Лечение

Геморрой является наиболее частым заболеванием в колопроктологии. Его распространенность достигает 118 – 120 на 1000 взрослого населения, а удельный вес в структуре колопроктологических болезней колеблется от 34 до 41% и может существенно влиять на качество жизни пациента [1,2]. Как известно, если для лечения геморроя I-II стадии в настоящее время чаще применяются консервативная терапия и малоинвазивные методы лечения, то для пациентов с геморроем III-IV стадии методом выбора считается операция, направленная на ликвидацию трех геморроидальных узлов, которую внедрили в хирургическую практику E.Milligan и G.Morgan в 1937г. [3]. Основными недостатками операции являются выраженный болевой синдром и длительное заживление ран, которые не позволяют пациентам в короткие сроки вернуться к трудовой деятельности [4,5,6]. Стремление снизить уровень послеоперационной боли, сократить срок восстановления трудоспособности заставляет специалистов искать новые способы хирургического лечения геморроидальной болезни.
, 2010

Хирургическое лечение заболеваний трахеи – одно из важных направлений в хирургии органов дыхания. Достигнутые успехи в значительной степени стали возможны благодаря развитию анестезиологии, реаниматологии, рентгенологии и эндоскопической техники. Основными показаниями к операциям на трахеи являются рубцовые стенозы. В основе рубцового стеноза трахеи лежит патологический процесс замещения нормальных структур трахеальной стенки на грубую рубцовую ткань, суживающую дыхательный просвет. Это сопровождается появлением участков трахеомаляции, в результате чего трахея утрачивает каркасную функцию и, как следствие, пациенты в большинстве ситуаций не могут дышать через естественные дыхательные пути и вынуждены постоянно пользоваться трахеотомическими канюлями, что приводит к значительным изменениям в различных органах и системах организма и вызывает инвалидизацию больных.
, 2010
Комплексная программа лечения и реабилитации больных с опухолевой обтурационной толстокишечной непроходимостью

Ежегодно в мире регистрируется около 1 миллиона случаев заболевания раком толстой кишки, при этом в России - около 49000 случаев [1,2]. Обтурационная толстокишечная непроходимость является одним из наиболее частых и тяжелых осложнений рака ободочной кишки частота ее колеблется от 30 до 76,8%.[3]. Более чем в 90% регистрируемых случаев обтурационная толстокишечная непроходимость обусловлена раком [2,3]. Наиболее частым вариантом окончания оперативного вмешательства, применяемым у этих больных, является наложение временной колостомы. При этом частота послеоперационных осложнений и летальности составляет 38,6-80% и 43,5-54,5%, соответственно [1,4]. Наложение различного вида колостом на передней брюшной стенке является одним из ответственных этапов, которым до настоящего времени завершаются около 50-80% радикальных хирургических вмешательств, выполняемых по поводу рака толстой кишки, а также ряда других заболеваний толстой кишки
, 2010

На современном этапе развития травматологии в большинстве зарубежных травматологических клиниках, методика закрытого блокирующего интрамедуллярного остеосинтеза стала основным методом лечения диафизарных переломов нижних конечностей. Известный метод, позволяет блокировать центральный и периферический отломки, тем самым контролируя ротационные движения и смещение отломков по длине. При этом расширяются показания к интрамедуллярному остеосинтезу почти в два раза не только в средней трети, но и в верхней и нижней трети диафиза. В последующем, через 2-3 месяца после операции, для консолидации зоны перелома можно перевести статическое блокирование на динамическое путем удаления проксимальных или дистальных винтов. Метод позволяет фиксировать более сложные переломы, в том числе оскольчатые и двойные, нестабильные длинные косые и винтообразные переломы на всем протяжении диафиза кости. При этом получают высокий процент срастания при низкой частоте гнойных послеоперационных осложнений, сокращаются сроки стационарного лечения и восстановления опороспособности и функции оперированной конечности, так как нет необходимости в дополнительной внешней иммобилизации.
, 2010

Острый панкреатит относится к одной из важнейших проблем неотложной абдоминальной хирургии. У 15-20% пациентов развитие острого панкреатит носит деструктивный, некротический характер. Наиболее тяжело протекает заболевание у пациентов с инфицированными формами деструктивного панкреатита. Методы хирургического лечения острого деструктивного панкреатита широко варьируют, что определяется динамикой патоморфологического процесса в поджелудочной железе, забрюшинной клетчатке и брюшной полости, а так же инфицированностью очагов деструкции. Задачи хирургического лечения при различных формах острого деструктивного панкреатита не могу быть однотипными и решаться с помощью единого хирургического метода. Наиболее перспективными являются операции, позволяющие хирургу не только производить адекватную ревизию очагов деструкции в поджелудочной железе и окружающей ее жировой клетчатке, но и активно контролировать течение воспалительного процесса в послеоперационном периоде, определить наличие инфицированных очагов деструкции, и своевременно выполнить дренирующие операции. Это позволяет снизить степень интоксикации на более ранних этапах развития инфекционных осложнений и своевременно выполнить дренирующие операции в необходимом объеме.
, 2010

Актуальность темы обусловлена прогрессом визуализирующих технологий и связанным с этим неудержимым ростом числа пациентов, для которых важно обоснованно сформулировать показания к операции; сохраняющимися рисками традиционных хирургических вмешательств на щитовидной железе (ЩЖ); трудностями дифференциальной диагностики опухолей ЩЖ. Лич­ная многолетняя практика показывает, что показания к операции по поводу узловых образований ЩЖ не изменились: компрессионные расстройства; косметические проблемы пациенток; функциональная автономия ЩЖ с развитием тиреотоксикоза; опухолевое поражение, либо невозможность его ис­ключения, особенно при дифференцированных раках (ДРЩЖ). Но есть процессы, когда необходимость операции не так явна или имеются причины общего характера, делающие ее излишне рискованной. Здесь открывается возможность миниинвазивного вмешательства. Естественно, что миниинвазивные технологии применимы лишь при твердой уверенности в доброкачественности узловых образований, что, впрочем, не исключает других подходов в будущем.
, 2010