Некоторые вопросы страдательного залога в тюркских языках

Страдательный залог существует во многих языках мира. Именно по такому типологическому, универсальному свойству он отличается от других категорий глагола. Конструкции со страдательным залогом выводят на первый план само действие, тогда как его субъекту отводится вторичное место. Данное свойство страдательного залога является общим для всех языков мира. Однако по средствам выражения они резким образом отличаются друг от друга. Например, в русском языке страдательный залог образуется морфологически, присоединением суффикса -ся, и аналитическим способом, сочетанием вспомогательного глагола быть с причастием прошедшего времени: быть доставлен (1,94; 5,8). В английском языке страдательное значение выражается сочетанием глагола to be и причастия (to be+Past Participle) (7,9).

В тюркологии страдательный залог определяется с семантико-синтаксической позиции, он выражает отношение между действием и его субъектом и объектом. В этом залоге обнаруживается противоположность логических и грамматических категорий. По этому признаку страдательный залог находится в оппозиции с действительным залогом. То есть страдательный залог выступает как инверсия действительного залога. В действительном залоге логический и грамматический субъекты, грамматические и логические объекты совпадают, тогда как в страдательном залоге логический субъект остается на заднем плане, а объект употребляется на месте грамматического субъекта.

Формы на -(ı)l, -(ı)n принимаются как всеобщий тюркский формат страдательного залога. Только в чувашском языке не существует этого залога. Опираясь на это, Г.Рамседт страдательные формы на суффикс -(ı)l считает образованием более позднего периода. Он считает, что суффикс -(ı)l раньше был словообразовательным (12,149). Суффикс -(ı)l в чувашском языке почти не употреблялся в страдательном залоге. Он употреблялся в этом языке только как словообразовательный суффикс: çerel выздороветь (çere“здоровье”), makal “отупеть” (maka “тупой”), saral “оголяться” (sara “голый”), semsel “смягчиться” (semse “мягкий”), senil “обновляться” (senel “новый”), sultal “светиться” (sulta “свет”) (14,304). Суффикс -(ı)l в других тюркских языках также выступает в словообразовательной функции, однако при этом он не имеет никакого отношения к страдательному значению. В якутском языке страдательная форма наряду с суффиксом -(ı)l образуется с помощью -ılın. В алтайских диалектах употреблялась форма -ılıl (16,101). М.Мирзалиев характеризует данный суффикс следующим образом: «… может быть, что в период, когда страдательный и возвратный залоги еще не были дифференцированы, они выражались суффиксом –ılın/lın. Параллельная дифференциация разделила этот аффикс на две части: -ıl стала формой страдательного залога, ın употреблялся как суффикс возвратного залога» (9,12). Такая форма обнаруживается на письменных памятниках XI века. Однако данный суффикс со сложной структурой не был замечен ни в Орхоно-Енисейских памятниках, ни в эпосе Китаби Деде Горгуд. Поэтому этот аффикс в сравнении с суффиксами -ın и -ıl относительно новый. Наоборот, суффиксы -ın и -ıl образовались не от распадения аффикса -ılın, а -ılın образовался в результате соединения возвратного (-ın) и страдательного (-ıl) суффиксов (16,101). В тувинском языке в редких случаях нашло отражение выражение страдательного залога суффиксами -tın, -tun, -din, -dun, -tıl, -til. А.М. Щербак рассматривает суффикс -til как соединение двух аффиксов (-in+-il+-nıl). По его мнению, морфема ассимилировалась и перешла в t, а суффиксы -tın, -tün являются фонетическими вариантами -ılın в якутском языке (16,105). Как видно, эти суффиксы имеют сложную структуру и представляют собой алломорфы аффиксов -ıl и -ın.

Суффикс -ıl в тюркских языках добавляется ко всем переходным глаголам, не имеющих в конце согласного l: bükül (ДТС 132) “завернуться”, burul (ДТС 133)“свернуться”, buzul (MK.II.131)“нарушаться”, boğul (МК.II.239) “утопиться”, biçil (ДТС 105) “скашиваться”. Как и в древних тюркских языках, в современных тюркских языках данный суффикс добавляется непосредственно к основе. Азербайджанский язык: yazıl, atıl, qazıl, süzül, sıxıl, tökül; туркменский язык: beril, qöçril, içil, çıkarıl, dövül; турецкий язык: görül, seçil, yazıl. Однако в древнетюркском языке данный аффикс проявлял себя в форме -al. Это означает, что в отличие от современных тюркских языков, этот суффикс присоединялся глаголам, оканчивающимся и на согласный, и гласный звуки: oğan belaldi (ДТС.93) “мальчик украшен”, ev bezaldi (ДТС.97) “дом украшен”, er ağırlaldi “мужчина приглашен в гости”, at bağışlaldı (MK3.344) “лошадь подарен”, ilik emlaldi (MK1.269) “больной лечится”, yugac erpaldi (MK1.244) “дерево срублено”, kişi imlaldı (MK1.296) “мужчина был выгнан”. Данное архаическое свойство сохранилось только в современном туркменском языке: bezel “украшайся”, okal “читайся” qural “создаваться”; Xanquli belen xaklaşdırmaq xakında bolsa bir ağızda qürrun qozqalmadı (N. Sarxanov) “Ничего не сказано о том, что он должен расплатиться с Ханкулу”. Однако в древнетюркском языке аффикс -al присоединялся глаголам с окончанием на (belal, bağışlal). В туркменском языке такого случая не наблюдается. Но в алтайских диалектах данное сочетание встречается: açlil «открываться» (16,104).

Исторически и в современных тюркских языках суффикс -(ı)n был не продуктивным в образовании страдательного залога. Этот суффикс присоединяется к глаголам, оканчивающимся на гласный звук и в некоторых случаях на согласный r. Он сочетается с производными глаголами с окончанием на -la/lə: boylan (MK II. 239) Ton boylandı “одежда завязана”, taş itilindi “камень отточена”, suv sülündi (MK II. 247) “вода очищена”; азерб. язык: paylanmaq, işlənmək, bağlanmaq, yağlanmaq; турецкий язык: bulunmaq, bölünmək, bilinmək; туркменский язык: işlen “исползоваться”, başlan “начаться”, bolun “кончаться”; гагаузский язык: seslen, saxlan и т.д.

А.А. Юлдашев отмечает, что в отличие от современных тюркских языков в письменных памятниках форма -(ı)n в глаголах без звука l также выступает как показатель страдательного значения (14,303). Например: kitab bitindi bu xaqan atu (ДТС.104) “в книге написано именем Хагана”, at boğundu (MK II.192) “лошадь утоплен”, tugün sesindi (ДТС. 497) “узел развяжан”, ev bezandi (MK II.338) “дом украшен”, bitig oqundi (MK.1.202) “письмо прочитано”. Однако этот случай не характерен только для древнетюркского языка. В современных тюркских языках (кроме туркменского языка) можно встретить достаточное количество таких сочетаний (15,278). Турецкий язык: yıkanmak, boyanmak, bezenmek; азерб.язык: dirənmək, döşənmək, ödənmək; гагаузский язык: yamanmaq.

Обычно в книгах по грамматике встречается такое выражение, что страдательный залог образуется путем соединения суффикса (-ın) (13,497; 6,235). Такой подход к вопросу является ошибочным. Действительно, в некоторых случаях эти суффиксы, присоединяясь к отдельным глаголам, образуют страдательный и возвратный залоги: страдательный залог: at boğuldu (ДТС.109) “лошадь утоплен”, ilig emlaldı (MK.1.269) “больной излечен”; возвратный залог: современный азерб.язык: deyil-deyin, yuyun-yuyul. Несмотря на это, суффиксы -(ı)l и (ı)n выступают как алломорфы. Например, в древнетюркском языке данные суффиксы заменяли друг друга без изменений в значении: Ev bezaldi (ДТС.97) “дом украшен” ev bezandi (MK.338.) “дом украшен”, Er tavaru üplaldi (MK1.295) “Украден товар мужчины” – anun tavaru üplandi (MK.1.255) “его товар украден”. Вместе с тем, в современных тюркских языках наряду с формой -n использовалось окончание l: Belal, bağışlal (MK.3.344), işlal(MK 1.295), istal (MK1.246), oqil (MK1.97) iş sınaldı (MK.126) iş sınandı. По этой причине форма на -n в сравнении с современными тюркскими языками, в древнетюркском языке мало использовалась. Это архаичное свойство проявляется в современном туркменском языке. Например, в азербайджанском и турецком языках в страдательном залоге используется суффикс -(ı)n, тогда как в туркменском употребительна форма на -l: bezel, qural, okual, sınal. В некоторых случаях в азербайджанском языке используется суффикс -l, а в турецком – -n: İşi yapanın yaptığı işin etkisi altında kaldiyini ve ya yapanın kim olduğunu bilinmegini göstərən çatıya edilgen çatı denir (2,190). Данные факты указывают на то, что эти суффиксы принадлежат одному залогу. Однако как в древних, так и в современных языках они в сочетании с глаголом не поддаются конкретным правилам. В современ ных тюркских языках страдательный залог образуется с помощью суффикса -nıl. Этот аффикс в древних языках употреблялся крайне редко: Ötükan irin qışladim, yağıda boşanı, boşanildım (ДТС.113) “я зимовал на востоке, и был избавлен от дождя”. Аффикс -nıl может быть фонетическим вариантом тувинского суффикса -til. Э.В. Севортян рассматривает данный аффикс как сочетание возвратного суффикса (ı)n и страдательного суффикса -(ı)l (13,497). Г.В. Алиев считает функцию данного суффикса как добавление к нему вторично аффикса страдательного залога (3,497).

Кроме этого, в тюркологии в языках древних памятников указываются суффикс -sik как форма страдательного залога. М.Кашгари связывает данный суффикс с показателем k: «Он употребляется для обозначения давления, поражения и имеет страдателное значение» (MKI. 121); ); er yağıka bassıktı “богатырь побежден врагом” (MK.II.228), er yağıka tutsukdu “богатырь пойман врагом” (MKII.227), anınğ yasut işi bilsikti (MK II.228) “его тайные дела выяснены”. Суффикс -sik в то же время выражает каузативное значение, и поэтому иногда его называют пассивно-каузативным и рассматривают как аффикс принудительного залога (10,88; 4,71). По мнению К.Брокелмана, суффикс -sik является вариантом аффикса -ik. В дрвенетюрксом языке параллельно с суффиксом -sik употреблялся и -tik. Т.Ковальски рассматривает суффикс -tik как сочетание пассивного -(i)k с каузативом -t (16,108). Суффикс -tik в языке Кашгари также употреблялся в страдательном залоге: buduk «находиться» (MK II.204). В тоже время он употреблялся в памятнике уйгурского языка: menin bultuqmaz (ДТС. 123) “тебе не найдется счастья”. В некоторых случаях суффикс -sik без каузативного значения может употреблятья в страдательном значении: в уйгурском памятнике: bu nom yorigin bilgali uqgali с определением этого закона можно будет узнавать и выяснять” (ДТС 113). В языке Кашгари: anınğ yasut işi bilsikti (MKII.228) “его тайное дело выяснено”. В целом в древнеуйгурском языке данный суффикс встречается часто (4,72). Суффикс -sik характерен не только для тюркских, но и в целом для алтайских языков (8,41). В действительности, целенаправленно было бы принимать показателем страдательного значения в суффиксе -sik только форму k. Так как в древних памятниках наряду с аффкисом -sik употреблятся и -sin, который образует возвратный залог с симулятивным занчением. Например: ol ani qaçrumsindi (MKII. 261) “Он себя так показывал, как будто ее похищал”, er suvqa qarimsindi (MKII.200) “мужчина себя так показыывал, как будто тонул”. 

Как видно, грамматические свойства страдательного залога в древнетюрксом языке ощутимым образом отличаются от пассивного залога современных тюрксих языков.

Из приведенных фактов следует, что страдательный залог со временем семантически и структурно дифференцируется, уточняются средства его выражения.

В древних и современных тюркских языках суффиксы страдательного залога присоединяются к формам глагола в совместном, возвратном и принудительном залогах. В совместных и принудительных формах суффикс страдательного залога занимает постпозицию. А.М. Щербак отмечает, что при этом постпозицию занимает суффикс совместного залога (16,166). Однако ни в древних, ни в современных языках такого случая не наблюдается. Суффиксы совместного, возвратного и принудительного залогов, как правило, употребляются перед суффиксом страдательного залога. Точнее говоря, так как в пассивных формах субъект не является производителем действия, то не имеет смысла ставить его до категорий, в которых субъект известен. В древнетюркском языке использование после принудительного залога страдательного редко встречается. В современных тюркских языках огузской группы таких примеров достаточно. Глагол в принудительной форме легко может употребляться и страдательном значении. Азербайджанский язык: yazdırılmaq, əkdirilmək, hazırlaşdırılmaq, geyindirilmək; турецкий язык: dönüştürülmek; туркменский язык: qatışdırılmaq. Глагол в принудительном залоге всегда бывает переходным, поэтому принимая суффикс страдательного залога, он превращается в непереходного глагола. При образовании от форм совместного и возвратного залогов сначала добавляется категория переходности, потом суффикс пассивного залога: турецкий язык: yazdırılmak, vurdurulmaq и т.д.

 

  1. Алекперов А.Г. Грамматика русского языка, фонетика и морфология. Баку, 1986 (на азербайджанском языке).
  2. Сезай Г. Учебник турецкого языка. Измир, 1995. 406 с. (на турецком языке).
  3. Современный азербайджанский язык. Баку, Элм, 1980 (на азербайджанском языке).
  4. Аманжoлов А.С. Глагольное управление в языке древнетюркских памятников, Москва,1969, 104 с.
  5. Ахадов Я. Сопоставительное исследование глаголов страдательного залога русского и азербайджанского языков, автореф. канд. дисс. Баку, 1991.
  6. Грамматика туркменского языка, Ашхабад,«Ылым» част 1, 1970.
  7. Кадымбеков К.А. Сравнительно типологический анализ страдательного залога глагола в современных английском и азербайджанском языках, автореф.канд.дисс. Баку 1973, 15 с.
  8. Кормушин И.В. Каузативные форма глагола в алтайских языках. Очерк сравнительной морфологии алтайских языков, Л.1978.
  9. Мирзалиева М.М. Категория залога современном азербайджанском языке и смежные явления, афтореф. Канд. дисс. Баку, 1976, 33 с.
  10. Нигматов Х.Г. Функциональная морфология тюркоязычных памятников XI-XIII вв, Ташкент, 1989
  11. Покровская Л.А. Грамматика гагаузского языка, Москва, 1964, 298 с.
  12. Рамстедт Г. И. Введение в алтайское языкознание, М.1957, 254 с.
  13. Севортян И.В. Аффиксы глаголообразования в азербайджанском языке, Москва, 1962, 649
  14. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков (морфология), Ак-я Наук ССР, Москва, Наука, 1988.
  15. Туркменский язык. част I, Учебник для русских групп вузов, Ашхабад, 1970.
  16. Щербак А.М. Сравнительная морфология тюркских языков (глагол), Л.1981.

СОКРАЩЕНИЯ

  1. МК Махмуд Кашгари. Словарь тюркского языка. В 4-х томах. Баку, Озан, 2006, 512 с. (перевод и подготовка к изданию Рамиз Аскер) (на азербайджанском языке).
  2. ДТС Древнетюркский словарь. Л…Наука, 1969, 676 с.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...