К вопросу об этногенезе и этнической истории племени аргын

В данной статье комплексно и всесторонне, с современных концептуальных позиций рассматривается пробле­ма изучения казахского племени аргын, его происхождение, этническая история, а также этнополитические, социо-экономические и культурные условия, в которых происходил данный исторический процесс. Указывается, что основным источником исследования являются материалы шежире - генеалогических пре­даний казахского народа. В силу народных традиций у казахов было принято чтить историческую память, передавать историко-генеалогические знания из поколения в поколение. Шежире аргынов имеет ранние ис­токи; его формирование происходило в условиях самобытного развития кочевнической культуры Евразии как традиция устной истории и генеалогии.

Как этнокультурное наследие шежире аргынов представляет собой своеобразный корпус исторического созна­ния и памяти, сформированная под влиянием различных событий исторических эпох. В шежире аргынов со­держатся сведения по разным хронологическим пластам истории в виде этногенетических преданий, истории о генеалогическом происхождении, героических сказаний народа, биографий выдающихся личностей. История изучения племени аргын показана на богатой историографической базе. Автором подробно проа­нализированы труды исследователей казахского шежире: М.С. Муканова, Ш. Кудайбердиева, М.Ж. Копеева, Н.А. Аристова, Ч.Ч. Валиханова и др.

Показано, что особенностью казахской генеалогической традиции является счет поколений и родства по от­цовской линии, однако в шежире аргынов не мало внимания уделяется и сведениям по матрилинии. 

С достижением нашей страной независимо­сти появилась возможность для объективного изучения отечественной истории. Этнический состав казахского народа, история его форми­рования, уникальная культура казахов, форми­ровавшаяся веками, а также богатейшая нацио­нальная история стали объектами всестороннего изучения специалистов.

Если каждую этническую группу, из состав­ляющих казахский народ, рассматривать в ка­честве стержня и основы этнической целостно­сти, то выяснится, что прошлое родов и племен неразрывно связано с национальной историей казахов. В современных условиях важно посто­янно утверждать - Казахстан прародина всех ка­захских родов и племен. Необходимо раскрыть значимость того факта, что любая часть казах­ской земли является исторической территорией конкретного рода и племени; показать, что то­понимы и гидронимы местностей неразрывно связаны с историей населяющего их этноса.

Вышесказанное является не только акту­альной темой для отечественной исторической науки, но представляет также практическую значимость в условиях отстаиваивания терри­ториальной целостности и самобытности казах­ского народа. При этом не следует забывать, что прошлое любой этнической группы, вошедшей в состав казахского народа, представляет для историков и этнологов бесценный материал, пра­вильный анализ которого поможет выяснить, при каких этнополитических, социально-экономиче­ских и культурных условиях они смогли объеди­ниться в единый этнос в конце XV века [1, с.47].

Изучая эти процессы в контексте националь­ной истории, важно сделать верные научные за­ключения. В связи с этим, в общей канве изуче­ния истории казахских родо-племенных групп, представляет особый научный интерес проис­хождение и этническая история племени аргын, известного в казахском народном фольклоре как «аға баласы», дословно «сын брата».

Несмотря на то, что аргыны являются одним из крупнейших родо-племенных объединений в составе Среднего жуза, мы не находим упоми­нание о них ни в одном из древних источников. Этот вопрос в свое время исследовал известный отечественный этнограф М.С. Муканов, отме­тивший, что «безусловно аргыны существовали в древние времена, но, возможно, под другим именем» [1, с.47].

Мнение ученого подтверждается многими исследованиями. Например, знаток народной генеалогии, великий ученый Ч.Ч. Валиханов писал: «племя аргын встречается в позднее вре­мя в составе населения улуса Чагатая. К приме­ру, жена хана Хулагу была из племени аргын» [2, с.165]. Впоследствии, известный этнограф Ж.О. Артыкбаев сделал вывод, что в средние века аргыны населяли территорию Мавераннах- ра, т.е. междуречье Сырдарьи и Амударьи [3, с.184].

Историю племени аргын начали изучать еще в ХІХ веке. Н.А. Аристов первым проанализи­ровал этимологию слова «аргын» [4, с.318-319]. Затем исследования в данной области осуще­ствил академик В.В. Бартольд [5, с.352-353]. По мнению систематизировавшего данные из позд­них источников Н.А. Аристова, встречающиеся в исторической литературе этнонимы «аргын» и «басмыл» являются названием одного племени, так как оба этнонима имеют значение «смесь», «смешанные», значит следует, что те, кто вна­чале назывались «басмылами», позже стали «ар- гынами».

Профессор С. Аманжолов посчитал дан­ный вывод Н.А. Аристова неверным. По его мнению, «басмыл» и «аргын» названия разных племен, так обе этнонимы встречаются в труде М. Кашгари [6]. Махмуд Кашгари полагал, что при использовании этнонима «аргын» выпал согласный звук «н» в конце слова, и так появи­лось название «аргу». Поэтому, вполне возмож­но применение этнонима в форме «аргу», но не «аргун» [7, с.55]. Известные отечественные филологи К.С. Кенесбаев, Т.Д. Жанузаков [8, с.83-84] и А. Кайдар [9, с.477] придерживаются данной точки зрения.

В свое время происхождение этнонима «ар­гын» изучал Ш. Кудайбердиев. Сопоставив раз­ные источники, он пришел к совершенно ориги­нальному выводу касательно значения этнонима «аргын». Шакарим обратил внимание на слово «ерген», встречающееся в одном из орхоно-ени- сейских надписей. Ш.Кудайбердиев предполо­жил следующее: «в китайском языке нет сло­восочетания «ра», и при разговоре последняя буква в слове выпадает, так что если в среднюю часть слова «баягу» добавить словосочетание «ра», а в последнюю часть - букву «нун», то по­лучится «байергун».

Байергун, т.е. великий Ергун созвучно со словом аргун. Таким образом, аргыны произош­ли, по китайским сведениям, от тюркского пле­мени «ху-ху», по нашему уйгур. Однако, более верно, исходя из китайского названия племени аргын - «гауу-гуй» («колесничие»), что на древ­нетюркском будет «канлы». Следует, что аргы- ны произошли от древнего племени байергун.

Во время разделения принадлежавших Чин­гисхану земель, между его сыновьями Джучи и Чагатаем, упоминается род аргинут. На основе данных сведений Ш. Кудайбердиев делает вы­вод, что «аргинут» соответствует аргынам [10, с.40].

История аргынов стала предметом изучения некоторых представителей казахской интели- генции. Среди них - М. Тынышбаев. В своих вы­водах автор опирается на данные, приведенные в книге Г. де Рубрука. Он утверждал: «После смерти Каракул хана улус Чагатая управлялся его вдовой, имя которой по одним источникам Ергене, а по другим Органа или Аргуна. Когда в 1253 г. Рубрук проезжал территорию, где ныне Капальский и Лепсинский уезды, он отметил, что ранее эта земля называлась Органум. До­казательством тому, является находящаяся там гора Арганатты, название которой состоит из двух слов - аргын и ата» [11, с.16]. Некоторые ученые связывают этнонимы «аргын», «дулат», «конырат», «найман», «керей» с древними мон­голами [12, с.35].

В исследованиях Г.Е. Грумм-Гржимайло древнекитайское слово «алунь» связывается с этнонимом «аргын». Автор говорит о том, что алуни в одно время переселились в южную часть Восточного Тань-Шаня [13, с.59].

Данный регион является свидетелем мно­жества значимых исторических событий. В по­священных им монографиях, однако, не встре­чаются сведения об аргынах. К тому же, алуни являются одним из двенадцати племен, соста­вивших основу племенного объединения «га- огюй». Но, несмотря на это, этноним «аргын» не встречается в числе племен формировавших Уйгурский каганат, ни в составе Тюркского ка­ганата, подчинившего своей власти все кочевые племена. Стоит отметить, что хоть китайцы не могут произносить букву «р», тюркоязычные карлуки, караханиды, уйгуры на это вполне спо­собны. Однако этноним «аргын» не встречается и в тюркских источниках.

Нужно обратить внимание, что М.С. Му- канов в своей первой монографии, написанной совместно с В.В. Востровым, не объясняет зна­чение этнонима аргын («а-r-gun») [14, с.47], но в последующем своем труде ученый переводит «a-r-gun», то есть «аргын» с древнетюркского как «множество», «многочисленность» [1, с.49]. Марат Сабитович проанализировав неопубли­кованные источники, предполагает, что «из- за «множества», «многочисленности» нового рода, соседние племена могли дать ему назва­ние «argun». Племя аргын известно в казахской истории в связи с тем, что получило свое назва­ние из-за многочисленности и формирования из разных по статусу родов». Так, опираясь на ранее малоизвестные исторические материалы, ученый внес значительный вклад в изучение этимологии казахских этнонимов.

Такая точка зрения приводится в трудах ученых-лингвистов В.У. Махпирова [15] и Т.Д. Жанузакова [16]. Эту идею поддерживает и Ш.Т. Куанганов, детально изучивший генеало­гию аргынов [17, с.212].

Проанализировав вышеперечисленные тео­рии, мы видим, что этимология этнонима аргын еще до конца не определена, а имеющиеся суж­дения и мнения недостаточно подтверждены источниками, из-за их малочисленности и недо­ступности.

В казахском шежире, которое является ос­новным источником по истории отдельных ро­дов, история аргынов описывается следующим образом. От старшей жены Аргына Ергуль ро­дились Куандык, Суюндик, Бегендик, Шеген- дик и Каракесек, то есть «пять Мейрамов». Эту группу родов называют «дети старшей жены» (байбише балалары) или просто «байбише Ар­гын».

Во многих исследованиях мнения о рассе­лении племени аргын совпадают. Однако нет общего мнения об истоках племени таракты, ко­торый является одной из ветвей аргынов. В не­которых случаях, таракты считают «ноқта атасы - братом, держащим нокта, т.е. узды» Среднего жуза, в других - племени аргын. По народным источникам, Таракты был рожден от дочери, а Аргын затем усыновил его. Вывод, что Таракты является приемным сыном Аргына встречается и в других исследованиях [9, с.478].

Ссылаясь на источники, приведенные вид­ным знатоком казахской генеалогии, особен­но племен Среднего жуза М. Шормановым, М.С. Муканов приходит к заключению, что «таракты происходит от незаконнорожденного сына Аргына». Ученый не согласен с тем, что во многих исследованиях из-за формы тамги рода таракты, его связывают с племенами уак и аргын. М.С. Муканов, опираясь на источники и полевые экспедиционные материалы, делает вывод о том, что таракты является внебрачным сыном, что, в какой-то период это был отдель­ный род, который затем вошел в состав племени аргын. Однако, в следующем труде ученого мы встречаем иное мнение. Теперь он утверждает, что таракты считается уважаемым сыном Аргы- на, поэтому он - «Арғынның ноқта атасы», т.е. он «держит узды правления в племени аргын», является главой кочевья, открывающим путь другим родам. Такое особенное положение та- ракты ученый объясняет следующим образом: «в казахских семейных отношениях члены па- трономии - братья относились с особенным ува­жением к детям своих сестер» [1, с.49].

В мировоззрении кочевников племена полу­чившие статус «ноқта ағасы», обладали особы­ми правами. Им, в первую очередь, оказывались почести; в случае когда бии не могли прийти к обоюдному соглашению, решение выносили «ноқта ағалары». В Старшем жузе эта честь при­надлежит жалаирам, в Младшем - роду табын. Здесь можно заметить любопытное сходство: тамги - родовые знаки жалаиров и тарақты на­поминают формой гребень. Он встречается так­же в тамгах рода табын Младшего жуза. Значит, статус «ноқта атасы» в этих племенах принадле­жит тем, чей род древнее, старше. Действитель­но, в традиционном казахском шежире Старше­го жуза - жалаиров, в Младшем жузе - табынцев почитают как старших братьев.

Поэтому, считается, что сходство тамг не яв­ляется случайностью. Например, в шежире жа- лаиров подчеркивается, о том, что таракты про­исходят от Бирманака, говорят - «нағашысына сіңген өз туысымыз - наш родич у дяди по мате­ри». В ряде исследований встречаются мнения, что от табына происходит род таракты [18, с.35; 19, с.25]. Таракты встречается также в составе каракалпакских родов «кият» и «кенегес» [20, с.38-40], у которых тамга похоже на гребень. Отсюда, вполне возможно, что племена «ноқта ағасы» имеют определенное отношение к вер­ховной власти.

Исходя из вышеуказанного, можно пред­положить, что в определенный исторический период таракты обладал статусом отдельного рода, однако со временем вошел в состав Сред­него жуза, и, по-видимому в период межжузо- вых столкновений получил соответствующее своему статусу звание «ноқта ағасы - брат, дер­жащий узду».

М.С. Муканов указывает на то, что один из предводителей племени аргын Мейрам сопы, жил в середине XVI века. Также в некоторых исследованиях утверждается что аргыны, отно­сящие себя к этому колену, считают Мейрама своим прародителем [14].

В некоторых шежире заметны отдельные различия. Например, М.Ж. Копеев указывает, что от старшей жены Мейрама Нурфаи роди­лись Куандык, Суюндик, от снохи - БегендикШегендик, от рабыни - Болаткожа [21, с.6-8]. Такое предположение встречается и в исследо­ваниях М.Тынышбаева [22, с.19]. Ученый сооб­щает о том что, при бие Казыбеке род каракесек усилился, и приводит в доказательство отрывок из стиха акына:

Қаракесек қап-қара күңнен туған,

Қазыбек би болып бетін жуған [21, с.8].

Каракесек родился от черной рабыни,

Очистился благодаря Казыбек бию.

М. Тынышбаев приводит такой пример, в связи с тем, что один из столпов единства каза­хов в период кровопролитной борьбы с джунга­рами - годов «Великого бедствия» Каздауысты Казыбек би прямой потомок каракесека Болат- кожы.

Знаменитый казахский композитор Мади Бапиев был потомком Казыбек бия. Вся его жизнь прошла в борьбе за справедливость. Из-за клеветы, возведенной на него власть имущими, он попал в немилость и был сослан. В литера­турных исследованиях говорится о том, что в за­ключении Мади прославился своими песнями о тоске по родной земле и разоблачением неспра­ведливости [24-25; 26, с. 445-471].

Ш. Кудайбердиев считает, что Куандык, Суюндик, Бегендик, Шегендик происходят от старшей жены Мейрама, а Болаткожа - от вто­рой жены [10, с.46].

Исследование Каримтая Окпина о шежире Мейрама, несколько отличается от Ш. Кудай- бердиева, а именно тем, что по его мнению род Карижас (Каржас) происходит от третьей жены Мейрама - Бибигуль [23, с.8].

Многие ученые предполагают что Каракесек - это лишь прозвище рода, а настоящее назва­ние он получил от имени первопредка - Болат- кожа [10, с.19; 11, с.41; 27, с.238]. М.Ж. Копеев, изучив причины того, почему Болаткожу про­звали Каракесеком, пришел к выводу: «После одного случая, произошедшего с Болаткожа, когда он поразил всех своим умом, смелостью, одолев своего соперника, будто нанес ему мощ­ный удар куском шыма («шым кесекпен ұрып жыққандай»), народ его прозвал отныне Караке­секом» [21, с.15-17].

Одним из потомков Каракесека (Болаткожи) является знаменитый казахский композитор - Таттимбет Казангапов. Его родной край, среда, где он вырос и сформировался, испокон веков славились богатой духовной культурой кочев­ников, особенно великолепными традициями музыкального творчества кюйши.

Во многих исследованиях говорится о том, что от второй жены Аргына Момына родилось четыре сына - Аксопы, Карасопы, Сарысопы, Танбасопы [11, с.18], однако, в своих исследо­ваниях М.С. Муканов к ним добавляет пятого - Откирсопы [27, с.152].

М.С. Муканов утверждает, что от Аксопы происходят канжыгалы и тобыкты. В своем ва­рианте шежире он производит род канжыгалы от Аксопы, а потомков доводит до батыра Бо- генбая. Акшаулы Богенбай (1678-1775) известен в отечественной истории как батыр, великий полководец, организатор борьбы против джун­гарских завоевателей [28, с.83].

Кроме того из рода тобыкты, ведущего свое родословие от Аксопы, происходят великий ка­захский поэт, композитор, философ, основатель казахской письменной литературы и первый ее классик - Абай Кунанбаев, а также известный бий - Анет баба.

Во многих шежире потомками Карасопы на­зывают Басентиина и Караула, но М.С. Муканов утверждает что, Басентиин и Шашак происхо­дят от Откирсопы.

Необходимо обратить внимание, что до­стоверность шежире Откирсопы, приведенной М.С. Мукановым, подтверждают сами предста­вители этих родов. От Откирсопы происходит Шети, от него - Басентиин. Из этого рода вы­шел знаменитый казахский батыр - Жасыбай Омирулы (XVIII в.), который сражался против джунгар. Он был известен отвагой и храбро­стью в военных сражениях. Народ, почитая имя героя, назвал его именем перевал в горах Баян- тау - «Жасыбай асуы» (перевал Жасыбая), где он героически погиб, а также живописное озеро «Жасыбай көлі» (оз. Жасыбай). Эти топонимы сохранились до настоящего времени. Если об­ратить внимание на названия данной местности, то можно предположить, что Жасыбай и его по­томки в конкретный исторический период про­живали именно в этом регионе.

По данным, приведенным в шежире, от Сарысопы происходит Атыгай, однако в шежире Ш. Кудайбердиева Атыгай происходит от Кара- сопы; в исследованиях М. Тынышбаева и дру­гих авторов говорится о том, что от Танбисопы происходят Сарыжетим и Шакшак [11, с.18]. М.С. Муканов утверждает, что от Надирсо- пы происходит Шубыртпалы [27, с.152]. Лишь М.Ж.Копеев указывает, что у Надирсопы не было наследников [21, с.15].

В шежире, приведенных М.Ж. Копеевым и М.С. Мукановым, можно обнаружить опреде­ленные аналогии. Например, М.Ж. Копеев сви­детельствует: «Когда Аргыну исполнилось 106 лет он взял в токалы Айнакоз. От нее родился Танбысопы» [21, с.15]. Проанализировав эти данные М.С. Муканов утверждает, что от него не мог произойти Токал Аргын [27, с.152 ].

Так, Ч.Ч. Валиханов в своих трудах пишет: «Во время похода на киргизов в 1757 г. Абылай хан привел в свою орду не одну сотню пленных вдов. Эти буруты кочевали совместно с родом атыгай племени аргын Среднего жуза. Со вре­менем они вошли в состав данного племени под названиями «жана киргиз» и «бай киргиз». В своих преданиях они происходят от одного из 12-ти сыновей Дауита - родоначальника атыга- ев» [2, с.168].

По нашему мнению, часть рода шекты из Младшего жуза, возможно в результате мигра­ций или осложнений политико-экономической ситуации вошла в состав аргынов. Учитывая многолетние родственные связи, составители шежире, стали считать их одним из потомков аргынов. Такие случаи отмечались в прошлом и других казахских родо-племенных групп. Инкорпорация от словосочетания «китай», ча­сто встречается в этнонимах «китай-кипчак», «китай-конырат», «мангитай». Этот вывод под­тверждает правоту Ш. Кудайбердиева и множе­ства других источников.

Во многих исследованиях говорится о том, что в структуре казахских родов и племен этно­нимы отдельных родов в таксономических пре­делах происходят от отдельных имен, прозвищ, названий родовых тамг.

Например, Н.А. Аристов предполагает, что родство смешавшихся друг с другом родов мож­но определить по их тамгам [29, с.419-420]. По его мнению племя, которое присоединилось, или, наоборот, отделилось от какого-либо рода, к тамге основного племени добавляло особые знаки, получая таким образом собственную там­гу. Следующий вывод делает М.С. Муканов: «специфичность названий родов «жогары шек- ты» и «томенгы шекты» происходит из-за форм их родовых тамг. Общая тамга аргынов - ОО, у жогары шекты она такая - ЬО, у томенгы шекты следующая - РО, т.е. линия в первом случае вер­ху, а во втором случае внизу. Отсюда и назва­ния родов» [27, с.238]. Необходимо упомянуть о том, что в последние годы на эту тему прово­дилось несколько исследований [30, с.32-38; 31, с.57-59; 32, с.84-87].

Нам представляется, что на сегодня одной из важных задач, стоящих перед учеными-обще- ствоведами является изучение этнических тер­риторий расселения казахских родов и племен, а также определение особенностей их историче­ского развития на основе сопоставления и ана­лиза всех существующих шежире.

Как известно, генеологическая система род­ства у казахов основывалась на принципах патрилинейной филиации. Это является характер­ной особенностью патриархальной организации общества, когда три-пять, а иногда и больше родственников объединяются в одну группу. Данный факт нашел отражение в деятельности крупных хозяйств, которые формировались для сохранения унаследованной собственности на скот, имущество, средства производства.

Вместе с тем, ряд ученых, в том числе М.С. Муканов, опираясь на конкретные матери­алы казахского шежире, предположили, что в ге­неалогии казахских племен сохранилась также форма определения родства по матрилинейной филиации, сохранившаяся со времен господства матриархата.

Например, племя аргын в ХІХ веке создало на ветви матрилиниджа род Шаншар. Как пишет М.С. Муканов: «от двух жен Шаншара - Айбике и Нурбике распространилось многочисленное потомство, которые объединились в общины, а общины в волости. Здесь, мы видим образование в родо-племенной структуре новой таксономи­ческой единицы. К тому же, потомки Шаншара наряду с именами предков, назвались именами проматерей. Так, в 1891 г. в составе Каркара- линского уезда были Айбике-Шаншаровская и Нурбике-Шаншаровские волости. В дореволю­ционное время казахи данных волостей, желая доказать свои общинные интересы на долю в размежевании кочевых угодий и зимовок при­писали себя к вновь созданным родам, названия которых созвучны названию волостей. В период межродовых споров представители данных от­делений рода Шаншар, наоборот выступали под общим родовым именем» [27, с.236].

Так, ссылаясь на источники, ученый выдви­гает мнение, что в казахской генеалогии родство определялось не только по отцовской линии, но и по женской. В связи с этим, этнограф Н. Алим- бай утверждает: «отмечая, что системность и линейность в шежире представлена как отцов­ская (диахронная - основная) и патрилинейная (синхронная - горизонтальная), родовые связи в структуре шежире предпочтительней проведе­ны в восходящем патрилинейном направлении» [33, с.241].

Подводя итоги нашего небольшого иссле­дования, считаем необходимым отметить сле­дующее: во-первых, одним из крупных племен не только Среднего жуза, но и всего казахско­го народа, является племя аргын, однако его этногенез, особенности этнического развития, этимология мало изучены. Во-вторых, история происхождения племени аргын берет свое на­чало в глубокой древности. Она находит свое отражение не только в различных источниках и народном фольклоре,но также в топонимике областей Северного, Центрального, Восточного Казахстана и Алтайского края России. 

 

Литература

  1. Муканов М.С. Этнический состав и расселение казахов Среднего жуза. - Алма-Ата: Наука, - 200 с.
  2. Валиханов Ч. Киргизское родословие // Собр. соч. в 5-ти томах. - Алма-Ата, - Т.2. - С.148-166.
  3. Артықбаев Ж. Казахское шежире в историографических традициях // Қазақ альманағы. - - №5. - С.168-224.
  4. Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. - Вып. ІІІ-IV. - СПб., - С.277-456.
  5. Бартольд В.В. Критика на книгу Н.Аристова «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведе­ния об их численности» // Записки ВОИРАО. - СПб., - Т.2.
  6. Аманжолов С. Вопросы диалектологии и истории казахского языка. - Алматы: Санат, - 608 с.
  7. Қашқари М. Түрік сөздігі: (Диуани лұғат-ит-түрік. 3 томдық шығармалар жинағы. 1 том. - Алматы: ХАНТ, - 591 с.
  8. Кенесбаев С.К., Джанузаков Т.Д. О лексических пластах ономастики казахского языка // Советская тюркология. - -№3. - С.78-88.
  9. Қайдар Ә. Қазақ қандай халық? - Алматы: Дайк-Пресс, - 652 с.
  10. Құдайбердіұлы Ш. Түрік, қырғыз-қазақ һәм хандар шежіресі. - Алматы: Қазақстан-Сана, - 80 с.
  11. Тынышпаев М. Материалы к истории киргиз-казакского народа. - Ташкент, - 64 с.
  12. Акимбеков С.М. История степей: феномен государства Чингисхана в истории Евразии. - Алматы: Центральная Азия, - 640 с.
  13. Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия и Урянхайский край. Т.ІІ. Исторический очерк этих стран в связи с исто­рией Средней Азии. - Л., - С.59.
  14. Востров В.В., Муканов М.С. Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX- начало ХХ в.). - Алма-Ата: Наука, - 254 с.
  15. Джанузаков Т.Д. Основные проблемы ономастики казахского языка. - Алма-Ата: Наука, - 186 с.
  16. Махпиров В.У Имена далеких предков (источники формирования и особенности функционирования древнетюркской ономастики). - Алматы: Институт Востоковедения МН-АН РК, - 302 с.
  17. Куанганов Ш.Т. «Арий-гун» сквозь века и пространство: свидетельства, топонимы. Т. ІІ. - Астана: Фолиант, - 332 с.
  18. ЖалайырҚ. Шежірелер жинағы. Шағатай тілінен қазақ тіліне аударған Н.Менгулов, Б.Көмеков, С.Өтениязов. - Алма­ты: Қазақстан, 1997. - 128 с.
  19. Қалыш А.Б. Саяқ-Ысық ата. - Алматы: Тарих тағылымы, - 88 с.
  20. Мамбетов К. Қарақалпақтар шежиреси. - Нөкис, - 128 с.
  21. Көпейұлы М.Ж. Қазақ шежіресі. - Алматы: Жалын, - 76 с.
  22. Тынышбаев М. Материалы к истории киргиз-казахского народа (Читаны в Туркестанском Отделе РГО в 1924 и 1925 гг.). - Ташкент: Вост.Отд.Кирг.Гос.Изд., - 62 с. (8)
  23. Кәрімтай Өкпин. Арғын: Мейрам шежіресі. - Павлодар: ЭКО ҒӨФ, - 312 с.
  24. Жұмабаев А.Қ. Қазақ композиторларының өмірі мен творчествосы. - Алматы, - 102 с.
  25. Бектасов Ә. Мәди. - Алматы, - 168 с.
  26. Бес ғасыр жырлайды. XVғасырдан ХХ ғасырдың бас кезіне дейінгі қазақ ақын-жырауларының шығармалары / Құраст.: М.Байділдаев, М.Мағауин. - Алматы: Жазушы, - Т.2. - 469 с.
  27. Арғынбаев Х., Мұқанов М.С., Востров В.В. Қазақ шежіресі хақында. - Алматы: Атамұра, - 464 с.
  28. Жеңіс Т. Шежіре. Ертіс-Баянаула өңірі. 1-кітап. - Павлодар, - 228 с.
  29. Аристов Н.А. Опыт выяснения этнического состава киргиз-казахов Большой орды и каракиргизов на основании родос­ловных сказаний и сведений о существующих родовых делениях и родовых тамгах, а также исторических данных и начина­ющихся антропологических исследований // Живая старина. - Вып. ІІІ-iv. - СПб., - С.391-486.
  30. ОмарбековТ., Ғабжалилов Х.М. Ежелгі түркі, қазақ руларының таңбалары туралы // Алаш. - 2005. - №1. - С.32-38.
  31. Хабижанова Г.Б. Тамги тюркских племен и их отражение в происхождении тюркских этнонимов // Известия НАН РК. Серия обществ. наук. - - №2 (275). - С.57-59.
  32. ТургунбаевЕ.М. Шежіредегі ру-тайпалардың ұрандары // Интеграцияменмодернизацияүдерісіндегі Орталық АзияменЕуропатарихынконцептуал-дық мәселелері: Халықаралық ғылыми-теориялық конференцияматериалдары. - Алматы, - С.84-87.
  33. Алимбай Н. Казахское шежире как фольклорная категория исторических источников // Саясат. - - № 4 (апрель).С.67-75.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История