Интонационные особенности словесных повторов в языке поэзии

В основе структуры стихотворения, в составлении текста ритм и интонация занимают ведущую позицию. В отражении ритма живого общения лингвистические единицы, повторяющиеся на всех уровнях, в том числе словесные повторы, обладают исключительным значением. В фонетико-стилистических преимуществах стихотворения повторы определенных звуковых комплексов, морфологических признаков, лексических единиц и синтаксических конструкций занимают центральные позиции. Повтор как важное стилистическое явление объединяет в единое два главных эстетическо-поэтических достоинств: поэтическое озвучивание и художественное стремление дополняя друг друга, помогают созданию эстетической цельности.

Словесные повторы также придают поэтическим признакам стихотворения насыщенность, направляя ее (т.е. стихотворения) в русло эмоционального произношения. Моменты словесных повторов реализуются как обязательное требование стихотворной технологии, и превращается в стимул для упорядочения симметрических синтаксических конструкций. Стилистические фигуры (тропы), образованные на основе словесных повторов, как основные ритмические показатели входят в основу текста. Гармония, основанная на удачном повторе определенных слов в одном и том же, или же в разных строках стихотворения, звуковая согласованность и ритмика доносят содержания стихотворения до читателя в более отчетливой форме:

Bu dünyada yamanları dəfn etmək çətin,

Yamanlığı dəfn eləmək çətindən çətin.

Dar da qazsan, gen də qazsan, dərin də qazsan,

Şeytan sığan qəbirə sığmaz şeytan xistəsi (1, 273)

Əqidədə bir olduqca əməldə də birik, birik, Birik!

Demək, biz qadirik! (2, 13).

В интонации, основанной на словесные повторы, в объеме строк, в синтагмах произношение учитывается в точности. Как и очевидно, на примерах, словесные повторы обеспечивают также интересную структуру архитектоники в строках. Впечатления, созданные словесными повторами, обуславливаются внутренней ритмикой. Словесный повтор, сопровождаемый особым интонационным оттенком, в текстах как бы выходит за рамки словарного значения. Понятие, связанное со словом, подвергается сильному динамизму, стилистическому движению. Повторяемый словесный материал с помощью и с участием сопровождаемого ритма и интонации, раскрывают способности выражения.

«Интонационная структура является основой стихотворного языка» (3, 41) и когда она основывается возможностям повторяющегося слова, процесс образного мышления приобретает особую интенсивность. Особая активность словесных повторов в стихотворном языке, подчиненной ритмической структуре, связано именно с этим. Интонация, основанная на лексических повторах, которая выступает как основной энергоноситель, присущий художественному мышлению мастера слова, выполняет строгую художественно-логическую функцию: цельность в образном строе лексических единиц создается с помощью богатых интонационных оттенков. С непосредственной помощью словесных повторов интонация стихотворной речи приближается к ритмике живого разговорного языка, а это в свою очередь подлаживает художественный текст в привлекательную форму. Стихотворный язык греется теплым дыханием живого общения. Интонация на основе поэтической речи расширяет круг художественного воздействия и творчества.

Qoyma, yarpaq kimi saralım

Qoyma!

Qoyma, bulud kimi qaralım.

Qoyma!

Qoyma, yanım, külə dönüm

Qoyma! (4, 120)

Привлекательность в стихотворной мелодике и ритмике, в ритмике произношения также связано с уровнем соответствия повторяющегося слова к общим компонентам стихотворного текста. В повторе одного и того же слова на разных промежутках стихотворения явно выражается тонкий порядок. Такое удачное распределение заряжает слова деталями музыки и мелодии, главными элементами, поэтическими признаками, дошедшими до уровня качества. Словесный повтор играет роль плодородной поэтической основы для интонационного богатства. Интонационное разнообразие, красота озвучивания, возникшая от словесных повторов, придает семантике стихотворных строк особое семантическое совершенство, и направляет поток мыслей в более подходящее поэтическое русло. Интонация, созданная словесным повтором, которая служит гибкости поэтического мышления, придает драматическую пронзительность тексту. На фоне определенной ритмики и интонации, ритмомелодики художественная сущность, стилистические оттенки повторяемого слова рассматриваются по всем деталям. Натиск интонации, направление ритмики привлекает внимание на фонологические возможности языка, успех такой манеры выражения вызывает изумление.

O qədər borcum var ana torpağa Borcluyam dərdiyim çiçəyə, gülə Məhəbbət borcumu demirəm hələ, Borcluyam dərdiyim çiçəyə görə Ağaca borcluyam, daşa borcluyam Bir könül nəğməsi eşitmək üçün

Qəfəsə saldığım quşa borcluyam (5, 32)

Интонация соответствует художественному способу выражения мыслей по той причине, что словесные повторы завоевывают право считаться высококачественным языком культуры. Правила упорядочения одного и того же слова соответствуют интонационным формам стихотворения. Близость словесных повторов поэтическому мышлению народа придает особенную гибкость восприятию художественному содержанию, а образам ясность. Интонация соединяет законченность мысли с совершенством формы. Повторение слова в отдельности или же в составе разных словосочетаний приводит в действие просодические элементы – пауза, интервал, темп и тембр, ритмомелодика кроме языкового явления, также превращается в значительную часть литературного языка.

На фоне специфических оттенков интонации определяются художественно-эстетические значения словесных повторов. Главная часть вопроса состоит в том, что этим способом расширяется объем художественной ситуации, а также текст расширяет свой кругозор по семантическим признакам. Подчинение словесной ритмики художественному замыслу поэта в этом направлении связывается с конкретной функциональностью и поднимается на уровень художественного воплощения.

Повторяемые слова сильно действуют на фонопоэтике стихотворения, усиливается голосистость произношения. Деятельность ритмического урегулирования повторов в поэтическом языке текста проявляется как психолингвистическое явление. Каждый повтор слова создает новую волну эмоции. Как и выбор слова, так и его повтор подчиняется поэтической форме выражения, значит, решению эластичности интонации. Звуковая ритмика, музыкальность созданная повторами, преследует весь текст от начала до конца своей притяжательностью. Ясно чувствуется что, «Повтор связан с волнующим сопровождением выражения чувств высокого напряжения» (1, 147). Так что, словесный повтор всегда требует чуткого отношения поэта.

Cığırı bir olur, izi bir olur, Söhbəti bir olur, sözü bir olur, Sifəti bir olur, üzü bir olur,

Əyilməz qüdrəti insan oğlunun (6, 198)

На примерах мы видим что, повторы полностью внедрились в среду текста, и отчетливо усматривается то, что повторы являются неотъемлемой структурной частью интонационной системы и цельной стилистической единицы. Каждая лексическая единица, подверженная повторению, участвует в создании симметричности произношения, и в создании форм произношения, соответствующей содержанию. Повторы делают возможным создание идентичных делений и размеров в стихотворных строках, строки приноравливаются идентичным формам. Интонация, созданная повторами, превращается в незаменимый атрибут стихотворения. Если внимательно присмотреться, то нельзя не увидеть что, слово, даже если оно отдалено от художественного содержания, даже если оно нейтрально со стилистической точки зрения, за счет повторов все равно превращается в элемент с особым стилистическим содержанием. Повторы придают слову новую поэтическую жизнь, придает новую ритмику строкам, художественное воздействие проявляется косвенными путями – богатством поэтической интонации, созданной повторами. Мобилизуя все тонкости семантических оттенков слова, с помощью повторов, поэт приобретает возможности максимального использования внутренних признаков народного языка. Все лексические и фонограмматические возможности и особенности языка, создаются с особой чуткостью. Прозаичность вытекает из внутренних признаков художественного повтораСлово, не повторяется просто ради красного словца. Повторяясь, слово, максимально демонстрирует свою эстетическую природу, все художественные окраски, интонационные возможности. Подвижные компоненты интонации активизируются, и текст обогащается за счет мелодичности.

Dəbdə olan çox şey gördümDəbdə olan deyim gördüm Mebel gördüm, dümbəy gördüm Dəbdə olan geyim gördüm.

Maşın gördüm, dərman gördüm

Arvad gördüm, roman gördüm (8, 48).

Словесный повтор, с помощью ритмикомелодичных форм выражения художественной речи дает толчок эмоционально-экспрессивной силе стихотворения. Повторяемое слово, как правило, произноситься на более высоких тонах, и этим поэтическое дыхание направляется в соответствующее русло.

«Ритм является гармонией в действии» (9, 124). А эта гармония создается лингвистическим материалом стихотворной речи, и навыками их использования. Материал повторяемых слов, превращается в олицетворение художественного замысла в единстве с такими закономерностями стихотворного языка, как интонация, ритмика, звуковой тон и т.д. мастера слова в повторах лексических единиц, обращают внимание на такие нюансы, которые раскрывают ритмическое произношение и интонационные узоры. Они представляют, с помощью словесных повторов, идентичные ноты, идентичные звуки и звуковые комплексы в действии. Привлекают внимание на выразительные интонационные оттенки звуковой словесной системы. Выявляет новые оттенки, потенциально существующие в сущности интонации, олицетворяющие словесные повторы. На фоне интонации словесные повторы приобретают неожиданные возможности выражения. Одним словом, поэтическое отношение к словесным повторам формирует поэтическое настроение в интонационном направлении. В произведениях, включенных в золотой фонд поэзии, эти качества и признаки отражаются во всей своей красе.

 

  1. Араз, М. Избранные произведения. Баку: Азернешр, 1986, 480 стр. (на азерб. языке)
  2. Вагабзаде, Б. Избранные произведения. часть 2. Баку: Азернешр, 1975, 252 стр. (на азерб. языке)
  3. Гончаров Б. Об определенности оценки в поэтическом стиле // Многообразие стилей советской литературы. Вопросы типологии. Москва: Наука, стр. 187-210
  4. Габил. Чистота. Баку: Язычи, 1983, 224 стр. (на азерб. языке)
  5. Кесеменли, Н. Все от любви. Баку: Язычи, 1987, 296 стр. (на азерб. языке)
  6. Ариф, Г. Избранные произведения. часть 1. Баку: Язычи, 1985, 408 стр. (на азерб. языке)
  7. Вандриес, Ж. Язык. Москва: Соц. ЭКГИЗ, 1937, 410 стр.
  8. Новруз, Дж. Избранные произведения. часть 1. Баку: Язычи, 1982, 340 стр. (на азерб. языке)
  9. Грачев, Т. Творчество, жизнь, искусство. Москва: детская литература, 1988
  10. Демирчизаде, А. Стилистика Азербайджанского языка. Баку: Азернешр, 1962, 272 стр. (на азерб. языке)
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...