К истории становления лингвистики текста

Аннотация. В статье делается попытка анализа трактовок выбранного объекта в современной литературе, в лингвистике текста, определения направлений в его исследовании с охватом наиболее успешного опыта изучения самого текста и с учетом научной систематизации теорий текста.

Бурный интерес к лингвистике текста относится к середине 60-х годов прошлого столетия, но становление лингвистики текста как самостоятельной лингвистической дисциплины продолжается и в наши дни и не может считаться завершенным. На современном этапе развития лингвистики необходимость выделения лингвистики текста в самостоятельную дисциплину не вызывает дискуссий, в отличие от «жарких споров» по этому поводу в середине XX века. Тот период отмечен спорными высказываниями, игнорирующими наличие у текста специфических признаков. Так, Т.В. Булыгина в работе 1969 г. высказывает мнение, что "несмотря на некоторые особенности сочетаний предложений в тексте, текст все же не образует, как мне кажется, специфической структуры, свойства которой превосходили бы сумму свойств составляющих его предложений" [1, 224]. Подобной же точки зрения придерживаются Даскал и Маргалит, которые утверждают, что нет необходимости в создании теории текста, и что грамматика предложения, если она "полностью разработана", может описать все явления текста [2, 195-213].

Дальнейший ход лингвистической науки снял сомнения относительно необходимости изучения текста. Более того ученые начинают обращаться к нему как к самостоятельному лингвистическому объекту. Этот факт Москальская О.И. датирует концом 40-х годов прошлого века и связывает его со статьей А.И. Белича (1947 г.)в которой он пишет: «Уже с многих сторон слышатся голоса, что в грамматическом представлении фактов языка следует отвести отдельное место целой цепи предложений, соединенных общностью значения и представляющих известное синтаксическо-семантическое целое» [3, 4]. В эти же годы идея сверхфразового единства получила развитие в трудах ученых разных стран. Среди них Карл Боост, который ввел в науку понятие «содружество предложений» и указал на многие важнейшие средства структурного оформления связи между предложениями (лексические повторы, употребление глагольных времен, парные союзы, перечисление, вопросительные слова); З. Херрис, который предложил методику дистрибутивного анализа связного текста и дал образцы такого анализа.

Но повсеместный «взрыв интереса» к лингвистике текста как самостоятельной науке приходится на 60-70-е годы XX века, основы в этой области исследования заложены в трудах таких российских и зарубежных ученых, как Н.С. Поспелов, И.А. Фигуровский, Г.Я. Солганик, О.И. Москальская, З.Я. Тураева, И.Г. Торсуева, Е.А. Реферовская, Р. Барт, О. Дюкро, Ж.М. Адам, Г. Деньер, Б. Комбет, Д. Мэнгено и другие. Главная особенность теории текста в эти годы состоит в том, что именно в этот период ее предметом постепенно становится несочетание предложений (сложное синтаксическое целое, сверхфразовое единство и др.)а целый текст. А.А. Чувакин в своем учебном пособии «Теория текста» отмечает: «Основные достижения 60 —70-х годов связаны с поиском сущности текста – признанием его места в системе язык: речь (текст – высшая синтаксическая единица), квалификацией его как синтаксического знака, установлением его иерархической структуры, рассмотрением в аспектах плана содержания и плана выражения, функциональном, с позиций моделирования и др.» [4, 11].

Утверждение самостоятельности текста сопровождается поисками особых подходов, методов и инструментариев исследования. Окончательное формирование теории текста как научной дисциплины с собственной методологической и метаязыковой базой происходит в конце XX века.

По мнению А.А. Чувакина, становление теории текста ознаменовалось выходом в свет монографии И.Р. Гальперина «Текст как объект лингвистического исследования» (1981 г.)в которой «текст предстал предметом лингвистики текста». В связи с чем, считаем целесообразным процитировать указанный научный труд, где И.Р. Гальперин дает следующее определение тексту: «Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексическое, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» [5, 13].

Приведенная дефиниция «текста», а также другие важнейшие положения, обозначенные и сформулированные И.Р.Гальпериным (о видах информации в тексте, о типах (падеж) членения текста, о категориях и признаках текста и др.) способствовали выявлению проблематики лингвистики текста и являются актуальными и в настоящее время.

Определяя направления развития лингвистики текста в конце XX века, Гальперин И.Р. в указанной книге пишет: «В дальнейших исследованиях по теории текста отчетливо наблюдаются два подхода: стремление построить формализованную грамматику текста, для чего создаются правила, процедуры, схемы, по которым можно осуществить моделирование структур текста, и стремление создать общую теорию текста путем изучения конкретных речетворческих актов, закономерностей их организации и функционирования, описания стилевого многообразия таких актов и определения категориальных признаков каждого типа текста. Первый подход характерен в основном для западноевропейских школ, второй — для советской лингвистики» [5,8].

Для развития понимания того, что следует понимать под лингвистикой текста, особый интерес, представляют и определения ее объекта, обнаруживающие разные позиции ученых, и обращение к их обзору и систематизации.

Привлекательным представляется осмысление понятия «лингвистика текста» в работе Филиппова К.А., где он приводит в пример работы Николаевой Т.М. написанные с разницей в 12 лет: «Краткий словарь терминов лингвистики текста» (1978 г.) и «Лингвистический энциклопедический словарь» (1990 г.).

В первой работе мы находим следующее определение лингвистики текста: «Лингвистика текста научная дисциплина, цель которой — найти и построить систему категорий текста со специфическими для него содержательными и формальными единицами, а также описать условия «правильной» человеческой коммуникации». [7, 469]. В более поздней работе автора находим несколько иную трактовку данного понятия: «Лингвистика текста направление лингвистических исследований, объектом которых являются правила построения связного текста и его смысловые категории, выражаемые по этим правилам. Входит в состав филологических направлений, изучающих текст» [8] . Филиппов К.А. следующим образом характеризует приведенные выше определения: «Несомненно, определение, датируемое 1990 г., компактнее и точнее отражает суть лингвистического анализа текста. В определении 1978 г. отчетливо видны надежды исследователей в большей степени на возможности нового лингвистического направления, чем на имеющиеся результаты, хотя лингвистика текста квалифицируется в нем как «научная дисциплина» [6, 12].

Важно отметить, что за столь не продолжительный в исторической перспективе временной отрезок (всего 12 лет) наглядно представлен путь переосмысления не только и не столько роли и значимости лингвистики текста, сколько самого понятия «текст». В связи с чем, считаем целесообразным более детально рассмотреть понятие «текст» с позиций различных научных подходов.

Нельзя не отметить многоплановость, многоуровневость текста, а также его междисциплинарный статус, что обусловливает его связь с рядом научных дисциплин; перечисленные свойства текста способствуют формированию множества подходов к изучению текста, порождая плюрализм мнений среди ученых и научных направлений.

Несмотря на полувековую историю изучения понятия «текст» как самостоятельной единицы языка и речи до сих пор нет единого для всех научных школ и направлений определения текста. Несомненно, это связано со сложной природой текста. Обобщая определения текста, делаем вывод, что существуют определения, описывающие лишь одно из существенных, главенствующих свойств текста с точки зрения автора. Например: «Текст это языковое выражение замысла его создателя» (Д. Н. Лихачев);

«Текст это проявление законов реальности» (М. Л. Мышкина); «Текст основное средство вербальной коммуникации» (О. Л. Каменская);

«Текст следует понимать как особым образом организованную индивидуальную динамическую систему» (Н. А. Николина); «...Художественный текст отражение действительности. Словесное обозначение элементов ситуации соотносит содержание текста с затекстовой реальностью» (В.П. Белянин); «Текст есть функционально завершенное речевое целое» (А. А. Леонтьев); «[О тексте] ...Некоторое связующее звено в коммуникации говорящего и слушающего» (Л. В. Сахарный) и мн. др. Как видим, учеными в данных определениях выделяется только один доминирующий признак текста.

Но существует и комплексный подход к определению текста, когда авторы пытаются дать наиболее полную, объемную, разностороннюю характеристику текста, выделяя при этом не один, а множество, комплекс важнейших признаков текста. Так, по словам А. И. Новикова, текст представляет собой «целостный комплекс языковых, речевых и интеллектуальных факторов в их связи и взаимодействии» [9, 4]. Такой подход, видится, наиболее продуктивен и целесообразен в связи со сложной структурой самого понятия «текст». Например, Л.М. Лосева понятие «текст» определяет следующим образом: «...1) текст это сообщение (то, что сообщается) в письменной форме; 2) текст характеризуется содержательной и структурной завершенностью; 3) в тексте выражается отношение автора к сообщаемому (авторская установка). На основе приведенных признаков текст можно определить как сообщение в письменной форме, характеризующееся смысловой и структурной завершенностью и определенным отношением автора к сообщаемому» [10, 4].

Некоторые авторы, осуществляя попытку дать комплексное описание природы текста, все же выделяют доминирующий признак, выделяя:

  • Гносеологическую природу текста, часто выделяя и подчеркивая роль автора в тексте (М.Ю. Лотман «В тексте скрывается сам автор, текст есть свидетельство о нём; каждое творение содержит в себе в том или ином виде образ своего творца» [11]; Адмони «Художественный текст это возникающее из специфического (эгоцентрического) внутреннего состояния художника душевное чувственно-понятийное постижение мира в форме речевого высказывания...» [12, 120] и другие).
  • Содержательность, системность текста (Валгина Н.С. «…текст представляет собой объединенную по смыслу последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связанность и цельность [13]; В. М. Алпатов «Под текстом понимается реализованное в речи и оформленное в структурном и интонационном отношении иерархически построенное смыслообразование»; Тураева З.Я. «[о тексте]…некое упорядоченное множество предложений, объединенных различными типами лексической, логической и грамматической связи, способное передавать определенным образом организованную и направленную информацию. Текст есть сложное целое, функционирующее как структурно-семантическое единство» [14, 11] и другие).
  • Коммуникативную природу текста (В.А. Пищальникова «Художественный текст можно определить как коммуникативно направленное вербальное произведение, обладающее эстетической ценностью, выявленной в процессе его восприятия» [15, 3]; К. Кожевникова «Текст идеальная высшая коммуникативная единица, тяготеющая к смысловой замкнутости и законченности, конституирующим признаком которой ... является связность, проявляющаяся каждый раз в других параметрах, на разных уровнях текста и в разной совокупности чистых связей» [16, 66] и другие).

Наиболее подробный обзор существующих подходов и методов исследования текста, определение доминирующего признака природы текста на основе метода бинарных оппозиций, на наш взгляд, представлен в учебном пособии А.А. Чувакина «Теория текста» [4, 13-14], где текст рассматривается на стыке направлений, разделов лингвистики, как объект комплексных и междисциплинарных исследований. Предложенное им сопоставление различных направлений (походов) к изучению текста и концептуализации самого текста как предмета исследования было нами систематизировано в приведенную ниже таблицу:

Таблица №1.

Концептуализация текста как предмета исследования

 

Исследование текста как…

Направления

Представители

Т Е К С Т

знак (сложный знак или знаковая последовательность)

– в аспектах его устроенности

структурное

А.Г. Баранов, В.Г. Гак,

Л.М. Лосева, О.И. Москальская, А.И. Новиков,

Е.А. Реферовская, З.Я. Тураева, Е.В. Сидоров, Р. Барт, У. Эко и др.

содержательное

функциональное (коммуникативное, прагматическое)

парадигматика и синтагматика

система, тип и феномен

 

Е.А. Баженова, В.А. Бухбиндер, М.Н. Кожина, М.П. Котюрова,

H.A. Купина, В.В. Одинцов, М.Ю. Сидорова, О.Б. Сиротинина и др.

единица динамическая

в плане текстопорожения, текстообразования и текстопонимания

Г.И. Богин, М.Я. Дымарский, Е.С. Кубрякова, H.A. Мельчук, Л.Н. Мурзин, Н.П. Перфильева,

A.A. Чувакин и др.

как текстовая деятельность

А.И. Варшавская, Т.М. Дридзе, Н.Л. Мышкина и др.

как предмет теории интерпретации

С.А. Васильев, В.В. Васильева, К.А. Долинин, А.И. Домашнев, В.А. Кухаренко и др.

компонент культуры

средство межкультурной коммуникации

Н.Л. Галеева, И.В. Гюббенет, Ю.А. Сорокин и др.

как предмет

типологических построений

явление культуры

психо– и социолингвистический феномен

В.П. Белянин, Т.А. ванн Дейк,

A.A. Залевская, В.В. Красных, Е.С. Кубрякова, A.A. Леоньев, Л.Н. Мурзин, А.И. Новиков, В.А. Пищальникова,

Ю.А. Сорокин, В.Я. Шабес и др.

как комплексный, междисциплинарный объект (У. Эко и др.).

концепции, выросшие на основе

семиотики

Ю.М. Лотман, В.А. Руднев

концепции, выросшие на основе

герменевтики

И.В. Арнольд, A.A. Брудный

Статья ограничивает возможности осветить все имеющиеся определения текста, но считаем выполненной задачу настоящего исследования «объяснить объективные причины большого числа определений этой сложной категории, показать актуальность и перспективу изучения данной научной области».

 

Литература:

  1. Булыгина Т.В. О границах между сложной единицей и сочетанием единиц. / В кн.: Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие. – М., 1969.
  2. Dascal M.Margalit A. A New'Revolution in Linguistics! Text-Grammars' vs. "SentenceGrammars". In: Theoretical Linguistics, 1974, v. 1, N 1/2.
  3. Москальская О.И. Грамматика текста. – М.Высшая школа, 1981. — 183 с.
  4. Теория текста: учеб. пособие / Ю.Н. Земская, И.Ю. Качесова, Л.M. Комиссарова, Н.В. Панченко, А.А. Чувакин: Флинта, Наука; Москва; 2010
  5. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвисти ческого исследования. Изд. 4-е, стереотипное. М: КомКнига, 2006. — 144 с. (Лингвистическое наследие XX века.)
  6. Филиппов К. А. Лингвистика текста: Курс лекций. – СПбГУ, 2003. – 336 c.
  7. Николаева Т.М. Краткий словарь терминов лингвистики текста//Лингвистика текста/ Новое в зарубежной лингвистике. – Вып. VIII. – Сост.общ. ред. и вступ. ст. Т.М. Николаевой. – М.: Прогресс, 1978. – С. 467-472.
  8. Лингвистический энциклопедический словарь/ Под ред. В. Н. Ярцевой; Ин-т языкознания АН СССР. — М.: Сов. энцикл., 1990. — 682 с. http://tapemark.narod.ru/les/ index. html
  9. Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. – М. – 1983.
  10. 10.Лосева Л.М. Как строится текст [Текст]. – М.Просвещение, 1980.
  11. 11.http://slovar.lib.ru/dictionary/text.htm 12.Адмони  В.Г. Система форм речевого высказывания. – СПб, 1994.
  12. 13.Валгина Н.С. Теория текста. Учебное пособие. – Москва: Логос. –2003. http://evartist. narod.ru/text14/01.htm
  13. 14.Тураева З.Я. Лингвистика текста. М.: Просвещение, 1986. – 226 с.
  14. 15.Пищальникова В.А. Проблема лингвоэстетического анализа текста. – Барнаул, Изд-во Алтайского ун-та, 1984. – 59 с.
  15. 16.Кожевникова К. Об аспектах связности в тексте как в целом // Синтаксис текста. – М.: Наука, 1979. – С. 49-68.
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...