Агрессивное поведение женщин (литературный обзор)

В данной статье представлены сведения обо всех аспектах правонарушений, совершенных женщиной, - социальных, клинических, биологических, психологических — в их взаимосвязи, а так же сведения о болезненных состояниях и связанных с ними агрессивных действиях, зафиксированных только у женщин. Изучение данной проблемы является актуальной с точки зрения не только психического, но и психологического здоровья в целом.

Цель: провести обзор литературы по изучению социальных, клинических, биологических, психологических аспектов агрессивного поведения женщин с учетом их социального положения, возрастных особенностей и психического состояния.

Задача: выявление возможных причинных факторов, приводящих к агрессии и криминальному поведению женщин.

Введение.

Агрессивность как биологически обусловленное поведение в тех или иных формах свойственна всем живым существам и имеет важное эволюционное значение для выживания вида. Это агрессия при поиске пищи, стремлении к продолжению рода и пр. У людей этот вариант агрессивности находится под контролем сознания и морально-этических норм. Агрессивность — это также свойство личности, особенность характера, нрава некоторых людей, которая выражается в готовности к агрессивному восприятию и соответствующей интерпретации поведения другого лица или лиц в рамках межличностных отношений.

Агрессия или агрессивное поведение человека — это действия человека, базирующиеся на агрессивности и направленные на причинение физического, морального или иного ущерба людям или другим объектам окружающего мира, сопряженные с насилием против них. Ее обозначают как мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам существования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения.

Агрессивное поведение — это сложный феномен, который имеет несколько различных аспектов, таких как объекты агрессии, выраженность агрессии, частота возникновения, причины и последствия агрессивного поведения. Например, такие тяжкие агрессивные поступки, как убийство, значительно отличаются от легких проявлений агрессии, таких, как толчки или угрозы; такие виды агрессии различаются также по причинам, распространенности, прогностическим факторам и способам исследования.

Агрессивность как свойство, постоянно присущее биологическому объекту, в том числе человеку, и агрессия — как действия, совершаемые в конкретных условиях. Под агрессией следует понимать сильные физические, словесные или «символические» действия, которые могут быть само защитными или «неприемлемыми», к последним относятся деструктивное поведение и проявления ненависти.

Учеными, исследовавшими феномен агрессивности, были разработаны теории, объясняющие суть и происхождение этого явления. А.К.Ленц (1927) — сторонник социального происхождения агрессивных проявлений. Z.Freud (1915) настаивал на понимании агрессии как биологического, инстинктивного явления.

Биологические воззрения разделяет К.Лоренц; согласно его теории, агрессия обусловлена и оправдана самой природой жизни, является нормальной реакцией на определенные вредоносные раздражители, в конечном итоге она способствует сохранению вида. Э.Фромм (1994) критиковал К.Лоренца за неправомерное распространение на человеческое поведение интерпретаций поведения животных и следующих за этим утверждений о «врожденности» и «природной обусловленности» разрушительных тенденций и насилия в человеческом обществе.

Основная часть.

Проблема женской преступности, криминологии женских преступлений оставалась до недавнего времени пренебрегаемой. По мнению Р.Taylor и J.Gunn (1993), это связано с тем, что во всех общественных системах, культурах и во все исторические периоды женщины совершали лишь малую часто правонарушений. Анализируя факт незаслуженно малого внимания исследователей к теме женской криминальности, Р.Т.d. Orban (1971) отметил, что причиной является не только факт более низкого уровня женской преступности по сравнению с мужской, но и то обстоятельство, что женские преступления «менее социально деструктивны».

Судебные психиатры и социологи подчеркивают, что изучение различий между полами в отклоняющемся поведении является источником сведений об истоках и причинах правонарушений и других форм социальных девиаций вообще. В результате этих исследований тема женщин-правонарушительниц приобрела еще больший интерес с криминологической и психиатрической точек зрения. По справедливому замечанию Р.Taylor и J.Gunn (1993), относительная редкость женских преступлений уже сама по себе привлекает исследователей, хотя бы потому, что криминальность является в основном «мужской сферой деятельности».

Каковы же различия между мужчинами и женщинами при совершении правонарушений?

Прежде всего, это статистические различия. Женщины, составляют малую часть среди общего числа совершивших преступления. Согласно данным криминальной статистики, публикуемой ежегодно МВД Великобритании, в 1986 году женщинам было предъявлено обвинение в 17% правонарушений. Статистика последних лет подтверждает соотношение мужчин и женщин 5:1. В 1992 году 18% из числа зарегистрированных правонарушений в Англии и Уэльсе были совершены женщинами. Статистика свидетельствует, что женщины совершают меньше преступлений всех типов и соответственно меньше серьезных и насильственных правонарушений, чем мужчины.

В последние годы тревогу вызывают утверждения, что доля женщин в преступлениях увеличивается быстрее, чем таковая у мужчин, и рост этот происходит особенно быстро в таких нетипичных для женщин правонарушениях, как грабеж и насильственные правонарушения. Этот феномен связывают с движением женщин за свободу, которое, как считают R.J. Simon (1975) и F. Adler (1975), приводит к эмансипации женщин, в частности в области преступности. Однако S. Box и С.Hale (1983), проанализировав, ситуацию за последние тридцать лет в Великобритании зафиксировали почти стабильное соотношение женской и мужской преступности. Было выявлено, что показатели имущественных правонарушений, в самом деле имели тенденцию к конвергенции, а насильственных правонарушений, совершенных женщинами, - оставались стабильными. Как отметил О.Рollak (1950), «загадка женской преступности скорее не в количественной, а в качественной стороне». Типы и виды правонарушений, совершаемых женщинами (Р.Taylor и J.Gunn, 1993), условно можно представить в виде шкалы, на одном конце которой — преступления, которые могут совершаться только женщинами (детоубийства), на другом - преступления, редко совершаемые женщинами (сексуальные правонарушения).

Количественные различия правонарушений, совершаемых женщинами и мужчинами, являются яркой чертой криминальной статистики и относятся к преступлениям, которые выявлены. О.Рollak (1950) объяснил преобладание мужских правонарушений тем, что женские преступления часто остаются скрытыми и не выявленными и это во многом отражает маскированный характер женского преступления (домашняя жестокость, шантаж бывшего любовника, кражи из магазинов, домашние кражи), и что в обществе имеется тенденция не заявлять даже об обнаруженных преступлениях и не регистрировать их. Помимо этого должна существовать и соответствующая скрытая область мужского криминального поведения, особенно семейная жестокость, которая остается как не выявленной, так и незарегистрированной. Ученые предложили 2 группы теорий криминальности людей. Одна пытается объяснить врожденными психобиологическими свойствами полов, другая указывает на разнообразие социальных факторов, которые по-разному влияют на женщин и мужчин.

Представители биологического направления считают, что поведение женщин, в том числе и криминальное, определяется их биологическими и физиологическими особенностями. По мнению Ломброзо, женщина с девиантными (отклоняющимися от норм) формами поведения прирожденно маскулинна, в то время как истинная женственность (фемининность) исключает девиантное поведение, гормональные изменения в женском организме определяют эмоциональность и «ненадежность» женщин. С. Lombroso и W.Ferrero (1895) описывали истерические особенности «прирожденной женщины- преступницы».

Социологические теории женской криминальности сложны и разнообразны, но в целом фокусируются на роли и позиции женщины в обществе.

Согласно теории F.I.Nye (1958), социально приемлемое поведение обусловлено внутренним контролем, который формируется в результате воспитания и образования, и прямым контролем, состоящим из запретов и наказаний. С точки зрения автора, важное различие между полами — это способы, которыми оперирует прямой контроль. Девочки традиционно подвергаются большему ограничению и контролю со стороны семьи, особенно в юношеский период, и поэтому более защищены, чем мальчики, и поэтому же они менее делинквентны (нарушающие закон).

Представительницы феминистской криминологии отмечают, что приватность дома может скрывать не меньше и мужских преступлений, к которым также применимы феномены «айсберга» и «темных цифр» (особенно — избиение жен).

В целом сторонники этой школы соглашаются с тезисом о том, что уровень женской преступности чувствителен к социальным изменениям (данные о росте женской преступности в разных странах во время Второй мировой войны и уменьшение этой тенденции после ее окончания при нормализации социальных условий). Однако подчеркивают ярко выраженную ее особенность: она представляет малую социальную опасность для общества, но большую — для семьи, ближайшего и наиболее дорогого для женщин окружения.

Из комплекса этиологических факторов правонарушений, совершаемых женщинами, можно проанализировать биологический фактор. Биологическая теория Е.Otterson (1946) предполагает, что девочки конституционально менее склонны к делинквентности и поэтому они становятся делинквентными только тогда, когда их относительно большая устойчивость «переполняется» неблагоприятными жизненными и социальными факторами или возрастающей уязвимостью из-за имеющихся психических расстройств. В зарубежной литературе имеется большое количество данных о связи предменструального синдрома с правонарушениями. В 19- веке ученые строго придерживались мнения о том, что женские преступления (особенно кражи из магазинов и насильственные акты) связаны с менструацией. Например, С.Lombroso и W.Ferrero (1895) обнаружили, что из 80 женщин, арестованных за сопротивление властям, у 71 была менструация в момент правонарушения. В английских судах того времени защита при слушании дел об убийствах и совершении краж брала в расчет связь менструации с криминальными действиями женщин. Согласно теории Р.J.Taylor, это не означает, будто бы женщины вообще более склонны к совершению правонарушений в предменструальный период. Такая связь может относиться только к «уязвимой» группе, для которой характерно импульсивное поведение и у кого предменструальные симптомы действуют скорее как «пусковой фактор, а не является причиной имеющихся поведенческих расстройств. Р.Т. d Orban (1985) пришел к выводу, что правонарушения женщин связаны скорее с поведенческими, чем с аффективными симптомами предменструального синдрома. И роль предменструального напряжения, раздражительности, депрессии как преципитирующих (ускоряющих) факторов женского преступления в прошлом была несколько преувеличена. По мнению английских судебных психиатров, даже если диагноз предменструального синдрома установлен, выявить его непосредственную связь с криминальным поведением женщины довольно сложно, поэтому наиболее адекватным представляется считать этот синдром «фактором пускового крючка» или же фактором экзацербации, усиливающим и обостряющим существовавшие ранее психологические проблемы.

С точки зрения судебной психиатрии большое значение имеет послеродовой (пуэрперальный) период, который связан с такими преступлениями, как детоубийство и избиение детей.

Климактерически-инволюционный период у женщин не менее важен с точки зрения криминального поведения. Менопауза рассматривается в судебной психиатрии в сочетании с феноменом «впервые приходящих» или «поздно приходящих» к правонарушениям женщин, а так же с возрастным «вторым пиком» женской криминальности. Исследующие данную проблему утверждают, что ошибочно учитывать только гормональный и физиологический факторы при объяснении роста женской криминальности в этот период, значение имеет целый комплекс факторов, особенно психологических и социальных, обусловленных проблемой одиночества, старения, утраты привлекательности, ухода из дома выросших детей. А.Е.Daniel (1981) считает, что средний возраст (от 40 до 60 лет) — период кризиса женщин, когда на фоне специфической физиологической уязвимости, обусловленной климаксом и менопаузой, особое значение приобретают такие стрессовые психологические факторы, как одиночество и чувство незащищенности.

Специальные исследования, касающиеся различий мужской и женской агрессии, до настоящего времени отсутствуют, имеются лишь отдельные упоминания, основанные на эмпирическом опыте. J.Gunn и P.Taylor (1993), обсуждая проблему домашней жестокости, отметили, что агрессия мужчин направлена вовне, а у женщин — чаще внутрь, на себя, у мужчин чаще отмечается инструментальная агрессия, а у женщин — вербальная. Результаты J.Gunn и P.Taylor (1993) подтверждают: соотношение убийств, совершенных женщинами и мужчинами в западноевропейских странах, составляет примерно 1:10.

Какова же специфика криминальных действий против личности, совершаемых женщинами? По данным многих исследований (Wolfgang M.E., 1958; Rosenblatt J.L., 1974; Brooks R.W., 1975; Daniel A.E., 1981), жертва убийства, совершенного женщиной, в большинстве случаев связана с нею родственными, эмоциональными или интимными связями. Наиболее частыми жертвами были дети и мужья. Еще одной особенностью убийств, совершенных женщинами, по мнению Н. Gillies (1976), является тот факт, что алкогольная интоксикация менее типична для женщин по сравнению с мужчинами.

Довольно известным является исследование К.D. Cole (1968), проведенное в США по заказу Калифорнийского института женщин. С целью выявления групп женщин, совершивших убийства, на основе типов личности и соответственно способов личностного реагирования и форм поведения были обследованы 111 женщин, которые составили 1/9 общего числа женщин, совершивших убийства в США в 1965г. Анализировались такие факторы, как раса, интеллект, возраст, вид убийства, использование алкоголя, наркотиков, тип жертвы, вид оружия, предыдущий криминальный анамнез. Среди них выделено 6 дефиниций поведенческих типов:

  1. «Мазохистский тип». Совершалось убийство мужа после многолетних оскорблений с его стороны; акт убийства происходил часто на фоне аффекта страха непосредственно во время избиения женщины, убийство жертвы не было преднамеренным.
  2. «Открытый враждебный насильственный тип». Женщины этой группы характеризовались как эмоционально лабильные, агрессивные, у них в анамнезе ранее отмечались насильственные действия (убийства, нападения). В этой группе выявлены самый низкий интеллект, самое высокое потребление алкоголя, убийства совершались женщинами в рамках свойственного им агрессивного поведения.
  3. «Скрытый враждебный насильственный тип». Характерно довольно жестокое преступление, тогда как поведение этих женщин в обычной жизни таковым не было, враждебность проявлялась только в безопасных для них ситуациях. В этой группе больше всего убийств детей, криминальная агрессия имела место в результате вспышки гнева, злобы, раздражения.
  4. «Неадекватный тип». Женщины с низким интеллектом; совершая убийство, все они действовали по приказу человека, имеющего на них влияние.
  5. «Психотический тип». Ставился диагноз «параноидная шизофрения», убийства совершались либо во время психотического состояния, либо под влиянием неодолимого побуждения.
  6. «Аморальный тип». Женщины обдумывали и планировали убийства, которые часто совершали с экономическими целями; они вели асоциальный образ жизни, умело манипулировали окружающими, имели более высокий интеллект по сравнению с женщинами других групп.

Убийства, совершаемые женщинами в результате внутрисемейной агрессии, всегда привлекали внимание исследователей. M.E. Wolfgang (1958) отмечал, что часто «женское» убийство — это результат домашних ссор, оно совершается «в момент эмоционального взрыва», без преднамеренности и, как правило, происходит на кухне с использованием ножа в качестве оружия. Женщина — жертва насилия со стороны мужа в течение многих лет — неожиданно использует физическую силу, убивая мужа — источник этого насилия. В настоящее время ВОЗ разработана научно обоснованная концепция цикла насилия и жестокости внутри семьи, согласно которой в процессе длительной виктимизации (жертвенности) избиваемая или подвергаемая психическому террору женщина сама становится источником насилия. В результате пролонгированной психогенно-травмирующей ситуации, связанной с внутрисемейным насилием, избиваемая женщина сама может совершить тяжелые агрессивные действия, особенно в момент, когда давление и прессинг, создаваемые ситуацией, достигают наивысшей критической точки.

Исследования показали, что все формы жестокости по отношению к женщинам наиболее выражены в низших социально-экономических слоях общества и в семьях, где серьезными проблемами являются безработица и экономическая депривация (лишение). В высоких слоях западного общества домашняя жестокость также имеет место, только является «скрытой» внутрисемейной проблемой, так как многие женщины стыдятся просить о помощи или даже испытывают страх.

Одной из фундаментальных работ на тему женской агрессивности является монография А.Iоnes «Женщины, которые убивают» (1981). Почему они убивают? Кого они убивают? Это два основных вопроса, которые ставятся автором, назвавшей убийство мужа избиваемой женой «классическим убийством нашего времени».

Синдром избиваемых жен анализируется с двух точек зрения — серьезного социолога академического плана и представительницы феминизма. А.Iоnes категорически возражает против имеющейся в западном обществе тенденции обвинения жертвы, когда некоторые исследователи охотно используют теорию З.Фрейда о мазохизме, пытаясь найти формулу поведения избиваемых женщин. В подобных ситуациях жены зависят от мужей не только экономически, но и эмоционально, продолжая их любить. Кроме того, женщина может опасаться, что, покидая дом, она может потерять юридические права на детей.

Что касается психологии женщин, совершающих убийства, то она чаще описывается в художественной литературе и детективных романах, чем в научных публикациях.

В литературе имеются данные о том, что сенсационные, редкие, необычные убийства чаще совершают женщины (Menzies R.J., 1992).

«Королевой серийных убийц» считается венгерская принцесса Эржебет Батори. Во время суда над ней в 1611 году были оглашены сведения о том, что она убила 650 девушек из окрестных деревень.

Обсуждая проблему агрессивных действий против личности, совершаемых женщинами, нельзя не остановиться на «убийствах страсти» (crimas of passion), которые традиционно связывают с эмоциональностью женщин, напряженностью, страстностью ревности, которая поглощает все их существо.

Одной из отличительных черт насильственных агрессивных действий, совершаемых женщинами, является наличие у правонарушительниц высокого уровня психических расстройств. Исследования показывают, что во многих странах значительно большее число обвиняемых женщин, чем мужчин, является объектом судебно-психиатрического освидетельствования на всех стадиях процесса криминального правосудия (Gibbens Т.С., 1971; Smith J., Parker J., 1991). При этом если для мужчин, направляемых на экспертизу, более характерен криминальный анамнез, то для женщин наиболее вероятен психиатрический (Hodjins S., 1986).

Специальное исследование роли таких психических расстройств, как социопатия и истерия, в формировании антисоциального и криминального поведения женщин проведено С.R Cloninger и S.B. Guze (1979). В тюремной женской популяции США эти два вида психических расстройств были выявлены в 80 % случаев — в 20 раз больше, чем в общей популяции. Кроме того, было обнаружено наличие значительной связи между истерией и социопатией. Изучение семейного анамнеза женщин с диагнозом «истерия» выявило большой процент истерических расстройств у их родственниц по женской линии и алкоголизма и социопатии — у родственников — мужчин.

Интересные результаты получены А.D. Smith (1991) в процессе исследования женщин, находящихся на принудительном лечении в психиатрических больницах Англии, где проводится лечение психически больных правонарушителей, а также пациентов, представляющих опасность для себя и окружающих. В противоположность мужчинам, представляющим опасность для окружающих (жестокость, нападения, побеги), женщины в основном опасны для себя. Такие пациентки, чаще всего с диагнозом «шизофрения» и «личностное расстройство», склонны к самоповреждениям (проглатывание и введение в тело предметов, самопорезы), что и становится причиной их помещения в больницу. Анализируя истории болезни, автор пришел к выводу, что нередко они подвергались в детстве сексуальному насилию.

Женщины были представительницами, так называемого маргинального класса — безработные, бедны, малообразованны, часто бездомны, в большинстве своем одиноки или разведены. У них либо вообще отсутствовали, либо были крайне натянутыми отношения с семьями и обществом, отмечалась высокая степень институционализации — они постоянно «циркулировали» внутри юридических инстанций и лечебных учреждений.

Были выявлены, однако, следующие различия: у женщин преобладали негативный эмоциональный опыт детства, безработица, суицидальное поведение, у мужчин же отмечалось больше насильственных правонарушений.

Обсуждая результаты, авторы назвали факт отсутствия различий между мужчинами и женщинами в данном исследовании «поразительным и провокационным» на фоне многочисленной литературы, свидетельствующей об обратном. Было предложено следующее объяснение этого феномена: и мужчины, и женщины прошли через гомогенизирующую медико-юридическую систему, а одной из причин «выравнивания знаменателя» являлся их общий класс и общественный статус, их «одинаковое проживание на краю общества». Бездомные, безработные, изолированные от стабильных контактов в обществе, и женщины, и мужчины обнаруживали выраженные признаки длительной маргинализации, делинквентности и повторяющегося вовлечения в «триаду» - криминальное правосудие, институты социальной защиты, психиатрические учреждения. Итак, в одной точке сошлись анамнезы «бедности и дурной репутации» двух сравниваемых групп.

Ученые настаивают на том, что результаты данного исследования не должны обесценить важную роль пола, напротив, они будут способствовать полному пониманию факторов, интегрирующих пол с социальными факторами и социальным статусом, что важно для психиатрии, права, феминистского теоретизирования, философии. Вместе с тем выявленные различия (например, опыт «сломанных домов» в детстве женщин) также имеют значение для анализа полученных результатов.

Заключение.

Анализ литературы по изучению агрессивного поведения женщин привел нас к выводу, что женское преступление — это своего рода зеркало, концентрирующее в фокусе комплекс факторов и проблем, отражающих само общество.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. В.П.Зинченко, «Психологический словарь». - М.: 1996. - 118 с.
  2. Ю.М.Антонян, «Криминологические черты агрессивного поведения». - СПб.: 2002. - С.33-34.
  3. Т.Б.Дмитриева с соавт. «Преступность и психические аномалии». - М.: 1987. - С.134-136.
  4. А.С.Дмитриев с соавт. «Судебная психиатрия». - М.: 1998. - С.89-90.
  5. К.Л.Иммерман с соавт. «Общественно-опасные действия, совершаемые женщинами в состоянии послеродовой и инволюционной депрессии». - М.: 1981. - С. 78-79.
  6. М.С.Доброгаева «Психотические состояния послеродового периода и их судебно-психиатрическое значение». - М.: 1972. - С. 54 - 55.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Медицина