Преступления агрессии в контексте глобализации

В статье проводится сравнительный анализ одного из самых опасных преступлений в международном праве – агрессии и дипломатических методов в современном процессе глобализации и интеграции. Глобализация рассматривается не только в экономическом, но и в правовом, политическом аспектах, а также под призмой безопасности. Раскрываются положительные и отрицательные стороны агрессии с позиции проглобализма и антиглобализма. Агрессия как преступление является проблемой не только международного права, но и глобализации. По воле правительства глобализация преподносится как «агрессия». При агрессии государство теряет свою территорию и суверенитет насильственным путем, а при глобализации государство «теряет» свою территорию и суверенитет добровольно. В работе также раскрывается агрессия и терроризм с точки зрения глобализации и интеграции.

Глобализацию можно рассматривать как научную парадигму, способную оказать значительное влияние на эффективность современных  межгосударственных  отношений,  международного права и борьбы с транснациональной преступностью. Геополитическая картина современного мира в настоящее время уже стала необходимым   фактором  формирования новыхвзглядов, как на глобализацию, так и на процессы интеграции в целом, а также преступления против мира и человечества, и в частности, преступления агрессии против территориальной политической независимости, суверенитета. С другой стороны, вопросы глобальных и региональных угроз, направленных против суверенитета, территориальной целостности политической независимости ряда мировых государств, в том числе, вооруженная агрессия Армении против Азербайджана, приобретают большую актуальность в контексте процессов глобализации и евро интеграции.

В современном мире международная правовая борьба с агрессией должна приобрести особое значение для эффективной защиты прав и свобод человека. Так как, во время агрессии, наряду с другими важными принципами международного права, грубо нарушаются и принцип уважения прав человека, и предотвращение этого преступления и его последствий являются обязательными требованиями современного международного права. Таким образом, в условиях существования преступления агрессии не представляется возможным устойчивое развитие, эффективная защита прав человека, процессов демократии, глобализации и интеграции. В эпоху глобализации одним из основных потребностей мира выступают развитие на основе взаимодействия и взаимозависимости, поэтому, государства-агрессоры не смогут выступать в качестве бенефициариев такого развития. В то же время, принимая во внимание факт массового нарушения прав беженцев и вынужденных переселенцев, образовавшихся в результате агрессии Армении против Азербайджана, «Национальный План Действий по защите прав человека в Азербайджанской Республике» [1] можно рассматривать как важный вопрос в аспекте процессов современной глобализации и интеграции для предупреждения преступлений агрессии, представляющих серьезную угрозу правам и свободам человека.

В отношениях формирования новых правил в современной международной системе, профессор А.В. Назарчук считает, что глобализация в достаточной степени укрепляет основы международного права и постепенно утрачивает свое значение правовой суверенитет государств на своей территории. Территориальный фактор, являющийся   основой   мирового суверенитета, теряет свое традиционное значение в результате глобализации во время интеракции человечества [5, с. 299]. А эта необходимость, в свою очередь, является причиной формирования новых правил и моделей безопасности, с учетом аспектов проглобализма и антиглобализма, а также процессов интеграции в отношении преступлений агрессии, считающихся преступлениями против мира и человечества, посягающих на территориальную и политическую независимость и суверенитет.

В настоящее время происходят коренные изменения в системе безопасности и криминогенной обстановки планеты. Для современного мира особо характерны информационные войны между странами, находящимися в зоне «ядерной дипломатии», и военно-политическая конфронтация. Теперь мировая общественность более далека от представления об управлении правовыми и политическими технологиями и дипломатическими методами, чем полвека назад. Сегодня все народы присоединились к борьбе за присоединение к новой и безопасной мировой системе. Угрозы и проблемы, существующие в форме ураганов «Катрина» и «Рита», «Птичий грипп», «Свиной грипп» и т.д., свидетельствуют о необходимости нового правового и политического видения мира. Цивилизации вплотную столкнулись с угрозой тотальной ядерной войны.

Преступление агрессии, военные преступления, терроризм, сепаратизм, национальные, конфессиональные и другие формы дискриминации, наркотрафикинг, организованная преступность, региональные конфликты, угроза распространения орудия массового поражения, финансовые и экономические кризисы, природные катаклизмы и эпидемии определяются как основные причины глобализации в мировой системе. В настоящее время, в эпоху глобализации, мир более склонен к взаимодействию и  взаимосвязям.

«Понятия – война, агрессия, агрессор, начало и окончание войны, победа, поражение, потери, арена войны, арена боевых действий, стратегическое партнерство, компенсации – предстанут в новом свете в уже глобализованном мире» [2, с.15]. Таким образом, принимая во внимание упомянутое, обратим внимание на разнообразие концепций, затрагивающих сущность глобализации, и составляющую величину взаимосвязей этой новой научной категории и фактора агрессии, отличающегося значительным влиянием на систему современных международных отношений и считающегося в современном международном праве действием, непосредственно образующим состав преступления.

Прежде всего, отметим, что агрессия является транснациональным уголовным деянием, состоящим из конкретных действий или бездействий, осуществляемых в международной сфере, состоящей из актеров субъектов международной системы. В современном международном праве это деяние признано, как преступление несовместимое с Уставом  ООН,  отражено  в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 года «Определение агрессии»,  а также Статусе Международного Уголовного Суда [10]. Однако, несмотря на то, что применение реальной силы против территориальной целостности, политической независимости и суверенитета получило свое отражение, факты многочисленных преступлений агрессии, прямых вооруженных нападений и других преступлений против мира и человечества все еще не получили конкретной правовой оценки Совета Безопасности ООН.

Позиции ученых в отношении проблемы агрессии в современном международном уголовном праве также не являются однозначными. Также, разнообразие позиций не получило отражения в предложениях Подготовительной комиссии для Международного уголовного суда по вопросу об определении агрессии большинством государств.

В отношении преступления агрессии в аспекте глобализации как важный факт можно отметить применение к этому преступлению принципа универсальной уголовной юрисдикции. Так как в соответствии с принципом универсальной юрисдикции обвиняемые во всех случаях могут быть привлечены к уголовной ответственности на территории любого государства. На основании современного международного права, доктрина универсальной юрисдикции отражает один из аспектов применения экстерриториальной юрисдикции, предусмотренной в рамках национальной правовой системы. В соответствии с этой юрисдикцией, каждая страна обладает правом осуществлять судебное преследование лиц, посягнувших на его интересы и совершивших криминальные деяния, имеющие значение для всех государств. Несмотря на спорность утверждения, я считаю, что принцип универсальной юрисдикции можно применить и к преступлению агрессии, угрожающему интересам всего человечества.

С точки зрения экономического и политического объединения, существует ряд научных подходов и взглядов на глобализацию. Наиболее распространенными из этих направлений являются следующие: защита движения революционной мысли, предпочтение эволюционного пути (в основном, защита проглобалистических позиций) и антиглобализм.

Сторонники революционных перемен считают, что при глобализации все процессы подчиняются глобальному рыночному пространству, определяется единое правило для всех, и повышение жизненного уровня, ликвидация политических интересов и подчинение соседним государствам становятся обычным явлением. Сторонники мгновенной глобализации объединяют богатые страны с беднейшей частью мира. Я считаю, что, с учетом воли государства, сам этот факт можно расценивать как осуществление мирной и цивилизованной «агрессии» против него. Тем не менее агрессия в понимании международного преступления сильно отличается от принятой нами. Более широко это понятие будет раскрыто позже.

Сторонники эволюционного подхода (С. Розенау и А. Гидденс) на первый уровень ставят еще  большую  взаимозависимость  государств  и общества, постепенную адаптацию на самом высоком уровне к социальным и политическим изменениям, необходимым в нестабильном мире. Согласно этой теории, территории и государства совершенно исключены на фоне транснациональных процессов. В этом случае, считая суверенитет категорией территориальных границ, отмечается, что при глобализации правила мира более не вращаются вокруг оси суверенных государств [8, с.112]. Современный состав преступления агрессии  защищает  суверенитет и территориальную целостность от преступных посягательств. А это вынуждает суверенные государства подготовить новую стратегию в период глобализации. Это имеет большое значение для государств, подвергшихся агрессии, в том числе, для Азербайджанского государства. Академик Р. Мехтиев в статье «Азербайджан в эпоху глобализации: стратегия развития» отмечает: «Сегодня, говоря о глобализации, мы в общих чертах понимаем развитие социальных, экономических, политических, культурных связей» [2, с.16]. В связи с этим указанные позиции должны быть внимательно исследованы в контексте интеграции в глобализирующемся мире.

Четкий анализ фактора агрессии в нынешнем состоянии Азербайджана, с экономической и политической точки зрения, будет более эффективен в связи с требованиями глобализации и интеграции. Принимая во внимание связи с такими престижными институтами, как  Со-  вет Европы, Европейский Союз, ОБСЕ, НАТО, Международный Уголовный суд, наше государство должно устранять последствия преступления агрессии, эффективно используя ресурсы собственного потенциала. На самом деле, мы интегрированы в глобализованный мир вместе  с агрессорами. Глобализация же совершенно исключает агрессию и не может развиваться и реализовываться вместе с нею, так как, одна из них достигает интеграции силовым путем, другая же обуславливает интеграцию взаимосвязями и взаимодействием. Одна из них построена на применении насилия в отношении национального суверенитета и территориальной целостности, вторая рассматривает использование синергетического равенства в территориальном факторе, объединяя национальный суверенитет сo «всеобщим суверенитетом человечества». В отношении тандема территориальной целостности и глобализации на повестку дня выступает необходимость скорейшей идентификации агрессии. Здесь совершенно неприемлемо применение двойных стандартов. Этот вопрос должен четко определить отношение международного права  к принципам территориальной целостности государств и юридического равноправия и самоопределения народов.

Сторонники эволюционной теории представляют форму управления миром в качестве федерации. Эволюционеры, считая, что к 20502080 гг. произойдет всемирная консолидация, утверждают, что ХХ11 век станет эрой создания всемирного государства. Это подразумевает, что в мире не будет самого понятия агрессии как преступного деяния. В этом случае, «завоевание мира» происходит в результате «виртуальной агрессии». Отмеченный фактор является основой современного процесса интеграции. Интеграция в широком смысле является составной частью глобализации и/или выступает как стимулирующее ее эффективное средство. Этот процесс начал осуществляться 1 мая 2004 года с расширением Европейского Союза. В частности, процесс привлечения всех трех Южнокавказских государств в Европейский Союз в рамках программ «Европейская  политика  соседства»  и «Восточное партнерство», а также попытки предотвращения конфликтов в регионе и международной преступности на основе интеграции, являются составными частями этой цели.

Другое направление составляет антиглобалистическая позиция. На основании этого взгляда, сформировавшегося на Западе, и в частности, США, интегрированный мир столкнется с угрозой попадания в зависимость от режимов, основанных на преступности и насилии. По утверждению  авторов  антиглобализма,  глобализация одна из форм империализма. Согласно этим представлениям, американская культура «завоевывает» мир с помощью голливудских фильмов, гамбургеров Мак Доналдса и продукцией Кока Колы и глобализация выступает в качестве эквивалента международного преступления агрессии. Критикуя эти идеи, профессор Т.Р. Мачан пишет, несмотря на то, что глобализация не связана эффективно с правами человека, либеральные ценности в экономической сфере особенно, а также в политической и гражданской жизни, должны распространяться посредством ее. Он добавляет, что подлинная глобализация должна руководствоваться не только экономическими интересами, но и обретением воли свободного человека. Это не противоречит и не создает никакой угрозы культурному разнообразию, религиозному плюрализму и основам паритета глобализации [9, с.122].

С подобными же обвинениями на Венской конференции ООН выступили представители ряда государств. Они обосновали свое мнение тем, что идея прав человека является продукцией агрессивного и империалистического мышления, и создает угрозу суверенитету независимых государств.

Для обеспечения участия в глобализации развивающихся стран, западные страны используют понятия «борьба за демократию», «борьба за права человека», «борьба с терроризмом и распространением орудия массового поражения». «Борьба за демократию» заключается в том, что  западные  страны,  финансируя сепаратистские и террористические движения на территориях развивающихся стран, поддерживая участие государств в глобализации, усиливают свое влияние на правительства государств. В настоящее время эта стратегия осуществляется в Ливии, Венесуэле, Белоруссии. Под завесой «Прав человека» осуществляется агрессия против этих государств, и подобные действия легализуются в современном международном праве как «гуманитарное вмешательство». Соответствующая стратегия была применена в Югославии. «Борьба с терроризмом и распространением оружия массового поражения» используется для демонизации страны. Затем, Запад осуществляет акт агрессии для ее участия в глобализации. Подобная стратегия применяется в Афганистане и Ираке [6, с. 48].

Все эти идеи в обосновании позиции сторонников антиглобализма, затрагивают другой элемент этого процесса. Они утверждают преимущества во многих случаях над ценностями стран, развивающихся на основе глобализации западных ценностей, основанных  на  насилии  и силе, обеспеченных посредством отказа этих стран от своего экономического суверенитета. Они утверждают, что конфликты, акты агрессии и войны на планете возникают именно по этим причинам, и расценивают глобализацию как опасный процесс против человечества. Другие мнения направлены на то, что глобализация экономической и политической систем мира является причиной роста преступности. Профессор А. Челядинский отмечает, что глобализация системы мирового хозяйства позволяет экстремистским группам без особого труда внедрять свою кадровую, финансово-экономическую и технологическую базу в страны и регионы, являющиеся объектом их подрывной деятельности [7]. Неолиберальная глобализация угрожает не только экономическим хаосом и социальным неравенством, но и мировой безопасностью, создавая почву для милитаризма. Живым примером тому является попытка США и союзников объединить мировое сообщество [3, с. 251].

Конечно, мы не можем отрицать, что борьба за жизненное пространство не является основным законом геополитики. В результате такой борьбы происходят расширение территорий и границ, а также, изменение геовозможностей. Исторической формой достижения этих целей является агрессия, а современной формой – глобализация. В данном случае наблюдаются совершенно разные мотивы достижения цели и отношение к результату. В отношении совершения преступления агрессии наблюдается отсутствие паритета во всех сферах между жертвами агрессии и агрессором и доминирование насилия. При глобализации же предпочтение отдается равенству, основанному на развитии, все основывается на принципах справедливости и взаимодействия, свободного волеизъявления и консенсуса. К примеру, в Западной Европе проживает более 350 миллионов населения. Географические же возможности этого региона могут обеспечить только 100 миллионов. Поэтому, Европа была вынуждена захватывать территории в других точках мира. Или США – здесь проживает 250 миллионов человек, а экономические  ресурсы этого региона не соответствуют их потребностям. В связи с тем, что геологические возможности соответствуют потребностям только 200 миллионов человек, остальные вынуждены жить за счет других территорий. В этом смысле, в соответствии с правилами игры современных международных отношений, расширение мира или процессы интеграции осуществляются не за счет войн и агрессии, а посредством глобализации, основной линией которой является консенсус. В таком случае на передний план выступает ряд важных факторов. Во-первых, в основе интеграции и глобализации приоритетным является человеческий фактор, не нарушающий территориальную целостность. К примеру, если Европейский Союз предпринимает попытку мирного урегулирования конфликта между Азербайджаном и Арменией и высоко ценит этническую толерантность в нашей стране, в таком случае, должен принять правомерность и безальтернативность предоставления армянской этнической группе Нагорного Карабаха высокого статуса автономии, не нарушая принципа территориальной целостности Азербайджана.

Глобализация полностью исключает международную преступность. Как можно заметить, это напрямую относится к преступлению агрессии, считающемуся одним из самых опасных преступлений в системе международной безопасности, выражающейся в применении силы против политической независимости государств, территориальной целостности и суверенитета. Это связано с тем, что в эпоху глобализации экономические и политические интересы настолько тесно связаны между собой, что конфликт между большими державами, связанный с применением агрессии против какой либо территории,  действительно исключается.

Взаимозависимость и абсолютная власть либеральной демократии исключают войну. Однако западные эксперты прогнозируют эти события на более поздний срок – 2050-2100 годы. Из этого следуют, что глобализация начинает играть более авторитетную роль – «архитектора» новой международной системы безопасности. Мы считаем, что одной из самых больших проблем, потрясших современную глобальную систему безопасности, является сбой модели старой системы безопасности. Для преодоления этих проблем на новой арене важно подходить  к строящейся системе со следующих аспектов. Во-первых, учитывая взаимосвязь отдельных международных правонарушений, представляющих угрозу для международной безопасности на этапе современной глобализации, от мирового сообщества, наряду с эффективной лояльностью друг к другу, требуется и их устранение. Во-вторых, важным условием считается создание паритетной основы между старым и новым мирами, являющейся условием глобализации. Так как в условиях глобализации, наряду с большой 8-кой, в борьбу вступили и новые актеры большой игры. В-третьих, после событий 11 сентября геополитическое соперничество в глобальной системе продолжается при участии других игроков.

На сегодняшний день в контексте глобализации среди международных преступлений, связанных с фактором агрессии и представляющих стратегическую угрозу международной безопасности, особое внимание привлекает еще одно преступление – терроризм. Иногда терроризм косвенно считается агрессией. Террористы всех времен постоянно меняли методы, средства и тактику, находят новые объекты для своей деятельности.   Известны  основные  цели  их атак население главных мегаполисов планеты, морские пути, стратегически значимые для энергоресурсов, информационно-коммуникативные системы, являющиеся вспомогательной частью современной жизни государства, транспорт и мировая туристическая и банковская инфраструктура. Цели международной преступности при поддержке конкретных государств зачастую направлены против территориальной и государственной суверенности. Основным вопросом здесь является то, что лидеры этих группировок усугубляют ситуацию, эскалируя национальную, конфессиональную вражду и сепаратизм   в отдельных странах. Они выискивают, и порой находят, слабые звенья в глобальной цепи. Отметим, что связь агрессии и терроризма является вопросом важного значения, с точки зрения глобализации. Следует отметить, что если агрессия в целом является стратегической целью за геополитический и геоэкономический ареал, то терроризм – самый опасный и затрудняющий идентификацию степени виновности конкретных государств за эти преступления «эффективный» тактический метод достижения этой цели. Профессор В.Н. Кудрявцев считает, что если какое-либо государство применяет силу против другого государства в целях захвата территорий, порабощения и пр., это считается агрессией, даже если при этом могут присутствовать и элементы терроризма [4, с. 141].

Одним словом, сегодня агрессия считается в соответствии со статьей 5 Римского Статуса самым опасным преступлением против мира и человечества. В некоторых случаях, оба этих преступления полностью совпадают. В этом смысле, самым наглядным примером, как агрессии, так и терроризма, являются преступные деяния, совершенные Арменией против Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов. Армения, сознавая международные правовые последствия объявления войны, пользуясь террористическими методами и используя вооруженные силы и вооруженные соединения, состоящие из наемников, осуществила вооруженную агрессию и оккупировала принадлежащие Азербайджану территории Нагорного Карабаха и прилегающих к нему районов. Я считаю, что в плоскости глобализации и интеграции терроризм и преступный терроризм утратят свое значение как средство преступления в руках государств.

Таким образом, в эпоху глобализации преступление агрессии исключено, как средство посягательства против территориальной целостности и суверенитета, потому что взаимозависимость и вместе с ней абсолютная власть либеральной демократии ставят преступление агрессии на второй план. Факт мгновенной глобализации означает осуществление мирной и цивилизованной «агрессии» с учетом воли государств. А это в контексте современной международной преступности очень отличается от принятой нами агрессии. Историческая форма расширения территорий и границ может считаться агрессией, а современная форма – глобализацией. Они совершенно отличаются по своим мотивам достижения цели и отношением к результатам. С другой стороны, во время глобализации мир объединяется, тенденции паритета главенствуют  во всех экономических, правовых, культурных и политических процессах,  и исключают преступность. В результате однополярного политического глобализма, формируются глобальные взаимозависимые отношения. Это же, в свою очередь, полностью исключает преступление агрессии, сопровождающее применение военной силы между государствами. Экономическая взаимосвязь выступает как гарант политической и военной стабильности.

 

Литература 

  1. Указ № 1880 Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева, Об утверждении "Национальный план действий по защите прав человека в Азербайджанской Республике", газета "Республика" (29 декабря 2006 г. № 293)
  2. Мехтиев Р. «Азербайджан в эпоху глобализации: стратегия развития» // Журнал Закон Азербайджана. – N 3 (10). –Баку: «Издательский Дом»  Адыльоглу, 2004. – С.160.
  3. Мехди Сулейманпур Влияние глобализации на социальную справедливость // Журнал «Дирчелиш-XXI век», март-апрель, 143-144 / 2010. – С. 439.
  4. Международное уголовное право / под общей редакцией академика В.Н. Кудрявцева. – М.: Наука, – 264 c.
  5. Назарчук А.В. Этика глобализирующегося общества. – M.: ДиректмедиаПаблишинг, – 381 с.
  6. Панарин И. Н. Информационная война и дипломатия. – М.: ОАО Издательский дом «Городец»», – 528 с.
  7. Челядинский А. А. Tерроризм и современные международные отношения, http://www.evolutio.info
  8. Guehenno J.M. The end of the nation-state// Космополис. – М. 1997. – 318
  9. Tibor Machan, “Human Rights, Workers’ Rights and the ‘Right’ to Occupational Safety,” in Fritz Allhoff and AnandVaidya, eds., Business Ethics. – London, UK: Sage Publ. Ltd., 2005. – 422 p.
  10. Rome Statute, A/CONF.183/9, http://www.icc-cpi.int/Menus/ICC/Legal+Textsand+Tools/Official+Journal/Rome+Statute.htm
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция