивна в отношении к будущему своего положения, что отражается на ее психологической готовности к материнству. Они более направлены на детей, так как понимают сложность своей ситуации.

В результате тестирования по методике «Тест отношений беременной (ТОБ)» выборка была разделена на типы психологического компонента гестационной доминанты ПКГД, что отражено в таблице 1.

Таблица 1. Распределение испытуемых по результатам методики «Тест отношений беременной»

Тип психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД)

Беременные женщины с естественным путем оплодотворения

Беременные женщины с ЭКО

 

Частота

Процент

Частота

Процент

Оптимальный тип

5

50

8

80

Эйфорический тип

3

30

2

20

Тревожный тип

2

20

0

0

Гипогнозический тип

0

0

0

0

Депрессивный тип

0

0

0

0

Распределение испытуемых по данным методики показывает, что большинство испытуемых с ЭКО относятся к оптимальному типу ПКГД, что выражается в состоянии у них психологического комфорта, удовлетворенности своим физическим состоянием. И 20% находятся в состоянии повышенного состояния настроения, что отражает эйфорический типа ПКГД.

Тогда как у женщин с естественным путем оплодотворения оптимальный тип выражен лишь у 50%, а эйфорический у 30%, но есть и женщины с тревожным типом ПКГД, переживающие за свое состояние, будущее своей беременности.

Сравнив результаты «Теста отношений беременной» (ТОБ) с результатами анкетирования, мы получили, что оптимальный тип ПКГД (психологического компонента гестационной доминанты) характерен именно для беременных женщин с ЭКО, они составили 80% от общего количества, в сравнении с 50% беременных женщин с естественным путем оплодотворения. Беременные женщины с ЭКО уже имеют стабильное социальное положение, и главной их задачей в этой жизни является родить ребенка. Это, преимущественно, женщины, состоящие в зарегистрированном браке, имеющие хорошие условия работы, законченное высшее образование, проживающие отдельно от родителей в собственном, а не арендуемом жилье. Их социальное положение выше среднего либо среднее. Муж, родственники и рабочий коллектив относятся к их состоянию доброжелательно. Женщины имеют возможность обсудить свои проблемы с друзьями и близкими родственниками. Общий эмоциональный фон в семье и на работе у них положительный.

Эйфорический тип ПКГД (психологического компонента гестационной доминанты) характерен для женщин с первой беременностью, в возрасте 20-22 лет, с естественным путем оплодотворения и составил 30%, а у беременных женщин с ЭКО только 20%. Это молодые женщины с высшим или незаконченным высшим образованием, имеющие стабильное социальное положение. Материальное положение их выше среднего или среднее, они состоят в зарегистрированном браке, имеют свое жильё либо проживают с родителями. Общий эмоциональный фон в семье и на работе у них положительный.

Депрессивный и тревожный типы ПКГД (психологического компонента гестационной доминанты) характерны для беременных женщин с первой беременностью, имеющих нестабильное социальное положение, он нехарактерен для беременных женщин с ЭКО и составил 0%. У беременных с естественным путем оплодотворения данный тип выше и составил 2%. Это женщины, состоящие в гражданском браке, не уверенные в своем партнере, либо находящиеся в разводе или вообще не состоящие в браке.

Материальный достаток таких женщин средний или ниже среднего, они проживают с родителями или арендуют жильё (не имеют своего жилья), условия работы у них удовлетворительные, либо они обучаются на дневном отделении.

Беременность является спонтанной. Муж и ближайшие родственники, а также коллеги по работе не поддерживают женщину в ее желании родить ребенка. У этих женщин нет близких друзей, а с родственниками они не стремятся обсуждать свое состояние.

Некоторые из беременных женщин с тревожным типом ПКГД знают о трудностях, возникших у их матери в период беременности, и опасаются, что подобное может случиться с ними.

Общий эмоциональный фон в зоне ближайшего окружения таких женщин можно оценить как тревожный, напряженный.

Таким образом, психологическая компонента гестационной доминанты у беременных женщин с ЭКО является оптимальной или эйфорической, но не тревожной или иного типа с нарушениями.

Таким образом, по итогам нашего исследования мы можем утверждать, что поставленная нами гипотеза о том, что психологическая готовность к материнству беременных женщин с ЭКО нашла свое подтверждение и имеет свою специфику:

  • психологическая готовность к материнству выше, чем у женщин с естественным путем оплодотворения;
  • женщины с ЭКО чаще имеют ненарушенный тип психологического компонента гестационной доминанты;
  • имеется более значительная потребность в материнстве, как эмоциональная, так и ценностно-смысловая, которая характеризуется в осознании высокой степени ценности ребенка и материнства среди других ценностей, «правильное» представление о смысле детей и материнства;
  • более углубленные знания женщиной своих материнских функций;
  • более развит социальноличностный компонент, который характеризуется социальным положением женщины, установкой на стратегию воспитания ребенка, представлением о важных для развития ребенка личностных качеств матери, позитивным восприятием своей родительской роли.

Все беременные женщины больше внимания уделяют аккуратности, чистоплотности, ответственности, счастливой семейной жизни и здоровью.

Обе группы женщин рады беременности и психологически готовы к материнству, но между ними все же есть разница.

Беременные с ЭКО по всем проведенным результатам более готовы к материнству. У них более позитивное отношение к беременности и настрой (без страха) на роды, эмоционально-положительный образ ребёнка, желание заботиться о нём, радостно-счастливое отношение к роли матери. Они совершенно сознательно готовы перенести ради ребёнка любые трудности и ограничения. Несмотря на последнее, образ будущего ребенка у женщины вызывает положительные эмоции, она находится в «предвкушении» будущего материнства.

Беременные женщины с ЭКО более высоко осознают степень ценности ребенка и материнства среди других ценностей, имеют «правильные» представления о смысле детей и материнства.

Отмечаются более глубокие знания своих материнских функций, знание о психофизиологических особенностях в период беременности, знание о родах и об особенностях воспитания и развития детей, представление о некоторых операциях общения и взаимодействия с ребенком и ухода за ним, знание о грудном вскармливании.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Матвеева Е.В. Анализ материнства с позиции теории деятельности. К.: ВГГУ, 2004. 128 с.
  2. Филиппова Г.Г. Дифференциация мотивационных основ материнского и полового поведения в подростковом возрасте // Материалы международной научнопрактической конференции памяти К.С. Лебединской. М.: РГУ, 1995. С. 112114
  3. Филиппова Г.Г. Образ мира и мотивационные основы материнства // Проблемы изучения и развития личности дошкольника. Пермь, 1995. С. 31-36
  4. Филиппова Г.Г. Девять месяцев, меняющих жизнь /// Человек. – 2001. № 1-3.
  5. Мещерякова С.Ю. Психологическая готовность к материнству. М.: «Наука», 2000. – 412 с.
  6. Покровский В.И. Энциклопедический словарь медицинских терминов. М.: «Медицина» 2005. – 668 с.
Год: 2014
Категория: Психология