Религиозные ценности в казахском кино современности

Статья посвящена религиозным (духовным) ценностям современного казахского кино, которые несут новые формы диалога и идеи автора в социум. В результате анализа автор показывает, что кино является средством для выражения духовных ценностей. А также то, что в казахском кино современности присутствует глубокое содержание и познание Тенгрианства. Главными достоинствами современного казахского духовного кино являются: многогранность, мифологическая точность, личностная прочувствованность автора.

Духовные ценности неоднородны по содержанию, функциям и характеру требований к их реализации. Существует целый класс предписаний, программирующих цели и способы деятельности – это стандарты, правила, каноны. Более гибкие, предоставляющие достаточную свободу в реализации ценности – это нормы, вкусы, идеалы.

Религия есть отражение человеческой мудрости, жизненного опыта. Как бы режиссер не считал себя атеистом и не снимал бы кино без религии, его взгляд на ту или иную ситуацию и жизненный опыт перекликается с религиозными ценностями и находит отражение в кино. Каждый человек живет в определенной системе ценностей, предметы и явления которых призваны удовлетворить его потребности. Другими словами – ценность выражает способ существования личности.

Кино не только соединяет художественные средства других искусств, но обладает и своими собственными, специфическими, т.е. присущими только ему, выразительными возможностями. Прежде всего, это смена планов. Кинокадр может вместить и пейзаж, и толпу людей, и огромное здание. Этот кадр будет снятобщим, или дальним планом. Но в кадре могут быть показаны сидящий человек, угол комнаты, станок – они будут сняты средним планом. А когда киноаппарат приблизит к зрителю лицо актера, его руку, это будет крупный план – наиболее выразительное художественное средство кино.

Кинозритель может также взглянуть на человека или здание сверху, сбоку, снизу, издалека, с высоты птичьего полета или подойдя вплотную. Это зависит от художественного замысла режиссера и достигается ракурсом – так называют угол зрения киноаппарата.

Соединение отдельных кадров в общее целое, в фильм, называется монтажом. Монтаж – это отбор художником событий, их сопоставление в определенном темпе и ритме, их трактовка. Монтаж – главное, основное специфическое средство киноискусства. При помощи монтажа можно соединить события, снятые в разных местах и в разное время.

Эти и многие выразительные средства кино помогают режиссеру раскрыть и донести до зрителя те или иные мысли, которые выражают его отношение к системе ценностей. Зачастую режиссеры прибегают в своих фильмах к религиозной тематике, так как она относится к духовным ценностям, и тем самым составляют стержень культуры определенного народа, фундаментальные отношения и потребности людей.

«Религиозные ценности – это ценности, обусловленные верой в сверхъестественное и возможностями непосредственного общения с ним, направленные на осуществление высшего смысла жизни человека, не сводимого к его биологическому существованию». [1, 164]

Многообразие потребностей и интересов личности и общества выражается в сложной системе ценностей, которые классифицируются по разным основаниям. «По содержанию различаются ценности, соответствующие подсистемам общества: материальные (экономические), политические, социальные и духовные. Материальные ценности включают производственно-потребительские (утилитарные) ценности, связанные с отношениями собственности, быта и т.п. Духовные ценности включают нравственные, познавательные, эстетические, религиозные и другие идеи, представления, знания». [1, 167]

Религия, как совокупность определенного предметно-смыслового содержания – исторических образов, заповедей и чувственных ритуалов, передается в мышление человека и становится смыслообразующим фактором его сознания и мировоззрения. Язык – это инструмент приема и передачи информации, т.е. логическая связь со всеми уровнями смысла в мышлении человека. Язык кино таит в себе богатые возможности в передаче информации. Для начала рассмотрим некоторые из них.

Что касается отображения религиозных ценностей в современном казахском кино: на данный момент в Казахстане снимается около двадцати полнометражных фильмов в год, как государственной студией, так и частными. И религиозную тему, затронутую в них можно рассматривать с двух позиций – первое, это когда сюжет фильма строится на религиозной тематике («Рэкетир», «Заблудившийся», «Книга») и второе, когда религиозные ценности вводятся в ткань фильма как дополнительный прием, который отображает национальное отличие («Шал», «Мын бала», «Мустафа»).

Акан Сатаев предлагает национальную, казахскую модель кинобоевика, шире – мусульманскую. Фильм «Рэкетир» снят с учетом восточной ментальности и религиозных ценностей. В кинокартине присутствует уважительное отношение к чувствам верующих людей. Самый длинный диалог героев в фильме «Рэкетир» – это анализ 67-ой суры «Аль– Мульк» («Власть»). И, наконец, религиозные мотивы, поиски веры, покаяния отчетливо выражены в его новом фильме, мистическом триллере «Заблудившийся». Продюсер и режиссер АканСатаев старается сделать почти невозможное, пытается внести в популярные жанры коммерческого кино (боевик и триллер) духовное начало в первоначальном, глубоком смысле этого слова. И это принципиально новое, ранее не существовавшее направление в казахском национальном кино. Творчество ЕрмекаТурсынова состоит из ряда картин основанных на визуализации ценностей Тенгрианской традиции, это картины «Келин», «Шал». Во время дискуссии, которую вела киновед Гульнара Абикеева и в котором участвовали музыковед, доктор искусствоведения АсияМухамбетова, политолог, главный редактор журнала «Мысль» СейдахметКуттыкадам, культуролог, доктор философии Альмира Наурзбаева, литературовед-востоковед СафарАбдулло, художник-постановщик, доктор архитектуры АлимСабитов, очень подробно была обсуждена картина Е.Турсунова «Шал».

«Старик» — мощная картина с глубоким философским содержанием. – говорит Сафар Абдулло. – Что общего у фильма со «Стариком и морем» Хемингуэя, я не понял или не увидел, хотя автор и отсылает к этому шедевру как к культурному источнику своего замысла.С моей точки зрения, это сугубо степная, казахская и вместе с тем общечеловеческая картина.

СейдахметКуттыкадам: «Старик» скорее сопоставим с рассказом «Воля к жизни» Джека Лондона. Если помните, пространство там — «белое безмолвие», среда, которая убивает слабых, выживает в ней только тот, кто понастоящему силен. На этом суровом фоне идет борьба не на жизнь, а на смерть между волком и человеком. Метафора столь же мощная, как у Джека Лондона.

Потоки цивилизации в фильме очень разные от телетрансляции мирового чемпионата по футболу, джипа и снаряжения охотников до сакральных ритуалов тенгрианства. Глобальная цивилизация оказывает тлетворное влияние на исконные культуры. Суть фильма, на мой взгляд, в противостоянии агрессивному напору глобализма. Когда в человеке просыпается исконный дух его культуры, он выживает». [3, 43]

Во время дискуссии подробно рассматриваются те самые ценности, которые и составляют основу религиозной культуры. «Альмира Наурзбаева. Мне думается, что наши представления об извечной враждебности волка и человека рождены традиционной западной парадигмой противопоставления — природы как стихии и культуры как ее упорядочивания. Как мне представляется, в этом фильме сделана попытка снять эту антиномию. Действительно, и волк, и человек — дети природы, каковая по определению находится по ту сторону добра и зла. А вот вторжение цивилизации, человека, оснащенного суперсовременными атрибутами (джип, ружья с оптическим прицелом) и глухого по отношению к традиции жить в согласии с законами природы, нарушает гармонию жизни и приводит к катастрофе. Помните, в последнюю ночь старик натыкается на охотника, который укрылся в большой трубе, похожей на отвалившуюся ступень космической ракеты. Это плохое место, не освященное. А вот старик нашел пристанище в мазаре золотоволосой Алтынай, где он чувствовал себя в тепле и безопасности. Поэтому, выйдя из мазара, он кланяется и благодарит духа предков, аруаха Алтынай за ночлег.

Г. Абикеева: Асия Ибадуллаевна, вы как-то обмолвились, что картина абсолютно тенгрианская. Поясните, пожалуйста, почему?

А. Мухамбетова: По тенгрианству специальных книг, то есть письменных вербальных текстов, практически нет. Чтобы понять, что же это такое, надо увидеть (все смотрят, но надо увидеть) саму нашу жизнь. И тогда на нас свалится масса устной (а сейчас записанной и изданной) информации в традиционной поэзии, легендах и преданиях, масса невербальной информации в наших обрядах. Все семейнобытовые обряды — родильные, свадебные, похоронные, у нас тенгрианские. Мы не подозреваем, что проживаем самую чистую, святую часть нашей жизни как тенгрианцы. Картина мира в фильмах «Келин» и «Старик», созданных Ермеком Турсуновым, — тенгрианская. Обсуждая сюжеты его фильмов, мелочно цепляясь к автору с позиций исламской этики, которую мы сами-то не соблюдаем, мы не находим нужным громко сказать о том, что этот казахский режиссер войдет в историю мирового кино как первый, кто создал на экране зримый, многогранный, мифологически точный, личностно прочувствованный человеком ХХI века, психологически насыщенный и высоко поэтичный образ Тенгрианской Вселенной.Исламский пласт нашей культуры — тонкое и довольно прозрачное покрывало над мощным тенгрианским миром, созданным нашими предками и продолжающим жить в нашем коллективном бессознательном (шутка ли — как минимум три тысячи лет жили в этом мире). Поэтому мы приняли образ мира, созданный Ермеком Турсуновым, как нечто родное, глубоко укорененное в наших душах, и это помешало нам осознать, насколько этот узнаваемый нами образ абсолютно нов для кинематографа. Тенгрианская Вселенная стоит из трех миров. Жители Верхнего мира (так и в фильмах Е.Турсунова) — хищные птицы, они практически не участвуют в действии, но обязательны как ипостаси мира Тенгри. Человек на коне с собакой — житель Среднего мира. Но человек, лишившийся коня, становясь пешим, спускается в Нижний мир, где обитают и волки. Этот трехчастный мир Тенгри дарован казаху, и только в нем, как бы ни был полон динамики и заразительного энтузиазма футбольный фанатизм старика, протекает его истинная жизнь. Мир этот необъятен, загадочен и непредсказуем, амбивалентен, он — родной дом человека… и он грозит ему гибелью. Но старик, живущий по законам Тенгри, — спасется, а нарушителей — ждет смерть. Волки, убивающие охотников и преследующие старика — это карающая рука Тенгри, волчица, которая сжалилась над ним (простила или испугалась?), — это его, Тенгри, милость.

Сейчас с каким-то поразительным единодушием тюрки тянутся к своей древней религии — тенгрианству. Это стихийный процесс. Ермек Турсунов создал киноформулу этого грандиозного явления в духовном мире разных, казалось бы, давно потерявших связь тюркских народов. Такое дается только большому художнику». [3, 44, 45]

В становлении духовных ценностей большое значение имеет мифологическое. Это, несомненно, важный фактор формирования духовной культуры. Его значение неизменно велико как в архаичном обществе, так и в современном. Однажды возникнув как вариант объяснения бытия, миф, развиваясь и совершенствуясь, приобрел много других функций. Миф это форма воспроизведения жизнедеятельности этноса и человечества в целом. Сущность мифа в этом аспекте состоит в обеспечении функционирования и развития самой этой жизнедеятельности. Миф есть явление социокультурное. В этом плане он выполняет целый ряд социокультурных функций: ходожественно-эстетическую, нравственно-духовную, педагогиковоспитательную, идеологическую, мировоззренческую. [4, 6]

Фильм «Шал» культурологи отнесли к разряду эпических, а стало быть он основан на мифологических аспектах.

А. Мухамбетова: Помните «Буранный полустанок»? Едут хоронить Казангапа. Герой едет на верблюде, а на верблюде у нас ездили только искатели бессмертия — мифический Коркутата и реальный Асан Кайгы. Увязалась собака за ними. Всадник и собака — это уже формула эпического батыра, как в «Кобланды». Дальше — высоко в горах беркут, взлетев из гнезда, видит внизу маленькие точки — верблюда с человеком, собаку и машину. В фильме присутствует небесная вертикаль. И в «Старике» она есть — когда он молится, вверху летит то ли ястреб, то ли орел. Когда он ночует в мазаре, там тоже есть ночное небо и птица.

А. Наурзбаева: Изобразительный ряд мог бы быть богаче, мобильней. И это придало бы фильму больший размах эпичности.

С. Куттыкадам: Не согласен с вами. Все факторы эпоса тут налицо. Герой выходит в большое путешествие и сталкивается с силами природы — туман, бескрайняя степь, выпавший снег, волки. И он борется один на один, защищая своих овец. Ему помогают духи предков, аруахи в образе золотоволосой Алтынай, священного дерева. Он — настоящий герой, потому что охотники со своим суперсовременным оружием не смогли противостоять волкам, а он смог, вступил с ними в прямую схватку и — более того — выжил». [3, 46]

В заключение статьи хотелось бы сказать, что религия интересует художника «как одна из форм ценностного отношения к миру, которое имеет глубокие корни в родовой природе человека и удовлетворяет его экзистенциальным потребностям». [2, 3]

Каковы бы ни были разногласия в определении понятия религии, все исследователи согласны с тем, что она выполняет важней шие функции в общественной жизни. Так же и кинематограф посредством своего языка доносит до зрителей общечеловеческие ценности.

 

Литература

  1. Некрасова Н.А., Некрасов С.И., Садикова О.Г. Тематический философский словарь: Учебное пособие. — М.: МГУ ПС (МИИТ), 2008.
  2. Кузнецов В.Д., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия // Учебник. — М.: ИНФРА-М., 2004.
  3. 3 «Искусство кино». — № 4. — Aпрель, 2012.
  4. Яцук Д.Н. Взаимосвязь духовных ценностей в культуре: Философско-антропологический и аксиологический аспекты// Диссертация. — Санкт-Петербург, 2003.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...