Критерии пассивизации лексики русского языка на современном этапе (социолингвистический аспект)

Аннотация. В статье рассматривается процесс архаизации словарного состава языка, исторических изменений в нем, учитываются признаки слова, обусловленные факторами внеязыкового, социально-исторического характера. Систематизируется лексика по внешним признакам с учетом главной функции языка как средства общения и функционирования в обществе.

В традиционном социолингвистическом аспекте лексикология изучает формирование словарного состава языка, исторические изменения в нем, систематизацию лексики с точки зрения её происхождения, расслоение по сферам употребления, по степени активности. «Словарный состав русского языка (как и других языков) теснейшим образом связан с внеязыковыми (экстралингвистическими) факторами его развития и формирования, а именно: становлением и раз-

витием государственности, культуры, науки, экономики и т.п.взаимодействием соответствующего языка с другими языками как результата контакта народов, носителей языков, территориальным расселением русского народа в разные периоды его истории и т.п.» 1, 14. Прежде всего учитываются признаки слова, обусловленные факторами внеязыкового характера, так как основная задача при этом систематизация лексики по внешним признакам с учетом главной функции языка как средства общения и функционирования в обществе. При этом чрезвычайно важными для изучения словарного состава языка становятся экстралингвистические, внелингвистические факторы его развития, так как жизнь слова и общества связаны «кровной» связью. По этому поводу К.И.Чуковский отметил: «У каждой эпохи есть свой стиль, и недопустимо, чтобы в повести, относящейся к 30-м годам прошлого века, встречались такие типичные слова декадентских девяностых годов, как настроение, переживание, искания, сверхчеловек ...В переводе торжественных стихов, обращенных к Психее, неуместно словечко сестренка...Назвать Психею сестренкой это все равно что назвать Прометея братишкой, а Юнону мамашей» 2, 7.

Известно, что лексика – это организованная система языковых единиц. Причем «идею системности лексики на уровне её социолингвистической и системно-семасиологической организации можно считать общепризнанной» (1, 15). Такое рассмотрение словарного состава русского языка можно увидеть в работах Л.В.Щербы, В.В.Виноградова, Ф.П. Филина, С.И. Ожегова, О.С. Ахмановой, Л.П. Крысина, Скляревской Г.Н. и др., утвердивших идею системности в лексическом строе русского языка.

Поскольку язык и его словарный состав это изменяющаяся, открытая система, для которой способность к развитию является естественным способом ее социального существования, то естественно утверждать, что развитие языка протекает в условиях его постоянного совершенствования и обогащения. В сфере лексики современного этапа развития русского языка это происходит особенно интенсивно в силу подвижности словарного состава языка и зависимости процесса порождения слова от многих социальных условий, в которых в наши дни активно появляются предметы и явления действительности. Результат этой зависимости выражается в двуедином процессе  архаизации и неологизации словарного состава. Сразу отметим, что оба этих процесса протекают весьма специфически, а именно активно и быстро, поскольку происходят на памяти живущих разных по возрасту и социальному статусу поколений носителей языка, которые зримо могут наблюдать как процесс неологизации, так и противоположный ему процесс постепенного ухода значительного слоя словарного состава на периферию, который мы назвали процессом пассивизации. Вот почему основанием нашего обращения к социолингвистическому методу исследования явилось то, что мы делаем попытку выявить критерии такой пассивизации лексики как специфической составляющей общего процесса архаизации лексики русского языка с помощью анкетирования, который является «одним из основных видов письменного опроса, осуществляемого при общении с респондентом с помощью анкеты» 3, 17.

Многие исследователи, рассматривая вопрос архаизации лексики новейшего периода, то есть переход лексических единиц из активного употребления на периферию языка, описывают его как специфический процесс, определённое состояние, которое, тем не менее, пока не получило, по нашему мнению, до конца эксплицированной формулировки и оценки с учетом его протекания. Отсюда во многих формулировках, связанных с этим процессом, отмечается преобладание конструкций неопределённого характера, хотя и указывающих на постепенность как специфичную черту такого процесса архаизации, подчиненного определенным факторам. Дело в том, что на языковом пространстве любого языка, в том числе и русского, параллельно с активным на периферии языка находится пассивный запас слов, включающий всё, что «не стало ещё или перестало уже быть необходимым, привычным и обязательным. Иначе говоря, в пассивный запас входят две категории слов: устаревшие слова и новые (неологизмы), т.е. слова,которые окончательно не вошли ещё в общелитературное, общенародное употребление» [1, 186].

В зависимости от факторов устаревания и путей деактуализации лексических единиц в современном русском языке можно отметить несколько основных моделей архаизации (без учета подтипов), которые мы попытались описать в рамках магистерской диссертации. В имеющихся в науке формулировках архаизмов и процесса архаизации, на наш взгляд, имеют место отдельные лакуны, так как по законам развития языка переход языковых единиц из активного употребления в пассив не является одномоментным действием, а является п р о ц е с с о м, длительность которого варьируется от меньшей степени архаизации к большей. Иными словами, это значит, что некоторые группы лексики проходят промежуточную стадию постепенной пассивизации, когда определённые возрастные или социальные группы продолжают использовать лексические единицы либо имеют чёткое представление об их значении. С учетом сказанного архаизация лексики современного русского языка представляет собой сложное явление, которое нельзя оценивать однозначно и которое заслуживает детального его исследования в движении, с учетом синхронно-диахронической природы языка в целом, так как любой наметившийся процесс движения автоматически из синхронного превращается в диахронический на линии развития словарного состава языка. Отражением условно представленного синхронного состояния языка, но поданного в динамике, в наши дни выступают лексикографические труды, в которых их составители разработали систему семиотических знаков, указывающих на подобную динамику. Одним из таких авторитетных источников для научного использования является «Толковый словарь русского языка конца XX века. Языковые изменения» / Под ред. Г.Н. Скляревской; РАН, Ин-т лингвистических исследований. – СПб.: Фолио-Пресс, 1998 (ТСЯИ), который мы и взяли за основу выявления критериев процесса пассивизации лексики на современном этапе через его социолингвистическую интерпретацию; в качестве дополнительных нами использован национальный корпус русского языка и материалы интернет-форумов.

Социолингвистические исследования дают возможность изучать языковое явление в социальном аспекте. Aприори мы предположили, что речь разных социальных, возрастных и т.п. групп должна иметь отличия, что особенно актуально для современного среза истории русского языка. Тем не менее это вызвало необходимость проверить подобную теоретическую посылку, что и стало основной целью магистерской диссертационной работы, в которой мы предлагаем изучение состава и особенностей развития устаревающей (т.е. находящейся в процессе пассивизации) лексики русского языка новейшего периода, а также выявление уровней понимания данного пласта лексики в языковом сознании современников. В ходе работы мы попытались выяснить, так различается понимание изучаемых в процессе пассивизации слов в речи людей, принадлежащих к различным социальным и возрастным группам. Для этого был применен широко применяемое в социолингвистике «письменное анкетирование, устные интервью, тесты и некоторые другие методические приемы сбора данных, направленные на то, чтобы выявлять

определенные закономерности во владении языком и в использовании его говорящими в тех или иных коммуникативных условиях» 4. Наиболее приемлемым для нашего исследования был выбран метод анкетирования.

Процедура нашего исследования включила следующие этапы:

    • изучение литературы по выбранной теме;
    • разработка социолингвистической анкеты;
    • проведение пилотажного исследования;
    • разработка окончательного варианта анкеты;
    • определение объёма и типа выборки;
    • обработка собранных данных;
    • анализ и описание полученных результатов 5.

В рамках статьи мы предлагаем к рассмотрению этапы составления анкеты и описания полученных результатов. Из набора имеющихся в нашей картотеке слов, уходящих в пассив, после предварительного опроса были выбраны

42 единицы (которые будут показаны в результатах) для составления анкеты. Для доказательства нашей гипотезы о постепенном, процессном характере затухания употребительности, а значит архаизации слов, нами предложены слова разных частей речи, разной степени архаизации.

Фрагмент анкеты.

Пожалуйста, ответьте на вопросы нашей анкеты. Это поможет нам в работе над темой «Процесс пассивизации как специфическая составляющая проблемы архаизации лексики русского языка новейшего времени». Личные сведения, которые Вы захотите сообщить о себе, безусловно, конфиденциальны!

Анкета включает дихотомические вопросы – такие, которые имеют два альтернативных ответа: Да или Нет, Употребляю или Не употребляю, а также вопрос для ассоциативного эксперимента. В ходе ассоциативного эксперимента испытуемым предъявляется (обычно устно) слово-стимул; на него должна последовать словесная ассоциативная реакция, которая фиксируется письменно. По данным таких экспериментов составляют ассоциативные словари, например, «Русский ассоциативный словарь», составленный Ю.Н. Карауловым и др., «Словарь ассоциативных норм» под редакцией А.А. Леонтьева. Словарные статьи включают в себя стимул и все реакции на него, а также усредненную, коллективную реакцию, которую получают с помощью математических методов обработки множества полученных результатов. Эта реакция «отражает тотальную языковую компетентность, или знание языка, в обследованной массе индивидуальностей, но одновременно является “собственностью” каждой из этих индивидуальностей, хотя каждая из них формально (в эксперименте) участвует только одной реакцией… Именно наличие такой сети в голове среднего носителя языка позволяет ему понимать и воспроизводить тексты, понятные всем членам языковой общности» 4.

В нашем пилотажном исследовании приняло участие 20 человек (студенты, пенсионеры, работающие люди с высшим образованием). Для подтверждения гипотезы о возрастном характере уменьшения степени частотности употребления слов мы расширили диапазон исследования и включили в качестве респондентов школьников и взрослое население различных социальных слоёв. Респонденту предлагалось отметить некоторую информацию о себе, а именно: пол, возраст, образование (среднее, высшее). Всего было опрошено 104 человека. В ходе обработки полученной информации были выбраны 100 анкет. «Тщательное и точное научное описание определенного языка, отмечал в свое время Р. Якобсон, не может обойтись без грамматических и лексических правил, касающихся наличия или отсутствия различий между собеседниками с точки зрения их социального положения, пола или возраста; определение места таких правил в общем описании языка представляет собой сложную лингвистическую проблему» (цит. по: [4]).Все опрашиваемые были разделены на возрастные и социальные категории:

  1. 1995 2003 г.р. – ученики школы; 2) 1989 -1995 г.р. – студенты;
  2. 1953-1989 г.р. – люди, не имеющие высшего образования;
  3. 1953-1989 г.р. – люди, получившие высшее образование;
  4. 5) 1922…1952 г.р. – пенсионеры.

Согласно существующим методикам, «собранные данные сводятся в таблицы и подвергаются обработке – ручной, если этих данных немного, или механизированной, которая применяется при массовых социолингвистических обследованиях. Затем следуют математико-статистическая оценка полученного материала и его содержательная интерпретация, с помощью которой исследователь выявляет зависимость между использованием языка и определенными социальными характеристиками его носителей»

4. Следующим этапом стал математический подсчёт полученных данных, где к 100% соотносили процент владения каждой лексической единицей.

Анкетирование показало следующие результаты:

Слово

1 гр.

2 гр.

3 гр.

   

Знают

%

Употр.

%

Знают%

Употр.%

Знают

%

Употр.

%

1

Блат

76

59

75

37

90

85

2

Валютчик

88

39

50

12

85

45

3

Видеолента

94

39

87

37

85

55

4

Вождь

98

59

100

37

90

55

5

ВЦИК

29

18

37

12

25

5

6

Генсек

39

22

87

12

55

20

7

Гласность

61

29

100

75

95

55

8

Директива

18

4

75

12

40

25

9

Дружина

92

41

100

0

90

45

10

Единоличник

90

43

100

62

90

65

11

Ежовщина

10

2

12

0

10

0

12

Звено

96

61

100

75

95

70

13

Империализм

65

14

100

62

80

25

14

Исполком

33

4

100

12

65

20

15

КГБ

78

49

100

37

90

60

16

Колхоз

100

76

87

75

100

90

17

Комсомол

57

24

100

50

100

55

18

КПСС

47

12

87

25

70

35

19

Лимита

33

16

50

12

55

15

20

Октябрёнок

55

2

87

0

100

30

21

Осведомитель

65

31

100

50

80

45

22

Партийность

63

2

87

37

65

20

23

Передовик

39

14

87

25

90

50

24

Плановик

45

12

75

25

100

40

25

Политбюро

41

12

87

25

15

15

26

Рублёвка

92

76

100

62

80

45

27

Социалист

59

24

100

62

70

03

28

Спекулянт

78

41

87

75

95

55

29

СССР

96

71

100

62

95

85

30

Стольник

76

67

87

62

100

95

31

Талон

88

69

100

62

100

95

32

Шарага

69

41

100

50

90

75

33

Юннат

22

10

50

25

60

20

34

ВЛКСМ

4

2

37

0

50

15

35

Очередь

100

98

100

87

100

100

36

Хозрасчёт

47

18

100

25

70

25

37

Погромный

27

14

75

25

65

25

38

Горкомовский

10

100

50

0

35

15

39

Советский

90

57

100

50

100

85

40

Выбить

94

76

100

87

90

90

41

Выбросить

2

90

100

75

100

100

42

Достать

2

90

100

100

95

95

В группах 1-3, куда мы отнесли учеников школ, студентов, а также людей без высшего образования, узнавание слов значительно отличается от групп 4,5, что, на наш взгляд, объясняется разницей в возрасте информантов.

Именно это является одним из главных показателей движения в языковой системе, несоответствия языковой картины мира информантов, имеющих разный социальный статус.

Слово

4 гр

5 гр

   

Знают

%

Употр

.

%

Знают

%

Употр.

%

1

Блат

94

83

100

100

2

Валютчик

83

28

75

75

3

Видеолента

89

72

50

50

4

Вождь

100

72

100

75

5

ВЦИК

39

6

100

25

6

Генсек

72

22

100

50

7

Гласность

94

78

75

50

8

Директива

94

67

25

100

9

Дружина

94

61

75

50

10

Единоличник

100

89

100

75

11

Ежовщина

44

17

100

50

12

Звено

94

72

100

75

13

Империализм

89

56

75

25

14

Исполком

78

28

100

50

15

КГБ

89

61

100

75

16

Колхоз

94

94

100

100

17

Комсомол

89

33

100

100

18

КПСС

89

22

100

75

19

Лимита

72

22

75

50

20

Октябрёнок

94

0

100

25

21

Осведомитель

94

50

75

50

22

Партийность

89

17

100

75

23

Передовик

83

39

100

75

24

Плановик

94

39

100

0

25

Политбюро

78

11

100

75

26

Рублёвка

89

60

50

50

27

Социалист

78

11

50

25

28

Спекулянт

94

33

50

75

29

СССР

94

89

100

75

30

Стольник

94

89

100

75

31

Талон

94

83

100

75

32

Шарага

94

61

100

100

33

Юннат

67

33

50

100

34

ВЛКСМ

55

61

50

0

35

Очередь

94

89

75

100

36

Хозрасчёт

78

33

100

25

37

Погромный

61

33

50

25

38

Горкомовский

67

22

50

0

39

Советский

89

78

75

50

40

Выбить

94

94

100

100

41

Выбросить

100

100

100

100

42

Достать

94

94

100

100

Полученные статистические данные позволяют сделать следующие выводы, которые одновременно представляются нам и основными критериями для обоснования процесса пассивизации:

  1. Степень архаизации слов в зависимости от социальных и возрастных причин различна.
  2. Можно выделить несколько групп слов по степени употребляемости, по параметру «знаю», но «не употребляю», то есть важен количественный показатель в формировании слов, постепенно выходящих из употребления.
  3. У групп №№ 4, 5 (люди с высшим образованием и пенсионеры) степень архаизации выражена менее ярко, то есть у данной группы исследуемые слова находятся пока еще в активном употреблении в силу возрастных и социальных причин, данная группа респондентов использует в речи знакомые и привычные слова, в то время как для школьников такая лексика непонятна и вызывает трудности в ее понимании. Данная особенность непосредственно указывает на процесс пассивизации, представленный зримо и очевидно, когда наблюдается постепенность ухода слова в пассивный запас.
  4. Предложенный анализ дал возможность выделить 3 основные группы слов по степени архаизации, а при помощи полученных ассоциаций выделить семантические сдвиги (разницу в понимании).

В составе лексики, уходящей в пассив, можно выделить группу слов (типа ежовщина, ВЛКСМ), относящихся к историзмам, параллельно с которой существует группа слов, знакомых и используемых носителя современного русского языка в речи. Тем не менее, отмечаются существенные различия в знании и употреблении подобной лексики в целом.

Из сказанного можно сделать общий вывод о том, что слова, находящиеся в процессе пассивизации, в основном знакомы респондентам, но менее употребительны, что и говорит о неполной (а скорее начальной стадии) их архаизации, которую мы и называем процессом пассивизации. В связи с этим и с учетом степени архаизации через стадию пасивизации (постепенного затухания употребительности) мы выделяем три основных разряда слов:

1) лексические единицы, устаревшие, неизвестные и не употребляемые в речи; 2) лексические единицы, находящиеся в употреблении и потому практически понятные в целом всем носителям языка; 3) лексические единицы, устаревшие в новейший период развития русского языка или имеющие тенденцию к устареванию на названном этапе языковой эволюции (в ре-

зультатах анкетирования они соответствуют ответу «знаю, но не употребляю»).

Таким образом, характерная черта социолингвистики второй половины ХХ столетия «переход от работ общего плана к экспериментальной проверке выдвигаемых гипотез, математически выверенному описанию конкретных фактов. По мнению одного из представителей американской социолингвистики Дж.Фишмана, изучение языка под социальным углом зрения на современном этапе характеризуется такими чертами, как системность, строгая направленность сбора данных, количественно-статистический анализ фактов, тесное переплетение лингвистического и социологического аспектов исследования» 4. Поэтому социолингвистический подход является залогом верификации полученных результатов и предоставляет объективную языковую базу для исследования заявленной категории, что, собственно, мы и попытались показать своим материалом, связанным с процессом пассивизации лексики на современном этапе. Как подчеркивает Л.П. Крысин, «Социолингвистический аспект может быть внесен и в некоторые традиционные направления русистских исследований. Это актуально именно на современном этапе развития национального русского языка» 6.

 

Литература:

  1. Гайнуллина Н.И. Лексикология русского языка: Уч. пос. для студентов филологических факультетов университетов. – Алматы, 2003. – 223 с.
  2. Бабенко Л.Г. Лексикология русского языка: Уч. пос. – Екатеринбург, 2008. – 125 с.
  3. Сулейменова Э.Д., Шаймерденова Н.Ж., Смагулова Ж.С., Аканова Д.Х. Словарь социолингвистических терминов. Изд. 2-е, доп. и перераб. – Алматы, 2007. – 330 с.
  4. Электронный источник: http://www.rusword. com.ua
  5. Сон С.Ю. Этапы и процедура социолингвистического анализа: Уч. пос. по курсу «Социолингвистика» для магистрантов филологического факультета. – Алматы, 2003.– 43 с.
  6. Крысин Л.П. О перспективах социолингвистических исследований в русистике // Русистика, № 2.Сборник статей. – Берлин, 1992.– С. 96-106.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Филология