Гендерный фактор в переводе

Современное состояние гендерных исследований характеризуется тремя основными подходами. Первый подход сводится к трактовке исключительно социальной природы языка женщин и мужчин и нацелен на выявление тех языковых различий, которые можно объяснить особенностями перераспределения социальной власти в обществе.

Второй социопсихолингвистический подход научно редуцирует «женский» и «мужской» язык до особенностей языкового поведения полов. Для ученых, работающих в данном направлении, статистические показатели – определение средних параметров – имеют основополагающую значимость, составляя каркас для построения психолингвистических теорий мужского и женского типов речевого поведения. Представители третьего направления в основном делают упор на когнитивный аспект различий в языковом поведении полов. Для них оказывается более значимым не только определение частотности различий и оперирование её показателями, но и создание целостных лингвистических моделей когнитивных оснований языковых категорий. В современной научной парадигме все три подхода считаются взаимодополняющими и лишь в своей совокупности они обладают объяснительной силой. А.В. Кирилина, проводя более подробный и системный анализ проблем лингвистической гендерологии, выделяет шесть основных направлений, которые могут быть дифференцированы как концептуально, так и с точки зрения методологии и характера изучаемого материала: 1. социолингвистические гендерные исследования; 2. феминистская лингвистика; 3. собственно гендерные исследования, изучающие языковое поведение обоих полов; 4. исследования маскулинности; 5. психолингвистические исследования ( в рамках этого направления проводятся работы в области нейролингвистики, изучение онтогенеза речи, сюда же относится и биодетерминистское направление, исследующее когнитивные особенности и различия между мужчинами и женщинами и их проявления в речи); 6. кроссскультурные, лингвокультурологические исследования, включающие гипотезу гендерных субкультур. В то же время А.В.Кирилина считает, что данная квалификация является весьма условной и эти направления имеют много общего, так как для всех перечисленных групп характерна сходная проблематика и объект исследования. [1]

Как отмечает А. Г. Михайлова [2], гендер можно представить как социокультурный и психолингвистический феномен, который должен учитываться в любых формах межкультурных контактов и прежде всего в процессе перевода. О.А.Бурукина также считает, что гендерный аспект представляет собой весьма интересную и достаточно сложную переводческую проблему, учитывать которую переводчик (особенно переводчик художественной литературы) просто обязан для создания эквивалентного по содержанию и равного по ценности литературного произведения на языке перевода.

По мнению О.А.Бурукиной [3], сегодня гендер это не примитивная категория рода, а комплекс базовых ассоциаций, которые в синтезе с ассоциациями оригинальными стимулируют творческий процесс. Однако, сетует исследователь, в теории перевода явлению гендера уделялось крайне мало внимания. И это особенно прискорбно потому, что игнорирование этого актуального явления могло бы уберечь огромную армию переводчиков-практиков от досадных ошибок и недоразумений, способных перечеркнуть все их творческие находки, свести на нет все их искания и «муки переводческие». Появившиеся исследования гендерных аспектов в переводоведческмх исследованиях можно условно разделить на два напраления: первое связано с выявлением и сохранением в переводе гендерных особенностей языка; второе направление ориентировано на выявление гендерных различий переводчиков и влияние данных различий на адекватность перевода. Так, например, О.А. Бурукина в рамках первого направления рассматривает переводы нескольких романов известной британской писательницы Б. Картленд. Она отмечает, что процесс перевода это поиск, связанный с последовательным выбором из возможных вариантов, осуществляя который переводчик постоянно пользуется собственными лингвистическими и когнитивными знаниями, а кроме того учитывает лингвистические и когнитивные знания будущих читателей, отражающие особенности их культуры. Недооценка гендерного фактора при переводе может иметь самые неприятные последствия, вплоть до отторжения текста перевода культурой данного языка и неприятия его носителями.

Любое оригинальное произведение, как считает О.А.Бурукина, воспринимается таковым носителями языка лишь в случае соблюдения всех его законов, в том числе и гендерного фактора, зачастую имеющего большее значение, чем многие другие стилистико-грамматические аспекты. Перевод является весьма важным средством межкультурного общения, поскольку он служит посредником, связующим звеном, помогая носителям одной языковой культуры знакомиться с фактами другой. При этом роль языка, выступающего как средство передачи видения мира представителями иной культуры, крайне важна. Это мировидение в культурологическом смысле является уникальным и его передача средствами чужого языка часто оказывается сложной задачей. Именно в этом случае о переводе можно говорить как о процессе «бесконечной приблизительности» или «бесконечной относительности», поскольку нет однозначного соответствия между тем, как различные языки отражают признаки реальной действительности.

В последнее время увеличивается интерес переводоведов к изучению гендерных различий у переводчиков в процессе перевода. Одним их исследований по выявлению влияния гендерного фактора на адекватность перевода было исследование Осиновской О.С. на основе трагедии У.Шекспира «Гамлет» и переводов, выполненных Б.Пастернаком, М.Лозинским и А.Радловой [4]. Основной целью этого исследования было найти черты, отличающие текст женщины-переводчика от текста оригинала и двух других переводов, выполненных мужчинами переводчиками, и определить каким образом это влияет на прагматический потенциал текста. Как известно, одним из основных, самых распространенных и наиболее устойчивых гендерных стереотипов является представлении о женщине, как о более эмоциональном, экспрессивном существе, что довольно сильно влияет на женскую речь. Большая эмоциональность и экспрессивность текста Радловой достигается не только путем использования лексем с большим выражением эмоциональной окраски, но и, например, применением более экспрессивных слов. На основе сопоставительного анализа текстов трагедии Уильяма Шекспира «Гамлет» в оригинале и в переводах Бориса Пастернака, Михаила Лозинского и Анны Радловой Осиновская О.С. пришла к следующим результатам:

  • текст перевода, выполненный женщиной, во многих случаях обладает большей выраженностью эмоциональных значений. Это достигается не только путем использования более экспрессивной лексики, но и при по мощи различных синтаксических конструкций. Наиболее часто используемый способ – расположение одного предложения или одного словосочетания на разных строках. Радлова также чаще, чем Пастернак и Лозинский использует прием разделения предложения на более мелкие, назывные; ставит восклицательный знак или троеточие в конце предложения; употребляет однородные оценочные прилагательные, параллельные конструкции. Хотя, важно отметить, что есть случаи, когда женский перевод менее эмоционален, чем один из мужских, но практически никогда, чем оба из них.
  • Наряду с большей экспрессивностью, для текста перевода Радловой характерно повышение регистра текста, смягчение прагматического потенциала текста. Это является результатом использования более нейтральной или даже возвышенной лексики, употреблением более мягких форм просьб.
  • Хотя, в обществе считается, что женщины
  • это существа более нежные, отношения между героями в тексте Радловой кажутся более официальными, менее близкими, так как она чаще использует более официальные, возвышенные обращения, предпочитает использовать местоимение «вы» и форму множественного числа второго лица глаголов, когда Пастернак и Лозинский употребляют «ты» и форму единственного числа. На наш взгляд, это связано с тем, что «женское» во многих культурах считается чем-то подчиненным, второстепенным, вторым, не таким важным. Поэтому, можно предположить, что женщины склонны к более уважительному отношению с собеседниками. Также на это, видимо влияет то, что долгое время женщины были более ограничены семейным кругом, имели более замкнутый, узкий круг общения, поэтому они не охотнее пускают человека в свой круг, предпочитают держать на расстоянии.

Переводчикженщина часто злоупотребляет точной передачей прямого денотативного значения, что в большинстве случаев приводит к более сложным и громоздким синтаксическим конструкциям. Это в свою очередь нередко является причиной того, что текст становиться более тяжелым как для чтения, так и для понимания, теряется, так называемая, легкость стихотворного стиля, читатель чаще сбивается с ритма. Иногда это также ведет к необходимости сносок и примечаний, так как не передается прагматическое значение, зачастую более важное в художественных текстах. Однако, есть и примеры, где Радлова проявляет больше творчества, чем мужчины, например, применяет прием конкретизации, подбирает междометия не столько передающие звуковой состав английского, сколько значение, причем ею выбранное междометие чаще используется в русском языке и понимается большим количеством людей.

Осиновская О.С. выяснила, что прагматический потенциал текста перевода Радловой отличается не только и не столько от текста оригинала, как от текстов переводов Пастернака и Лозинского. Однако исследователь здесь делает оговорку о том, что поскольку её не было найдено другого перевода данного текста, выполненного женщиной, она все же, основываясь на найденных отличиях, ко торые имеются практически только в тексте Радловой, предполагает, что гендерные факторы также в значительной мере повлияли на адекватность перевода.

Мойсова О.Б. [5] считает, что возможно говорить о гендерной языковой картине мира переводчика, которая заключает в себе все многообразие репрезентаций гендерных отношений и представлений, и которая понимается ею как структурированная совокупность ориентаций, ценностей, установок, идеалов, в которых находит отражение социальная дифференциация полов, специфика которой определяется соположенностью гендерной картины мира автора текста и его переводчика-интерпретатора. На анализе материалов перевода романа Р.Баха «Чайка Джонатан Ливингстон» на русский и немецкий языки, Мойсова О.Б. отмечает, что мужской перевод отличает не только эксплицитная, но и имплицитная эмотивность, как результат индивидуализации маскулинной деятельности интерпретатора. Особенностью мужского перевода является актуализация определенных семантических компонентов, в меньшей степени или вообще не представленных в оригинале. Это рассматривается исследователем как стремление выразить эмоциональное состояние героя, происходящих событий дополнительными стилистическими средствами, что часто приводит к семантической избыточности, а иногда и излишней экспрессивности. Автор выявляет, что при сопоставлении русского и немецкого переводов образность и эмоционально оценочные слова присущи исключительно русскому переводу, как мужскому, так и женскому. Степень эмотивности отличает русский мужской перевод, меньшая экспрессивность характерна для русского женского перевода и немецкий женский перевод расценивается как «деформация эстетической функции текста». Мойсова О.Б. приходит к выводу, что нетипичность и несоотвествие классификации женской письменной речи является характеной чертой немцкого перевода. Отсутствие экспресии или заниженная эмоциональность даже там, где она есть в оригинале это результат влияния как языковой культуры, так и доминированием мужского начала в подсознании переводчицы, личностным восприятием окружающей действительности.

Следует также упомянуть экспериментальное исследование, проведенное Я.Н.Ефимцевой [6]. В результате проведенного ею психолингвистического эксперимента она выявила, что различия между тем, как переводит переводчица и переводчик проявляются: 1. в полноте переводчиков они употребляются во много раз чаще, чем у женщин – переводчиц. 

вода, т.е. насколько был передан объем информации. Здесь она выявила, что длина реферированных текстов абстрактного характера, осуществленных переводчицами, почти в 2 раза превышает длину реферированных текстов, выполненных переводчиками. Несмотря на то, что по объему сохраненной информации в тексте с фактами не удалось выявить конкретные гендерные различия в процессе реферативного переводла, тем не менее автор приходит к выводу, что переводчики обращают большее внимание на прецизионную информацию, в отличие от переводчиц, так как при реферировании текстов, не содержащих таковую, их тексты были меньше, что говорит о том, что они максимально сжато передали суть, а при реферировании текста, насыщенного фактами они не смогли их максимально сократить, так как вся информация казалась им значимой.

4. в синтаксическом строении предложений. Результаты психографологического анализа продемонстрировали, что словарное разнообразие, логическая связность синтаксических структур существенно отличаются у мужчинпереводчиков и женщин – переводчиц. Однако в длине предложений, коэффициенте словарного разнообразия и коэффициенте глагольности существенных гендерных различий не существует.

Безусловно, подобные исследования только начали проводиться и для получения более достоверных результатов необходимо проведение большего количества экспериментов.

  1. в использовании определенной лексики. Это проявилось в том, что женские реферированные тексты характеризуются сохранением синонимического ряда, в то время как мужчиныпереводчики стараются передать значение в одном слове, не используя синонимов. Также женские реферированные тексты отличаются от мужских отсутствием в них терминов и незнакомых слов, а также аббревиатур и сокращений. Женщины стараются либо заменить такие слова на более для них понятные, либо используют прием опущения. Еще одна отличительная черта использование женщинами безличных конструкций. Также в женских реферированных текстах сохраняется избыточная информация, выраженная при помощи использования имен прилагательных и наречий.
  2. в передаче эмоциональности текста. Здесь она выявила следующие особенности: у переводчиков наблюдается как усиление выразительности, так и ее ослабление. Однако показательным оказался тот факт, что мужчины – переводчики гораздо чаще прибегают к усилению выразительности речи. Также в сторону понижения стиля сдвиги наблюдаются только у мужчин – переводчиков. Выявлена также разница в использовании образных средств (метафор, сравнений, эпитетов). У мужчин – пере-
  3. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. М.Институт социологии РАН, 1999. – 180с.

 

  1. Михайлова А.Г. Социокультурный подход к изучению гендера// Вiсник СевДТУ. Вип.96: Педагогiка: зб.науч.пр. – Севастополь: Вид-во СевНТУ,2009 – С.41-43
  2. Бурукина О.С. Гендерный аспект перевода // гендер как интрига познания. Сб. статей/ Московский государственный лингвистический университет. Лаборатория гендерных исследований – М.: Изд-во «Рудомино», 2000 – С.99-107
  3. Осиновская О.С. Гендерный аспект переводов трагедии У.Шекспира «Гамлет»/ О.С.Осиновская – Режим доступа: http://frgf.utmn.ru/No19/text07/htm
  4. Мойсова О.Б. Гендерные особенности интепретации художественного текста в сравнительно-сопоставительном аспекте. – Автореф.дис… канд.фил.наук. – Р.-н-Д., 2009 – 20с.
  5. Ефимцева Я.Н. Проявление гендерных различий в переводе// Building cultural bridges: Integrating Languages, Linguistics, Literature and Translation into Education/ Материалы международной конференции, Алматы, 2010 – С.438-440
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...