Проблемы усыновления (удочерения) ребенка в Республике Казахстан и других зарубежных стран

Актуальность данной статьи не вызывает сомнений. В соответствии с международным и национальным правом и законодательством, обеспечение интересов детей – основополагающая задача семейного права. Дети рассматриваются как самостоятельные личности, имеющие с момента рождения определенные права. Одно из самых важных из них – право жить и воспитываться в семье. К сожалению, многие дети остаются по различным причинам без родительского попечения; в этом случае защита их интересов возлагается на государство. Именно оно в лице своих органов должно содействовать реализации права каждого ребенка жить и воспитываться в нормальной и полноценной семье.

В семейном праве РК существует ряд институтов, имеющих своей целью обеспечение охраны интересов несовершеннолетних детей. Наиболее предпочтительной формой социальной защиты детей, оставшихся без попечения родителей, является усыновление, поскольку оно позволяет с максимальной эффективностью обеспечить не только интересы детей, но и интересы взрослых людей, которые по тем или иным причинам лишены возможности иметь своих детей. Семейное законодательство РК предусматривает возможность усыновления казахстанских детей, как гражданами Казахстана, так и иностранцами, закрепляя при этом исключительность усыновления не гражданами РК. Тем не менее, в настоящее время в Казахстане сохраняется тенденция к превалированию международного усыновления над усыновлением детей казахстанскими гражданами.[1]

По состоянию на 1 января 2010 года иностранными гражданами усыновлены (удочерены) 5590 детей-граждан Республики Казахстан. Наибольшее количество из них усыновлены (удочерены) гражданами США – 4813 детей, Бельгии – 163, Испании – 98, Германии – 44.[2]

Отношение общественности – казахстанской и зарубежной – к этому явлению довольно неоднозначное. Многие представители власти и обычные граждане высказывают опасения, обеспокоенность по поводу казахстанских сирот и надо сказать небезосновательно. За последние пятнадцать лет деятельность по международному усыновлению приобрела очень широкий масштаб. 

В связи с этим, сегодня остро стоит проблема реформирования казахстанского законодательства и совершенствования процедуры установления усыновления иностранцами в направлении усиления защиты прав усыновляемых казахстанских детей. Нудно отметить, что проблема международного усыновления, а точнее несовершенства института правового регулирования данной проблемы остро стоит не только в Республике Казахстан, но и в других странах, поэтому впору говорить о межнациональной проблеме, которая требует от государств особого к ней внимания.

Усыновление – это не только форма устройства на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, но и юридический факт, т.е. обстоятельство, вызывающее определенные правовые последствия. В результате усыновления усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству во всех личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях приравниваются к родственникам по происхождению, т.е. с правовой точки зрения усыновленный ребенок приобретает новых родителей и других родственников. По этой причине запрещены браки между усыновителями и усыновленными. [3]

Усыновление представляет собой основание возникновения семейных правоотношений, которое имеет свои специфические особенности, отличающие его от кровного происхождения, в связи с этим необходимо особо рассмотреть указанные особенности.

Так, например, законодатель делает оговорку, что при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель – мужчина, или по желанию отца, если усыновитель – женщина.

Усыновление – это правовой институт, призванный создать между усыновителем и усыновленным отношения, наиболее близкие к тем, которые возникают между родителями и родными детьми.[4]

Усыновление существует с глубокой древности, однако содержание его с течением времени изменялось. Постепенно происходит все большее сближение семьи, основанной на родстве, и семьи, основанной на усыновлении. Ранее это сближение в основном происходило за счет приближения правового регулирования отношений между усыновленными и усыновителями к правовому регулированию отношений между родителями и детьми, а само усыновление конструировалось по модели кровно-родственной семьи.

В настоящее время правовые основания отношений между родителями и детьми все более приближаются к правовым основаниям усыновления. Если ранее кровно-родственная семья всегда основывалась на биологическом происхождении, то в настоящее время, как уже отмечалось ранее, в случаях, установленных законом, родителями ребенка считаются лица, не имеющие с ним генетической связи. Например, при применении технологии искусственного оплодотворения, суррогатного материнства, при признании отцовства лицом, знающим, что в действительности он не является отцом ребенка. Таким образом, социальное отцовство и материнство получает такое же право на существование, как биологическое.[5]

Цель усыновления состоит не только в том, чтобы ребенок приобрел свою семью, но и в том, чтобы интересы ребенка были максимально учтены в результате усыновления. Категория «интересы ребенка» включает в себя такие структурные элементы, как культурная, этническая, национальная принадлежность, которые должны быть сохранены при усыновлении. В противном случае усыновление может быть отменено, как «не отвечающее интересам усыновленного ребенка».

Усыновление настолько серьезно влияет на судьбу ребенка, что его согласие войти в семью усыновителя приобретает первостепенную важность. Согласие ребенка, достигшего возраста десяти лет, безусловно необходимо, без него усыновление невозможно. Мнение ребенка, не достигшего 10-летнего возраста, также должно быть выявлено с того момента, когда ребенок в состоянии его сформулировать и выразить. Отсутствие согласия на усыновление должно рассматриваться судом как серьезное препятствие к усыновлению. В некоторых случаях усыновление может быть осуществлено без согласия родителей. Как правило, это происходит, когда родители в значительной степени утрачивают связь с ребенком.

Следующей основной причиной того, что казахстанские граждане неохотно усыновляют детей, - это ненадлежащий уровень социально- экономических условий, в том числе жилищные проблемы, а также отсутствие государственной поддержки детей и семей, в которых есть дети. Для казахстанских усыновителей одним из препятствий к усыновлению является снижение эффективности детского здравоохранения. Коммерциализация медицинских услуг оставляет все меньше надежд для родителей, в том числе усыновителей, вылечить больного ребенка. Это один из серьезных факторов, тормозящих развитие усыновления внутри страны.[6]

Усыновление в другой стране должно рассматриваться лишь как альтернативный способ ухода за ребенком. Но для многих казахстанских детей быть усыновленными за рубежом единственная, увы, возможность обрести семью, например, в США законодательство разрешено усыновлять ВИЧ - позитивных и детей, страдающих гепатитами, которых у нас пока берут в семьи не очень охотно. Также пока не столько много желающих брать в семьи сирот-подростков или тяжелых инвалидов.[7] 

В настоящее время законодатель ставит новые «барьеры», препятствия для казахстанских усыновителей в виде требований, предъявляемых к их кандидатуре. Кандидаты в усыновители должны иметь жилую площадь, отвечающую санитарно-техническим требованиям. При этом не учитывается, что 60% жителей страны не имеют такого жилья. Складывается впечатление, что законодатель создает условия для стимулирования международного усыновления, а казахстанские граждане могут усыновить ребенка только при условии, если они являются состоятельными, обеспеченными людьми. О каком приоритете можно говорить и как можно ориентироваться на международные документы, когда национальное законодательство не работает, не охраняет законные права и интересы наших граждан, в том числе при усыновлении ими детей.

Более того, медицинские работники на практике «запугивают» потенциальных казахстанских усыновителей страшными болезнями, имеющими у детей, подлежащих усыновлению, которых в действительности не существует. В то же время представителям иностранных агентств в первоочередном порядке незаконно предоставляется информация о ребенке, состоянии его здоровья, проводится видео – и фотосъемка ребенка. В документах ребенка указывается «псевдодиагнозы», соответственно ребенок передается на усыновление иностранцам, как страдающий тем или иным заболеванием, по причине которого он не был усыновлен нашими гражданами. В действительности же ребенок передается за рубеж абсолютно здоровым, но за такую «услугу» (в виде несуществующего диагноза) медперсонал получает вознаграждение от усыновителей ребенка или посредников.

Однако сложившаяся тенденция увеличения количества усыновлений иностранцами по отношению к казахстанским гражданам свидетельствует о прямо противоположной ситуации, сложившейся на практике. Фактически такой альтернативный способ устройства превратился для наших детей в единственный. Подобная ситуация не может оставить равнодушным ни одного человека, обеспокоенного судьбой своей страны.

Понятно, что без необходимого материального дохода и нормальных жилищных условий надлежащее воспитание усыновленного ребенка затруднено, тем не менее, недопустимо, чтобы материальный аспект преобладал над морально-этическими качествами кандидата в усыновители. Очевидно, что только взаимные отношения ребенка с усыновителями, основанное на глубоком доверии, доброте, ласке, являются главными факторами при усыновлении. На практике не только усыновители, но и сами дети сталкиваются с различными трудностями, особенно если усыновителями являются иностранные граждане. Речь идет о сложностях, связанных с адаптацией усыновленного ребенка на территории иностранного государства, в чужой стране. Это уникальный способ взаимодействия, «столкновения» двух разных культур. По мнению специалистов, такое противоречие обусловлено различными материальными, социальными, психологическими ресурсами. Дело в том, что усыновители находятся в привычной для них среде, ребенок же не знает языка, обычаев, культуры новой для него страны. Многие иностранные усыновители считают, и не без оснований, что казахстанский ребенок приезжает без так называемого культурного багажа и потому, по их мнению, может легко адаптироваться в чужой для него стране.

Представляется, что ситуация осложнена еще и тем, что ребенок не имеет в семье иностранных усыновителей той эмоциональной и культурной поддержки, которую он мог бы получить в любой казахстанской семье.

Исследования показали, что усыновленные дети ощущают неудобства из-за своего физического облика, стесняются своего происхождения, у них наблюдается «раздвоение личности», что провоцирует обострение психологических и социальных проблем, проявление симптомов душевного расстройства, чувства неполноценности, тревоги, депрессии.[8]

Поэтому решение вопроса о международном усыновлении не может рассматриваться только в правовой плоскости. Усыновленные дети приезжают в страну с определенными навыками поведения, набором понятий, привычек, привитых в родной стране. В чужом окружении ребенок ощущает психологический дискомфорт. Такая ситуация влечет комплекс личностных конфликтов у ребенка, связанных с необходимостью «усвоения» культуры, традиций, обычаев страны. В связи с этим необходима адресная, целенаправленная психологическая помощь усыновленным детям.

Проблемы, которые возникают на практике при усыновлении ребенка иностранными гражданами, способствуют выявлению реальной ситуации, сложившейся с внутренним усыновлением. Совершенно ясно, что необходимо проводить комплекс мероприятий, направленных на стимулирование, повышение привлекательности усыновления в нашей стране.

Во-первых, необходимо стремиться к усовершенствованию действующего законодательства, в частности можно предложить облегчить процедуру усыновления для отчимов и мачех в отношении детей, которые фактически проживают в семье, предоставить возможность усыновить детей лицам, которые состоят в фактических брачных отношениях, а также расширить возможности для усыновления одиноким лицам. Упрощение процедуры в данных случаях означает, что можно вернуться к административному порядку усыновления, который существовал у нас ранее, сохранив при этом судебный порядок как общее правило.

Во-вторых, необходима реальная государственная поддержка в отношении семей, усыновивших ребенка, адресная социальная помощь усыновителям.

Совершенно очевидно, что такая поддержка со стороны государства должна проявляться в первую очередь в материальной помощи, в виде выплаты существенного единовременного пособия, а также ежемесячных выплат лицам, взявшим ребенка на воспитание в семью. Так, например, зарубежное законодательство предоставляет существенные льготы для усыновителей; в США компенсация при усыновлении ребенка достигает 10 тыс.долларов плюс выплата ежемесячного пособия на ребенка в размере 900 долларов.

В-третьих, нормы, регулирующие процедуру усыновления, нуждаются в конкретизации в части определения правового статуса представителей агентств, участвующих в процессе усыновления, а также обеспечения права на получение полной, достоверной и своевременной информации о детях усыновителями. Кроме того, необходимо внести поправки в УК РК и КоАП РК относительно повышения ответственности за осуществление посреднической деятельности, а также за размещение информации в сети Интернет о казахстанских детях.[9]

В-четвертых, обеспечение оптимальных условий для казахстанских усыновителей, реализация их приоритета невозможны без подготовки кадров, узких специалистов для работы с детьми и их родителями. В частности, в США созданы так называемые адаптационные центры, где специалисты разного профиля (педагоги, врачи, социальные работники) помогают семьям, усыновившим ребенка, установить с ним межличностный контакт. Помогают они и самим детям, которые оказались в другой стране и им необходима помощь для «освоения» в чужой для них обстановке. В Германии в центре по усыновлении. Работают шесть социальных педагогов, два психолога, семь квалифицированных административных служащих.

В вопросах адаптации детей-сирот в новых семьях в западных странах (а теперь и в Восточной Европе) большую роль играют разнообразные религиозные организации и общины. Церковные центры помощи семьям в Западной и Восточной Европе особое внимание уделяют будущим родителям желающим усыновить ребенка. Справедливо считается, что психологическое состояние нового члена семьи будет во многом зависеть от общего семейного климата. После беседы с психологом и прохождения соответствующих психологических исследований супруги приглашаются как минимум на три групповые учебные встречи с психологами, длящиеся в общей сложности около четырех часов. Главная цель этих занятий – психологическая поддержка супругов, ожидающих усыновления ребенка, изложение знаний из области практической психологии и получение сотрудниками консультации дополнительной информации о будущих родителях. Предполагаемым усыновителям могут предложить побеседовать в педиатром по проблемам психофизического развития ребенка.

В-пятых, отсутствие действенного механизма контроля за судьбой усыновленных детей на территории иностранного государства требует проведения конкретных мероприятий на международном уровне.

Предложенные меры, направленные на повышение привлекательности усыновления, не принесут желаемого результата до тех пор, пока отношение нашего общества к усыновлению принципиально не изменится. Другими словами, необходимо учитывать социокультурную обстановку, принимать во внимание социальный контекст, в котором происходит этот процесс. На Западе усыновление – это нормальное явление, потому что всегда престижнее иметь семью и детей, если даже они не свои, нежели оставаться бездетным. К тому же перед усыновителями не возникает того ужасного психологического барьера, который приходится преодолевать нашим соотечественникам. От усыновленного ребенка не будут скрывать, что он в семье не родной. В Казахстане же усыновители предпринимают все возможные усилия, направленные на сохранение тайны усыновления: переезжают в другие районы и города, инсценируют беременность, только чтобы никто не заподозрил, что ребенок у них не родной. Страх усыновителей оказаться «разоблаченными» в кругу знакомых, друзей, других лиц оказывается сильнее по сравнению с желанием создать ребенку нормальные психологические условия для его адаптации в новой семье.[10]

Очевидно, что таких проблем можно было бы избежать при адекватном отношении общества к усыновлению. Сегодня, как никогда, необходимо кардинально менять это отношение, что позволит обеспечить благоприятный социальный климат для усыновленных детей и сделать их адаптацию в новой семье более успешной.

Подводя краткие итоги, можно с уверенностью сказать, что проблемы и сложности, связанные с усыновлением детей существовали на всех исторических этапах становления этого института и были присущи практически всем правовым системам. Это связано как со сложностью самого института усыновления, так и с внутренней политикой каждого конкретного государства на определенном этапе его развития, существующим уровнем развития законодательной техники, накопленном и обобщенном опыте решения практических задач в области усыновления, меняющейся геополитической обстановкой в мире.

Наиболее значимыми событиями за всю историю существования института усыновления (удочерения) в Казахстане стали: 

законодательное закрепление приоритета устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью; в отношении усыновления детей – казахстанских граждан нашими гражданами, иностранными гражданами и лицами без гражданства – признание и законодательное закрепление приоритета устройства их в семьи граждан РК; возобновление судебного порядка рассмотрения и разрешения дел об установлении усыновления в РК.

Вскрытие основных проблем, связанных существованием и функционированием института международного усыновления в Казахстане, позволило определить первоочередные задачи, стоящие перед обществом РК на пути совершенствования данного правового института, выявить наиболее общие тенденции, наметившиеся в области международного усыновления. В первую очередь, это сближение сотрудничества государств, в сфере международного усыновления. За сравнительно небольшой промежуток времени было принято множество международно-правовых актов, подписано договоров и соглашений по оказанию правовой помощи при рассмотрении дел об усыновлении. Республика Казахстан присоединилась ко многим из них.

Таковы основные положения, связанные с проблемой усыновления на современном этапе. Их следует учитывать всем, кто решился на этот очень ответственный и, хочется верить, глубоко продуманный шаг.

В завершении сказанного, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что именно усыновление дает возможность создать ребенку максимально близкие к семейным условия жизни и воспитания. А реализация на практике новых положений законодательства РК, направленных на защиту прав и законных интересов детей при усыновлении, позволит избежать злоупотреблений в этой важной социальной сфере деятельности государства, а главное – поможет детям под контролем суда с учетом их интересов обрести нормальную полноценную семью.

 

Использованные источники: 

  1. Ануфриева Л.П., Бекяшев К.А., Дмитриева Г.К. Международное частное право. Учебник. М., Проспект, 2004.-688 с. С.575
  2. Kazakhstan Today. 11.2010, Власть и политика – Источник: Inform.kz
  3. Королев Ю.А. Усыновление – проблемы решенные и нерешенные.//Адвокат, 2003. №2. С.31-38
  4. Закон РК «О браке и семье» от 17.12.1998 г. №321.
  5. Антокольская М.В. Семейное право. Учебник. М., Юрист. – 2001. 336с. С.289
  6. Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. М., 2006. 699с. С.71
  7. Постановление Правительства Республики Казахстан №842 от 24.06.199 г. «Об утверждении Перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), патронат»
  8. Завражнов В. Усыновление иностранцами детей – граждан РФ.//Российская юстиция.2004. №7. С.25-31
  9. Бабурин С.Н., Забейворота А.И., Глисков А.Г., Бородич К.Ю. Справочник по усыновлению (удочерению) и опеке в РК: порядок, условия, правовые последствия. М., МЦФЭР, 2004. 389с. С.176
  10. Проблема детей-сирот в российском общественном мнении. Социологическое исследование//Беспризорник. 2004. №6. С.28-31.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...