Особенности применения мотивов испытания в азербайджанских народных эпосах

Аннотация. В статье исследованы особенности мотивов испытания (испытательных мотивов) в народных эпосах. С этой целью в первую очередь внимание было сфокусировано на постановке данной задачи и на разъяснении этого мотива. Исследования показали, что мотив испытания задействован в морфологической структуре эпоса. По происхождению он связан с архаическим переходным ритуалом. Заняв место в структуре эпоса, он стал одним из основных компонентов формирующих жанр. Классифицируется как один из основных средств, подтверждающий действительность героизма в героических, и истинность любви в любовных эпосах.

Мотив испытания (испытательный мотив) является главной составной частью сюжета эпического фольклора. В этом случае основная роль мотива заключается в обеспечение драматизма в литературном тексте. Это и есть присущая ему эпически-художественная функция. Но наряду с этим каждый испытательный мотив является носителем обучающей функции. А вот это есть его социально-культурная функция. Так как испытательный мотив осуществляет роль передатчика-транслятора приобретенных традиционных знаний грядущим поколениям.

В результате исследований Азербайджанских народных эпосов выясняется, что «испытание» является одной из сюжетных частей. В исследовательской работе М.Х.Тахмасиб, посвященной «Азербайджанским народным легендам (эпосам)» эта часть именуется как “состязаниепобеда” (81). Проанализировавший этот вопрос ученый пишет: «как выясняется от названия, основу этой части составляют конкурсы, «соревнования». А победа является их логическим завершением. Эти соревнования, искусно описываемые в любовных эпосах, как и в мировых эпосах, пережили определенные этапы развития. Следы почти всех этих этапов, и даже если не всех, то уж точно основных из них, сохранены и в нашем эпосе» [1.81].

В большинстве случаев испытания связаны с походным мотивом. В походах эпические герои подвергаются испытаниям. Именно в этих случаях испытание выступает в качестве основного показателя физического и умственного превосходства героя по сравнению с другими.

Основными причинами отправки героя в поход («разлука с домом») в наших эпосах являются нижеследующие:

  1. герой разлучается с домом чтобы победить зловредного врага
  2. герой разлучается с домом, чтобы добыть трофеи и добычу
  3. герой разлучается с домом, дабы найти себе супругу. Первый вариант специфичен только для героических эпосов. Встречается во многих главах «oguz kaxan», «Китаби-Дядя Горгуд», и в некоторых главах дастана «koroqlu».

Второй вариант в наших эпосах, как правило, встречается в двух различных типах

а) возлюбленная героя находится в дальних странах

б) герой отправляется в другие страны, чтобы достать средства на калым и обрести любимую

В более современных любовных дастанах, созданных во времена относительно близкие нашему времени, также встречаются сюжетные линии, где герой отправляется на чужбину покидая родные края, с целью добыть деньги на калым за любимую. В современных дастанах подобных «canbaxishin dastani» эти мотивы выдвинуты на передней план.

В походе героя должны поджидать всяческие препятствия, которые он должен преодолеть, и пройти через испытания.

В этом состязании самым древним «соревнованием», видимо, является возникшая между парнем и девушкой борьба «кто кого». В разделе «Бамсы Бейрек » эпоса «Китаби Деде Коркут» мы наблюдаем все три ее разновидности, ступени. Бамсы гоняясь и преследуя, оказывается на зеленом лугу, где возведен шатер Банучичек, с которой они были обручены еще с колыбели.

Чтобы не быть узнанной Банычичек выходит к Бамсы с прикрытым лицом и спрашивает его о причине его визита. Между ними завязывается такой разговор:

“У Байбеджан бека была дочь, я пришел увидеть ее.

Девушка отвечает:

  • Эта девушка не такой человек, чтобы показываться тебе. А я подруга Банучичек. Давай с тобою состязаться. Если твой конь быстрее моего, то ее коня обойдет тем паче. И будем стрелять с тобою из лука, победишь меня, обойдешь ее. Также с тобою померимся силою, одолеешь меня, одолеешь ее» сказала она.

Отсюда следует, что «молодые люди, желающие пожениться, должны были помериться во всех трех видах состязаний, тем самым подтверждая храбрость, богатырство, удаль. Это было традицией, обычаем. Даже то, что девушка с парнем были обручены с колыбели, не позволяло нарушать эту традицию».

«Оба встали верхом, выступили на площадь, подстегнули лошадей. Конь Бейрека обошел коня девушки. Стреляли из лука. Бейрек своей стрелой расколол стрелу девушки».

«И словно два борца ухватились они друг за друга». «Тут Бейрек схватил девушку за тонкую талию, замкнул ее, и сбросил ее о землю спиною».

Древние разновидности испытаний такого типа встречаются и в сказках. К примеру, это можно увидеть в сказке «Хазырандастанский соловей».

  1. «Во втором типе соревнований-состязаний парень меряется силой ни с девушкой, а сражается с дикими зверями, связанными с ее именем, а лучший этому пример опять таки можно увидеть в главах «Китаби-Деде-Коркута»».

В главе «Гантурал сын Ганлы Годжа» говорится:

«У такура Трабзона была статная, любимая дочь. Натягивала она сразу пару луков на право и налево. Каждая выстрелянная ею стрела достигала цели. У девушки этой было три волка. Кто одолеет, повергнет, убьет этого волка, отдам за него дочь свою» сказав, обещал он. Побежденных казнил.

И так головы тридцати двух беков кафиров были отсечены от туловища и повешены. Одним из них был лев, один черный бык, один черный

……. Каждый из них был словно дракон».

  1. Третья разновидность «состязаний-соревнований» представляет схватку с отцом, братьями, а иногда с другими влюбленными, претендентами на руку девушки. В таких дастанах, как

«Шах Исмаил», «Хуршуд-Махмехри», «Принц Бахрам» и др. можно наблюдать этот древний мотив частично видоизмененным, приспособленным к новому времени. Однако состязания, проводимые в древности для молодых людей, пожелавших жениться, основанные на необходимости проверки и испытания их физической силы, постепенно замещаются состязаниями, где подвергаются испытанию ум, смекалка, сообразительность, остроумие, сметливость молодых людей. Некоторое время испытываются искусность и в том и в другом. Так же, как во множестве наших сказок, а также в поэме

«Семь красавец» Низами, молодцам приходилось держать ответ перед красавицей: разгадывать заданные ею загадки, взламывать колдовские чары. А в последующем предпочтение отдавалось испытанию ума и смекалки. К примеру, в сказке «Ильяс» герой искусно отвечает на сложные, закодированные вопросы. В сказках «Три принца», «Сказка Дашдемира», а также в десятках других сказок сюжетная линия построена на подобных сложных вопросахзагадках и данных искусных ответах (1.83). Испытательный мотив проявляется в различных формах в жанре сказок эпического фольклора. Для сравнения обратим внимания на особенности использования испытательного мотива в представленной ниже сказке. В сказке

.Güllə sənavər” можно наблюдать различные виды испытательного мотива:

  1. Испытание падишахом своих сыновей.

-Визирь, сейчас же доставь сюда три лука, отдай их сыновьям моим, пусть натянут они тетива и выстрелят, стрела укажет им судьбу.

Наступило утро, глашатай объявил приказ, чтобы никто не покидал дома своего. Сыновья падишаха натянули тетива своих луков и выстрелили. Стрела одного сына попала во двор визиря, стрела другого угодила на порог советника (векиля) падишаха. Дочь визиря взял себе в жены старший сын падишаха. Средний сын женился на дочери векиля. А теперь послушайте про младшего сына падишаха. Выстре-

лил из лука Мелик Дучар. Стрела его угодила в черное пепелище. Пошел Мелик Дучар за стрелой своей и увидел там обезьяну, на привязи из золотой цепи. Развязал обезьяну Мелик Дучар и отправился в путь. Доставили весть падишаху, что на долю его младшего сына выпала обезьяна. Огорчился падишах. Приказал построить ему дом на окраине города. Мелик Дучар взял обезьяну и удалился. Сорок дней и сорок ночей играли свадьбу старшие братья (7,1 с.142).

  1. Испытание Малик Дучара его братьями. Долетела весть о таком дворце и до братьев.

«Ах, да что же поделать, Мелик Дучар обошел нас. Не одобрил отец наш построенную нами баню».

Сказал средний брат:

  • Давай позовём Мелик Дучара в гости. Скажем, будто отец велел привести собою и невесту. А с невестою обезьяною ждет его позор.

Послали братья гонцов. Пришел Мелик Дучар к госпоже пери (фей) и сказал:

  • Отец мой в гости тебя зовет, что же мне делать?

И ответила госпожа пери:

  • Возьми этот посох, отправляйся на то пепелище, ударь посохом оземь, скажи, что дочь падишаха пери, госпожа пери (фей) велит, чтобы дали сундук золотой, оставшийся в наследство от отца. Но назад не оглядывайся.

«Испытание братьев девицею пери».

  • А сейчас пошли, возьми эту шкуру и привяжи ее ко мне между лопатками. Не дай бог, если братья твои шкуру мою сожгут. Тогда не видать тебе меня более.

Большой пир устроили братья. Пригласили и отца своего. Прибыл Мелик Дучар на пир тот со своею невестою. Сказал Падишах визирю:

  • Что за диво, визирь? Ведь судьба ему обезьяну уготовила?

Все гости расселись по местам. Блистала на том пиру Госпожа Пери. Взяла Госпожа пери горсть риса, половину съела, а другую половину в рукава высыпала. Увидев это золовки, поступили так же.

Угощения были отведаны. Начались пляски. Пустилась в пляс старшая золовка, как подняла руки, так забросала рисом в стороны и попала падишаху в бороду. После стала танцевать Госпожа Пери, каждый раз, когда она кружилась в танце, сыпались на землю жемчуга. Похлопал ей падишах.

«В это время братья развели костер в мангале, и под предлогом пляски отвязали шкуру с его спины и бросили в пламя ».

Дочь пери вскрикнула, обернулась голубкой и взлетела, села на макушку одного дерева и сказала:

  • Мелик Дучар, ухожу я. Найдешь меня, когда сотрется конец железного посоха, и когда сотрутся до дыр твои железные башмаки (7, 1т., 143)
  1. Как Малик Дучар дэвов испытывал.

У дороги сидели два дэва. В наследство от отца своего им достались один ковер, и одна шапка. Подошел Мелик Дучар к дэвам и спросил о причине их спора. Ответил один из дэвов:

  • Ей, братец человек, от отца нашего остался ковер в наследство. Кто сядет на него и скажет при этом: именем пророка Соломона доставь меня в такое то место, ковер доставит. И вот эта шапка, кто на голову оденет, неви-димым становиться. Вот ты и подели эти вещи между нами.

Говорит Малик Дучар:

  • Ладно, я поделю, вы только посторонитесь немного, глаза закройте, а я немного подумаю. Дэвы отошли в сторонку. Малик Дучар встал на ковер, одел шапку:
  • Именем пророка Соломона доставь меня во владения Пери.

Увидев это, дэвы схватились за голову, и кричать: «Ах, братец человек нас обманул» (7, 1 т.144)

  1. Как Мать Пери (фей) испытывала Малик Дучара.

Госпожа Пери позвала мать и рассказала ей обо всем:

  • Скажи отцу, что Малик Дучар пришел. Мать отправилась к отцу Госпожи Пери, попросила его не гневаться, пришел жених дочери Малик Дучар, чтобы забрать ее. Падишах задумался.

Но он не хотел отдавать дочь за человеческого сына. Задумал он убить Малик Дучара. И сказал он жене:

  • Если он найдет для меня сказание о «Gül ilə Sanavar», я отдам за него дочь, а коль не найдет, не отдам. (7,т1., 145)

Таким образом, испытание внедрено в структуру эпоса, как один из переходов архаического ритуала, и преобразован в мотив. В структуре эпоса этот мотив приобрел богатые поэтические качества. Он выделяется, как элемент подчеркивающий, усиливающий героизм в героических, и любовь в любовных дастанах, а также подтверждает их истинность. Ум, отвага, и большинство физических и нравственных качеств выражены посредством этого мотива.

 

Литература

  1. Тахмасиб М.Х. Азербайджанские народные дастаны (средние века). – Б.: Эльм, 1972. – 379 с.
  2. Тахмасиб М.Х. Азербайджанские любовные дастаны. – Б.: Эльм, 1979. – С. 3-32.
  3. Джафарли М. Поэтика Азербайджанских любовных дастанов. – Б.: Эльм, 2000. – 264 с.
  4. Джафаров Х. Эпос. – Б.: Маариф, 1999. – 220 с.
  5. Байат Ф. Эпическая традиция огузов и дастан «oguz kaxan»Б., «sabah». –1993. – 194 с.
  6. Китаби-Дядя горгуд. Ф.Зейналов вя С.Яли-задянин няшри. – Б.: Йазычы, 1988.
  7. Азербайджанские народные сказки. В 5-ти томах. – Баку, 2004.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...