Переходность в языках как универсальное и закономерное явление

Проблемы перехода одних языковых явлений в другие всегда находились в центре внимания исследователей, что связано как с эволюционными процессами их преобразования в диахронии, так и их взаимосвязью и взаимообусловленностью на синхронном срезе. Проблемы переходности в языках активно изучались учеными-русистами с середины XX начала XXI вв. в трудах таких ученых, как Е.С.Кубрякова, О.Лешка, Л.Треньер, Е.Курилович, И.А.Мельчук, А.И.Смирницкий, В.Н.Мигирин, Т.С.Тихомирова, В.В.Бабайцева и др. Каждый из перечисленных исследователей разработал свою теорию переходности на разных уровнях языка и выдвинул свою точку зрения относительно этого универсального и закономерного явления, свойственного для всех языков. В обозначении явлении переходности в языках наблюдается терминологическая несогласованность, о чем свидетельствует использование следующих терминов: «транспозиция», «трансляция», «деривация», «трансформация», «конверсия», «субституция», «переход» и «переходность». В семантике этих слов содержится такой компонент значения, как «изменяться, превращаться, переходить, двигаться и развиваться», поэтому основу всех этих терминов составляет процесс преобразования одних речевых явлений в другие.

Теория переходности в языках наиболее разработана на уровне морфологии и синтаксиса, особенно изученными является переход слов из одних частей речи в другие. Экскурс в историю этого вопроса позволяет проанализировать труды предшественников и сделать определенные выводы о понятии переходности, которое до сих пор не имеет однозначного определения. Так, одни ученые переход языковых единиц из одной категории в другую называют транспозицией (Ш.Балли, Е. С. Кубрякова, О.Лешка) [1]. В лингвистическом энциклопедическом словаре дается следующее его определение: «Транспозиция (от ср.-век. лат. transpositio – 'перестановка') – использование одной языковой формы в функции другой формы – ее противочлена в парадигматическом ряду» [2]. Такие языковые переходы Л.Треньер называет трансляцией, сущность которой заключается в том, что «она переводит полнозначные слова из грамматической категории в другую, то есть превращает один класс слов в другой» [3].

По мнению известного польского ученого Е.А.Куриловича, переход одних языковых явлений в другие происходит в результате морфологической и синтаксической деривации, такие явления он обозначает термином деривация [4]. Между тем В.Н.Мигирин называет данные процессы в языке трансформацией и относит к ним любые преобразования в языке. Он исследует основные проблемы процесса переходности в области частей речи и членов предложения и определяет признаки и различные виды трансформации [5].

В языкознании для обозначения переходных явлений употребляется и термин конверсия (И.А.Мельчук, А.И.Смирницкий) как «несущее смысл регулярное изменение грамматической сочетаемости» [6], под которыми понимаются «процессы образования лексикограмматических омонимов, т.е. образование слов с тождественной основой, но различающихся парадигмой системой своих форм» [7]. Наряду с этим используется термин субституция. «Мы полагаем, что в языке наблюдается не переход, а лексико-грамматическая субституция (от лат. substitutio – 'подстановка') – образование словоформами какой-либо части речи своих вторичных форм (трансформ) и употребление их в качестве субститутов – заместителей конкретных или потенциальных слов других частей речи [8].

Из вышеназванных точек зрения ученых можно сделать определенные выводы: вопервых, предложенные термины, характеризующие переходные явления в языке, имеют отношение к частям речи, во-вторых, изучение этого явления с точки зрения того или иного аспекта стало причиной появления разных точек зрения и как следствие употребления различных терминов.

Как справедливо отмечает Т.С.Тихомиров, все эти термины «не находят всеобщего признания лингвистов в описании переходных явлений в языке и речи: предложенные понятия либо ограниченные, как конверсия, деривация, трансформация, либо, наоборот, чересчур емкие, как транспозиция» [9].

По мнению М.В.Лукина, такое явлениe следует называть термином «переходность».

«Однако в научном обиходе, думаем, все же допустимо употребление термина переход (в силу традиции), если понимать под ним использование словоформ одной части речи в значении другого лексико-грамматического класса [8]. Наиболее употребительными, на наш взгляд, являются термины переходность или переход из одной части речи в другую [10].

В.В.Бабайцева в своем труде «Явления переходности в грамматике русского языка» такие явления в языке называет терминами «переход», «переходность», дает научное опиисание этих явлений и рассматривает их с различных сторон. Труды этого ученого послужили основой для многих других исследований процесса переходности в языках. Так, по ее определению: «Переход – диахронный (эволюционный) процесс преобразования одних речевых явлений в другие, а также отражение синхронных связей между явлениями, наличие соединительных звеньев между оппозиционно противопоставленными явлениями. Переходность – такое свойство языка, которое скрепляет языковые факты в целостную систему, отражая синхронные связи и взаимодействие между ними и обусловливая возможность диахронных преобразований» [11]. Она считает переходность неотъемлемым свойством языка и явлением, характерным для всех уровней языка:

«Данные термины-понятия действительны для переходов на всех уровнях языка, причинами которых служат многоаспектность единиц языка и речи, отсутствие в языке нужных слов и конструкций для выражения мысли, стремление к экономии языковых средств, семантическая ёмкость синкретичных образований, потребность в дифференциации смысловых связей и отношений, потребность самой структуры языка» [11].

Переходность в языке в большей степени рассматриваются не с точки зрения синтаксиса, а с позиции морфологии. В.В.Виноградов, исследовавший переход одних частей речи в другие, пишет: «Части речи взаимообусловлены, поэтому для живых языков свойственно частеречные переходы» [12]. Переход одних частей речи в другие в языкознании осуществляется на основе процесса конверсии, который является одним из путей образования слов.

Переход одних языковых явлений в другие не совершается в один момент, а протекает в течение длительного времени. В процессе перехода они проходят через языковую сортировку и несколько этапов. Значит, языковые явления, находясь на промежуточной зоне, продолжают функционировать и в переходный период. Так, например, о переходе одной части речи в другую Н.А.Каламова пишет: «Там, где имеет место полный переход одной части речи в другую, этот процесс можно уяснить, обращаясь к истории языка, там же, где процесс перехода не полный, а наблюдает двоякое функционирование грамматических омонимов» [13]. По мнению ученого, полностью не перешедшее языковое явление имеет характеристики двух разных языковых единиц (начальное и последующее).

В последние годы вопросы перехода одних частей речи в другие наиболее разносторонне и глубоко рассмотрены в труде П.А.Леканта, в котором он отмечает, что наряду со свойственными только для определенных частей речи признаками, имеются и общие признаки:

«Между частями речи нет и не может быть границ: у них есть не только различные, противоположные, но и общие признаки», поэтому наличие «гибридных» и «блуждающих» слов, не нашедших еще своей части речи или покинувших ее под влиянием различных языковых и речевых факторов, неизбежно» [14]. Из всего этого следует, что в процессе перехода языковые явления сохраняют значение и функцию своих начальных категорий, не теряя при этом свойственных для них грамматических особенностей, что свидетельствует о неполном переходе одних частей речи в другую часть речи.

В связи с тем, что языковые явления не могут переходить в один момент, а происходят в течение определенного времени (например, начальный этап, промежуточный этап и последний этап), необходимым представляется их изучение в момент нахождения в промежуточной зоне с научной точки зрения. Во многих научных трудах о переходности в языке исследуется только начальное состояние и конечный результат, тогда как без особого внимания и неизученными остаются проблемы изучения закономерностей процессов преобразования одних языковых явлений в другие. Именно с этой точки зрения труды В.В.Бабайцевой имеют большую значимость. Ученый в процессе выявления переходных явлений в языке показывает их центральные категории и иерархию периферийных звеньев посредством шкалы переходности: «А Аб АБ аБ Б, где А и Б полярные, несинкретичные; Аб,АБ,аБ синкретичные единицы, неоднородно сочетающие: в звене Аб больше признаков типа А, в звене аБ преобладают свойства типа Б, в звене АБ больше наблюдается примерное равновесие сочетающихся свойств» [11]. Если в процессе анализа выявляются несколько языковых единиц, относящихся к промежуточной группе, в таком случае их можно представить так: Аб1, Аб2, Аб3.

В.В.Шигуров выделяет следующие особенности слов, переходящих из одной части речи в другую:

  1. Изменение синтаксической функции слова;
  2. Изменение общеграмматического (категориального) значения слова;
  3. Изменение синтаксической дистрибуции слова;
  4. Изменение лексического значения слова;
  5. Изменение лексической дистрибуции слова;
  6. Изменение морфологических признаков слова;
  7. Изменение морфемной структуры слова;
  8. Изменение словообразовательных возможностей слова
  9. Изменение фонетических особенностей слова (ударение, сокращение фонемного состава) [15].

Переход одних частей речи в другие – это широко распространенное явление, характерное для многих языков мира. Такое явление присуще и для казахского языка. Между тем в казахском языке проблема переходности является малоизученной проблемой, поэтому в раскрытии этого понятия мы опирались на научные изыскания ученых в области русского языка. В казахском языкознании проблема перехода слов одной части речи в другую всесторонне было исследовано Ж.Сарбалаевым, по мнению которого «переход слов одной категории в другую – длительный процесс, протекающий в течение определенного времени. Этот процесс можно разделить на два периода: а) начальный период, характеризующийся переход слов из одной категории в другую; б) завершающий период перехода слов с одной категории в другую. Причина такой периодизации заключается в том, что слова, участвующие в этом процессе, который берет свое начало с синтаксического употребления, не могут сразу и безвозвратно перейти в другую часть речи. Эти слова, прежде всего, существуют между двумя частями речи» в «промежуточной» или «смешанной» категории и имеют две разные лексико-грамматические характеристики [16].

В общем языкознании переход одних частей речи в другие следует считать результатом конверсионных процессов, с помощью которого и посредством различных форм словопроизводства формируются новые слова. Например, субстантивация – переход слов из других частей речи и категорий слов в существительные, адъективация – переход в прилагательные, прономинализация – переход в местоимения, нумерализация переход в числительные, вербализация переход в категорию глаголаадвербиализация переход в наречия, модаляция переход в модальные слова, предикативация переход в категорию состояния, препозитионализация переход в предлоги, конъюнкционализация переход в союзы, партикуляция переход в частицы, интеръективация переход в междометия [8, 9]. 

Переходность в языке встречается не только в системе частей речи, но и среди различных видов связи слов. Например, переход словосочетаний, в которых слова связаны способом управления и соподчинения, в разряд слов связанных способом примыкания. Такое явление, при котором слова в словосочетаниях связаны подчинительной связью, в языкознании называют «падежным примыканием». «На данной шкале, независимо от типа конструкции, установлены следующие звенья: А собственно управление, Аб периферия собственно управления, АБ падежное примыкание, аБ периферия собственно примыкания, Б собственно примыкание [17].

«Если такие явления следует называть падежным примыканием, то их нужно рассматривать с исторической точки зрения, так как здесь наблюдается тенденция перехода словосочетаний, образованных одним способом в словосочетания, образованные другими способами. Например, с управления на примыкание, с словосочетаний, выражающих определительные отношения, в словосочетания с обстоятельственными значениями и т.д. В таком случае, преобразования в этом направлении можно объяснить следующим образом: управление – падежное примыкание – примыкание» [18]. В казахском языкознании переходное явление между примыканием и управлением называют «падежным примыканием». Однако, это явление в казахском языке требует его дальнейшего исследования и относится к числу малоисследованных проблем.

Таким образом, переход языковых явлений друг в друга позволяет определить, что развитие языка происходит системно, и явление переходности встречается не только в пределах одного уровня языка, но и во всех его уровнях. Однако неизученными до настоящего времени остаются вопросы семантической переходности и функционально-семантической переходности, в рамках которой рассматривается и фразеологическая переходность. Преобразования одних языковых явлений в другие представляет собой универсальное и закономерное явление, поэтому исследование этого феномена представляется актуальной и в то же время одной из сложных задач в современном языкознании. Особенно важным, на наш взгляд, является дальнейшее изучение явления переходности в казахском языке как диахронном, так и в синхронном аспектах на всех уровнях языка.

 

  1. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Ш. Балли. – М., 1956. – С. 143. Кубрякова, Е. С. Деривация, транспозиция, конверсия / Е. С. Кубрякова // Вопр. языкознания. – 1975. – № 5. – С. 64–76.
  2. Гак, В. Г. Транспозиция / В. Г. Гак // Лингвист. энцикл. слов. / гл. ред. В. Н. Ярцева. – М., 2002. – С. 519.
  3. Теньер, Л. Основы структурного синтаксиса / Л. Теньер. – М., 1988. – С. 378.
  4. Курилович, Е. Деривация лексическая и деривация синтаксическая /Е. Курилович // Очерки по лингвистике. – М., 1962. – С. 61.
  5. См.Мигирин, В. Н. Очерки по теории процессов переходности в русском языке / В. Н. Мигирин. – Бельцы, 1971.
  6. Мельчук, И. А. Конверсия как морфологическое средство / И. А. Мельчук // Изв.АН СССР. ОЛЯ. – М., 1973. – Т. 32, вып. 1.
  7. Смирницкий, А. И. Лексикология английского языка / А. И. Смирницкий. – М., 1953. – С. 71.
  8. Лукин М.Ф. Критерии перехода частей речи в современном русском языке // Филологические науки, 1986, № 3, с. 50
  9. Тихомирова, Т. С. К вопросу о переходности частей речи/Т. С. Тихомирова //Филол. науки. – 1973. –№5. –С. 77.
  10. См: Грамматика русского языка (Фонетика. Морфология). Т.1., М., 1964; Грамматика современного русского литературного языка. М., 1970.
  11. 11/ Бабайцева, В. В. Явления переходности в грамматике русского языка /В. В. Бабайцева. – М., 2000. – С. 15.
  12. 12. Виноградов В.В. Вопросы современного русского словообразования. – «Руский язык в школе»,1952. № 2
  13. 13.Каламова Н.А. К вопросу о переходности одних частей речи в другие. – «Руский язык в школе», 1961. №5
  14. Лекант, П. А. Грамматические категории слова и предложения / П. А. Лекант. – М., 2007. – С. 19.
  15. Шигуров, В. В. Семантические предпосылки интеръективной транспозиции наречий в русском языке / В. В. Шигуров // И. А. Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного языкознания. – Казань, 2006. – Т. 2. – С. 113.
  16. Сарбалаев Ж. Проблемы словообразования. - Алматы, 2002. – С.47-48.
  17. Политова И.Н. Подчинительные слвосочетания в свете теории синхронной переходности. М., 2009. 2 c.
  18. Аблаков А. Исаев С., Агманов Е. Развитие словосочетаний в казахском языке и процесс лексикализации. Алматы, 1997. 303с.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология