Личность и творчество Олжаса Сулейменова в современных исследованиях: итоги и перспективы

В статье рассмотрены результаты исследований творчества Олжаса Сулейменова как гипертекста, осуществленных в рамках научного проекта МОН РК в КазНУ им. аль-Фараби. Основное внимание уделено проблемам поиска истоков диалога Олжаса Сулейменова с предшественниками и современниками, определению функций его интертекстуальных связей, интерпретации образов и сюжетов его художественных произведений, новому «прочтению» известных лирических текстов О. Сулейменова. Также выявлены новые пути исследования гипотез О. Сулейменова о происхождении праязыка.

Введение

Личность и творчество Олжаса Сулейменова в силу его уникальной билингвальной природы до сих пор представляют особый исследовательский интерес. В советское время он не вписывался в рамки локального казахского литературоведения, российские ученые-медиевисты, принявшие в штыки его «книгу благонамеренного читателя» «Аз и Я», и по сей день говорят о нем с осторожностью и некоторой обидой. Но отрадно, что сейчас в современной гуманитарной науке в противовес большинству традиционных оценок возникло целое направление, избравшее объектом исследования мир Олжаса Сулейменова, его поэзию и прозу, публицистику и научные исследования, порождающие в свою очередь множество аналитических решений и интерпретаций. Одной из перспективных в научном плане возможностей является исследование творчества О. Сулейменова как гипертекстового пространства, то есть как открытой системы, доступной множеству интерпретаций. Выполнение целей, поставленных в научном проекте МОН РК «Гипертекстовое пространство творчества Олжаса Сулейменова в контексте русско-тюркских взаимосвязей» (2015-2017 гг.), позволило проанализировать возможности и функции «имплантированной интертекстуальности», которая создается с помощью гиперссылок, «ненавязчиво «пришивающих» к тексту весь его культурный контекст». Произведения О. Сулейменова в гипертекстовой среде, будучи нелинейными, интерактивными, представляют собой единый художественный текст, незримыми нитями связанный с другими текстами, в котором каждый читатель выбирает свой путь прочтения.

Вне сомнения, что Олжас Омарович Сулейменов – явление не только в полиязычной культуре Казахстана. На сегодняшнем этапе развития общества его творчество стало более актуальным и востребованным как в странах Востока, так и в Италии и Франции, Англии и Америке и в России. Этому процессу способствуют открытость Олжаса Сулейменова и его готовность к творческому и научному диалогу и другим формам общения с другими художниками на протяжении более шестидесяти лет, что свидетельствует о многополярности его поэтических и научных исканий.

Эксперимент

Одной из задач, стоявших перед исполнителями научного проекта, был поиск и анализ истоков и условий диалога культур в лирике О.Сулейменова. Методологической основой нашей гипотезы стало учение М.М. Бахтина о диалоге культур, о том, что главным условием диалога является «вненаходимость» культур, когда в процессе культурного диалога происходит «контакт личностей», когда другой автор составляет контекст первого текста (Bahtin, 1979: 361-373).

Какильбаева Э.Т. (Kakilbayeva, 2016: 192-195), Сабитова З.К. (SSaabbiittoovvaa, 2016: 370-377), БББиисссееннн--кулов М.К. (BBiisseennkkuulloovv, 2015: 29-33), ррраасссссмммаа--тривая «далекие контексты» лирики и научной прозы Олжаса Сулейменова, предложили свою интерпретацию «диалогов» Олжаса Сулейменова и с неизвестным до сих пор автором «Слова о полку Игореве», и русскими классиками XIX века, и с «дальними собеседниками» из эпохи жырау, и с Махамбетом Утемисовым, Чоканом Валихановым и Абаем Кунанбаевым. Сулейменов, обращаясь к ним, переосмысливает идеи, философские проблемы, «проклятые» вопросы своего времени, ведет диалоги «предельных вопросов», «диалоги на пороге», «исповедальные диалоги» (Kakilbayeva, 2017: 57-60).В рамках данного проекта были исследованы элементы культурного диалога, из которых образуется диалог культур (лотмановское определение), сделана попытка рассмотреть лирику Олжаса Сулейменова в контексте диалога с современниками, как отечественными, так и других национальностей, увидеть образы «чужой» культуры в переводах, подражаниях, заимствованиях и при переосмыслении мотивов, образов и жанров других авторов. При этом нужно учесть, что исследователей интересовал культурный диалог, который происходит на микроуровне и представляет собой контакты творческих личностей в пределах художественного текста.

Новый подход к художественному тексту поэта как к гипертексту породил новые стратегии его исследования. Ученые считают, что гипертекст в современном интернетовском пространстве играет роль связки, превращающей любой текст (произведение) во фрагмент универсального информационного поля. В силу своей нелинейности гипертекст не ограничивается одной плоскостью. Каждый пласт текста рождает новые смыслы и раздвигает горизонты познания. Движение в поисках смысла в гипертексте бесконечно и даёт возможность любому исследователю проникнуть в любую точку многомерного сегодняшнего виртуального пространства (Kakilbayeva, Sabitova, 2015: 138-142).

Поэтому правомерна попытка по-новому «прочитать» книгу Олжаса Сулейменова «Аз и Я» 1975 года, которая до сих пор является полузапрещенной в России, а сам поэт говорит в одном из интервью, что «...некоторые идеи <...> не услышаны и не поняты до сих пор. А истинная научная ценность именно в них», и обещает вернуться «к некоторым из неоцененных в книге

«Улыбка бога» (Suleymenov, 2008: 4).

Предпринятые казахстанскими исследователями интерпретации так называемых «темных» мест» «Слова о полку Игореве» позволили поновому «прочесть» это произведение, понять ситуацию, сложившуюся в 70-ые годы, познакомиться с воспоминаниями очевидцев событий, с суждениями и оценками известных ученых и предложить студентам более достоверную версию сулейменовской концепции о русско-тюркских культурных и языковых контактах. Олжас Сулейменов во главу угла своей книги поставил идею о том, что длительное сосуществование тюрков с русичами привело к обоюдному процессу взаимообогащения. По его мнению, в

«Слове о полку Игореве» наблюдается настоящее смешение культур и народов.

Также рассмотрены новые интерпретации образа Бояна. Исследователи русской литературы называют его «русским певцом ХI века» и тщательно избегают вопроса об этническом происхождении Бояна. Но уже его имя является доказательством его близости либо принадлежности к тюркам: в антропонимике русского языка оно отсутствует. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что Боян является единственным представителем в «пустыне русской словесности» (А.С. Пушкин), у него нет ни предшественников, ни последователей. Но можно предположить и подобрать доказательства из иных этнических пластов музыкально-поэтической культуры, в данном случае тюркской культуры. Боян не только по имени, но и по крови, по духу, по творениямбыл тюрком. И в самом тексте можно встретить упоминание о степном происхождении Бояна. Боян был типичным степным бардом, свободным акыном, жыршы, он не был привязан ко двору какого-либо удельного князя, не был придворным певцом. Он сродни поэтамакынам в казахской рыцарской поэзии.

Результаты и обсуждение

По нашему мнению, Олжас Сулейменов с помощью аналитического метода доказал близость жанра древнерусского текста к произведениям тюркской словесности. Он считает, что автор избирает жанровой основой «Слова…» тюркский (казахский) жанр жыр (Ш. Валиханов называл его рапсодией), в древнерусской литературе этот жанр трансформирован в воинскую поэтическую повесть. Также близок по семантике жанр плача, используемый автором древнерусского текста, и жанр казахской поэзии джилау (жыла, жылау – плакать, плач): «… и Жля поскочи по Руской земли…»: и рифма, и плач, и само название жанра, соответствующее ему, доказывает применение автором литературной формы, практикуемой в казахской степи и поныне.

Интертекстуальный характер исследования О. Сулейменова позволил исследователям КазНУ выдвинуть гипотезу о диалогичности и полифоничности «Слова…» и близости к одному из самых популярных жанров тюркской поэзии – айтысу. То есть, наше исследование проблем русской-тюркских взаимосвязей строится на гипотезе Олжаса Сулейменова о том, что литература Киевской Руси имела тесные творческие контакты с устной поэзией Степи, с традициями казахских жырау и акынов.

Следующим значимым в научном плане аспектом исследования исполнителями проекта творчества Олжаса Сулейменова стал толерантный дискурс как основа русско-казахского диалога культур в творчестве поэта. При этом мы отталкивались от идеи о том, что толерантность до сих пор не стала общепринятым принципом поведения в нашем обществе, до сего времени не выработаны критерии научного определения ее содержания. Поэтому отправной точкой наших взглядов на этот вопрос стало изречение китайского философа Конфуция: «Я не хочу делать другим то, чего я не хочу, чтобы другие делали мне», и определение, данное в «Современном философском словаре»: толерантность означает «воздержание от употребления силы для предотвращения отклонений во мнениях, верованиях, поведении другого человека или группы людей» (KKeemmeerroovv, 1998: 726), что позволяет ррраасссссмммаатттррии-вать творчество билингва Олжаса Сулейменова как единственно плодотворное в современных условиях: во главу угла своего поведения он ставит толерантность, трактуя ее как как уважение к чужому мнению и взглядам.

С точки зрения Сабитовой З.К., Какильбаевой Э.Т., художественный билингвизм толерантен, так как является действенной возможностью сохранить национальную культуру и язык в государстве, где проижвают более ста национальностей. В статьях, написанных участниками проекта, лейтмотивом проходит мысль о том, что в лирике поэта отражено национальное мышления народа, хотя поэтическое сознание Олжаса Сулейменова вобрало в себя опыт двух культур. Объектом интерпретации стали стихи, в которых те или иные детали сюжета, мотивы и образы выступают как проявление национальной ментальности, служат своеобразными маркерами, отражающими традиционное мышление казахов (Sabitova, 2015: 4-11), (Kakilbayeva, 2015: 126-135). В статьях Какильбаевой Э.Т. (Kakilbayeva, 2016: 66-72). и ее учеников-магистрантов Нурахыновой А.С. (Nurahynova, 2015: 50-53), Тактамысовой А. (Taktamysova, 2017: 248-251) исследованы точки пересечения и созвучия Олжаса Сулейменова с русскими авангардистами-шестидесятниками.

Гипертекстовые технологии позволили выявить интертексты русской литературы, восточной поэзии и западной эстетики в творчестве Олжаса Сулейменова, дать новые интерпретации функций интертекстуальных связей в виде аллюзий, реминисценций, прямых и косвенных цитат в лирике и прозе казахского поэта, включить его в единое культурное пространство. Диалог Сулейменова-художника и ученого, публициста и общественного деятеля осуществляется на разных уровнях общения: это диалог с другим автором, общение и разговор по душам с читателем и зрителем, слушателем. Он может соглашаться или возражать и спорить, вступать в полилог, вести «диалог эпох», «диалог последних вопросов», «диалоги на пороге», «исповедальный диалог» (термины и определения М.М. Бахтина).

При исследовании отдельных аспектов диалога Олжаса Сулейменова с русскими писателями и поэтами и интертекстуальности его творчества, рассматриваемого нами как гипертекст, мы сознательно ориентировались на восприятие исследователей как виртуальных коммуникантов, представителей мы ориентировались на работы французского структуралиста и семиотика Ролана Барта, который воспринимает текст не линейно, а как «многомерное пространство», сотканное «из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников» (Bart, 1989: 413-423). Р. Барт и другие структуралисты считают, что в настоящее время автор текста не играет довлеющую роль, то есть создав текст, он перестал существовать как значимая личность. Его текст живет самостоятельной жизнью в гипертекстовой среде, где попадает в руки исследователя, который становится новым творцом заданного текста.

Участники научного проекта во главу сво ей гипотезы выдвинули идею о том, что гипертекст как один из действенных способов ассоциативного представления знаний в Интернете «стирает» границы между автором и читателем. Технологии гипертекста построены на принципе свободного выбора читателем последовательности прочтения текста. Сущность гипертекстовой стратегии можно представить следующим образом: актуальный текст представляет собой текст автора. Претекст или претексты необходимы читателю для дешифровки актуального текста. Посттексты – своеобразная реакция читателя на текст автора в виде собственного текста. Но ведущую роль в понимании текста играют прецедентные тексты. Ю.Н. Караулов определяет этот вид текста как «значимый для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, имеющий сверхличностный характер, т.е. хорошо известный широкому окружению данной личности, включая её предшественников и современников, обращение к которому возобновляется неоднократно в дискурсе данной языковой личности» (KKaarraauulloovv, 1986: 105). ПППрреее--цедентный текст вербализуется семиотически через ссылку, пересказ, цитату, намёк.

Такой подход к гипертексту позволяет нам рассмотреть многогранное творчество Олжаса Сулейменова как единую гипертекстуальную систему, вписанную в литературный процесс второй половины XX века. Мы считаем, что, нннее--смотря на разнохарактерность и разновременность его лирики и его исследований, посвященных истории тюркских и славянских языков, они представляют собой не разрозненные тексты одного автора, а единое идейно-семантическое пространство творчества Олжаса Сулейменова, организованное по принципу гипертекста. Технологии гипертекстового анализа позволили нам «увидеть» его текств перекличке и связях русской культурой, обнаружить и объяснить бахтинские «знаки чужой смысловой позиции», то есть «прочитать» в лирическом тексте то, что образовалось «из анонимных, неуловимых и вместе с тем уже читаных цитат – из цитат без кавычек».

Исследованная нами типология культурного диалога позволила рассмотреть условия формирования личности поэта в контексте художественной культуры и литературы 50-ых – 60-х годов ХХ века в сложных социокультурных условиях, когда О. Сулейменов искал свой путь в литературе (московский период), вступая в творческие взаимоотношения с поэтами-шестидесятниками. В результате анализа были установлены границы и содержание «своего» пространства и «иного», которое в тот период жизни и творчества поэта не воспринималось как «чужое» и «отчужденное». Нами сделана попытка обосновать, как с помощью своего слова Олжас Сулейменов вступал в культурный диалог с учителями Б. Слуцким и Л. Мартыновым, предшественниками, со своими современниками. «Дальними собеседниками» О.Сулейменова становятся художник И. Левитан и М. Врубель, композиторы военных лет. Это позволяет прийти к выводам о том, что синтез слова, живописи и музыки в творческой лаборатории Олжаса Сулейменова также способствует рождению в его лирике своеобразных способов общения с читателем.

Заключение

Взяв как исходную гипотезу о безусловном признании Олжаса Сулейменова великим тюрком, выдвинутую профессором РУДН Бахтикиреевой У.М., мы исследовали поэтические и научные диалоги казахского поэта с представителями восточной и западной культуры и литературы. По мнению О. Сулейменова-исследователя, языковое сознание казахов есть часть тюркского мира; глобализм имеет древние корни, реликтовые корни слов подтверждают нерасторжимость европейского прогресса с азиатским миром, а также соприкосновение европейской культуры с древней огузо-кипчакской цивилизацией. В процессе исследования нами выше обозначенной проблемы главное внимание уделялось попыткам О. Сулейменова показать воочию процесс появления праязыка и сформулировать правила, на основе которых устанавливались и видоизменялись знаки-символы, создавались слова, формировались грамматические категории и значения, развивались значения слов. Нами сделана попытка определить приемы метода этимологического анализа и его технологии, нашедшие применение в «Коде слова. Введение в универсальный этимологический словарь. 1001 слово». Вслед за автором мы ставим цель доказать, что этот метод продуктивен и рождает новые перспективы исследования истории слова и языка. В «Коде слова» происходит знакомство читателя с теорией взаимозависимости между происхождением слова и образным письменным знаком (первоиероглиф) и показано, как можно теперь узнать генезис любого древнего созвучия. Олжас Сулейменов одним из актуальных аспектов своей исследовательской работы считает поиск артефактов о пребывании тюрков в Древнем Египте. Так, интерпретация им древнего мифа о Коркыте доказывает подлинную (почти датированную) древность тюркской духовной культуры и языка, а факты пребывания тюрков в Древнем Египте позволяют ему видеть в них не случайных гостей, а активных участников исторического процесса во времена, которые описаны в книге с символическим названием «Тюрки в доистории» (Suleymenov, 2016: 10-22).

Таким образом, в исследованиях участников научного проекта осуществлено принципиально новое «прочтение» текстов О. Сулейменова с целью определения содержания его культурных диалогов и интертекстуальных связей с русской, западноевропейской и восточной литературой, рассмотрены случаи влияния на его творчество предшественников и современников в рамках интертекстуальности-соприсутствия и гипертекстуальности; сделан анализ лирики Сулейменова с позиций теории интертекстуальности; проведен анализ межтекстовых связей О. Сулейменова с русскими футуристами и авангардистами, шестидесятниками; творчество Олжаса Сулейменова представлено как гипертекстовое пространство, существующее в его диалоге с другими культурами.

Научный интерес к личности и творчеству О. Сулейменова, поэта и писателя, публициста и сценариста, тюрколога и общественного деятеля, в последние годы принял новые формы и продолжается в другом формате при непосредственном участии самого Олжаса Сулейменова. В исследованиях последнего времениможно отметить несколько перспективных тенденций, нашедших воплощение в работе нескольких юбилейных и постюбилейных научных конференций, прошедших в Казахстане и в России. В выступлениях и докладах Международной научной конференции «Творчество Олжаса Сулейменова и вопросы национального самосознания», посвящённой 80-летию О. Сулейменова (май 2016 г., КазНУ им. аль-Фараби), были рассмотрены проблемы феномена личности Олжаса Омаровича в ракурсе национальной идеи (М.М. Ауэзов), проблема влияния казахского поэта на становление и развитие таджикской национальной идеи (Сатторзода А., Таджикистан), интертекстуальные связи поэта, лирика поэта 60-ых годов и ее рецепция, современное прочтение книги «Аз и Я» в контексте славяно-тюркского дуализма, рецепция личности и творчества Олжаса Сулейменова в дальнем зарубежье, проблема национально-культурной самоидентификации поэта в Казахстане и России, поэтический диалог Олжаса Сулейменова с современными казахстанскими поэтами. Как видим, в последнее десятилетие интенсивно рассматриваются вопросы одиалоге культур в современном мире и тюркско-славянские культурные связи на перекрестке цивилизаций и роль Олжаса Сулейменова в этом процессе. Подтверждением всему сказанному и продолжением начатой работы о гипертекстуальном пространстве творчества Олжаса Сулейменова служит полилог, состоявшийся в декабре 2017 года в Карловых Варах при поддержке фонда «Культура» во главе с О.О. Сулейменовым.

Участники полилога: ученые РУДН, Узбекского государственного университета мировых языков, Восточного института СанктПетербургского государственного университета – обсуждали концепцию О. Сулейменова о новом подходе к этимологии как науке о происхождении слова. Олжас Сулейменов, занимающийся этой проблемой на протяжении более шестидесяти лет, предлагает рассматривать слово в его генетической связи с графическим знаком-первоиероглифом.

По мнению автора новой гипотезы, любая письменность в истории человечества зарождалась как знаковая система, в первую очередь выражающая религиозную идеологию; древнейшие религии (муническая и солярная) были «запечатлены» в протоиероглифах, спустя тысячелетия породивших символические и рисованные иероглифы и – впоследствии – образную письменность; до наступления первого постписьменного периода первописьмо играло языкообразующую роль в жизни человека; все языки вышли из диалектов единого языка «малого человечества», промежуточной прародиной которого стало Древнее Средиземноморье (Suleymenov, 2018: 166-168).Эти тезисы определяют содержание и научный пафос создаваемого им «Универсального этимологического словаря «1000 и 1 слово»».

Проф. РУДН Бахтикиреева У.М. поддерживает гипотезу Сулейменова о том, что первые иероглифы наполнялись сакральным содержанием, и считает убедительным утверждение, что лексические и грамматические совпадения разных языков нужно рассматривать не как поздние заимствования, а как самые ранние (SSuu-leimenov et al., 2018: 128-165). М.М. Джусупов, проф. Узбекского государственного университета мировых языков, считает значительным открытием сходства, обнаруженные Олжасом Сулейменовым между тюркскими языками и шумерским(Suleimenov et al., 2018: 128-165). О.И. Валентинова, проф. РУДН, назвала предложенное О. Сулейменовым феноменом в истории науки: «То, что делает Олжас Омарович, <...> связано с преодолением разрыва в науках естественных и гуманитарных и между различными отраслями гуманитарных наук», и считает тип мышления Олжаса Сулейменова особым, синтетическим, сочетающим поэтическое, интуитивное и логическое: «Это то, что делал В. Хлебников (не облекая, правда, слова в научную форму) и то, что делает сейчас Олжас Омарович. Эти интуитивные связи дают пищу для логической науки. Это сложнейшая работа» (Suleimenov et al., 2018: 128-165).

Тюркологи, историки языков и представители других наук, участвующие в начатом полилоге, считают, что сейчас происходит мощный парадигмальный сдвиг в сознании человечества, смена эпистемологической позиции исследователей, поэтому необходим трансдисциплинарный подход к решению комплексных проблем на нескольких уровнях. И для реализации гипотезы О. Сулейменова предлагают объединить усилия ученых разных стран. Как видим, при несомненной продуктивности проведенной работы и значимости результатов, очевидно, что заявленная тема о личности и творчестве казахского поэта и ученого Олжаса Сулейменова далеко не исчерпана.

 

Литература

  1. Бахтин М.М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – С. 361-373.
  2. Какильбаева Э.Т. Гипертекст как способ интертекстуального изучения лирики Олжаса Сулейменова // Творчество Олжаса Сулейменова и вопросы национального самосознания: материалы междунар. научн. конф. – Алматы: Қазақ университеті, 2016. – С. 192-195.
  3. Сабитова З.К. Казахские и русские культурные коды в поэтических сравнениях Олжаса Сулейменова // Studia slavica savariensia. – Szombathely, 2016. – 1-2. – P. 370-377.
  4. Бисенкулов М.К. Чокан и Олжас: к проблеме гипертекстового пространства // Вестник КазНУ. Серия филологическая. – №4 (156). – 2015. – С. 29-33.
  5. Какильбаева Э.Т. Возможности гипертекстовых технологий в исследовании диалога Олжаса Сулейменова с предшественниками // Вестник КазНУ. Серия филологическая. – № 2 (166).2017. – С.57-60.
  6. Какильбаева Э.Т., Сабитова З.К. Художественный текст как гипертекст и гипертекст как способ организации текста // // Вестник КазНУ. Серия филолог. – № 6. – 2015. – С. 138-142.
  7. Сулейменов Олжас: Некоторые идеи «АЗ и Я» не поняты до сих пор http://www.dialog.kz/articles/kultura/2008-04-18/ olzhas-suleymenov-nekotorye-idei-aziya-neponyaty-do-sih-por
  8. Толерантность // Современный философский словарь / под общей ред. проф. В.Е. Кемерова. – Лондон: ПАНПРИНТ, 1998. – 1109 с.
  9. Сабитова З.К. Мы кочуем навстречу себе, узнаваясь в другом»: тюркизмы как знаки русской культуры // Человек в языке и литературе: материалы республиканской научной on-line конференции с участием ученых зарубежья – Алматы, 2015. – С.4-11.
  10. Какильбаева Э.Т. Национальный менталитет в стихах русскоязычного поэта Олжаса Сулейменова // Материалы Ш междунар. научного форума «Языки. Культура. Перевод» – Афины (Греция), 19-25 июня 2015 г. – М., 2015. – С.126-135.
  11. Какильбаева Э.Т. Семиотика «алматинского текста» в поэмах Владимира Луговского и Олжаса Сулейменова // Вестник КазНУ. Серия филологическая. – 2016. – № 1. – C. 66-72.
  12. Нурахынова А.С. Олжас Сулейменов и Андрей Вознесенский: творческий диалог // «Человек в языке и литературе: Материалы респ. научн. on-line конференции с участием ученых зарубежья» – Алматы, 2015. – С.50-53
  13. Какильбаева Э.Т., Тахтамысова А.С. Махамбет – Сулейменов – Вознесенский: диалог поэтов // Актуальные вопросы современной филологии: Материалы международной научно-методической конференции. – Алматы: Қазақ университеті, 2017. – С.248-251.
  14. Барт Р. От произведения к тексту // Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика.М.: Прогресс, 1989. – С. 413-423.
  15. Караулов Ю.Н. Роль прецедентных текстов в структуре и функционировании языковой личности // Научные традиции и новые направления в преподавании русского языка и литературы. VI конгресс МАПРЯЛ. – М.: Русский язык, 1986. – С. 105-126.
  16. Сулейменов О.О. Сокол над пирамидой (Тюрки в Древнем Египте) // Айкап. – 2016. – №3. – С. 10-22.
  17. Сулейменов О.О. Утро этимологии (novello) // Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: Языки и специальность. – 2018. – том 15. – С. 166-168.
  18. Сулейменов О.О., Бахтикиреева У.М., Джусупов М.Валентинова О.И., Дихтяр С.В., Дубровина М.Э., Валикова О.А., Исмаилов Г.М. Код слова // Вестник РУДН. Серия: Вопросы образования: Языки и специальность. – 2018. – том 15. – С. 128-165.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология