Транскультурный подход в рамках изучения национальной литературы

В статье рассматривается транскультурный подход как новый метод в изучении национальной литературы. Растущий интерес литературоведения к транскультурному опыту, который отражен в художественном творчестве, связан с появлением огромного количества поэтов и прозаиков с мировым признанием, чья писательская идентичность определяется как пребывающая на границе нескольких культур. Литература, реализующая себя в межкультурном диалоге, обладает множеством специфических особенностей, отражает не только сам факт активного взаимодействия нескольких литератур, но и свидетельствует о качественно новом образовании – результате гибридизации этих литератур. Авторы рассматривают точки зрения отечественных и зарубежных исследователей о появлении новой транскультурной парадигмы. Особое внимание уделяется своеобразию транскультурной литературы в условиях современного казахстанского общества, где становится историко-культурным феноменом и привлекает внимание исследователей.

Введение

Процесс глобализации и модернизации, ставший заметным в последние десятилетия, способствовал взаимодействию культур, что имеет особое значение для литератур самых разных стран. «Культурный синтез» в произведениях искусства представляется как одновременное действие различных культурных языков «в одной точке» – в одном произведении и в создающем его творческом сознании. Новые подходы в современной лингвистике позволил многим исследователям говорить о формировании транскультурных авторов, занимающих пограничную, промежуточную позицию между несколькими нациями и традициями; о сосуществовании в одном пространстве писателей, пишущих на разных языках и происходящих изначально из разных культур. Одной из остро актуальных и новых проблем мирового литературоведения является осмысление феномена культурной «гибридности» в его литературном проявлении, изменчивость репрезентации национальной, культурной и иных форм идентичности.

Литературную культуру рубежа XX – XXI веков характеризует размывание государственных и национальных границ, что выражается в расширении литературного рынка, появлении новых условиях производства и потребления литературы, множественности качественных переводов, широком освоении иностранных языков, развитии Интернета и других транснациональных информационных сетей и компаний. Во второй половине XX в. происходит значительное расширение и дробление литературной карты мира, смещение понятий культурного центра и культурной периферии, появление на западной литературной арене представителей из недавних культурных провинций и окраин..

Взаимодействия культур, сильно и качественно возросшие и углубившиеся во второй половине XX века, стали катализаторами многообразия художественных исканий, в том числе и формирования новой транскультурной литературы. Это хорошо видно на примере трансна-

ционального мышления большинства писателей мирового значения, таких как Салман Рушди, Орхан Памук, Иосиф Бродский, Владимир Набоков, Эми Тан, Кадзуо Исигуро и др.которых нельзя понять только с национальной или локальной точки зрения, необходим, прежде всего, глобальный подход.

Явление транскультурности в литературе находит своеобразное выражение в межлитературных процессах практически всех стран мира. Казахстанская литература создает свои предпосылки для формирования мировоззрения транскультурных писателей, в произведениях которых ярко прослеживаются сочетаемость элементов разных культур. Эта целая плеяда современных казахстанских писателей и поэтов, художественное творчество которых культурную «гибридность» (О. Сулейменов, Г. Бельгер, Б. Канапьянов, Б. Каирбеков, А. Кодар, А. Жаксылыков и др.).

Эксперимент

Транскультурация – понятие, введенное впервые кубинским антропологом Ф. Ортисом в 1940 году (Ortiz, 1995). Ортис обращался к понятию транскультурации для того, чтобы осмыслить социальные вопросы в кубинском обществе. Его привлекала уже сама возможность сконцентрировать внимание на динамике сложных процессов взаимонаправленного культурного взаимодействия, при которых и доминирующая культура испытывает постоянное воздействие подавляемых ею культур, в результате чего рождаются новые смыслы и новые культурные коды, как это и произошло на Кубе.

Однако в исследованиях культурной глобализации 90-х годов XX века, в особенности, в так называемых альтернативных критических моделях современности, понятие транскультурации, предложенное Ортисом, было в значительной мере переосмыслено. В то же время ученые гуманитарных и социальных наук все больше осознавали, что транскультурация основывается на культурном полилоге, в котором, однако, не должно происходить полного синтеза, слияния, полного культурного перевода, где культуры встречаются, взаимодействуют, но не сливаются, сохраняя свое право на «непрозрачность».

Зарубежные исследователи обосновывают необходимость изучения контактной или транслинвальной литературы, опираясь на «транслин-

более конкретном литературном контексте, и полагает, что данное явление также порождает новое поколение писателей, которых называ ет «транскультурными писателями». То есть, творческие писатели, которые по своему выбору или по жизненным обстоятельствам испытывают культурную дислокацию, живут транснаци-

валный подход» (ttrraannsslliinngguuaall

aaapppppprrroooaaaccchhh)) в

сссооооотт--

ональным опытом, культивируют двуязычное/

ветствии с котором единый языковой стандарт не является требованием писательского мастерства, то есть отклонения от языковой нормы не считаются недостатком, с котоым нельзя примириться, а напротив, они рассматриваются как творческий источник: «Viewing differeces not as a problem but as a rrreesssoouuurrcccee, the translingual aaapp--proach promises to revitalize the teaching of writing and language. By addressing how language norms are actually heterogeneous, fluid, and negotiable, a translingual approach directly demands that writers, should conform to fixed, uniform standards» (�orner, 2011: 67).

плюриязычное мастерство, физически погружаются в разные культуры/географические регионы/территории, подвергают себя разнообразию и поддерживают гибкую идентичность (Dagnino, 2012: 121).

Исследователь в своих работах приходит к мнению, что транскультурный опыт можно перенять, тем самым создавая экспериментальную транскультуру, что способствует появлению у писателя нового видения мира. Художественная интуиция транскультурного творчества заключается в умножении степени свободы в выборе красок, в использовании палитры существую-

В рамках транскультурного и тттрраааннсссллиииннггг-щих культур, чтобы по-новому сочетать их в вального подхода выделяют «транскультурную креативность» (transcultural creativity), которую определяюютт как искусное и преднамеренное вввоо-произведение характерных деталей одного яяззыы-ка средствами другого: «The purposive and artful reproduction within one language of features from another language» (Bamiro, 2011: 45).

Результаты и обсуждение

В последние годы зарубежные литературоведы все больше сосредотачивают внимание на развитии теорий «пограничного мышления», поскольку принципы осмысления национальной принадлежности того или иного автора чрезвычайно изменчивы. По мнению М. Эпштейна (Эпштейн, 1995: 97), в отличие от мультикультурализма, который устанавливает ценностное равенство и самодостаточность разных культур, концепция транскультуры предполагает их открытость и взаимную вовлеченность. Здесь действует принцип не дифференциации, а интерференции («рассеивания») символических значений одной культуры в полях других культур. Таким образом, транскультура – это состояние виртуальной принадлежности индивида многим культурам.

Арианна Дагнино, австралийский писатель, журналист, переводчик и исследователь, ав тор книги «Transcultural Writers and Novels in the Age of Global Mobility», рассматривает социкультурный термин «транскультурный» в картине. Транскультурная чувствительность находит выражение, прежде всего и ярче все го, в тех культурно-географических регионах, которые в течение длительного времени были отмечены этнокультурным смешением. Если сосредоточить внимание на современной культурной карте мира, можно обнаружить множество специфичных и выразительных примеров литературного проявления феномена продуктивной культурной гибридности, художественного текста, созданного на стыке культур.

Каждый из транскультурных авторов создает свой неповторимый художественный мир из элементов разнородных друг другу, обращаются к разным приемам, методам, традициям, однако все же они часто обращаются к одним проблемам, темам, образам. Так, например, одной из центральных проблем литературы пограничья является проблема принадлежности, саморепрезентации, идентификации. Исходя из концепций о современной идентичности как «гибридной» современный исследователь Бурцева Ж.В. в своей диссертационной работе, посвященной изучению транскультурной модели русскоязычных якутских авторов, выделяет основную мысль, что пограничное художественное сознание есть средоточие различных текучих идентичностей, в которых указывает на три основных типов. Вопервых, это «биэтническая идентичность», особенностью которой является то, что его носители обладают психологическими особенностями двух этнических групп, осознают свое сходство с ними и обладают бикультурной компетентностью. Во-вторых, это так называемая «контекстная или мозаичная идентичность», характерной особенностью которой является существование двух этнических идентичностей в разных социальных пространствах и контекстах. В-третьих, гибридная идентичность может проявиться в форме этнической маргинальности, неопределенности, когда человек не может отнести себя к какой-либо существующей группе или предложить некую новую форму культурного синтеза (Бурцева, 2008: 234).

По мнению У.М. Бахтикереевой, «национальная культура, воплощенная в народной поэзии, на границе с другим семиотическим миром (русской культурой) стала частью целого и усваивала внешнюю точку зрения на себя как на специфическую культуру… Тексты же русских писателей, в которых описываются образы других культур на русском языке, являются неотъемлемой частью русской культуры, поскольку в них выделяется «специальная сфера иначе организованная», чем в текстах русскоязычных национальных писателей, отображающих свою культуру на русском языке. Они в определенной мере составляют информационный резерв русской культуры, становятся «ядром духовно-культурной экзистенции народа», поскольку закрепляют в ней видение русским человеком чужой действительности» (Бахтикереева, 2009: 223). Ее исследования позволяют глубже осознать и понять транскультурную и транслингвальную современную казахскую литературу, основу которой составляет понятие о билингвальности писателя, «которая позволяет приобщить носителя русского языка к мировосприятию тюркских этносов или об идиоэтническом начале, которое заложено на генетическом уровне автора и неизбежно проявляется в его художественном дискрусе» (Бахтикереева, 2009: 123).

Современные исследователи проявляют особый интерес к отношению языка и самосознания, которые играют ключевую роль в появлении транскультурных авторов. Тем не менее, обязательное наличие связи между языком и национальным самосознанием было оспоре но многими исследователями. Так, в одном из исследований этнических сообществ утверждается, что язык «не играет решающей роли в конструировании идентичности» и не является основным фактором в рождении чувства общности среди людей одного этноса. В настоящее время лингвисты уже не столь однозначно соглашаются по поводу прочной и прямой связи языка и мышления, опосредовании языком реальности, хотя, конечно, любой доминирующий язык сильно влияет на мышление человека. Но, главное, что выбор языка сегодня не равен выбору национальной идентичности.

Заключение

Возросший интерес к транскультурным явлениям предполагает появление новой транскультурной парадигмы в областях исследования гуманитарных и социальных наук.

Таким образом транскультурные авторы создают в своих художественных практиках своеобразную гибридную структуру, в кото рой подвергаются синтезу «чужие» для чужого языка культурные коды, способы мышления, психологические особенности, личностная идентификация. Этот процесс выражается не в простой механике соединения разных культурных голосов, но в сложном формировании новой формы видения мира, художественным продуктом которой является феномен транскультурной литературы.

Творчество русскоязычных казахстанских писателей и поэтов определяется как транскультурное художественное явление в контексте литературной традиции, сформированной в советскую эпоху. Транскультурная литература в условиях современного казахстанского общества становится историко-культурным феноменом и привлекает внимание исследователей.

 

Литература

  1. Ortiz F. Cuban Counterpoint: Tobacco and Sugar, Durham, NC: Duke University Press, 1995. – 312 c.
  2. �orner B. Language Difference in Writing: Toward a Translingual Approash // College English. Vol.73. No 3, January 2011. – P. 150–169.
  3. Bamiro E.O. Transcultural Creativity in Wold Englishes: Speech Events un Nigerian English Literature // International Journal of Linguistics. – Vol.3. – No. 1. – 2011. – P. 1-16.
  4. Эпштейн М. На границах культур: российское – американское – советское. – Нью-Йорк: Слово/ Word, 1995. – 430 с. Dagnino A. Global Mobility, Transcultural Literature, and Multiple Modes of Modernity. Transcultural Studies. 2 (2013):
  5. 45–73. http://archiv.ub.uni-heidelberg.de/ojs/index.php/transcultural/article/view/9940
  6. Бурцева Ж.В. Транскультурная модель якутской русскоязычной литературы: художественно-эстетические особенности: диссертация ... кандидата филологических наук. – Якутск гос. ун-т им. М.К. Амосова, 2008. – 205 с.
  7. Бахтикереева У.М. Творческаябилингвальнаяличность(особенностирусскоготекстаавторатюркскогопроисхождения). – Астана: Изд-во «ЦБОиМИ», 2009. – 259 с.
Год: 2018
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...