Краеведение и научное изучение Казахстана в XIX веке

Краеведение, научное изучение Казахстана и зарождение музеев на территории дореволюционного Казахстана обусловлено историко-культурными предпосылками, сложившимися в казахской степи, развитием культуры и общественной мысли XIX века, когда активизировалась деятельность научных обществ, статистических комитетов, действовавших на территории Казахстана.

Краеведение как научно-культурное явление, как органическая и неотъемлемая часть исторической науки возникла в России более двухсот лет назад под влиянием Вольного экономического общества, основанного в 1765 году. Развитию краеведения способствовало Русское географическое общество, созданное в 1845 году. В дореволюционном краеведческом движении определяются два направления: официальное, казенное, т.е. правительственное и передовое, демократическое. С одной стороны, царское правительство регулярно посылает экспедиции на окраины царской России с целью дальнейшей колонизации, а с другой стороны - изучением местной истории занимаются политические ссыльные, народники, русские путешественники, местная казахская интеллигенция, которые были бескорыстными подвижниками науки. Краеведческое изучение Сибири, Казахстана и Средней Азии по линии государственной было одной из форм внешнеполитического курса царского самодержавия на Востоке.

Краеведение, научное изучение и как результат - возникновение музеев на территории Казахстана определялось особенностями социально- политического строя края. В ХIХ в. путем завоевания Жетысу и Южного Казахстана, завершилось присоединение Казахстана к России. Богатый природными ресурсами, животноводческим сырьем Казахстан давно привлекал внимание северного соседа. Развитие российского капитализма вширь, продвижение его в национальные окраины, эксплуатация богатейших источников сырья, расширение рынков сбыта требовало всестороннего, глубокого изучения природных и экономических условий края. В этих целях в Казахстан и Среднюю Азию стали прибывать десятки больших и малых групп исследователей края. При этом следует иметь в виду, что Россия просветительская, свободолюбивая пришла в Среднюю Азию и Казахстан не с первым официальным эшелоном царских колонизаторов. А со вторым эшелоном образованных, трудолюбивых, прогрессивно настроенных русских людей- ученых, врачей, учителей, агрономов, техников и др. Среди них были декабристы, революционно настроенные демократы, сосланные в Казахстан, которые бескорыстно и самоотверженно работали в гуще казахского народа, стремились шаг за шагом двигать вперед дело познания природы и истории края.

Деятельность передовой русской интеллигенции имело тем большее значение, что все явственнее встречало отзвук в среде нарождавшейся интеллигенции из коренного населения. Общество, комитеты, кружки обрастали краеведческим активом, местными корреспондентами, которые проводили большую научную работу. Привлечение местных сведущих людей в дело изучения края указывалось в самом положении о статистических комитетах. В нем было записано; «И губернским и областным статистическим комитетам вменяется, сверх того, в обязанности заботиться о составлении, по мере возможности взывая к тому в содействие, как своих членов, так и посторонних сведущих лиц. А также подробных описаний губерний и областей, равно как и частей оных, так же городов и особенно почему- либо замечательных в губернии и областей местностей в отношении топографическом, историческом, промышленном, торговом, сельскохозяйственном, прочее, и об издании трудов своих в свет» [1, л.4].

Работая в трудных и неблагоприятных для развития науки в условиях колониального режима и безграмотности местного населения. Как одурманенного религиозным фанатизмом, располагая весьма ограниченными кадрами и ничтожными материальными ресурсами, дореволюционные научные общества, основной движущей силой которых была передовая русская интеллигенция, упорно и плодотворно развивали научную и краеведческую деятельность в казахской степи.

Положительное влияние на процесс развития науки и зарождения музеев оказало существование в России таких крупных музеев, как Румянцевский музей, музей антропологии и этнографии Академии наук, Дашковский этнографический музей, Кунсткамера. Кроме них в России действовали несколько специализированных музеев, в том числе Этнографический музей Русского Географического общества, коллекции которого затем были включены в состав Этнографического музея Академии наук и другие.

Представителями правительственного краеведения, исследовавшими природные богатства и историю Казахстана после включения ее в состав России, сделавшими важные выводы и добывшими сведения об экономике Казахстана, социальных отношениях внутри казахского народа и казахско-русских взаимоотношениях. Эти материалы содержатся в трудах, записках и дневниках И.К.Кириллова, В.Н.Татищева, П.Л.Рычкова, А.Л.Тевкелева, работавших в Оренбургском крае, П.С.Паллас, И.Г.Георгий, И.П.Фальк, Н.П.Рычков, экспедиции, которых работали на территории Казахстана. Они собрали богатые материалы о жизни, о быте и истории казахского народа, природе, хозяйстве края. Выполняя волю своего правительства, заинтересованного в освоении обширных пространств, присоединенных к империи земель, они провели значительную работу по его изучению.

Начало демократическому краеведению в Казахском крае первой четверти ХIХ века положили декабристы, его продолжили народники. Находясь в условиях политической ссылки или на службе в колониальной администрации, они занимались просветительством, научными исследованиями, принимали активное участие в экспедициях. Они были горячими патриотами, страстно любили свою Родину, были готовы на все ради ее блага. После подавления восстания 1825г. многие из них были сосланы в города и крепости Казахской степи. Общаясь с провинциальной интеллигенцией, местными краеведами они оказывали влияние на развитие культуры, литературы, искусства, изучали быт, обычаи и обряды казахов.

Ряды политических ссыльных в Казахстане пополнялись и участниками польского восстания 1863г. Только в одной Оренбургской губернии под надзором на поселении значилось 223 поляка [2, с.5]. Политические ссыльные были инициаторами краеведческого изучения Казахстана, занимались просветительством, принимали участие в научных экспедициях, активно участвовали в работе отделов Русского Географического общества, статистических комитетов, местных научных учреждений, создавали музеи, библиотеки и другие культурные очаги на местах. Из числа поляков следует особо отметить Адольфа Янушкевича (1803- 1857 гг.) известного польского революционера. В его работе содержаться очень ценные сведения и выводы по результатам путешествий по территории Старшего и Среднего жузов в составе экспедиции генерала Вишневского. Этот историкоэтнографический труд Янушкевича о древней культуре, обычаях и традициях казахов переиздан на русском языке в 1966 г. в Казахстане [3].

В 20-х гг. ХIХ века дальнейшее изучение Казахской степи, накопление и систематизация новых историко-этнографических материалов о казахском народе оставалось актуальной задачей науки в Казахстане. Несмотря на значительные успехи, достигнутые русской географией в ХVIII в. в России не было точных крупномасштабных карт Казахской степи. Поэтому в 20-40-х гг. ХIХв. царизм направил в Казахстан и Среднюю Азию ряд торговых, дипломатических миссий, десятки военно-научных экспедиций с заданием составить естественно- географическое, геологическое, статистическое и историкоэтнографическое описание огромного пространства от Каспийского моря до восточных границ Казахской степи и от сибирских укрепленных линий на юг до предгорий Тян-Шаня. Наряду с этим усилилась колонизация края путем строительства новых укреплений и проведения административной реформы М.Сперанского- губернатора Сибири. Он приказал собрать сведения об обычном праве, образе жизни, нравах и верованиях казахов для составления новых законодательных актов, а также более подробно описать период разделение казахов на три жуза. Представляет интерес мнения авторов документа о том, что жузы образовались под влиянием естественно - исторических обстоятельств и экономических связей, а не в результате осуществления, какого- либо единовременного политического акта. Казахи никогда не были завоевателями и за оружие брались только тогда, когда возникала необходимость защитить, отстоять свою независимость и сохранить огромную этническую территорию. То есть можно сделать вывод о том, что законность расселения отдельных родов, племен и жузов на нынешней территории Казахстана признавались русскими колониальными властями.

Во второй половине ХIХ века исследователи и путешественники группируются в основном вокруг Русского географического общества, созданного в 1845 г., особенно

значительной была работа его Сибирского отдела. Оно сыграло крупную роль в этнографическом изучении Казахстана и сборе материалов для музеев. В работе РГО принимали участие известные ученые- этнографы. и др. «Среди исследователей дореволюционного периода Казахстана, - отмечал К.И.Сатпаев,- было немало крупнейших ученых, оставивших ценнейшие научные труды об истории, природе и населении Казахстана. С особой признательностью должны быть отмечены имена выдающихся географов: П.П.Семенова-Тян-Шанского, Ч.Ч.Валиханова, Г.Н.Потанина, историка

К.И.Левшина, востоковеда В.В.Радлова, академика К.М.Бэрга, этнографа В.И.Даля, академика П.И.Кеппе и многих других ученых. Именно они обогатили отечественную и мировую науку выдающимися исследованиями природы, истории и населения дореволюционного Казахстана» [4, с.39]. Благодаря их научному обобщению этнография получила теоретическую, организационную основу. В частности Бэрг обращал внимание на исследовательское значение источников для изучения этнографии. Он писал, что ‖история человечества имеет лишь два рода данных: одни, собранные на камне, пергамента, бумаге, и другие, составляющие часть настоящей жизни народов‖, поэтому он считал необходимым «устройство обширного и систематического музея, который мог бы дать наглядное понятие об обстановке народной жизни недостижимое простым описанием» [5, с.231].

А.И.Левшин (1799-1879), один из основателей РГО, почетный член Академии наук часто бывал в казахских аулах, жил в городах Уральск и Оренбург. Им был собран огромный научный материал по истории и этнографии казахского народа, на основе которого он опубликовал научные статьи и очерки. Это «Путевые записки», «Свидание с ханом Меньшей киргиз-кайсацкой орды» и др. В 1832г. вышел в свет его значительный труд «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей» в трех частях [6]. В своих работах А.И.Левшин дал для своего времени обоснованное толкование термина «казах», поставил вопрос о неправомерности употребления и дальнейшего сохранения за ними названия «киргизы».

По инициативе В.И.Даля в Оренбурге организовалась группа русской интеллигенции, которая занималась краеведческой работой. В.И.Даль в то время служил чиновником особых поручений при генерале- губернаторе В.А.Перовском, был в дружбе с А.С.Пушкиным, основателем Оренбургского музея, из которого уже в советское время выделился Центральный музей Казахстана. В.И.Даль ежегодно посещал Уральск, Гурьев, Букеевскую орду. 14 сентября 1848 г. он писал «Живу опять на кочевье, где так хорошо, так хорошо, что не расстался бы…» [7, с.207]. Он собрал много фольклорного и этнографического материала о жизни казахского народа, овладел его языком, пользовался большим доверием и авторитетом местного населения. Не случайно Исатай Тайманов и Махамбет Утемисов в письме к Перовскому для расследования причин восстания в Букеевской Орде просили прислать именно В.И.Даля.

В двадцатидвухлетнем возрасте стал действительным членом Русского географического общества П.П.Семенов-Тян-Шанский (1827-1914 гг.), вошедший в историю как «главный краевед государства».

Выдающийся ученый в 1856-1857 гг. совершил поездку в Тянь-Шань с целью его изучения. Маршрут движения лежал через «казахские степи от Семипалатинска до Капала, затем до города Верный. Оттуда через Кегенский перевал он и достиг своей цели – вершины Тянь-Шаня» [8, с.67-77].

В рядах ученых, внесших значительный вклад в развитие науки и образования и культуры как Казахстана так и России, имя Ч.Ч.Валиханова (1835-1865 гг.) занимает достойное место. Он воспитывался в лучших традициях русской школы востоковедения. По свидетельству Г.Н.Потанина, Валиханов являлся «первым по времени казахом, вставившим свое имя в список русских писателей и ученых» [9, с.1]. Редактор его трудов, археолог, востоковед, профессор Петербургского университета Н.И.Веселовский писал о нем как о «блестящем метеоре, промелькнувшем над нивой востоковедения». Он отмечал, что «русские ориенталисты единогласно признали в лице его феноменальное явление…» [10, с.15].

Усиление интереса к этнографии в России 60-70-х гг. ХIХ в. и успехи этнографической науки связаны с ростом общественного движения того времени. В частности, народничество привлекло внимание к истории и судьбам крестьянства того времени, а практическая деятельность народников создала предпосылки для сбора этнографических памятников. Известный историк А.П.Шапов, сосланный в Сибирь изучал этнографию народов Сибири и севера Казахстана, участвовал в Туруханской экспедиции 1866 г. [11]. В 1880- 1890-х гг. плодотворную этнографическую деятельность в этом регионе вел Д.А.Клеменц [12, с.8]. Именно он разработал обширную программу тех предметов, которые должны входить в состав музея на Всероссийской этнографической выставке 1867г.

Эта программа предусматривала восемь тем:

  1. Поселение, постройка, жилище и его принадлежности;
  2. Одежда и украшения;
  3. Техника в народном быту;
  4. Пища и напитки;
  5. Занятия и промыслы;
  6. Семейный быт;
  7. Суеверия и гадания;
  8. Народная медицина.

Усиленная агитация и пропаганда выставки не прошли бесследно. На местах начался сбор материалов. Были созданы специальные комитеты по сбору этнографических предметов. Благодаря содействию Оренбургского комитета группы казахов были представлены исключительно полно, а манекены были одеты в самые нарядные одежды. Это обстоятельство бросалось в глаза, и было отмечено взыскательными журналистами. В частности, «Северная почта» до этого выступавшая с критическими заметками по некоторым разделам выставки, писала: «Отдел инородцев составляет самую большую и наиболее разнообразную своим внутренним содержанием часть этнографической выставки. Блеск, подчас богатство и чрезвычайное разнообразие, обусловленное разнородностью типов, представляет обширное поле наблюдений для этнографа- специалиста, удовлетворяя вместе с тем любознательность дилетанта в этнографии» [13]. Эти лестные отзывы относились, прежде всего, к казахским этнографическим предметам, присланным в Москву. В 1857- 1862 гг. в Оренбурге было собрано значительное количество этнографических материалов. Среди них были казахские музыкальные инструменты: домбра, кобыз, шертер; предметы мужской и женской одежды; различные ювелирные украшения; кибитка - отан; специально выделанные шкуры диких животных, обитающих в Казахстане и др. предметы. Во второй половине ХIХ в. казахские экспонаты демонстрировались на всех русских выставках, но первым и основным экзаменом была Московская Всероссийская этнографическая выставка 1867 г. Затем казахские материалы получили высокую оценку на Третьем Международном съезде ориенталистов в Петербурге в 1876 г. Этнографическая коллекция казахов в том числе - юрта заняла видное место в экспозиции и приковала к себе всеобщее внимание делегатов съезда. Все предназначенные для выставки экспонаты прошли предварительно своего рода экспертизу в Омске, о чем сообщалось в печати [14]. Резюмируя итоги Всероссийской этнографической выставки, следует сказать, что она была выдающимся событием не только в русской культурной жизни, но и в развитии народов окраин, получивших возможность выхода на арену центральных выставок. С музейной точки зрения заслугой выставки является то, что она не только обрела обильный этнографический материал, заложив базу для крупного этнографического музея в столице, но и образовала основной фонд музеев, созданных на территории Казахстана.

В целом проблема этнографического изучения Казахстана, работа и деятельность научных обществ, участие казахских экспонатов в российских выставках нуждается еще в более полном и обстоятельном изучении, т.к. она имеет важное значение для этнографической науки нашей республики. Известно, что именно на этих выставках экспонировались многие предметы казахского быта, изделия казахских мастеров неизвестные или малоизвестные науке, которые затерялись и только теперь начинают возрождаться в условиях суверенного развития республики.

 

Литература

  1. ЦГА РК. ф.15, оп.2, д.44, л.4.
  2. Галиев В.З. Ссыльные революционеры в Казахстане. - Алма-Ата.- 1978.- с.5.
  3. Янушкевич А. Дневники и письма из путешествия по Казахским степям.- Алма-Ата.- 1966.
  4. Сатпаев К.И. Академия наук к сорокалетию Великого Октября// Наука Казахстана за сорок лет Советской власти. Алма-Ата, 1957, с.39.
  5. Разгон А.М. Этнографические музеи в России (1861- 1917 гг.)// Очерки истории музейного дела в России.- М.- 1961.- вып.3.- с.231.
  6. Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких орд и степей. Ч.1,2,3. СПб, 1832.
  7. Фетисов М.И. Русско-казахские литературные отношения в первой половине XIX века. Алма-Ата, 1959, с.207.
  8. Алдан-Семенов А.И. Семенов-Тян-Шанский. Алма-Ата, 1977, с.67-77.
  9. Потанин Г.Н. Чокан Чингизович Валиханов. Иллюстрированное приложение к газете «Сибирская жизнь». 1903, № 133, с.1.
  10. Веселовский Н.И. Предисловие. В кн.: Ч.Ч.Валиханов. Сочинения. СПб, 1904, с.15.
  11. Лопатин И.А. Дневник Туруханской экспедиции (1866 г.).- СПб.- 1897.
  12. Клеменц Д.А. Местные музеи и их значение в провинциальной жизни.// Сибирский сборник.- 1893.- вып.2, с.8.
  13. Северная почта. Орган Министерства внутренних дел России.- 1867.- № 132.- 17 июня.
  14. Акмолинские областные ведомости.- 1876.- № 12, 14.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История