Пути оптимизации методического обеспечения расследования незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности

В статье рассмотрены проблемы частной методики расследования незаконного участия в предпринимательской деятельности. Методика расследования этого преступления, сформированная на основе его криминалистической характеристики, не содержит информацию о материальных составляющих структуры этого преступления. В основе построения методики расследования рассматриваемого преступления, по мнению автора, должны быть сведения об элементах его материальной структуры. Проанализировав уголовно-правовые признаки состава незаконного участия в предпринимательской деятельности и руководствуясь ст. 429 Уголовного кодекса Республики Беларусь и ст. 364 Уголовного кодекса Республики Казахстан, автор выделил элементы его материальной структуры. Материальная структура незаконного участия в предпринимательской деятельности, по его мнению, состоит из следующих элементов: субъект совершения преступления (должностное лицо, лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность); объект преступного посягательства (государственные органы либо государственные или иные организации, в которых субъект преступления (должностное лицо и др.) осуществляет свою служебную и иную деятельность; средства совершения преступления (в большинстве случаев это документы) и предмет преступления (денежные средства или иные материальные ценности), получаемые субъектом в результате совершенного преступления. Выделение и анализ элементов преступной структуры будет служить теоретической основой как для построения информационной модели деяния, так и для совершенствования методического обеспечения раскрытия и расследования данного вида преступлений.

Введение

На сегодняшний день в Республике Беларусь коррупция, как фактор дестабилизации развития общества и государства, представляет угрозу для национальной безопасности и из многопланового явления приобретает статус институционального феномена. К видам коррупционного поведения, негативно влияющего на национальную экономику, относится незаконное участие должностного лица в предпринимательской деятельности (ст. 429 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее УК РБ), ст. 364 Республики Казахстан (далее УК РК)).

Актуальность темы исследования связана с проблемами, возникающими у правоохранительных органов в процессе раскрытия, расследования, предупреждения незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности. Имеющиеся трудности в практической деятельности по расследованию данного вида преступлений обусловлены низким уровнем знаний об элементах материальной структуры преступления и наличием многих неопределенностей в его криминалистической характеристике. Эти проблемные аспекты явились отражением недостаточно эффективной методики расследования данного преступления, которую необходимо совершенствовать.

Целью данного исследования является рассмотрение материальной структуры незаконного участия в предпринимательской деятельности, а также краткий анализ его материальных элементов. Определение на этой основе значения знаний о материальной структуре для построения частной методики расследования данного вида преступлений. В качестве объекта исследования рассматривается уголовно-правовая характеристика состава незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности, являющаяся базовой системой знаний для познания материальных составляющих рассматриваемого преступного деяния. Предметом исследования является структура преступления, как проявившаяся реальность уголовного права, и составляющие ее материальные элементы. Для достижения цели исследования определены следующие задачи:

  •  осуществить анализ объективной стороны состава незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности;
  •  выявить типичную материальную структуру данного вида преступлений;
  •  осуществить анализ элементов материальной структуры незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности;
  •  определить пути совершенствования методики расследования незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности.

Современные научные исследования, посвященные проблемам расследования незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности, акцентируют внимание на необходимости построения частной методики расследования данного преступления на основе его криминалистической характеристики. Различным аспектам борьбы с незаконным участием должностных лиц в предпринимательской деятельности посвящены работы таких ученых, как В.Н. Боркова, Н.А. Егоровой, В.С. Изосимова, Е.Г. Матвеева, Н.В. Пановой, А.П. Спиридонова, А.М. Шувалова, А.С. Усенко, А.И. Фомина и других. Вместе с тем отсутствуют исследования, обосновывающие потребность первоначального выявления элементов преступной структуры, анализ и описание которых следует учитывать при формировании частной методики расследования преступления.

Методы и материалы

Методологическую основу работы составляют положения теории отражения, основываясь на которые в процессе исследования, выявляются элементы преступной структуры незаконного участия должностных лиц в предпринимательской деятельности. Система методов криминалистического исследования представлена общенаучными и частнонаучными методами исследования. Для достижения цели исследования данного преступления применялся криминалистический анализ элементов его материальной структуры. Кроме этого, использованы методы философского характера, синтеза и индукции, а также прогностический и содержательно-функциональный. Теоретическая база исследования представлена работами Р.С. Белкина, В.Н. Боркова, А.Е. Гучка, А.В. Дулова, В.С. Изосимова, В.В. Крюкова, Н.В. Пановой, В.Ю. Сокола, А.С. Усенко.

Результаты

Для незаконного участия в предпринимательской деятельности характерен высокий уровень латентности, что является одной из причин незначительного количества возбужденных уголовных дел в Республике Беларусь.

На результативность деятельности правоохранительных органов в борьбе с незаконным участием в предпринимательской деятельности влияют многие факторы, в том числе и наличие современной, эффективной методики расследования, формирование которой нельзя признать завершенным.

Общим вопросам методики борьбы с преступностью и расследования незаконного участия в предпринимательской деятельности посвятили свои труды многие российские и белорусские ученые-криминалисты: И.И. Басецкий, Р.С. Белкин, В.Н. Борков, И.А. Возгрин, В.Ф. Ермолович, Е.П. Ищенко, Е.Г. Матвеев, Г.М. Меретуков, Г.Н. Мухин, А.А. Облаков, Н.И. Порубов, А.В. Пучнин, В.П. Шиенок, А.С. Усенко, Н.П. Яблоков и другие.

Диссертационные и иные результаты исследования ученых, посвященные методике расследования преступлений коррупционной направленности 1; 8–10, в том числе и незаконного участия в предпринимательской деятельности 2; 188–194, основываются на первоначальном рассмотрении его криминалистической характеристики. Вместе с тем в них не упоминается материальная структура незаконного участия в предпринимательской деятельности. На необходимость выделения и исследования элементов материальной структуры преступления обратили внимание А.В. Дулов, А.Е. Гучок, Г.А. Зорин, А.В. Лапин, Г.А. Шумак и другие ученые. Но в их работах не рассматривается частная методика расследования незаконного участия в предпринимательской деятельности, которая сформирована на основе его криминалистической характеристики преступления и не содержит сведений о его материальных элементах.

По сложившейся традиции в основе построения частных методик расследования преступлений находятся сведения об их криминалистической характеристике, содержащей, как правило, несколько блоков самостоятельных сведений, не относящихся к криминалистике. На данное обстоятельство в свое время обратил внимание Р.С. Белкин, отметивший, что схема изложения криминалистических характеристик включает данные уголовно-правового и криминологического характера. Он пишет, что «если провести операцию по удалению из такой характеристики данных уголовно-правового и криминологического характера, то в ней окажется лишь один действительно криминалистический элемент — способ совершения и сокрытия преступления и оставляемые им следы» 3; 222, 223.

Это один из множества недостатков криминалистической характеристики преступления (далее — КХП), служащих основанием для нескончаемой дискуссии о значении этой категории для науки и практики. Другим, на наш взгляд, существенным недостатком криминалистического описания преступлений является отсутствие сведений об элементах его материальной структуры. Их выделение и описание имеют первостепенное значение как для формирования методики расследования, так и для практики. На их установление ориентирован весь процесс следственной деятельности.

На необходимость выделения в преступлении элементов его структуры, в некоторых научных работах получившей название «материальная структура преступления» 4; 35, ученые обратили внимание в конце XX века. Начало XXI века ознаменовалось оформлением данной идеи в учение о материальной структуре преступления 5. В соответствии с данным учением, в структуре преступления можно выделить следующие материальные элементы: субъект, объект, предмет и средства преступного посягательства. Для некоторых преступлений характерно наличие и такого самостоятельного элемента, как предмет преступления. Материальный характер этих элементов является их общим признаком, отличающим в ряде случаев от одноименных элементов состава преступления 5; 62. Количество материальных элементов в структуре преступления зависит, во-первых, от вида преступления, а, во-вторых, от индивидуальных особенностей совершения конкретного преступления.

Выделение элементов материальной структуры преступления должно служить основой для формирования КХП определенного вида.

Отсутствие КХП по причине недавней криминализации деяния позволяет начинать процесс его описания с рассмотрения элементов материальной структуры. Аналогичным образом следует поступать в случае необходимости совершенствования КХП, не содержащей сведений о его материальной структуре.

Проанализируем элементы материальной структуры незаконного участия в предпринимательской деятельности. Для их определения необходимо основываться на уголовно-правовом составе преступления, содержащем сведения о признаках деяния. «Эти сведения дают возможность выявить в преступлении его элементы и их свойства, которые надо углубленно изучать, ибо они определяют основу криминалистического познания преступления» 4; 31, что, несомненно, указывает на взаимосвязь криминалистики и уголовного права.

Впервые на связь криминалистики и уголовного права указал Г. Гросс, который «применял слово «криминалистика» для названия лишь одной из частей «всеобщей науки уголовного права», занимавшейся «реалиями уголовного права»» 6; 42.

Связь криминалистики и уголовного права имеет объективный характер. Анализируя уголовноправовые признаки преступления, можно сформировать более детальную «картину» элементов исследуемого преступления, знание о которых необходимо для построения частной криминалистической методики расследования. Для этого необходимо рассмотреть конструкцию уголовно-правового состава.

Статья 429 УК РБ устанавливает ответственность за «учреждение должностным лицом, находящимся на государственной службе, организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие его в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если должностное лицо, используя свои служебные полномочия, предоставило такой организации льготы и преимущества или покровительствовало в иной форме» 7.

Несколько иначе сконструирован аналогичный состав преступления в УК РК: «Учреждение лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, либо участие в управлении такой организацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету, установленному законом, если это деяние связано с предоставлением такой организации льгот и преимуществ или с покровительством в иной форме» (ст. 364 УК РК) 8.

Основное отличие рассматриваемых норм УК связано с субъектом совершения преступления. Если белорусский законодатель субъектом данного преступления определил только должностных лиц, находящихся на государственной службе, то казахстанский законодатель значительно расширяет перечень лиц, которым может инкриминироваться деяние, предусмотренное ст. 364 УК РК. Кроме должностных лиц, к уголовной ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности могут привлекаться лица, уполномоченные на выполнение государственных функций, либо приравненные к ним лица. В отличие от должностных лиц, последние две категории потенциальных субъектов уголовной ответственности не осуществляют функции представителя власти, не выполняют организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, а также в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Республики Казахстан. Вместе с тем это государственные служащие, выполняющие государственные функции, на которые распространяется действие закона РК «О государственной службе», а также депутаты маслихата и лица, временно исполняющие обязанности, предусмотренные государственной должностью, до назначения их на государственную службу и др. Перечень субъектов, на которых распространяется действие ст. 364 УК РК, содержится в Законе РК «О противодействии коррупции» 9.

Следует заметить, что казахстанский законодатель к субъектам уголовной ответственности за совершение анализируемого нами деяния отнес также лица, занимающие ответственную государственную должность (ч. 3 ст. 364 УК РК). К этой категории субъектов относятся лица, «занимающие должность, которая установлена [Конституцией Республики Казахстан, конституционными и иными законами Республики Казахстан, для непосредственного исполнения функций государства и полномочий государственных органов, в том числе депутат Парламента Республики Казахстан, судья, а равно лицо, занимающее согласно законодательству Республики Казахстан о государственной службе политическую] государственную должность либо административную государственную должность корпуса «А»» 9.

В аспекте рассматриваемой нами темы не требуется детальное исследование субъекта ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности. Дальнейшее рассмотрение конструктивных особенностей ст. 429 УК РБ и 364 УК РК позволяет выделить общие уголовноправовые признаки преступления.

Уголовно-правовыми признаками преступления, предусмотренного ст. 429 УК РБ и ст. 364 УК РК являются следующие:

  1. Должностное лицо (лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность) учреждает либо участвует в управлении организацией лично или через доверенное лицо (курсив по тексту мой. — А.Х.). Анализ этого признака на основе действующего законодательства о государственной службе в Республике Беларусь позволило белорусским ученым (В.М. Хомичу) сформировать мнение, что «идти на создание предпринимательской структуры для публичного должностного лица — дело чрезвычайно рискованное и очевидное, как и предметно участвовать в управлении такой организацией. Очень трудно доказать факт участия в управлении предпринимательской структурой, поскольку оно предполагает осуществление и реализацию определенного рода функциональных полномочий. Можно участвовать в предпринимательской структуре и достаточно эффективно, оказывая ей содействие, без участия в управлении ее делами, что и делается повсеместно должностными лицами» 10; 59.

Но нельзя исключать, что «при учреждении организации должностное лицо, находящееся на государственной службе, может оказывать покровительство, облегчая и ускоряя процедуры по государственной регистрации юридического лица, по формированию уставного фонда... учредительных документов, получению лицензий, а также может использовать полномочия для учреждения организации на более выгодных условиях, наконец, в выгодных сферах предпринимательской деятельности»  11 .

  1. Должностное лицо (лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность) учреждает либо участвует в управлении организацией вопреки запрету, содержащемуся в законе. Ответственность возможна в случае наличия запрета на участие должностного лица в предпринимательской деятельности, установленного законом. Такой запрет содержится в Законами РБ и РК «О государственной службе» 12; 13 и Законом РБ «О борьбе с коррупцией» 14 и Законом РК «О противодействии коррупции» 9. Указанные законы не допускают членство должностных лиц в органах управления коммерческой организации (если иное не установлено законом). Им запрещено заниматься предпринимательской деятельностью лично или посредством доверенных лиц.
  2. Организация, о которой идет речь в диспозиции ст. 429 УК РБ и ст. 364 УК РК, осуществляет предпринимательскую деятельность. Это предполагает извлечение прибыли, в результате такой деятельности, и косвенно, несмотря на отсутствие в ст. 429 УК РБ и ст. 364 УК РК определения целевой направленности деяния, указывает на корыстную заинтересованность должностного лица в деятельности организации. Не подпадают под ст. 429 УК аналогичные действия должностного лица, совершенные в отношении иной, не коммерческой организации. Аналогичный вывод напрашивается при рассмотрении ст. 364 УК РК.
  3. Должностное лицо (лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность) в результате своей деятельности незаконно предоставляет такой организации льготы и преимущества или покровительство в иной форме. Предоставление льгот может быть связано с полным или частичным снятием ограничений для организации, освобождением ее от обременения. Предоставленные организации преимущества проявляются в условиях ее сравнения с иными аналогичными организациями. Для иного покровительства характерно «создание благоприятных условий для деятельности организации, незаконное способствование организации со стороны должностного лица в осуществлении ее деятельности» 15.

Основываясь на этих признаках, можно выделить материальные элементы структуры незаконного участия в предпринимательской деятельности, являющиеся отправной точкой для формирования информационной модели этого преступления в сочетании с данными его криминалистической характеристики.

Обсуждение

Центральным элементом системы анализируемого преступления выступает физическое лицо, рассматриваемое в качестве субъекта преступления. С точки зрения криминалистики, в отличие от уголовного права, субъектом преступления является конкретный человек, личность, имеющая статус должностного лица. Уголовный кодекс РБ (ст. 429) конкретизировал должностных лиц, отнеся их только к государственной службе. Не распространяется действие указанной нормы на иных должностных лиц, относящимся к иным сферам деятельности. Иначе рассматривается субъектный состав данного преступления по законодательству РК, на что уже было обращено внимание.

Осуществляя предварительное расследование незаконного участия в предпринимательской деятельности, в случае необходимости, изучению подлежит не только личность должностного лица (лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, либо приравненного к нему лица, а также лица, занимающего ответственную государственную должность), но и доверенного лица. Им присущи различные свойства, информация о которых отображается в процессе служебной деятельности и деятельности, направленной на совершение преступления, результатами которой выступают идеальные и материальные следы.

Информация о должностном лице, собранная в процессе расследования, позволяет определить характер его служебной деятельности, деловые качества, допущенные нарушения. Эти сведения могут быть получены из материалов личного дела, служебных документов, а также свидетельских показаний сослуживцев и руководителей.

Субъект рассматриваемого преступления, являясь должностным лицом, в процессе осуществления противоправной деятельности, использует административно-хозяйственные полномочия по управлению государственным или коммунальным имуществом, распоряжению бюджетными средствами либо властные полномочия, связанные с осуществлением надзорных функций в отношении коммерческих организаций вследствие чего данное посягательство, является ярким проявлением коррупции. Аналогично субъекты, не являющиеся по законодательству РК должностными лицами, но которые выполняют возложенные на них государственных функции (приравненные к ним лица), а также занимающие ответственную государственную должность.

Уголовно-правовая конструкция анализируемого деяния предполагает взаимосвязь субъекта преступления с объектом, на который направлено преступное посягательство.

При совершении анализируемого преступления таким объектом, с точки зрения ученых в области уголовного права, являются общественные отношения, связанные с нормальным функционированием системы государственной службы и государственной власти — именно эти отношения являются родовым объектом рассматриваемого состава преступления 16; 119.

Рассмотрение в криминалистической характеристике данного преступления объекта посягательства в аспекте его уголовно-правовых представлений не имеет практического значения для расследования. Абстрактные по своей сути общественные отношения не содержат сведений об отражении преступных и иных действий субъекта на объекте, что представляет интерес с точки зрения криминалистики и имеет значение для расследования.

Объект как один из элементов материальной структуры «представляет собой материальную систему, на которую направлено преступное посягательство» 5; 64. Иными словами, речь идет о таком материальном объекте, которому причиняется (или может быть причинен) вред, ущерб.

В конструкции уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за незаконное участие в предпринимательской деятельности, отсутствует прямое указание на материальный объект посягательства. Не может быть объектом посягательства упомянутая в статье Уголовного кодекса организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность, так как в отношении нее должностное лицо совершает, хотя и неправомерные, с точки зрения закона, но «благие», действия: предоставляет льготы и преимущества или покровительство в иной форме (ст. 429 УК РБ и ст. 364 УК РК).

Субъектно-объектная связь элементов преступной структуры рассматриваемого преступления имеет свои особенности. Очевидна конструктивная связь должностного лица с организацией, осуществляющей предпринимательскую деятельность. Но данная связь отражает только объективную сторону преступного деяния: учреждение организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность либо участие в управлении ею. Вред, ущерб такой организации не причиняется, а, наоборот, создаются благоприятные условия для ее деятельности.

Льготы и преимущества или покровительство в иной форме предоставляются организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, посредством использования должностным лицом своих служебных полномочий. Вот здесь обнаруживается связь с иным объектом, интересы которого затрагиваются.

Для понимания объекта посягательства с позиции криминалистики необходимо вспомнить, что общественные отношения, на которые посягает должностное лицо, незаконно участвующее в предпринимательской деятельности, связаны с нормальным функционированием системы органов государственной власти и местного самоуправления. Именно в рамках этого системного образования субъект рассматриваемого преступления осуществляет свою основную деятельность. Он реализует предоставленные ему полномочия, а в момент совершения преступления, используя их против этой системы, вопреки ее интересам и интересам государства. При этом нарушается нормальный, установленный законодательством, а также внутренними правилами, порядок функционирования государственного органа или организации.

Деятельность должностных лиц в любом государственном органе или организации регламентирована нормативными правовыми актами законодательного, а также подзаконного уровня. Она должна осуществляться с соблюдением ряда условий. Деятельность должностного лица: 1) осуществляется в пределах регламента, установленного нормами законодательства; 2) согласуется с интересами государства и общества.

Соблюдение этих условий обеспечивает нормальное функционирование государственного органа (или государственной организации), элементом которого является должностное лицо (курсив мой. — А.Х.), входящее в его состав. Совершение действий, выходящих за пределы полномочий, предоставленных должностному лицу, приводит к нарушениям, влекущим различные виды юридической ответственности.

Расширение круга субъектов уголовной ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности по законодательству РК соответственно увеличивает перечень объектов, на которые посягает субъект с точки зрения криминалистики. Кроме государственных органов и организаций, субъекты незаконного участия в предпринимательской деятельности в РК могут посягать на иные организационные структуры, которым в результате преступного деяния причиняется вред и отражающие следовую картину преступных и иных действий, позволяющих изобличить виновного (например, органы местного самоуправления в РК).

На этой основе мы приходим к пониманию объекта преступного посягательства как элемента материальной структуры незаконного участия в предпринимательской деятельности, в качестве которого следует рассматривать предусмотренное белорусским и казахстанским законодательством, множество государственных органов и организаций, представляющих собой субъекты управления различного уровня, должностные лица которых допустили совершение данного преступления, а также органы местного самоуправления в РК.

В процессе расследования уголовных дел о незаконном участии в предпринимательской деятельности подлежит выявлению и доказыванию факт использования должностным (и иным) лицом своих служебных полномочий (в чем это выразилось), в результате которого организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность, предоставлены «льготы и преимущества или покровительство в иной форме» (ст. 429 УК РБ и ст. 364 УК РК).

Предоставляя «льготы и преимущества или покровительство в иной форме» должностное (и иное) лицо использует как непосредственные служебные полномочия, так и служебное положение в широком смысле этого слова. В последнем случае процесс доказывания затрудняется, но субъектно-объектная связь в структуре преступления не утрачивается.

Государственные органы либо государственные или иные организации при совершении данного преступления являются обязательным элементом их материальной структуры, но, учитывая особенности и различие предоставляемых льгот, преимуществ, покровительства, структура незаконного участия в предпринимательской деятельности может быть дополнена иными объектами посягательства.

Появление в структуре рассматриваемого преступления дополнительных объектов посягательства связано с тем, что «…предоставляемые курируемым организациям льготные условия осуществления предпринимательской деятельности и преимущества нарушают права других субъектов экономических отношений» 17; 12. Например, покровительство должностного лица может выразиться в «создании условий для получения соответствующей организацией заказа на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд» 18; 48.

Выявление дополнительного объекта посягательства в структуре преступления зависит от способа предоставления преимуществ или покровительства организации, осуществляющей предпринимательскую деятельность. Следовая картина между субъектом и объектом преступления опосредуется организацией, в деятельности которой принимает участие должностное лицо. В ряде случаев следы противоправной деятельности могут быть выявлены в системе ее документального сопровождения.

Документы, регламентирующие деятельность должностного лица, могут способствовать выявлению информации о противоправных действиях, осуществляемых в интересах курируемой организации.

В преступной структуре рассматриваются и иные документы, используемые в качестве средства совершения незаконного участия в предпринимательской деятельности. Например, «установление налоговых, таможенных, экспортных льгот, льготного кредитования, необоснованных отсрочек по погашению кредитов, иных обязательных платежей» 18; 48 предполагает наличие соответствующих документов, отражающих эти права и оформленных в связи с реализацией предоставленных должностному лицу служебных полномочий.

На необходимость использования документов в качестве противоправного средства указывают действия, направленные на «создание препятствий конкурентам, устранение их экономическими или административными методами (например, посредством установления необоснованных препятствий для выдачи лицензий конкурентам, организации внеплановых проверок конкурирующих фирм контролирующими органами и т.п.)» 18; 49.

Анализ документов, сопровождающих деятельность должностного лица, позволяет в процессе расследования выявить признаки, указывающие на преступность его действий.

Можно выделить еще один элемент в материальной структуре анализируемого преступления, наличие которого не обязательно для решения вопроса о привлечении виновного к уголовной ответственности. Но в тоже время его выявление усиливает доказательство вины обвиняемого. Несмотря на отсутствие очевидности данного элемента в составе преступления, смысловая оценка незаконного участия в предпринимательской деятельности позволяет сделать вывод, что оно совершается из корыстной заинтересованности субъекта преступления. Это характерно для многих конкретных преступлений данного вида, но не исключается и иная, нематериальная, заинтересованность в незаконном участии должностного (или иного лица) в предпринимательской деятельности. Это те случаи, когда руководитель коммерческой организации находится в родственных или иных близких отношениях с субъектом, участвующим в предпринимательской деятельности этой организации.

Корыстная заинтересованность должностного (или иного лица) выражается в виде получаемых денежных сумм за предоставление льготы и преимуществ или покровительство в иной форме.

Руководствуясь учением о материальной структуре преступления 5, результат корыстной заинтересованности (денежные средства или иные материальные ценности) должностного лица, незаконно участвующего в предпринимательской деятельности, следует рассматривать в качестве предмета преступления.

Выводы

На основе проведенного исследования можно предложить некоторые выводы. В основе построения частной методики расследования незаконного участия в предпринимательской деятельности находятся данные о его криминалистической характеристике, которая не содержит сведений о материальной структуре этого преступления.

Материальная структура незаконного участия в предпринимательской деятельности состоит из следующих элементов: субъект совершения преступления (должностное лицо, лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность); объект преступного посягательства (государственные органы либо государственные или иные организации, в которых должностное лицо (лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, либо приравненное к нему лицо, а также лицо, занимающее ответственную государственную должность) осуществляет свою служебную деятельность; иные субъекты хозяйствования, интересы которых затронуты в результате преступных действий должностного лица); средства совершения преступления (документы, отражающие факт предоставления льгот и преимуществ или покровительство в иной форме) и предмет преступления, в качестве которого рассматриваются денежные средства или иные материальные ценности, получаемые должностным (или иным лицом) за предоставленные льготы и преимущества или покровительство в иной форме.

Выделение элементов материальной структуры незаконного участия в предпринимательской деятельности должно находиться в основе формирования его криминалистической характеристики как информационной модели деяния и, соответственно, служить совершенствованию частной методики раскрытия и расследования данного вида преступлений.

 

Список литературы

  1. Крюков В. В. Методика расследования должностных преступлений коррупционной направленности: автореф. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2011. — 27 с.
  2. Усенко А. С. Методика расследования незаконного участия должностного лица в предпринимательской деятельности через доверенное лицо / А.С. Усенко // Эпомен. Науч. журн. — 2019. — № 29. — С. 188–194.
  3. Белкин Р .С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. Злободневные вопросы российской криминалистики / Р.С. Белкин. — М.: НОРМА, 2001. — 240 с.
  4. Дулов А.В. Основы расследования преступлений, совершенных должностными лицами / А.В. Дулов. — Минск: Университетское, 1985. — 168 с.
  5. Гучок А. Е . Основы криминалистического учения о материальной структуре преступления / А.Е. Гучок. — Минск: Тесей, 2012. — 228 с.
  6. Сокол В.Ю. Ганс Гросс — основатель современной криминалистики / В.Ю. Сокол. Вестн. Краснодар. ун- та МВД России. — 2012. — № 3(17). — С. 39–50.
  7. Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 г. № 275-З :  Электронный ресурс . Режим доступа: / https://pravo.by/document/? guid=3871&p0=hk9900275 (дата доступа 04.11.2020).
  8. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 03.06.2014 г. № 226-V (с изм. и доп. по состоянию на 06.10.2020 г .): Электронный ресурс. Режим доступа: https://online.zakon.kz/document/? doc_id=31575252#pos=5196;-36 (дата доступа 04.11.2020).
  9. О противодействии коррупции: Закон Республики Казахстан от 18.11.2015 г. № 410-V (с изм. и доп. по состоянию 06.10.2020 г.): Электронный ресурс. Режим доступа: https://online.zakon.kz/document/? doc_id=33478302&mode=p#pos=2;- 106 (дата доступа 04.11.2020).
  10. Асанова В.В. Коррупционная преступность: криминологическая характеристика и научно-практический комментарий к законодательству о борьбе с коррупцией / В. В. Асанова и др. / под общ. ред. В. М. Хомича. — Минск, 2008. — 504 с.
  11. Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 429 Уголовного кодекса Республики Беларусь): Электронный ресурс. Режим доступа: https://bypravo.ru/nezakonnoe-uchastie-v-predprinimatelskoj-deyatelnosti-statya-429- ugolovnogo-kodeksa-respubliki-belarus/ (дата доступа 30.10.2020).
  12. О государственной службе в Республике Беларусь: Закон Республики Беларусь от 14.06.2003 № 204-З: Электронный ресурс. Режим доступа: https://pravo.by/document/? guid=3871&p0=h10300204 (дата доступа 04.11.2020).
  13. О государственной службе Республики Казахстан: Закон Республики Казахстан от 23.11.2015 г. № 416-V (с изм. и доп. по состоянию 06.10.2020 г.): Электронный ресурс. Режим доступа: https://online.zakon.kz/document/? doc_id=36786682 (дата доступа 04.11.2020).
  14. О борьбе с коррупцией: Закон Республики Беларусь от 15.07.2015 № 305-З: Электронный ресурс. Режим доступа: https://pravo.by/upload/docs/op/H11500305_1437598800.pdf. (Дата доступа 09.10.2020).
  15. Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 429 Уголовного кодекса Республики Беларусь). (Ч. 2): Электронный ресурс. Режим доступа: https://bypravo.ru/nezakonnoe-uchastie-v-predprinimatelskoj-deyatelnosti-statya-429- ugolovnogo-kodeksa-respubliki-belarus-chast-2/ (дата доступа 30.09.2020).
  16. Изосимов В.С. Ответственность за незаконное участие в предпринимательской деятельности. Анализ международных нормативно-правовых актов и российского законодательства / В.С. Изосимов, А.М. Шувалова // Вестн. Нижегород. унта им. Н.И. Лобачевского. — 2016. — № 6. — С. 118–124.
  17. Борков В.Н. Механизм коррупционного обогащения должностного лица путем незаконного участия в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ) / В.Н. Борков, А.П. Спиридонов // Научный вестн. Омской акад. МВД России. — 2017. — № 3(66). — С. 10–14.
  18. Панова Н. Предоставление льгот и преимуществ или покровительство в иной форме как признак состава незаконного участия в предпринимательской деятельности (обобщение судебно-следственной практики) / Н. Панова // Уголовное право. — 2015. — № 4. — С. 46–49.
Год: 2020
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция