СМИ как пространство проявления агрессии

Главным коммуникативным пространством, в котором присутствует агрессия, являются СМИ. Безусловно, СМИ не являются исключительной сферой проявления агрессии, но по количеству единовременных реципиентов того или иного вида речевого воздействия они оставляют далеко позади любые другие области функционирования информации.

Являясь одним из фундаментальных свойств человеческого поведения, агрессия находит разнообразное выражение в языке. Речевая агрессия в различных сферах жизнедеятельности человека обладает большим количеством функций, являясь 1) средством воздействия на адресата; 2) проявлением желания причинить боль; 3) демонстрацией желания подчинить кого-либо; 4) средством выражения власти, собственного превосходства и языкового насилия и т.д. Поэтому мы поставили задачу выявить и описать наиболее распространенные формы вербальной агрессии в СМИ.

Очень сложно создать единую универсальную классификацию форм речевой агрессии, поскольку их можно выделять и описывать на разных основаниях. Речевая агрессия может варьироваться по степени интенсивности и формам ее проявления: от высказывания неприязни и недоброжелательности до словесных оскорблений.

Исследование основных форм проявления вербальной агрессии в средствах массовой информации позволяет говорить о таких речевых актах агрессии как оскорбление, угроза, грубое требование и грубый отказ, порицание (упрек, обвинение), насмешка.

Оскорбление является одной из наиболее часто диагностируемых форм вербальной агрессии в социальной среде. В большинстве случаев оскорбление реализует явную и сильно выраженную вербальную агрессию, поскольку практически всегда оно воспринимается как однозначно агрессивное высказывание. Структурная формула оскорбления предельно проста: «Ты – Х». При этом местоимение «ты» может опускаться. Вторая часть оскорбления «Х» определяет смысловое наполнение оскорбительного высказывания: Ты не мент, ты – мусор (Аргументы и Факты, №7, 2008), Не все так продажны как наш презренный президент (Аргументы и Факты, №7, 2008), Таким фактором избран террор. А что: дешево и эффективно! (Комсомольская правда, 11.01.2015), Киевские власти в лице Порошенко и Яценюка – жалкие и слабые фигуры, нет никакого смысла принимать их всерьез, они делают только то, что им прикажут извне, считает Тереза Спенцерова (РИА Новости, 25.03.2015), Ангела Меркель и Франсуа Олланд поставили на Минские соглашения свой политический авторитет и, конечно, не позволят «какому-то» Порошенко портить им имидж, репутацию и бизнес с Россией (РИА Новости, 25.03.2015).

С лексической точки зрения, это различ ные – обидные, неприятные для адресата – эмоционально-оценочные слова с отрицательной (в том числе, окказионально негативной) семантикой вплоть до нецензурной брани (мата). В зависимости от степени осознанности и целенаправленности агрессивного высказывания в них доминируют либо эмоциональность, либо оценка. При этом слово может употребляться как в прямом («негодяй», «подлец» и т.п.), так и в переносном (метафорическом) значении («свинья», «дуб» и т.п.).

Как правило, в одном оскорблении используется одно такое слово, чаще всего существительное. Иногда, для усиления негатива, оно может использоваться вместе с прилагательным в роли определения – форма словосочетания («овца накрашенная»; «глупая курица» и т.п.).

Кроме того, в некоторых случаях можно услышать оскорбительные восклицания («Что за придурок!»; «Какие идиоты!»; «Вот гадина!»; «Ну и уродина!» и т.п.). Дополнительным дифференциальным признаком является здесь лексическая наполняемость – наличие восклицательных местоимений («какой»), усилительных частиц («вот», «ну», «что за»).

Угроза является единственным относительно исследованным речевым жанром, имеющим прямое отношение к вербальной агрессии.

По мнению Т.И. Стексовой, угроза – это «высказывание, содержащее сообщение о негативных последствиях для адресата в случае каких-либо действий угрожающего, которые будут предприняты, если адресат не совершит или, наоборот, совершит какое-либо действие» [2, 7]. Т.И. Стексова выделяет следующие основные структурные компоненти:

  • говорящий – угрожающий;
  • адресат – тот, кому угрожают;
  • содержание угрозы («действия говорящего, которые будут предприняты при условии действия или отсутствии действия адресата»);
  • возможный гипотетичный результат;
  • средство достижения угрозы, которое может совпадать или не совпадать с действием самого говорящего [2, 6].

Угроза может иметь разнообразную языковую структуру и чаще всего она строится как восклицательное по интонации или побудительное предложение: Сбросим чиновников с трона! (Аргументы и Факты, №10, 2009), Ответят все! (Аргументы и Факты, №10, 2009) Ведь Вашингтону на территории Украины нужна война! (Комсомольская правда, 11.01.2015).

Грубое требование и грубый отказ становятся актами агрессии в определенном контексте. Само по себе требование не является речевой агрессией и для того, чтобы классифицировать его как форму вербальной агрессии, необходимо наличие и совпадение ряда факторов. Такими факторами являются следующие:

  • повышенный, грубый, резкий тон высказывания;
  • отсутствие у говорящего необходимой степени власти над адресатом;
  • несоответствующий содержанию требования возраст говорящего (говорящий младше адресата или равен ему по возрасту);

Очевидно, что сам по себе отказ – «отрицательный ответ на просьбу, требование», по определению «Словаря русского языка» С.И. Ожегова [1, 430], как и требование не является проявлением вербальной агрессии. Однако при определенных условиях отказ становится речевым жанром, отмеченным речевой агрессией. К таким условиям относятся следующие:

  • отсутствие в отказе необходимых формул вежливости («извините», «пожалуйста» и пр.);
  • повышенный, грубый, резкий тон высказывания;
  • отсутствие объяснения причины отказа.

Порицание является способом «выражения неодобрения, осуждения; выговор» [1, 518]. В порицании, как правило, используются ненормативная лексика, инвективы, а также повышение тона.

Структурно порицания состоят из обращения к партнеру или его называния в третьем лице и оценочного глагола или синтаксически цельного словосочетания: Обама не считает, что Путин его «обыграл» (РИА Новости 21.12.2014), Обама ненавидит Россию (РИА Новости 03.03.2015),

«Три-четыре месяца назад говорили, что Путин, как гроссмейстер, обыграл Запад или Обаму, но сейчас он (Путин) председательствует (руководит страной на фоне – прим. ред.) над обвалом валюты, финансовым кризисом и экономическим спадом. Не похоже, что он обошел меня или США», – сказал президент США в интервью телеканалу CNN (РИА Новости 21.12.2014).

По возможности / невозможности многократного использования в рамках одной и той же речевой ситуации разновидностью порицания можно считать упрек – «неудовольствие, неодобрение или обвинение, высказанное кому-нибудь» [1, 768]. Упрек может быть использован в одной ситуации общения несколько раз, меняясь при этом только по содержанию, но не по сути: Неужели Вы этого не видите? Вы не можете этого не видеть (Якутский вечер, №17, 2008), Неужели мы действительно «должны быть» заинтересованы? Неужели мы находимся на одном уровне с киевскими «правительственными» марионетками? (http://inosmi.info, 25.03.2015). Разновидностью упрека является обвинение. Отличительными признаками обвинения можно считать более грубые формы языкового выражения: Растащили все, развалили (Якутский вечер, №7, 2009), Страну развалила кучка младо реформаторов, а почву им подготовил Горбачев (Якутский вечер, №7, 2009).

В насмешке как речевом акте вербальная агрессия выражается через осмеяние объекта, основными способами осмеяния являются ирония и сарказм. Ирония – это скрытая, неявная вербальная агрессия, «тонкая насмешка, выраженная в скрытой форме» [1, 232]: Зарплата? Это такие бумажки? (Якутский вечер, №30, 2008). В сарказме речевая агрессия проявляется более открыто, сильно, так как сарказм есть «язвительная насмешка, злая ирония» [1, 642]: Ну а г-жа Шаяхметова и ее команда топ-менеджеров получат вполне заслуженные солидные бонусы по итогам успешного года. Правда, есть опасение, что, вкусив финансовые плоды «неожиданной» девальвации, она и ее коллеги вновь начнут требовать от Нацбанка очередного такого же сюрприза – ведь аппетит, как известно, приходит во время еды! (365info.kz, 02.04.2015). Однако и ирония, и сарказм в материалах СМИ являются целенаправленной речевой агрессией.

Соотнесение примеров вербальной агрессии в СМИ с такими типами речевых актов, как оскорбление, угроза, грубое требование и грубый отказ, порицание, насмешка, позволило сделать следующие выводы:

  • подход к изучению вербальных проявлений агрессии с точки зрения теории речевых жанров расширяет круг аспектов исследования, позволяя рассматривать не только целенаправленную, инициативную речевую агрессию, но и поведенческую, инструментальную;
  • такой подход позволяет более четко и последовательно определить реальные коммуникативные условия и обстоятельства использования того или иного средства отрицательного речевого воздействия, его место среди проявлений вербальной агрессии.

 

Литература

  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – 1978. – С. 518
  2. Стексова Т.И. Угроза как речевой жанр // Жанры речи. – Саратов: Изд-во ГосУНЦ «Колледж», 1997. – С. 6-7.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...