Ментальность и менталитет казахского этноса

Менталитет является одной из базовых составляющих духовного начала человека и изучается в различных гуманитарных науках: философии, психологии, социологии, культурологии и лингвистике, которые по-разному его трактуют. Каждый народ в ходе своего развития формирует необходимые установки, которые служат ориентирами в жизни. Память народа хранится в культурных памятниках, традициях и обычаях, передается из поколения в поколение. Социальное поведение индивида складывается из идей, установок и стереотипов, выступающих регуляторами адекватного поведения в обществе. Особенностью менталитета как одной из составляющих сознания является его способность отражать реальную действительность. Известно, что в культурных памятниках этноса отражаются специфические особенности видения мира каждого индивида. Процесс формирования менталитета заключается в амбивалентности составляющих его процессов. Как мышление человека формируется под влиянием культуры, традиций, так и культура оказывает влияние на мышление этноса. Несмотря на различную трактовку ментальности и менталитета, существующую в современной науке, приоритетным является понимание менталитета как видового понятия по отношению к родовому – ментальности. 

Формирование менталитета в сознании представляется как определенный процесс: «Менталитет рождается в подсознании, но постепенно впитывает в себя то общее, что складывается из природных данных и социально обусловленных элементов и выражается в представлении о жизни окружающей действительности» [1, с.140]. Иначе говоря, возникая в сознании, менталитет впитывает в себя элементы природного и социального мира и в этом единстве представляет собой отражение всего окружающего мира в целом. Его отличительной особенностью считают устойчивость: в отличие от общественных настроений, взглядов, принципов, навеянных определенной идеологией, которые меняются с изменением курса политики, менталитет обладает устойчивостью. Это свойство обеспечивается наличием ценностных критериев, передающихся из поколения в поколение и влияющих на формирование нравов и мировоззрение человека. Суть менталитета определяют как отражение действительности, преломленное через человеческое бытие и заключенное в знаниях, верованиях, архетипах и ценностях [2]. Истоки менталитета предлагается искать в психической и интеллектуальной природе человека, обусловленной культурой данного этноса. Существует точка зрения, рассматривающая сущность менталитета как «биологически, социально обусловленную систему стереотипов этноса» (Т.А. Голикова). В структуре менталитета отмечается наличие фрагментов архаической памяти, воспринимаемое как рудиментарное явление у современного человека. Считается, что в сознании человека находится информация не только сегодняшнего дня, но и далекого прошлого. Последняя спрятана очень глубоко в подкорках сознания и тоже участвует в формировании мировоззрения современного человека. Исследователи по-разному понимают механизм, обеспечивающий устойчивость менталитета и представляющий собой характеристику его сущностных свойств. Устойчивость менталитета обеспечивается: во-первых, автоматизированным характером привычек, нравов и форм поведения; во-вторых, включением ценностных ориентаций, которые характеризуют уровень коллективного и индивидуального сознания; в-третьих, наличием особых «каналов трансляции», способов передачи опыта поколений – от сакральных, классических, до фольклорных текстов. Также этот механизм могут приводить в движение структура языка, образцы поведения и предметы обихода. Согласно исследованиям российских авторов, компонентами менталитета являются различные слои сознания. Во-первых, это глубинный компонент, представленный архетипами и потребностями человека. Во-вторых, когнитивно-операционный компонент, состоящий из свойств, определяющих ментальность – знаний, верований и стилей мышления. В-третьих, аффективный компонент – это оценки, нормы поведения, настроения. В-четвертых, поведенческий компонент, реализующийся в поведении и общении. В данной классификации прослеживается попытка распределения процессов сознания по определенным уровням, или слоям. Первый, глубинный уровень затрагивает глубинные слои мышления, представляющие собой бессознательное; второй уровень можно, наверное, назвать ментальным, поскольку он связан со знанием, верованиями, мышлением; третий и четвертый уровни взаимосвязаны как создающие аксиологическую основу поведения и общения.

В современном сознании наблюдается активный процесс дифференциации понятий «менталитет» и «ментальность». Специфическими признаками менталитета считаются: а) устойчивость; б) слабая изменчивость; в) многообразие содержания и форм; г) строгая направленность; д) обладание ядром и периферией; е) нерефлексируемость [3].

Правда, некоторые авторы менталитет и ментальность определяют как синонимичные термины. Так, А.Т. Хроленко утверждает, что менталитет обнаруживается в поведении, оценках, манере мыслить и говорить, его можно получить вместе с молоком матери, при рождении. В понятие менталитета входят мировоззрение человека и коды родной ему культуры. Ментальность понимается как понятие, которое глубже мышления, норм поведения, сферы чувств, она есть предрасположенность человека к действиям, воспринимается как совокупность образов и представлений определенной эпохи. Ученый рассматривает менталитет и ментальность в качестве тесно переплетающихся друг с другом понятий, выполняющих практически одинаковую функцию [4, с.140]. Термины «менталитет» и «ментальность» как синонимичные рассматривает и А.Я. Гуревич: «В традиционном значении «ментальность» синонимична «менталитету» и подразумевает тот или иной «склад ума», то есть это устойчивые интеллектуальные и эмоциональные особенности, присущие тому или иному индивиду» [5, с.75-89].

Иного взгляда на термины «менталитет» и «ментальность» придерживаются авторы Психологического словаря (2003), не считая их синонимичными. Так, менталитет представляется в виде «строительной конструкции, фундамент которой – сфера «коллективного бессознательного»; а крыша – уровень самосознания индивида» [6, с.234]. Ментальность же понимается как «универсальная способность» человеческой психики хранить определенные структуры, в которых заключается принадлежность человека к данному обществу и эпохе. Иначе говоря, менталитет подобен конструкции, созданной сознанием человека, а ментальность отождествляется с хранилищем сознания человека. Таким образом, менталитет обладает определенной устойчивостью, тогда как ментальность динамична, вследствие этого оказывается способной соответствовать различным менталитетам во временной протяженности. Ментальность рассматривается в качестве производного от понятия «менталитет» и, в основном, понимается как свойство сознания, отражающее определенную картину мира и выражающее поведение индивида. Мы считаем, что, несмотря на различную трактовку ментальности и менталитета, существующую в современной науке, приоритетным является понимание менталитета как видового понятия по отношению к родовому – ментальности.

Достаточно интересными представляются исследования в области языковой ментальности, которая трактуется многими учеными как разновидность понятия «ментальность». Существует мнение, согласно которому понятия языка и менталитета отождествляются, при этом примат сохраняется за языком. Специфику различий понятия об одном и том же явлении в разных культурах определяют взаимоотношения этих явлений с другими и с их оценками в сознании носителей этих культур. О.Г. Почепцов языковую ментальность понимает как «соотношение между некоторым участком мира и его языковыми представлениями» [7, с.110-126]. Ученый считает, что язык зависит от ментальности. Человек является носителем ментальности в языке. Человек в языке – это представление языка как единственного средства, «способного помочь нам проникнуть в скрытую от нас сферу ментальности, ибо он определяет способ членения мира в культуре» [7, с.114].

Соотношение менталитета и языковой ментальности предлагается рассматривать как соотношение концептуальной и языковой картин мира. Внутренний мир человека, по И.Г. Дубову, наиболее полное отражение находит в языке. Языковая ментальность понимается ученым как способ деления мира с помощью языка, достаточно адекватный существующим у людей представлениям [2].

Обзор существующих в науке взглядов позволяет сделать выбор в пользу дефиниции В.В. Колесова, взяв ее за рабочее определение менталитета: «Менталитет – есть наивно целостная картина мира, основанная на этнических традициях: она проявляется в чувствах, разуме и воле каждого отдельного члена общества и представляет собой часть народной духовной культуры» [8, с.11]. В данном определении, на наш взгляд, отражены все признаки, составляющие сущность понятия «менталитет»: во-первых, менталитет предстает в нем как целостная картина мира; во-вторых, важным является указание на наличие ценностных ориентиров и исторических традиций, которые обязательны; втретьих, признание менталитета частью духовной культуры народа вполне обоснованно и правомерно. Такое понимание менталитета не противоречит известному тезису о том, что культура оказывает влияние на мышление человека так же, как и мышление может формировать культурные ценности.

Итак, понятия «менталитет», «ментальность» находятся в стадии активного изучения, представляя динамический процесс познания их природы. Для современной науки характерны интенсивный поиск составляющих эти понятия компонентов, выявление внутренней структуры и специфических признаков менталитета как базового понятия в исследовании природы человека.

Ученые, изучающие особенности национального характера, менталитета казахского народа, рассматривают разные основания для дефиниции последнего (менталитета). Это: и психическое (отражение сознательного и бессознательного (Д. Кшибеков, Т. Бурбаев), и идеальное, (духовный мир этноса (К. Жукешев, Ф. Жармакина, А.Х. Кукубаева); и социальнодеятельностное, рассматривающее общее в поведении и действиях и аксиологическое, т.е (специфическое восприятие реальности (А. Калмырзаев, М.С. Орынбеков, Т.Х. Габитов, С. Нурмуратовым). Суммируя вышеприведенные дефиниции, получим следующее определение: менталитет – это отражение сознательных и бессознательных процессов сознания, которое проявляется в духовном мире этноса, проецируемом в поведении и действиях представителей этноса, обуславливая его своеобразие.

Казахскому менталитету свойственна духовность, восходящая к его ментальности – «универсальной способности» человеческой психики быть хранилищем сознания. Основа духовности – в служении богу: человек приходит на свет не с потребительской целью, а с целью служения создателю, постижения вечных истин, утверждения принципов этики и гармонии. И эта светлая цель у казаха – не в разуме, а в сердце, что дает основания философам утверждать: казахская идея – идея сердца. Природу казахской ментальности раскрывает ученый-философ Д. Кшибеков: «Духовность – своеобразное единство знания, этического (нравственного), эстетического (красота)» [9, с.96]. По его глубокому убеждению, ментальную природу каждого индивидуума определяет духовность, которая понимается ученым как внутренний мир человека, идеальный мир, сконструированный воображением. Этот мир заключает в себе и верования, и нравственные качества, и понятие красоты. Казахский народ в ходе своего исторического развития собрал большой опыт в совершенствовании внутреннего мира человека, уважения к ближнему, уважения создателя (Тенгри) и почитание его заветов. Особенностью казахского менталитета ученый считает следующие: а) казахи мудро сочетали два принципа в менталитете – принцип демократичности и аристократичности; б) казахи не знали крепостничества, авторитаризма, деспотизма и очень ценили личную свободу, независимость; в) казах знал цену всему, и прежде всего – слову. Отсюда и табу на многие негативные слова и поступки; г) этической нормой считалось умение соблюдать равноправие, говорить складно, но не многословно; д) еще одна составляющая казахского менталитета – признание активности человека, которая способна изменить мир.

Один из основоположников казахской философии М.С. Орынбеков понимает менталитет как «фермент» культуры каждого этноса, формируемый в обществе и проявляющийся у всех членов этого сообщества. Смысл данной метафоры («фермент» культуры) в том, что менталитет управляет социальной жизнью человека, являясь своеобразным ориентиром в окружающем мире при принятии решений [10, с.28]. Менталитет как созданная сознанием конструкция, состоящая из множества осознаваемых и неосознаваемых установлений, влияет на выбор человека на уровне норм поведения, закрепленных в данном обществе. Своеобразие менталитета этноса – в специфическом, характерном только для него способе восприятия мира, и проявляется оно в привычках, чувствах, действиях этого этноса.

Понятие «менталитет казаха» занимает значительное место в исследованиях А. Калмырзаева, одного из первых исследователей национальной психологии в казахстанской науке. Ученый считает, что менталитет есть проявление «глубинного содержания» этноса, состоящего из умственных и психических особенностей человека. Ученый подчеркивает исторический аспект: менталитет формируется в течение длительного времени и характеризуется сравнительной устойчивостью. В то же время менталитет обладает способностью меняться. Как и всякое многогранное явление, менталитет представляет совокупность положительных и негативных черт его носителя. Исследователь видит в менталитете характеристику этноса, отражающую всю историю развития определенного сообщества с присущими только ей специфическими чертами. Таким образом, менталитет «фиксирует фактическое состояние и уровень развития национального бытия» [11, с.20]. Исследователь отмечает еще одну особенность менталитета – его способность быть достоянием только одного, отдельно взятого сообщества и не передаваться от одного этноса к другому. Можно, конечно, перенять у соседнего народа определенные социокультурные нормы, но эти нормы применительно к другому этносу будут иметь свою специфику, отличающую ее от первоначального источника. А. Калмырзаев справедливо полагает, что «разгадка тайны человека означает познание менталитета народа» [11, с.20]. Иными словами, имея представление о менталитете определенного сообщества, можно узнать характер любого члена этого этноса. Так, непреходящие ценностные установки казахского этноса, прозвучавшие в речи Казыбека би: «Мы, казахи, скотоводы, ...никому не угрожаем, на себя лишь уповаем – мирный народ. ...перед злым ворогом головы не склоняем, словом бранным свои уста не оскверняем. Дружбу верную почитаем высоко, добром отвечаем на добро...» [11, с.22], проливают свет на такие черты национального характера, как независимость, толерантность, доброжелательность, верность, в том числе верность слову.

Известный исследователь психологии казахского этноса К. Жукешев, пытаясь определить суть термина «менталитет», проводит сравнительную характеристику национальной психологии и менталитета этноса. При этом приходит к выводу, что национальная психология является более устойчивым явлением, так как на формирование национальной психологии влияют такие факторы, как природные условия, формы ведения хозяйства, история, культура и язык, которые характеризуются длительной временной протяженностью и поэтому могут определяться как стабильные. Менталитет, по мнению ученого, формируют меняющиеся в течение времени факторы, (скажем, определенный курс, проводимый государством), их продолжительность во времени намного короче, поэтому менталитет в отличие от национальной психологии – более подвижное понятие. Еще одно их отличие ученый видит в том, что национальная психология относится к конкретной нации, а менталитет относится к определенной общественно-исторической формации. При анализе природы такого многоуровневого понятия, как «менталитет», К. Жукешев предлагает соотносить следующими факторами: а) отражением менталитета в сознании определенного этноса, б) его проявлением в мыслях или действиях человека и восприятием окружающего сквозь призму своей культуры [12, с.19]. Таким образом, отражаясь в сознании, менталитет проявляется в мыслях и действиях, является причиной особого ракурса мировидения, присущего конкретному этносу. Менталитет связан не только с сознанием человека, но и с эмоциями и желаниями.

Философом Т.К. Бурбаевым казахский менталитет понимается как «духовный фундамент нации, где причудливым образом сочетаются природное и культурное начало, эмоциональное и рассудочное, индивидуальное и коллективное» [13, с.32]. Основным лейтмотивом казахского менталитета является выражение: «Как люблю, так и живу», составляющее стержень идеологии казахских просветителей. Известно, что просвещение составляет основу мировоззрения казахов (А. Касымжанов) и многие выдающие личности казахского этноса видели в знании и стремлении к наукам спасение от бедности, бесправия и духовного рабства. Так, спасением для народа считали: силу знания и науки – Абай, знания и нравственность – Шакарим. Менталитет понимается исследователем как единство бессознательного и сознательного на основе духовного родства характера, особенностей мышления, восприятия мира. Он передается от поколения к поколению и находит свое отражение в своеобразном восприятии окружающей действительности, культуре и традициях. Казахский менталитет характеризуется специфическим отношением к миру: «Қазақ халқы менталитеті ақыл, жҥрек, қайрат, сана бірлігінен туындаған ҧлттық дҥниеге қатынасы, ӛмір сҥру тәсілі, қҧндылықтардың қабылдау ерекшеліктері, дҥние тҥсінігі мен дҥниетанымының жиынтығы» [14, с.10]. Основным его показателем исследователь считает «тҥсінік» (‗понимание‘) как познавательную основу менталитета. «Тҥсінік» образуется в сознании человека из взаимоотношений человека и природы, человека и общества. Именно «тҥсінік» определяет своеобразие казахского этноса. Во-первых, понимание помогало во взаимоотношениях с природой, служило мостиком в постижении окружающего мира. Казах всегда понимал природу, не противопроставлял себя ей, всегда стремился к гармонии с ней. Во-вторых, понимание трактуется как общение – способ национального образа жизни, бытия, определяющий все отношения в обществе: взаимоотношения одного рода с другим и человека с человеком. В-третьих, на основе понимания действовал принцип «жатсынбау», который является главной определяющей линией выживания и приспособления к реальной действительности казахского этноса. Вчетвертых, понимание воспринимается силой, объединяющей этнос в целом [14, с. 22]. Согласно исследованиям ученого, развитию менталитета казахов способствует ряд объективных факторов: 1) географическо-природная среда – это широкая степь, ландшафт, родная земля; 2) хозяйственно-экономическая среда, которая формирует отношение этноса к труду; 3) политико-социальная среда, которая способствует оформлению политических институтов властных структур общества; 4) духовно-культурная среда, которая представляет собой совокупность традиций, мифологию, ислам, поэзию, генеалогию.

В исследование феномена менталитета казаха вносит свой вклад С.Е. Нурмуратов. Понятие «менталитет» ученый соотносит с понятием «халықтың ділі» (народный дух), имеющиму место в сознании казахского этноса и служащий синонимом этому явлению. Менталитет трактуется философом как система бесссознательного и сознательных явлений мышления: «ол әлеуметтік сананың тереңінде жатқан қҧбылыстарды қамтиды және қоғамдық сананың шеңберінен тысқары болып отыратын санаға байланыссыз ҧжымдық қҧбылыстарды да бойына ҧстайды» [15, с.38]. На формирование менталитета, по мнению ученого, оказывают влияние ценностные установки культуры этноса, традиции и обычаи. Эти социальные категории способствуют переходу образа из одного состояния в другое в сознании. Этнос свое духовное единство может демонстрировать наличием общих интересов или едиными символами культуры. Особое отношение к слову казахского этноса в корне отличается от понимания слова в других культурах: «Қазақ менталитеті сӛзге деген қҧрмет еуропалықтардың сӛйлеу арқылы (дауыс-ҥн культі) ӛзін таныту мен қорғау ҧстанымынан айырмашылығы арасы біршама деуге болады» [15, с.43]. Казахский менталитет язык воспринимает не столько как средство общения, а как вид искусства: «сӛзді (тілді) қарым-қатынас қҧралынан ғӛрі ӛнер алды деп тҥсінген» [15, с.43]. Таким образом, в казахстанской науке вопросам менталитета казахского этноса, национального характера и национальной психологии посвящены серьезные исследования, из которых можно составить автопортрет казаха. Так, к основным чертам, определяющим характер казаха, относятся: а) рассудительность, умение рассуждать на уровне обыденного сознания; б) доброта; в) открытость характера; г) добродушие (принцип «жатсынбау»); д) простота; е) доверчивость; ж) терпеливость. В целом менталитет казаха, по данным ученого Д.Кшибекова, характеризуется следующими признаками: а) казах предпочитает разговаривать намеками, понимать другого с полуслова; б) казах уступает дорогу старшим, не перебивает старшего, общается со старшим, не называя его по имени; в) за хорошую новость казах просит «суюнши»; г) к сообщению же плохой новости у казахов принято подготавливать психологически, используя иносказания, образные сравнения, и другие приемы.

 

Использованная литература:

  1. http: || www. RSPU. eclu.ru //Проблемы формирования этнического менталитета
  2. Дубов И.Г. Феномены менталитета: психологический анализ // Вопросы психологии. – М., 1993. – № 5. – С.20-29.
  3. http: Ментальности (менталитет) /Л.Пушкарев, Н.Пушкарева
  4. Болдырев Н.Н. Категории как формы репрезентации знаний в языке // Концептуальное пространство языка: Сб. науч. тр., посвященый юбилею проф. Н.Н. Болдырева / Под ред. проф. Е.С. Кубряковой: Федеральное агентство по образованию, Тамбовский гос. ун-т им. Г.Р. Державина. Тамбов: Изд. ТГУ им. Г.Р. Державина, 2005. – 492 с.
  5. Хроленко А.Т. Основы лингвокультурологии: учебное пособие / 3-е изд., испр. – М.: Флинта, 2006. – 184 с.
  6. Гуревич А.Я. Проблема ментальностей и современной историографии // Всеобщая история: Дискуссии, новые подходы.М., 1989. – Вып. 1. – 309 с.
  7. Психологический словарь/ автор-составитель В.Н. Копорулина, М.Н. Смирнова, Н.О. Гордеева, Л.М. Балабанова; Под общей ред. Ю.Л. Неймера. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2003. – 640 с.
  8. Почепцов О.Г. Языковая ментальность: способ представления мира // Вопросы языкознания. – № 6. – С.110-126
  9. Кшибеков Д. Ментальная природа казахов. – Алматы: НИЦ «Ғылым», 2005. –256 с.
  10. Орынбеков М.С. Духовные основы консолидации казахов. – Алматы: ИД «Аркаим», 2008. – 252 с.
  11. Калмырзаев А. Национальный менталитет и национальный дух // Мысль, 2000. –№ 8-9 –С.19-26.
  12. Жукешев К. Менталитет и национальная психология // Мысль.– – № 6, – С.16-21.
  13. Бурбаев Т.К. Казахский менталитет в контексте глобализации // Мысль. –2002. – № 11 – С.30-34.
  14. Бурбаев Т.Қ. Қазақ халқы менталитетінің қазіргі кезеңдегі даму ерекшеліктері: әлеуметтік-философиялық талдау. Докт. атағын алу ҥшін дайындалған дисс. – Алматы, 2004. – 50 б. 59 с.
  15. 15 Нҧрмҧратов С.Е. Ҧлттық болмыс пен ҧлттық сана. Оқу қҧралы: Алматы,1996. –
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Этнология