Интралингвистические и экстралингвистические характеристики лексики экспрессивно-эмоциональной окрашенности

Аннотация. В статье рассматриваются интралингвистические и экстралингвистические особенности лексики экспрессивно-эмоциональной окрашенности в русском языке. Ученые изучают вопросы, связанные с дифференциацией оттенков значений по экспрессивным качествам выражений, по характеру стилистических возможностей лексики русского языка. Эмоционально-экспрессивная лексика является основным источником создания экспрессивности, поскольку обладает объемной семантической структурой и занимает особое положение среди языковых универсалий.

Известный ученый В.В. Виноградов в работе, посвященной проблемам русской стилистики, писал: «Вникая в правила функционально-речевой экспрессивно-смысловой дифференции разных элементов современного русского языка в закономерности синонимических связей и отношений форм, слов, выражений и синтаксических конструкций, легко заметить, что и характер, и степень такой дифференциации неодинаковы и неоднородны в разных сторонах языках. Наиболее разной и дифференцированной по оттенкам значений по экспрессивным качествам выражений, по характеру стилистических ограничений, наиболее богатой синонимами является лексика» [1]. Исходя из сказанного, можно отметить, что лексика современного русского языка, в ее синхронии, обладает неоднородностью большим стилистическим разнообразием. Одни слова носят общеупотребительный характер, другие – используются в определенном языковом контексте, в определенной речевой ситуации. Основная масса лексических единиц, чаще всего используется для создания экспрессивности, а составляют ее полнозначные номинативные знаки, обладающие глубокой, объемной семантической структурой и значительными семантическими потенциями.

«Стилистическое лицо» слова в языке, в словаре и в речи может не совпадать. Следовательно, стилистические особенности слов поразному функционируют в языке и в речи. При стилистической оценке лексики важнейшими являются два критерия: 1) принадлежность слова к одному из функциональных стилей русского языка; 2) эмоциональная окраска слова, его экспрессивные возможности (2).

Изучение вопроса лексических средств языка имеет большую историю, основывается на трудах лучших лингвистов В.В.Виноградова, Д.Н.Шмелева, С.Л.Ожегова, А.А.Шахматова, Л.В.Щербы и других.

Наблюдение над языком показывает, что проблематика стиля и его изучения задача двойственная, так как существуют принципиально разные точки зрения на свойства языка и речи это экспрессивность и функциональность. В этом плане показателен опыт и теория Ш.Балли.

Как мы знаем, под стилистикой Ш.Балли понимал науку об экспрессивных (аффективных) свойствах языка [3]. Его метод исследования для выявления аффективности, состоял в так называемой идентификации, что привело к необходимости различать в характере языковых единиц два вида противопоставленных друг другу. Один из них он назвал естественным природным, а другой ассоциативным, репрезентативным. С его точки зрения, в первом случае существенно, что «неотъемлемость эмоциональной окраски слова от его значения» [3], это своего рода связь единиц языка с мыслительным процессом, она позволит выразить экспрессивные оттенки мысли (чувства) адекватностью формы и содержания, имеется в виду, что форма сама по себе способна соответствовать определенной понятийной категории. Что может быть и не бесспорно.

Во втором случае Ш.Балли говорит о способности слова (словосочетания, выражения) вызывать представление о тех или иных формах жизни и деятельности, характерных для разных социальных групп с их разными обстоятельствами словоупотребления [3].

Ш.Балли для иллюстрации своих рассуждений сопоставляет два слова -ворчун и бука, он говорит, что в одном случае эмотивная окраска присуща самой идее бука, а другой ворчун создается характером употребления фамильярность, ассоциирующейся с определенной социальной средой и условиями речи. По теории Ш.Балли стилистически окрашенные единицы рассматриваются в сфере функционального употребления, где есть непременное существование двух названных им эффектов, что сам он и отмечает. Рассматривая данные вопросы из теории Ш.Балли, с достаточной определенностью это положение подтверждается в лексико-семантической точке зрения: «Слова, в одном значении которых заключается определенная экспрессивная оценка называемого явления, часто оказываются одновременно стилистически (функционально-стилистически) окрашенными, т.е. связанными с определенными условиями речевого общения. Например, болтать, миндальничать, хлипкий, всезнайка и другие подобные, не только выражают определенное отношение к называемому, но и сигнализируют об определенном стиле речи. Слова же с определенной стилистической значимостью легко приобретают эмоционально-оценочные оттенки. Ср.: архаизмы из «высокой» книжной лексики: лицезреть, шествовать и т.д. [4].

Исследователи постоянно ведут диалоги о взаимообусловленности экспрессии и функции слова, о противопоставлении экспрессии и стилистической роли слова, именно как функционально стилистической. Они склонны считать, что слово несёт стилистическую потенцию, «экспрессивно оценочную» и «естественно стилистическую», которые оказываются как бы разными свойствами слов. Иногда эти свойства совмещаются, иногда исключают одно другое. Многие склонны считать, что лексические средства языка дают значительно больше эмоционально экспрессивной оценки и меньше функциональной.

Вообще, генетически слову присуще и закрепляется за ним экспрессивная окраска, и становится неотделимой от значения слова.

«...Слова перестают быть противопоставленными друг другу в плане стилистических разграничений, стилистическая же окраска в ряде случаев становится экспрессивно-оценочным элементом их семантики», писал Т.Г. Винокур [5].

В дальнейшем рассуждении Т.Г. Винокура об экспрессивности лексических единиц говорится: «Наряду с объективной структурой языкового знака передающего идею, в языке существует и своеобразное субъективное дополнение к этой структуре» [5]. Данный вывод говорит о том, что в словах присутствует наряду с денотативным значением – коннотативное.

Многие ученые такую коннотацию называют стилистической коннотацией. Под денонатативным значением принято понимать предметное значение, характеризующее связь лексической единицы с обозначаемым объектом определенную ее направленность на него. Денотат как ориентир языковой единицы, который актуализирует значение: от основного, первичного, до вторичного, частного, контекстуального. Ср.: лес деревья, стоящие во множестве; пространство, обильно заросшее деревьями — густой лес, сосновый лес и др. и лес вышек (штыков, матч) где первично номинацией является слово множество. Здесь всегда уместен вопрос: что обозначает слово (в данном случае, в данной ситуации)? Что же касается стилистической коннотации, то можно сказать, она предстает перед нами в языковой действительности, как постоянный признак значимой единицы языка и это может явиться достаточным основанием для того, что бы говорить о ее стилистическом значении на ряду с лексическим и грамматическим (которые всегда присутствуют в слове). Используя термин коннотация, необходимо его расширить, дать трактовку. В широком смысле коннотативное значение, которое дополняет предметно понятийное содержание языковой единицы и придает ей экспрессивную функцию.

Коннотация рассматривается как оценочная, эмоциональная или стилистическая окраска языковой единицы узуального (закрепленного в системе языка) или окказионального характера. Коннотация может быть вторичной номинацией, которая дополняет объективное значение ассоциативно-образным представлением об обозначаемой реалии на основе внутренней формы наименования.

Данное значение выступает как основание эмоциональной оценки (эмотивности) и стилистической маркированности, связывая воедино денотативное и коннотативное содержание языковой единицы.

Последнее на наш взгляд, придает «суммарную» экспрессивную окраску всему слову «выражению», в которой может доминировать качество. Ср.: губошлеп, драндулет, простофиля, домище. Количество — ср.: — уйма народу, превеликое множество, толпа и т.д. Исследователь Д.Н.Шмелев [4] считает, что лексическое значение слова это «остаток», получившийся в результате выделения грамматических и экспрессивно стилистических моментов. Поэтому есть основания утверждать, что слово обладает стилистическим значением, а значит стилистической коннотацией. Общая семантика слова включает в себя стилистическое значение, которое может не совпадать с предметно-логическим, но благодаря этому в слове и создается возможность экспрессивности языковых единиц слов, создаются стилевые пласты. Важным является то, что при изучении экспрессивной лексики функционально прикрепленные средства языка и экспрессивно-оценочные слова могут входить в сферу стилистических градаций, т.е. языковые стили. К экспрессивным стилям мы можем отнести сниженный, нейтральный, высокий, а во-вторых, к функциональным стилям это разговорно-бытовой, официально-деловой, научный, публицистический. Но помимо собственно стилистической функционально-стилевой окрашенности книжно-письменные и устноразговорные слова могут иметь эмоциональноэкспрессивную окраску. В этом моменте есть доказательства тому, что экспрессия и функция принципиально взаимосвязаны. Необходимо отметить, что общеупотребительная лексика является самой частотной, она используется и в книжной и разговорной речи, в любом стиле, где выполняет первостепенную функцию – номинативную, называя важные понятия, явления, действия. А лексика эмоционально-экспрессивная выполняет функцию эмотивную, где эмотивное значение представляет собой оценочный, эмоционально-экспрессивный компонент значения лексической единицы, выражаемый обычно с помощью стилистически окрашенных слов.

Изучение экспрессии (от лат. Ехргessio) выразительность, сила появления чувств и переживаний; 2. выражение чувств «экспрессии звуков, форм и знаков, слов и оборотов обычно относятся к области стилистики. При этом указывают на необходимость строго различать формы индивидуальной и коллективной экспрессии», отмечал В.В Виноградов [1]. Продолжая эту мысль, Винокур Г.О. писал:

«Необходимо тщательно отмечать экспрессивные качества речи, имеющие своим источником личные свойства и состояния говорящего /пишущего, от фактов языковой экспрессии...» (5).

«Субъективными экспрессивными качествами языка являются только по происхождению (психологического генезиса), тогда как реально в исторической действительности, они существуют вполне объективные свойства тех или иных форм и знаков. Вот почему мы имеем право утверждать, что действительно в самом языке есть еще, нечто именно экспрессия, принадлежащая звукам, формам, знакам» (Г.О.Винокур, 8).

Таким образом, можно сказать экспрессивность это семантическая категория языка, характеризующаяся различными формами проявления экспрессивной функции языка; это способность выражать в содержании языковых единиц многообразие эмоциональных и оценочных отношений субъекта речи говорящего/пишущего к тому, что происходит во внешнем или внутреннем мире человека. Экспрессивные признаки присущие слову, отражают как чистолингвистическую, внутриязыковую сущность, так и экстралингвистическую, внеязыковую сущность. Исследуя язык, его потенциальные возможности в структуре, значении слов и предложений, используемых на уровне самого языка и речи, австрийский психолог К. Блюмер выделяет более частные функции языка:

    1. репрезентативную — как функцию обозначения внеязыковой действительности;
    2. экспрессивную функцию выражения внутреннего состояния говорящего /пишущего;
    3. апеллятивную как воздействие на адресата.

Экспрессивная функция и репрезентативная связывают субъект и объект познания. Они объясняют когнитивную (познавательную) деятельность человека. И.В.Арнольд характеризует экспрессию как такое «свойство слова, текста, которое передает смысл и увеличивает интенсивность, выражая внутреннее состояние говорящего / пишущего, имеет своим результатом эмоциональное или логическое усиление, которое может быть, а может и не быть образным» [9]. Нельзя не согласиться с данным мнением о том, что экспрессия это особое качество лексики с таким наполнением, что вызывает отклик, реакцию, не оставляет равнодушным любого адресата.

Доказательным будет то, что в стилистике синонимом к термину образность используется термин экспрессивность. Так, другой исследователь Т.Г.Винокур считает, что экспрессия наполняет единицы языка, как особый выделяются слова так называемых высоких стилей: книжный, ораторский, поэтический; в другом разговорный, обиходно-бытовой. В словарях часто дается на сферу использования слова и на его выразительность (экспрессию). Они помогают закрепить слова за тем или иным функциональным стилем. Так же дается пометка об эмоционально-экспрессивных свойствах слова, его оценочности. Языковые единицы могут приобретать экспрессивно-эмоциональные значения в результате семантических замен и переносов, совершаемых с целью выделения (актуализации) ведущих смыслов сообщения. Так, в письменной речи оказываются средством выделения слова и синтаксические конструкции, принадлежащие разговорной речи. Они широко используются, например, в публицистических текстах в качестве средства экспрессии. Рассматривая это явление, В.Г. Костомаров [10] указывает на особую выразительность «разговорного элемента», который «отраженной экспрессией делает живым» весь газетный текст, сообщает ему «письменно разговорные, «рассказчицкие» интонации». Сравним отрывки из газетной статьи: Режиссер терпеть не мог помпезных украшательств. Его интересовала Правда. Терпеть не мог – разговорное. И в другом случае режиссер очень не любил помпезных украшательств. Его интересовала только правда. Использование в тексте языковых средств с иной функционально-стилистической окраской создает «разность стилистических потенциалов» (В.Г.Костомаров), служит средством выражения экспрессии. Когда «разность стилистических потенциалов» слишком велика, например, при соединении научных просторечных элементов, создается комический эффект. Характерно использование этого приема в фельетоне.На действии принципа-переноса основано использование тропов. Троп определяется как «перенос названия, употребление слова в переносном (не прямом) его смысле в целях достижения большей выразительности». Из тропов наиболее употребительны метонимия и метафора. Метонимия выполняет функцию наименования конкретных предметов, чаще всего лиц, использую для этого название другого предмета, имеющего ассоциативную связь с первым: Эй, борода, а как проехать отсюда к городу (Гоголь). Основной способ выражения иронии словообразовательными средствами — актуализация словообразовательной структуры слова, ее оживление и остро мнение — совпадает со способом выражения словообразовательной экспрессии слова в художественном тексте. Обратную зависимость экспрессивности от употребительности демонстрирует и ряд образований с префиксом сверхв ироническом стихотворении Риммы Казаковой «Человек, не надо хапать»: Мы живем в масштабный век: сверхзадачи, сверхзаботы... От прогресса Ждешь чего ты, современный человек? Сверхвозможностей, сверхнужд сверхдовольно, и порою сверхмодерному герою сверхжеланий зуд не чужд. (Лит. газета. — 2009 — 21/Х) и др. Исследования в области эмоционально-экспрессивной лексики основанные на общетеоретическом уровне и в плане стилистических возможностей позволяет заключить следующее: в сфере исследования названных вопросов и задач соблюдается принцип научности лингвистического исследования. В работе исследовались интралингвистические и экстралингвистические особенности лексики экспрессивно-эмоциональной окрашенности. Нами отмечается, что наряду с экспрессивностью присутствует импрессивность, как способность «вызывать» чувства, эмоции, мысли. Эти понятия распространяются на любые типы языковых средств, за исключением фонем. Экспрессивность и импрессивность равноправны, потому что если слова способны вызывать мысли и чувства, то они имеют и смысл, и способность выражать его. Экспрессивность и импрессивность интегрированные свойства слов, выражений, которые имеют общую коммуникативную приспособленность. Языковая экспрессия, в широком значении трактуется как коммуникативная и стилистическая необходимость. Она мотивируется назначением языка, как универсального средства знаковой координации деятельности людей.

В этом плане необходимо отметить, что эмоционально-экспрессивная лексика занимает особое положение среди языковых универсалий, так как именно она обладает всеми экспрессивно-импрессивными качествами. Это ей позволяет выполнять функцию доминирующего языкового средства.

В работе нами было отмечено: эмоционально-экспрессивная лексика обладает большими лингвистическими потенциями, она способна к семантико-стилистической транспозиции. Эта лексика является стилевой, ее специфика заключается в своеобразной системной организацией, создаваемой внутри стилевыми потребностями, в определенных стилях.

Эмоционально-экспрессивная лексика способствует раскрытию стилевых особенностей. Именно анализ лексики по «функциям» является специфическим в каждом стиле, как отмечал Г.Я.Солганик (11).

Эмоционально-экспрессивные качества лексики могут меняться: усиливаться, ослабляться или исчезать, или приобретать новые коннотации могут актуализироваться, могут быть разделены по классификации, используемой в работе. Мы хотим указать на необходимость различать экспрессивные и эмоциональные элементы в языке потому, что это диктуется тем, что функциональные задачи у них разные, несмотря на их взаимосвязь. Эмоциональное состоит в одном ряду с интеллектуальным и волевым, и каждое находит свои способы выражения в языке. Экспрессия, экспрессивность, может пронизывать как эмоциональное, так и интеллектуальное и волевое их проявление. Поэтому экспрессивность гораздо шире эмоциональности в языке. Экспрессия это усиление выразительности, изобразительности, увеличения воздействующей силы сказанного е различение этих фактов в языке ведет к смешению многих явлений и фактов языка в лексике. Эмоционально экспрессивная лексика по стилистической сущности, исходя из заданной авторской интенции, может стать стилистически маркированной /немаркированной, но вместе с тем будет выполнять функцию заданную ей изначально. Сохраняя свое основное значение, лексическая единица, транспонируемая в контексте, обретает эмоциональную, оценочную, экспрессивную ориентацию, обнаруживает приращение данных свойств, способствует расширению сочетаемости слов.

Данная область лексики расширяет функционально-семантическую систему слова, способствует постоянному инновационному качеству русского языка.

 

Литература

  1. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. – М. – 1981.
  2. Розенталь Д.Э. Современный русский язык. – М. – 2002.
  3. Балли Ш. Французская стилистика. – М.Л. – 1961.
  4. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. – М.-Л. – 1969.
  5. Винокур Т.Г. О содержании некоторых стилистических понятий. – М.Л. – 1972.
  6. Попов М.В. О развитии русского языка. М. – 1972.
  7. Белошапкова В.А. Современный русский язык. – М. – 1989.
  8. Винокур Г.О. О задачах истории языка. –М.Л. – 1951.
  9. Арнольд И.В. Интеграция художественного текста: типы выдвижения и проблемы экспрессивности. – Л. – 1975.
  10. Костомаров В.Г. Наш язык в действии. Очерки современной русской стилистики. – М. – 2005.
  11. Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. – М. – 1973.
  12. Петрищева Е.Ф. Изменения в составе интеллектуально оценочной лексики в русском языке в книге развитие лексики современного русского языка. – М.-Л. – 1975.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...