Особенности передачи комического эффекта при переводе с английского языка на русский (на материале перевода повести дж. даррелла “my family and other animals”)

Современные процессы стремительной интеграции и взаимодействия между культурами ставят человека в «ситуацию реального общения», когда просто необходимо знать иностранный язык и обладать навыками перевода. Для продуктивного общения и установления контактов с людьми необходимо также обладать навыками перевода. Также на данном этапе особый интерес представляют этнокультурные характеристики особенностей человеческого характера, менталитета, юмора и т.д. Юмор, как разновидность комического, является одним из наиболее сложных элементов культуры и представляет собой наибольшую сложность при передаче на другой язык.

Комическое (от греч. koikós весёлый, смешной, от komos веселая ватага ряженых на сельском празднестве Диониса в Древней Греции), смешное. Трудность его исчерпывающего объяснения обусловлена, во-первых, универсальностью комического всё на свете можно рассматривать «серьёзно» и «комически». Во-вторых, его необычайной динамичностью, его «природой Протея» (Жан Поль Рихтер), игровой способностью скрываться под любой личиной.

Основные виды комического: юмор, ирония, сатира, сарказм. В основе комического всегда лежит какое-то несоответствие, нарушение нормы.

Это несоответствие может быть на языковом уровне (нелепицы, оговорки, имитация дефекта речи, акцента, не к месту звучащая иностранная речь), на уровне сюжетной ситуации (недоразумение, одного героя принимают за другого, неузнавание, ошибочные действия), на уровне характера (противоречие между самооценкой и произведенным впечатлением, между словом и делом, между желаемым и действительным и т. д.).

Юмор особый вид комического, изображение героев в смешном виде.

В отличие от сатиры, юмор смех веселый, добродушный, помогающий человеку освободиться от предрассудков, ошибочных убеждений, недостатков.

Юмор наиболее универсальное проявление комического. Несмотря на противоречие, соединенное в юморе положительных и отрицательных чувств, общий «баланс» при его восприятии вызывает чувство удовольствия.

Специфической особенностью юмора является наличие в нем определенной нравственной позиции и моральных качеств, как со стороны юмориста, так и со стороны воспринимающего юмор. При этом поразительный эффект юмора заключается в том, что смеясь над другим, мы порой не замечаем, что смеемся одновременно и над самими собой.

Намек на иронический подтекст может содержаться не в самом слове или высказывании, а в контексте, интонации, а в прозе даже в ситуации, с которой связаны слово или высказывание.

Проблема наличия в языке системы средств, использующихся исключительно в целях создания комического эффекта, остаётся открытой. В значительной степени это объясняется тем, что не разработана единая система, которая включала бы все языковые средства создания комического эффекта. Поскольку единой типологии языковых средств создания комического эффекта не существует, обратимся к классификации приёмов создания комизма в работах некоторых российских и зарубежных учёных. Так, В.В. Виноградов считает, что каламбур, или игра омонимами, прямым и переносным значением один из основных способов создания комического эффекта. Согласно Л.М. Васильеву, авторские окказионализмы, созданные писателем с помощью остроумного соединения разных слов, являются важнейшими лингвостилистическими приёмами создания комического. М.А. Панина усматривает специфическое средство сатиры и юмора в гиперболе. В зарубежных исследованиях также не существует единства относительно наиболее типичных приёмов создания комического эффекта. Например, Д. Чьяро основным комическим приёмом считает алогизм, под которым понимается нарушение сочетаемости на различных языковых уровнях. Д. Кристэл представляет целый каскад стилистических приёмов, создающих комический эффект: это каламбур, синтаксическая омонимия, алогизм, авторские неологизмы. Названные выше стилистические приёмы создания комического эффекта можно свести к трем уровням: фонетическому, лексико-семантическому, стилистико грамматическому.

На фонетическом уровне в целях создания комического эффекта используются: ономатопея (звукоподражание), спунеризм (фонетическая перестановка на уровне сочетания слов), метатеза (фонетическая перестановка на уровне слова), аллитерация (повторение одинаковых или однородных согласных звуков).

Наибольшее разнообразие языковых средств создания комического эффекта наблюдается на лексико-семантическом уровне. Комическими свойствами на данном уровне обладают такие стилистические фигуры, как алогизм, гипербола, каламбур, перифраз, пародия. Алогизм, или умышленное нарушение логических связей с целью подчеркивания внутренней противоречивости той или иной идеи является одним из основных приёмов, используемых для создания комического эффекта.

В целях создания комического эффекта используется также гипербола, под которой понимается образное выражение, содержащее непомерное преувеличение размера, силы или значения какого-либо предмета или явления.

На словообразовательном уровне комичность текста создаётся при помощи авторских окказионализмов, производных слов, слов-слитков (контаминации).

В качестве одного из средств создания комического эффекта на стилистикограмматическом уровне можно назвать случаи, когда субъект комического отклоняется от грамматической нормы. Наиболее яркое синтаксическое средство создания комического эффекта представлено неверным порядком слов.

Рассмотрим особенности авторского стиля Дж. Даррелла и способы, к которым прибегал автор для создания комического эффекта.

Писатели и поэты охотно прибегают к сравнению людей с различными животными с целью подчеркнуть их определенные особенности, броскую черту характера или же какой-либо талант. Джеральд Даррелл не является исключением. Являясь ценителем животного мира, Даррелл активно и умело использует различные стилистические средства для характеризации его представителей. В данной статье мы опираемся на термин «концептуальная метафора», изложенный в своих трудах Дж. Лакоффом и М. Джонсоном, которые считают, что метафора пронизывает повседневную жизнь человека и, в отличие от метафоры в традиционном ее понимании, проявляется не только в языке, но и в мышлении и действии. В творчестве Даррелла четко прослеживаются две концептуальные метафоры: «Животное-Человек» и «Человек-Животное». Первая метафора связана с описаниями животных и приписываемых им черт характера, манерами поведения и чувствами, свойственными человеку. Вторая метафора отражает отношение автора к людям. Он сравнивает их с животными, выделяя их особенности или подчеркивая их положительные или отрицательные качества. В данной статье мы подробнее рассмотрим вторую концепцию. Проанализировав текст повести “My family and other animals”, мы выбрали 100 предложений, содержащих, по нашему мнению, элементы юмора. Первый вывод, который мы можем сделать исходя из анализа отобранного лексического материала это то, что основной вид юмора в анализируемой нами повести – это юмор лингвистического характера.

По мнению Г.Г. Почепцова, юмор, особенно лингвистический юмор, требует от человека высоких интеллектуальных способностей и может существовать только в специфических социолингвистических условиях любви к языку и получения эстетического удовольствия от его использования. Г.Г. Почепцов подразделяет юмор на ситуативный и лингвистический. Эффект лингвистического юмора, по убеждению Г.Г. Почепцова, основан не столько на качестве шутки, сколько на том, кто является реципиентом, насколько развито его чувство юмора, его интеллектуальные способности, на адекватности его тезауруса, на отношении реципиента к шутке вообще, на его настроении. Лингвистический юмор возникает из-за отсутствия в шутке соответствий между формой и значением в лингвистическом единстве. Смысл шутки или может быть скрыт в омонимах, в лексико-семантических вариантах слов (полисемия), в метафорах, фразеологизмах и т.д.

Второй вывод, который можно сделать исходя из анализа отобранных примеров – это то, что Джеральду Дарреллу свойственно использовать юмор нейтральный, основанный не на культурном своеобразии, а понятный представителям разных культур.

Наиболее частым лингвистическим средством создания комического эффекта являются эпитеты. Они составляют 26% от общего количества лингвистических средств, использованных Джеральдом Даррелом для создания комического эффекта. Большая часть использованных автором эпитетов является эмотивно-оценочными.

Приведем некоторые примеры:

  • Durant was lank and mournful and so nervous that he would almost jump out of his skin if you spoke to him suddenly; by contrast, Michael was a short, fat, somnambulistic little man who looked like a well-boiled prawn with a mop of dark, curly hair.
  • 'From the joyful speed of your entry I take it that you have not come for a little extra tuition.'
  • The goats poured among the olives, uttering stammering cries to each other, the leader's bell clonking rhythmically. The chaffinches tinkled excitedly.
  • I did not think that even that mentally defective swallow could have brought back such a large creature, or even that he could have caught it, but it was certainly there, underneath the colony.
  • On more than one occasion these battles became so furious that a male in a fit of misplaced enthusiasm would deliver a broadside to his lady-love by mistake. She would merely fold herself into her shell with an outraged sniff, and wait patiently until the battle had passed her by.
  • To begin with, the female performs in a disgracefully coy manner, and becomes heavily skittish in evading her bridegroom's attentions. She irritates him in this way until he is forced to adopt cave-man tactics, and subdues her maidenly antics with a few short, sharp broadsides.
  • Durant was lank and mournful and so nervous that he would almost jump out of his skin if you spoke to him suddenly; by contrast, Michael was a short, fat, somnambulistic little man who looked like a well-boiled prawn with a mop of dark, curly hair.

Еще одним популярным приемом создания юмористического эффекта в повести Джеральда Даррелла является прием очеловечивания животных. Автор приписывает животным наличие человеческих чувств и эмоций, таких, как печаль, любовь, страсть, волнение, угрызения совести, приступы меланхолии:

  • The sea striped with moonlight gleamed through the olives. Down by the well the tree-frogs croaked excitedly to each other.
  • They would arrive, out of breath and inflamed with passion, and glare at each other, their throats gulping convulsively.
  • When the lady [tortoise] had eventually made her choice, we would follow the happy couple on their honeymoon among the myrtles, and even watch (discreetly hidden behind the bushes) the final acts in the romantic drama.

Также животные и насекомые в повествовании Даррелла имеют лица, а не морды, руки, а не лапы, ходят парами «рука об руку» и «клешня в клешню»:

  • A tiny green grasshopper with a long, melancholy face sat twitching his hind legs nervously.
  • A fly would patter in brisk spurts, followed by a pause while it washed its hands a dull rasping sound like a knife-grinder at work.

Доля использованных лингвистических средств для создания юмористического эффекта в повести “My family and other animals” наглядно представлена на рис. 1.

Рис. 1. Лингвистические средства, использованные для создания юмористического эффекта в повести Дж. Даррелла “My family and other animals”

При переводе текста с английского языка на русский переводчик пользовался следующими приемами перевода: полный перевод, т.е. перевод при помощи эквивалентов (не зависящих от контекста прямых соответствий), перевод с использованием аналогов (слов синонимического ряда, наиболее соответствующих контексту), путем описательного перевода (свободная передача смысла слова или словосочетания), путем стилистической замены.

Проиллюстрировать данные выводы мы можем при помощи следующих примеров:

A tiny green grasshopper with a long, melancholy face sat twitching his hind legs nervously.

Эмотивнооценочный эпитет, очеловечивание

Крохотный зеленый кузнечик с длинной, меланхолической мордочкой беспокойно перебирал своими задними ножками;

Полный перевод

I could imagine that a snail would trail over the door with a noise like stickingplaster being slowly torn off.

Метафора, сравнение

Я мог вообразить, что улитка, переползающая по моховому покрову, производит такой звук, словно кто-то потихоньку отдирает липкий пластырь…

Полный перевод

Acting on the information received, Mother mentioned the matter to Margo, in a slightly less bloodcurdling manner than Spiro's, and suggested that the young Turk be brought up to tea.

Преувеличение, устойчивый метафорический эпитет

Получив такие сведения, мама пересказала их Марго, в несколько менее жутком тоне, чем Спиро, и посоветовала пригласить юного турка к чаю.

Перевод при помощи аналога, опущение

'Dos you knows she’s meetings a mans?' he in-

Намеренное употребление

– Вы знаете, что она встречается с мужчиной?

Стилистическая замена

quired in a vibrant whisper.

неправильных грамматических форм

– спросил он дрогнувшим шепотом.

 

It was an admirable ar-

 

Я с восторгом следил за

Перевод при

rangement, and I would

 

всеми действиями, начи-

помощи

watch the whole perform-

 

ная с дерганья хвостика,

аналога

ance fascinated, from the

Авторское но-

что меня всегда смешило,

 

bottom-waggle which al-

вообразование

и кончая полетом матери

 

ways made me giggle to

 

над рощей, где она сбра-

 

the final swoop of the par-

 

сывала свою маленькую

 

ent over the tree-top, and

Метафора,

черно-белую бомбочку.

 

the dropping of the little

перифраза

   

black-and-white bomb

     

earthwards.

     

No sooner had the shelled

Перифраза

Не успели закованные в

Полный пе-

owners of the hills appeared

 

панцирь владельцы гор

ревод

from their winter quarters

Перифраза

выйти из своих зимних

 

and had their first meal,

 

квартир и отведать пер-

 

than the males became ro-

 

вой пищи, как самцы уже

 

mantically inclined.

Иронический

настроились на романти-

 
 

эпитет

ческий лад.

 

They would arrive, out of

Очеловечива-

Запыхавшиеся, охвачен-

Полный пе-

breath and inflamed with

ние

ные страстью, они впива-

ревод

passion, and glare at each

Ирония

лись друг в друга взгля-

 

other, their throats gulping

 

дом, судорожно глотали

 

convulsively.

 

воздух и начинали гото-

 
   

виться к битве.

 

Mean while the object of

Медицинский

А тем временем самка,

Стилистиче-

their frenzy would amble

термин, c-x

объект их безумия, не

ская замена

slowly onwards, pausing

термин, сти-

спеша продвигалась впе-

 

now and then for a bite to

листический

ред, срывала изредка лис-

 

eat, apparently unconcerned

диссонанс

ток-другой, будто и не

 

by the scraping and crack-

 

слышала скрежета и

 

ing of shells behind her.

 

треска панцирей позади

 
   

себя.

 

But, apart from Lugaretzia's

Алогизм

В доме, помимо болячек

Перевод при

ailments, there were other

 

Лугареции, имелись и

помощи

snags in the house. The fur-

Ирония

другие сокровища. Ме-

аналога

niture (which we had rented

 

бель (которую мы арен-

 

with the villa) was a fantas-

Метонимиче-

довали вместе с домом)

 

tic collection of Victorian

ский эпитет

представляла собой нево-

 

relics that had been locked

 

образимую смесь релик-

 

in the rooms for the past

Преувеличе-

тов викторианской эпохи,

 

twenty years.

ние

запертых в комнатах в

 
   

течение последних два-

 
   

дцати лет.

 

Как известно, вопросы адекватного отражения в переводе языковых стилистических средств, а также сохранения стиля в переводе, всегда были самыми трудными и дискуссионными. Поскольку стиль как система охватывает все аспекты языка, поэтому передача в переводе всех его особенностей требует больших усилий и сопряжена с целым рядом трудностей. Необходимость как можно полнее и глубже постигать то общее, что связывает разные народы, то, что является общечеловеческими культурными ценностями, бережно сохранять и правильно передавать их при переводе с одного языка на другой, а также с уважением относиться к неизбежно существующим в каждом народе и языке индивидуальным особенностям очевидна.

В ходе исследования мы выявили, что в филологической и эстетической литературе нередко наблюдается отождествление и смешение форм и приемов комического. Существуют две отличные друг от друга формы комического: юмор и сатира. Термин «комическое» принят в эстетической литературе в качестве слова, обозначающего общее и широкое понятие; сатира и юмор, как уже отмечалось, считаются формами комизма.

Многозначность, омонимия, каламбур, иносказание, комический контраст и т. п. являются языковыми средствами комического. Неправомерно ставить в один ряд как факторы одного порядка насмешку, иносказание, гиперболизацию (и ее виды гротеск, карикатуру, пародию, фантастику), комическую деталь, комическую интригу, комическую ситуацию, комический характер, контраст, каламбур и т.д. Некоторые из них иносказание, контраст, каламбур, аллегория и др. рассматриваются как «особые средства».

Средства комического в широком смысле включают разнообразные предметы и их детали. Однако, говоря о средствах комического, мы имеем в виду, прежде всего, его языковые средства: эпитет, метафора, гипербола, литота, метонимия, сравнение и др. Круг средств комического известен: сюда относятся все значимые единицы языка слова, выражения, словосочетания, предложения и тексты. Безграничны возможности каждой из этих единиц в создании комического. Например, в качестве средства комического мы отметили языковую единицу, обобщенно именуемую «словом». Роль слова в комическом искусстве значительно возрастает. Говоря о роли слова как «средства комического», мы имеем в виду функционально-стилистическую роль общеупотребительных слов, архаизмов и диалектизмов, неологизмов, терминов и терминологических слов, профессионализмов, заимствований и вульгаризмов, жаргонизмов, собственных названий лиц, предметов и пространства, прозвищ, званий и титулов. Известно, что метафоры, метонимия, сравнения, художественные определения (эпитеты) существенно расширяют семантические возможности слова. В сатирическом искусстве широко используются полисемантичность слов, омонимия, синонимия, антонимия и комическая игра слов. Произнесение слов с иронической интонацией создает безмерное поле для их семантико-комического варьирования. Комический эффект производит также лингвистическое обыгрывание фигуральных выражений и афоризмов, паремий, фразеологизмов и т. п.

Что же касается передачи эффекта комического, то эта задача представляется нам достаточно трудной и решается за счет полного перевода, сохраняющего образность лингвистических средств, создающих комический эффект, перевода при помощи аналога, когда в языке перевода находится лексическая единица со сходным образным содержанием, при помощи приема компенсации или же стилистического преобразования.

ЛИТЕРАТУРА
  1. Attardo S. Linguistic Theories of Humor /

S. Attardo. Berlin; New-York: Mouton de Gruyter, 1994.

  1. Darrell J. My Family and Other Animals / J. Durrell // Penguin Books. 2004
  2. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. М., 2002.
  3. Асланова Р. Г. Образная номинация в структуре комического текста: (На материале произведений Ф. Искандера): автореф. дис. . канд. филол. наук / Р. Г. Асланова; Дагестанский гос. пед. ин-т. М., 2003.
  4. Даррелл Дж. Моя семья и другие звери //

Руперт Харт Дэвис/ 2005

  1. Казакова Т.А. Практические основы перевода. СПб.: Союз, 2000.
  2. Рыжкина О. А. К вопросу об анализе и переводе экспрессивной лексики (на материале английского и русского языков)

// Экспрессивность лексики и фразеологии: сб. науч. трудов. Новосибирск, 1983. С. 94-108.

Год: 2016
Категория: Филология