Экспрессия синтаксиса (на материале научно-популярного медицинского текста)

Динамика развития текстов научно-популярного подстиля на пространстве медицинского дискурса во многом определяется лексическими, морфологическими и синтаксическими средствами, в том числе и экспрессивными. Обратимся к рассмотрению экспрессивного синтаксиса в текстах научно-популярного медицинского дискурса. Научные произведения, обращённые к массовому читателю (статья для популярного журнала, рекламная брошюра, статья в детской справочной литературе, энциклопедиях), активизируют лингвистические средства, обеспечивающие достижение простоты и выразительности информации. Нельзя не согласиться с мнением Н.С.Валгиной о том, что назначение этих экспрессивно-эмоциональных средств в научном стиле иное, чем в других стилях. «В научной речи они служат цели пояснения, конкретизации, достижения доступности изложения. В отличие от художественной речи в научной экспрессия не слагается в художественно-образную систему» [1,15]. В рассматриваемых нами современных научнопопулярных статьях на медицинские темы можно легко обнаружить элементы экспрессии, но они не образуют целостной художественнообразной системы.

К числу средств экспрессивного синтаксиса относятся некоторые специальные конструкции, функционирующие в речи: неполные и эллиптические предложения, усечение, позиционно-лексический повтор, парцелляция, инверсия. При этом экспрессивность синтаксиса понимается не только как отражение в предложении эмоциональных проявлений и волевых усилий автора, но и как средство логического усиления изобразительности, выразительности, оценочности. В текстах научно-популярных медицинских статей довольно часто наблюдается способность синтаксических конструкций к акцентированному выражению образности и новизны мысли, например: «Стальной каркас железобетонных сооружений называют арматурой. Она предназначается для укрепления возводимых сооружений. Для человеческого тела арматурой служит костный скелет – совокупность костей, создающих опору телу человека и животных и отдельным его частям. Это важнейшая часть человеческого тела.

Важнейшая хотя бы потому, что вес скелета составляет 1/5 – 1/7 веса тела» [2, 73]. Данный фрагмент текста из детской научно-популярной энциклопедии демонстрирует способность синтаксических конструкций к выражению образности мысли путём использования развёрнутой текстовой метафоры, позиционно-лексических повторов (арматурой, важнейшая), причастного оборота, союзов «хотя бы потому, что». Автор доступно объясняет юному читателю научный термин «арматура» и приводит его переносное значение для объяснения анатомии человека. Происходит логическое усиление изобразительности научной информации. Рассмотрим подробнее экспрессивные средства синтаксиса, позволяющие достигнуть простоты и доступности научного материала в популярном издании.

Неполные предложения — это синтаксические конструкции, допускающие пропуск одного или нескольких компонентов, известных или подразумеваемых из ближайшего контекста или ситуации, при этом отсутствующими могут быть как главные, так и второстепенные члены предложения. Например: «В течение суток размеры желудка могут значительно изменяться. Голоден человек, пуст желудок – размеры его сокращаются. Поел от души – желудок может увеличиться почти в 9 раз» [3, 135]. Во второй части приведённых предложений не назван второстепенный член – обстоятельство (в это время). Неполные предложения широко употребляются в монологической речи: «Для чувствительной кожи – термальная вода», «Поддельная сладость (мёда) в лучшем случае окажется бесполезной для твоей кожи, в худшем – навредит ей, например, вызовет сильнейшее раздражение». Такое же явление наблюдается и в диалогической речи, например: «Вы давно заболели? — Дня три назад», «Анализы готовы? 

— Нет, завтра утром». Структурная незавершённость таких предложений коммуникативно обусловлена и восстанавливается из ближайшего контекста или ситуации общения. Причем именно пропуск понятных из контекста или ситуации слов делает такие конструкции более динамичными, содержательно ёмкими и, следовательно, более экспрессивными. В связи с этими особенностями неполные предложения в

целом относятся к стилистически маркированным конструкциям, среди которых ситуативно неполные более характерны для разговорной речи, контекстуально неполные — для всех типов книжной речи, в том числе и для научной. В целом неполные предложения в различных стилях служат для экономии изложения, оживления текста, акцентуации повествования. В научно-популярных текстах довольно часто встречаются неполные предложения: «Мухи, конечно, как и все в природе существа – небесполезны. Но только не на нашем столе, не в нашей квартире. В наших домах от них только вред!» [3, 273], «Движение для суставов – это жизнь…Но и в движениях надо соблюдать меру» [7, 14], «Примет, определяющих пол ребёнка, миллион. Однако рассчитывать на их достоверность не стоит…» [8, 35]. Функционально маркированы многие односоставные предложения. Так, безличные предложения, обозначающие явления природы или состояние человека (Темнеет. Смеркается. Не спится. Не здоровится. Знобит. Морозит. Тошнит.), используются не только в разговорной или художественной речи, но и в текстах научно-популярной литературы. Обобщенно-личные предложения, выражающие суждения общего характера, выраженные пословицами или фразеологизмами, свойственны слоганам рекламной речи в научно-популярных текстах на медикаменты:

«Кардиомагнил. Положа руку на сердце».

Одной из фигур речи, применяемой для её сокращения, является эллипсис. Это стилистическая фигура, заключающаяся в пропуске какого-либо подразумеваемого члена предложения. Совершенно справедливо по отношению к предложениям, включающим в себя данную фигуру, утверждение В.П.Москвина: «Иногда эллипсис приобретает узуальный характер (то есть становится фактом языка, а не речи, сравним: „У больного температура” и „У больного высокая температура”), приводя к появлению у некоторых слов новых, более узких значений: температура в значении ”повышенная температура тела”» [4, 386]. Эллиптические предложения, структурированные на основе пропуска глагольного сказуемого, также обладают высокой степенью экспрессивности, например:

«Если положить руки на талию, так чтобы большие пальцы смотрели вперёд, а остальные – назад, то под четырьмя пальцами, лежащими на спине, в глубине окажутся почки» [3, 165]. Именно благодаря отсутствию в данном высказывании глагольного сказуемого, эллиптическое предложение приобретает значение интенсивного действия, выражаемого кратко, но ёмко. В силу этого подобные конструкции наиболее типичны для рекламных жанров текстов научно-популярного подстиля, причем они реализуются с помощью специфических структур лозунгово-рекламного характера, например: «Изжоге – отбой!», «В здоровом теле здоровый дух!», «Отдыхайте от насморка и ночью, и днём!», «Вместо иглы – кислород!», «Линекс – для всей семьи!» и другие. Использование эллипсиса придаёт высказыванию не только динамичность, но и некую выразительность.

Следующая синтаксическая конструкция, рассматриваемая нами, — усечение (апозиопезис), или незавершенные, недоговоренные, прерванные предложения. Такие конструкции возникают и функционируют в конкретных (устных или письменных) речевых актах и различаются степенью определенности невыраженной информации. Так, усеченные конструкции, во-первых, могут выражать вполне определенную информацию, вплоть до однозначной, например, в заголовке статьи об иммунитете и сезонных эпидемиях «В человеке всё должно быть прекрасно…» читатель научнопопулярного медицинского журнала-приложения к АИФ «Про здоровье» безошибочно может домыслить известную всем цитату А.П.Чехова:

«В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли». Встречаются и усечённые конструкции в заголовках статей детских энциклопедий, например, текст о правом и левом полушариях головного мозга человека назван «Ум хорошо… А два?». Здесь произошло усечение хорошо знакомой пословицы: „Один ум хорошо, а два лучше”. Вовторых, усеченные конструкции могут содержать информацию неопределенную, допускающую несколько вариантов осмысления, например: «Задача органов слуха – определить, что служит источником звуковых волн, где он находится и какими свойствами обладает. Вся эта информация должна быть получена путём анализа упругих волн, распространяющихся в воздухе, воде или в твёрдых телах: в земле, древесине, в металле…» [2, 198] или ещё пример усечённой конструкции: «Один ребёнок в семье – привилегия крупных животных: слонов, бегемотов, жирафов, коров, лошадей…» [2, 369]. Фразы заканчиваются усечением с однородным перечислением, которое может продолжить каждый читатель самостоятельно. Такая особенность усеченных предложений делает их одним из основных средств художественного приема умолчания, который нередко используется в текстах научно-популярных изданий для активизации мыслительной деятельности читателя и вовлечения его в процесс познания научных истин. Как правило, приём умолчания на письме передаётся многоточием. Использование усечённых предложений можно рассматривать и в качестве окказионального явления, употребляющегося в научно-популярном подстиле.

Позиционно-лексический повтор — разновидность повтора, которая предполагает однородность повторяемых синтаксических позиций и тождество их лексического наполнения. Как экспрессивная стилистико-синтаксическая единица позиционно-лексический повтор связан с объяснением избыточной информации и отличается необязательностью повторения. Но избыточность таких повторов стилистически оправдана, так как связана с выражением дополнительной информации экспрессивного характера. Позиционно-лексический повтор служит для передачи изобразительной функции — выделения существенной детали предметного описания объекта, например: «Скелет – это „доспехи”, внутри которых спрятаны наши органы. „Доспехи” защищают органы от ударов и других вредных воздействий внешнего мира» [3, 19]. Ещё один подобный пример из этого же источника ярко иллюстрирует детализацию такого органа, как спинной мозг: «Позвонки, как бусинки, нанизаны на „ниточку” – спинной мозг. Только эта „ниточка” достаточно толстая и прочная» [3, 22]. И немного далее по тексту: «Между позвонками есть дырочки, нервы, проходя через эти дырочки, устремляются к внутренним органам, внедряются в каждый орган и регулируют его работу. А когда возникает ненужный изгиб позвоночника, позвонки смещаютсяПозвонки сместились – дырочка сузиласьДырочка сузилась – нерв пережался». В этом высказывании участие позиционно-лексического повтора в акцентуации важнейших смыслов изложения выражается с помощью функции логического выделения, но без придания дополнительной экспрессивной окраски. Позиционно-лексический повтор может выражать дополнительные эмоционально-экспрессивные значения сожаления, одобрения, недоумения, удивления и другие, наслаиваясь на основную информацию, способствуют ее более точному выражению. Эмоционально-экспрессивное значение искренности сказанного встречаем в следующей фразе из текста о коже человека: «Кожа – это наша естественная, данная природой одежда. На коленках брюк со временем могут протереться дырки. Платье, подаренное тебе в прошлый день рождения, вдруг оказывается мало! Как это обычно расстраивает маму! Кожа никогда не доставляет нам подобных неприятностей. Она всегда новенькая и всегда впору! А всё потому, что она постоянно отмирает и постоянно рождается вновь. Правда-правда!» [3, 34]. Выражение «правда-правда» в данном случае служит не только элементом разговорной речи для подтверждения истинности научной информации, но и является средством вовлечения читателя в диалог с автором, имитирующим увлекательную и эмоциональную беседу. Функционирование конструкций с позиционно-лексическим повтором связано, прежде всего, с разговорной, художественной и публицистической сферами общения. В научной речи указанное явление нерегулярно, но в текстах научнопопулярного подстиля подобные конструкции более частотны. Иногда позиционно-лексический повтор может встречаться в начале и в конце одного предложения, например: «В образ ели входит общая форма дерева, характер его хвои и особенности шишек, их цвет и цвет ствола, запах, исходящий от дерева, вкус молодых побегов и семян, да мало ли что может ещё включать в себя образ ели…» [2, 267]. Такой повтор называется фигурой кольца, или обрамлением, охватом. Фигура кольца, по мнению В.П.Москвина, состоит в повторе компонента в начале и в конце речевой единицы. Повторённые в конце слова возвращают читателя к началу фразы, тем самым осуществляется акцентирующая функция, а фигура кольца выступает в качестве средства экспрессивного выделения важных смыслов изложения.

Следующая фигура акцентирования, рассматриваемая нами, – парцелляция. Как известно, парцелляция — явление динамического аспекта, заключающееся в разделении предложения на несколько самостоятельных фраз в экспрессивных целях. Парцелляция заключается в использовании пауз, разрывающих фразу, и может осуществляться как в простых, так и в сложных предложениях разной структуры. Например: «Помнишь, куда ведёт дорога, выложенная благими намерениями? Правильно, в ад. А в нашем случае? На больничную койку. Иммуномодулятор пойдёт на пользу, только если его назначит врач» [5, 50]. Наиболее типична парцелляция для экспрессивных стилей, и прежде всего для художественного, достаточно активно употребляется в разговорном и публицистическом стилях. В научной речи парцелляция — редкое явление, но, по мнению исследователя А.П. Сковородникова, вполне естественное, не чуждое, а в научно-популярном стиле даже регулярное. Так, в текстах статей детской энциклопедии из серии «Я познаю мир. Медицина» довольно часто встречается парцелляция как средство экспрессивного синтаксиса, например: «Связки похожи на гибкие и упругие ремешки. И с ними тоже иногда случается беда. При подвёртывании стопы, голени или запястья возникает травма связок. Её называют растяжением. Ты можешь подумать, что это не так опасно, как перелом. И ошибёшься. Подчас растяжение связок требует не одной, а нескольких операций» [3, 30]. В приведённом фрагменте парцелляция выполняет грамматикосинтаксическую функцию и выступает в качестве усиления в контексте пояснительных отношений и уточнения информации, а также эмоционально-выделительную функцию, связанную с усилением эмоционально-оценочного смысла в высказывании — несогласия с мнением читателя (И ошибёшься). Рассмотрим ещё пример парцеллированной конструкции, иллюстрировавший использование пауз, разрывающих фразу. «Для того, чтобы избежать воспаления придаточных пазух, нужно серьёзно относиться к любому насморку. Нельзя ждать, когда он сам пройдёт. Может быть, всё обойдётся, но лучше не рисковать. Разумнее помучиться неделю с каплями и прогреванием носа, чем всю оставшуюся жизнь. Потому что воспаление придаточных пазух лечится очень трудно и долго» [3, 69]. В данном отрывке текста парцелляция также выполняет эмоционально-выделительную функцию, посредством которой автор выражает, помимо некоторой обеспокоенности процессом заболевания, собственные наставления для читателя в вопросе лечения насморка. По справедливому замечанию А.П. Сковородникова, «доля парцеллированных конструкций резко падает в текстах, ориентированных на авторский монолог, и, напротив, возрастает в текстах диалогического характера» [6, 34].

Огромно стилистическое значение порядка слов в предложениях научно-популярных текстов. Инверсия (от лат. inversio — перестановка, переворачивание) — перестановка компонентов предложения, нарушающая их обычный порядок. Прямой порядок слов стилистически нейтрален, инверсированный же обладает экспрессией и потому оказывается стилистически значимым. Экспрессией обладает инверсия именного сказуемого: «Полезны витамины для больных!». Инверсия широко используется в научно-популярной речи, усиливает смысловую нагрузку членов предложения и переводит высказывание из нейтрального плана в экспрессивно-эмоциональный план, например: «Вызывает холеру вибрион, а передаётся она только от человека к человеку, через воду и заражённые человеком пищевые продукты» [3, 271]. Ещё один пример инверсии, усиливающий экспрессию текста: «По разным причинам от недостатка кислорода может пострадать любой орган. Случается такое и с сердцем…Если бы сердце могло позволить себе передышку! Хоть недолго не работать, отдохнуть! Но это для него непозволительная роскошь» [3, 87]. С помощью инверсии может быть обеспечено логическое ударение и ритмическое деление высказывания.

Итак, синтаксические единицы способны выступать в качестве средств экспрессивностилистических, т.е. связанных с достижением выразительного эффекта высказывания и функционально-стилистических, т.е. типичных для той или иной сферы функционирования языка и участвующих в создании определенной стилистико-речевой организации. Необходимо заметить, что, в текстах научно-популярных жанров велико значение категорий диалогичности и акцентности. Так, диалогический характер рассматриваемых текстов и акцентирование на важной информации обусловлено стремлением автора убедить читателя в истинности выдвигаемых концепций, положений, объяснений и т.п. Для этого автором используются специальные средства воздействия на читателя, в том числе и средства экспрессивного синтаксиса, рассмотренные в данном исследовании.

 

  1. Валгина Н.С. Теория текста. Текст как функционально-стилевая категория. – М. – 2003. – 280 с.
  2. Сергеев Б.Ф. Я познаю мир: Тайны человека / Детская энциклопедия. – М. – 2004. – 397 с.
  3. Буянова Н.Ю. Я познаю мир. Медицина: Энциклопедия. – М. – 2008. – 399с.
  4. Москвин В.П. Стилистика русского языка. Теоретический курс. – Ростов н/Д. – 2006. – 630 с.
  5. Агриомати М. Спасти телохранителя! //АИФ. Про здоровье. – 2010. – № 11. – С. 44-50.
  6. Сковородников А.П. Экспрессивные синтаксические конструкции современного русского литературного языка. — Томск – 1981. – 255 с.
  7. Савельева Ю. болят суставы: что делать? – М. – 64 с.
  8. Романовская Л. Угадай, кто! //АИФ. Про здоровье. – 2010. – № 11. – С. 34-36.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...