Нарушения норм казахской разговорной речи

Отношение субстантивации к нормам литературного языка еще не рассматривалось в казахском языкознании, хотя постановка подобного вопроса уже давно назрела и действительно вытекает из проблемы субстантивации. Несомненно, что данный вопрос требует специального исследования и дальнейшего сбора фактов. Тем не менее, в задачу данной работы входит предварительная постановка вопроса и определение перспектив его решения. С нашей точки зрения, этому важному аспекту исследования и преподавания субстантивации уделяется мало внимания в практике изучения норм казахского литературного языка.

Явление субстантивации в современном казахском языке играет большую роль и широко проявляется на всех языковых уровнях, как об этом писали многие ученые-казаховеды. Например, субстантивацию исследовали на лексическом уровне Р. Сыздыкова [1], К. Мусаев [2], на словообразовательном уровне Ж. Шакенов [3], А.Б. Салкынбай [4], на морфологическом Х. Неталиева [5], на синтаксическом – М. Балакаев [6], Р. Амиров [7] и др.

В лексике казахского языка субстантивированные единицы входят в самые различные лексико-семантические группы (наименования лица, предметов, терминов, явлений, событий). Словарный запас языка благодаря этим словам постоянно пополняется: в различных сферах языка возникают все новые и новые слова-субстантиваты, выполняющие номинативные функции. Представим это на таблице 1.

Т а б л и ц а 1 – Лексико-семантические группы субстантивированных слов

Названия лица

Названия предметов

Термины

Названия явлений

Названия событий

Ардагер-

Азықжұғыш-

Азайтқыш-

Алданыс-«обман»

Ақтабан

«ветеран»

«кормомойка»

уменьши-

Алыпқашты

шұбырынды

Ғалым-«ученый»

Айыр-«вилы»

тель

вымысел

 

Жұмысшы-

Айналым-

Азайғыш-

   

«рабочий»

«объездная

«уменьшае-

   

Алушы

дорога»

мое»

   

«покупатель»

Бесатар

Азаюшы

   

Алажатар

«пятизарядкаАлт

Алыс-беріс

-

   

«баришник»

ыатар

-

расчет

   
 

пистолет

Алым взяток

   
   

Дауыссыздар

   

В казахском языке субстантивированные слова и выражения являются синкретичными и амбивалентными единицами и поэтому обладают большим стилистическим потенциалом. Их стилистическое богатство и функциональное разнообразие связано с функционированием их в различных стилях речи и с пестротой их стилистической окраски – от нейтральной до сниженной, от разговорной до высокой, книжной. Например:

Жасаған, Көк (высок.),

жалған (нейтр.), оқымысты(нейтр.), киетіні (нейтр. разг.),

сүмелек (сниж. разг.),

жексұрын (сниж. прост.), оңбаған (сниж.

прост.).

Для наглядности представим стилистическую окраску субстантиватов на таблице 2 .

Т а б л и ц а 2 – Стилистическая окраска субстантиватов

Нейтральная

Высокая

Сниженная

Кəсіпкер -

«пердприниматель» Жазушы-«писатель» Жиналыс-«собрание» Сұлу «красавица»

Жаратқан-«Всевышний» Жасаған-Создатель

Көкв значении

“Бог”

Ару-«священная» Антбұзар -

«клятвопреступник»

Ант ұрған-«проклятый» Шешек алғыр-зложелание Ұстайтыны-

«чем держать»(разг.)

Аш киліочкастый»

В зависимости от принадлежности к активному или пассивному запасу лексики казахского языка, можно выделить среди

субстантивированных слов современные слова и устаревшую лексику: архаизмы и исто ризмы.

Современные слова мы считаем возможным назвать субстантиватами, а устаревшие слова – «транспозитивами», поскольку процесс субстантивации в них уже закончился, и они окончательно перешли в другой лексикограмматический класс «имя существительное». В лингвистическом плане представляется интересным рассмотреть субстантивированные слова с позиции их употребления в синхронии и диахронии. Диахронический аспект субстантивации еще не был предметом специального исследования. Из памятников древнетюркской письменности видно, что субстантивация отмечается еще в древнетюркский период развития казахского языка.

В то же время нам кажется важным изучение того, как менялся состав субстантивированной лексики в различные периоды развития казахского языка. Такой анализ показал бы, какие исторические факторы влияют на процесс субстантивации.

В качестве примера на таблице 9 представлены субстантивированные слова с точки зрения распределения их в активном и пассивном фонде лексики казахского языка. Отметим, что современные слова, возникшие на основе субстантивации, мы считаем субстантиватами. Устаревшие слова называем транспозитивами, т.к. процесс субстантивации завершился в диахронии. Представим это на таблице 3.

Т а б л и ц а 3 – Субстантивированные слова с точки зрения активного и пассивного запаса лексики

Современные слова

(субстантиваты)

Устаревшие слова (транспозитивы)

Архаизмы

Историзмы

Байқау -

«смотр, конкурс»

Жетекші -

«руководитель»

Аяқшы «прислуга» Бай-бағлан –«богатые» Бөкебай -«шарф»

Аулнай «аульный»

Болыс «волостной»

Субстантивированные слова по своему происхождению могут быть не только собственно казахскими или тюркскими, но и заимствованными, а также калькированными, например, болыс «волостной».

В новейшей «Казахской грамматике» (2000) автор раздела «Субстантив зат есімдер» [11, c.339-342) отмечает, что такие «субстантивы» (по принятой в указанной грамматике терминологии), как аулнай, бөкебай были заимствованы из русского языка в субстантивированной форме: аульный < аулнай, пуховый < бөкебай [1, c. 340]. Отметим, что термин субстантив не совсем точен по отношению к субстантивированным словам, т.к. в лингвистике за этим термином закреплено другое понятие. Так, в Словаре лингвистических терминов А.С. Ахмановой отмечается, что термин субстантив обозначает то же, что существительное [2, c. 340].

Теоретические и практические задачи изучения литературного казахского языка требуют нормирования лексических средств, в том числе субстантивированных слов, поэтому, с нашей точки зрения, важно лексически и стилисти-

чески дифференцировать субстантивированные лексемы.

Другой проблемой нормирования литературного языка является отсутствие единообразия в написании субстантиватов. Существует разнобой в орфографическом оформлении некоторых сложных субстантивированных прилагательных и причастий в казахском языке.

Одни из них пишутся слитно, другие – раздельно. Например:

сүтқоректілер қос жарнақтылар (термины),

ауыз ашар – тоқымқағар (названия обрядов),

жанкүйер – бір сүйер «болельщик» – «однолюб».

Другой проблемой субстантивации в нормативном аспекте является употребление субстантивированных слов в разговорной речи, этот входит в общую проблематику культуры казахской речи. Так, ненормативное употребление субстантивата жаңағы засоряет устную речь. Отмеченный факт особенно опасен, т.к. встречается в речи не только необразованных людей, но и в речи некоторых представителей интеллигенции. На этот факт обратила внимание в своем выступлении по радио Р.Г. Сыздык, посвятившая культуре речи немало работ [3; 4].

Другая распространенная речевая ошибка заключается в нарушении точности речи, когда в устной речи используются субстантивированные слова «широкой семантики» типа ашатыны, бұрайтыны, жейтіні и т.п.

Приведем типичные примеры в разных ситуациях разговорной речи:

В офисе: Мынаны үлкейту керек.

  • Үлкейтетіні істемей қалды. Күте тұрыныз.

-Осы мақаланың көшірмесі керек. Мына беттерін ғана.

  • Қалғандары керек емес пе?

На базаре: Өлшесеңші, қанша болды?

Өлшейтіні жоқ!

(речь идет о складном метре, т.к. продавец не знает, как его назвать)

В гостях: Ажар, вино ашатынын əпкел.

Қуаныш, сен штопорды айтасың ба?

Қазір əпкелем.

Фактический материал показал, что использование субстантивации в казахской разговорной речи чаще всего определяется целым рядом коммуникативных причин. С нашей точки зрения, наиболее важными из них, являются следующие факторы.

Коммуникативное намерение говорящего выделить называемый предмет или явление по его определенному признаку в ситуации устного общения. Устная форма общения предполагает краткость и опору на обстановку, ситуацию речи, поэтому возникает номинация предмета по его предикативному признаку: ашатын зат ашатыны, бұрайтын нəрсе бұрайтыны, жейтін бір нəрсе жейтіні 

В нашей работе нам хотелось привлечь внимание специалистов казахского языка к проблеме культуры речи, особенно к её устноразговорной форме. Поскольку повседневное общение играет большую роль в общей коммуникации на данном языке. Кроме того, разговорная речь, как известно, является источником пополнения литературного языка. Поэтому важно, чтобы такой активный способ словообразования, каким является субстантивация, использовался соответственно значению и согласно законам системы казахского языка. В рамках преподавания культуры речи необходимо формировать у молодежи навыки правильного применения субстантивированных слов в своей повседневной речи.

Наблюдая за живой разговорной речью, особенно молодежи, к сожалению, приходится констатировать, что просторечные слова и выражения субстантивированного характера зачастую проникают в речь носителей казахского языка, например, жексұрын, оңбаған, сорлы, сұмырай, сүмелек и т.п. Естественно, что подобная ненормативная лексика засоряет казахскую литературную речь в ее обиходноразговорной форме, стилистически снижая её.

В практике преподавания казахского языка, культуры речи необходимо учить школьников и студентов правильно, точно называть вещи, предметы, а также избегать употребления ненормативной, стилистически сниженной лексики.

Напротив, в грамотной, правильной, красивой казахской речи найдется место субстантиватам, употребление которых оправдано стилистически и соответствует законам нормативного литературного казахского языка.

Проведенное нами анкетирование студентов филологического, исторического факультетов и факультета журналистики показало, что они широко используют субстантивированные слова в своей речи, но не могут дать им нормативностилистическую оценку. Этот факт свидетельствует о том, что в практике преподавания казахского языка и культуры речи не уделяется должного внимания вопросу нормативного употребления субстантивированных слов.

 

  1. Мусаев К. О глагольно-именных формах на – ған,атын, (а)р, ыс(с), қы и конструкциях, образованных на их основе, в современном казахском языке // Известия АН КазССР. Сер. филол. и искусствоведения. – 1957. Вып. 1(6). – С. 65 – 79.
  2. Шакенов Ж. Сын есімнің субстантивтенуі (заттануы) // Халық мұғалімі. – 1951. № 4.
  3. Неталиева Х. Имена действия в современном казахском языке: автореф. … канд. филол. наук. – Алматы, 1963.
  4. Амиров Р. Особенности синтаксиса казахской разговорной речи. – Алма-Ата: Наука, 1972.
  5. Салқынбай А.Б. Қазақ тілі сөзжасамы: Оқу құралы. – Алматы: Қазақ университеті, 2003.
  6. Қазақ грамматикасы. Фонетика, сөзжасам, морфология, синтаксис. – Астана, 2002.
  7. Сыздыкова Р. Сөздер сөйлейді. – Алматы, 1980.
  8. Сыздык Р. Қазақ əдеби тілінің тарихы. Алматы: Арыс, 2004
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...