Оперное наследие М.П. Мусоргского на уроках музыки в школе

В статье раскрываются пути решения проблемы знакомства учащихся общеобразовательной школы с оперой «Борис Годунов» русского композитора XIX века М.П. Мусоргского. Показана методика музыкально-педагогического анализа фрагментов оперы в сравнении с историческим первоисточником «История государства российского» Н.М. Карамзина и трагедией «Борис Годунов» А.С. Пушкина. Подчеркнуты своеобразие и интонационная выразительность музыкального языка композитора в раскрытии музыкальных образов персонажей оперы. Показаны возможности современных технических средств обучения в «оживлении» подачи музыкального материала на уроках и стимулировании интереса школьников к историческому прошлому своего народа, поиску параллелей с современностью.

Многолетний опыт работы в сфере музыкального образования, изучение практики преподавания музыки в школе показывает, что учителя зачастую избегают давать оперные произведения М.П. Мусоргского по причине сложности работы над ними, боязни, что учащимся, слушающим в повседневной жизни современную поп-музыку, покажутся неинтересными своеобразный музыкальный язык этого композитора и события прошлого.

Недостаток уроков, которые приходилось наблюдать, кроется в информативно-иллюстративном подходе к подаче музыкального содержания. Современные технические средства (мультимедийное оборудование, возможность просмотра видеофрагментов оперы) с одной стороны увеличивают информативную емкость урока, позволяют зрительно погрузить учащихся в атмосферу того времени, тем самым «оживить» события прошлого. С другой стороны – увлечение рассказами и показами событий исторического прошлого в ущерб звучанию самой музыки и обращению к музыкальному языку, в котором воплощено историческое содержание, уводят от главной задачи урока музыки – научить учащихся получать информацию из самой музыки, а не из внемузыкальных источников. Одна из задач учителя – найти меру соотношения музыкального и внемузыкального материала на уроке.

От педагога-музыканта требуется большая предварительная подготовка с тем, чтобы на уроке «говорила» сама музыка, а обращение к историческому и литературному первоисточникам способствовало бы более глубокому осмыслению образов той или иной исторической эпохи, пониманию ее противоречий, развитию способности учащихся осознавать уроки прошлого для современности. «Прошедшее в настоящем – вот моя задача», так определил Мусоргский свои творческие устремления [цит. по: 5, с. 106]. Эта идея, с одной стороны, может стать завязкой и стимулом возникновения интереса к опере, ее литературной и исторической основе. С другой – конечным выводом, к которому учитель подведет учащихся после цикла уроков по знакомству с музыкальными образами оперы Мусоргского «Борис Годунов».

В рамках школьной программы при одном часе музыки в неделю невозможно подробное знакомство с оперой. Но чтобы учащиеся получили более полное представление о той исторической эпохе и ее главных героях, важно взаимодействие с учителем истории и учителем литературы, поскольку основой для исторической хроники «Борис Годунов» А.С. Пушкина послужила «История государства российского» Н.М. Карамзина. Как Пушкин был вдохновлен прочтением истории правления царя Бориса у Карамзина, так, спустя 40 лет, внимание Мусоргского привлекла трагедия Пушкина об одной из самых драматических эпох истории русского народа.

По воспоминаниям современников, сюжет драмы А.С. Пушкина глубоко потряс и захватил воображение композитора, и он взялся за сочинение не только музыки, но и текста, так как пушкинский текст не мог быть передаваем целиком. «Составляя либретто, композитор кое-что изменил,…некоторые линии развил, подчеркнул, укрупнил, а кое-что убрал совсем, исключая, как неотвечающее его замыслам», – пишет музыковед Л.С. Третьякова [5, с. 106].

Сопоставление с историческим первоисточником показывает, что композитор бережно наметил сюжетную линию, не нарушая хронологической последовательности воссоздаваемых исторических событий. Кроме того, он ввел в оперу сцены, которых нет в литературном источнике, – у Новодевичьего монастыря, под Кромами, монолог Бориса, а также сочинил невероятно выразительную песню Варлаама, беглого монаха, воплотившего в себе различные черты русского народа в его песне о взятии Казани (слова тоже сочинил сам композитор).

Программа по музыке и методическое пособие для учителя лишь в общих чертах рекомендуют проводить знакомство учащихся с оперой по двум направлениям: образ народа и образ Годунова. Интерес учащихся к музыкальному материалу и успех в его освоении зависят от эрудиции и компетентности учителя, от главного его умения – организовать общение учащихся с музыкой, а также с другими внемузыкальными источниками, как дополнительными средствами.

Учителю важно знать «биографию» произведения и те первоисточники, на основе которых сочинена опера. Знать не для того, чтобы пересказать на уроке содержание, а чтобы заинтересовать учащихся, вызвать у них желание ознакомиться с первоисточниками и послушать самостоятельно другие сцены из оперы, которые не будут звучать на уроке в силу недостатка времени.

Покажем один из вариантов уроков с учащимися 8 класса, разработанных студенткой для формирующего этапа опытно-экспериментальной работы по теме «Знакомство с творчеством М.П. Мусоргского как средство формирования образа исторической эпохи у старших подростков», которая выполнялась под научным руководством автора статьи как выпускная квалификационная работа.

Школьной программой по музыке предусмотрено знакомство с двумя фрагментами оперы: сценой народного бунта под Кромами и сценой смерти Бориса. В рамках эксперимента кроме этих фрагментов нами дополнительно были включены для прослушивания и анализа сцены у Новодевичьего монастыря, у собора Василия Блаженного и монолог Бориса (сцена галлюцинаций) из II-го акта.

На первом уроке под руководством студентки учащиеся пронаблюдали за развитием темы народа в сцене у Новодевичьего монастыря и сцене народного бунта под Кромами. Эпиграфом к уроку, его главной идеей послужили слова композитора: «Я разумею народ как великую личность, одушевленную единой идеей» (из посвящения композитора на клавире «Бориса Годунова»). Урок начался с краткого собеседования об эпохе правления царя Бориса, опираясь на знания учащихся, полученные на уроках истории и литературы.

После прослушивания сцены у Новодевичьего монастыря следует выяснение общего содержания. Ребята отметили, что главный герой этой сцены – народ, т.к. звучал преимущественно хор с отдельными короткими сольными репликами в исполнении мужских и женских голосов. Ребята поняли смысл этой сцены – дубинками, удары которых отчетливо слышны в оркестре, сгоняли народ на площадь звать боярина Годунова на престол.

Затем учитель обращает внимание на отдельные интонации-реплики персонажей этой сцены (исполняет голосом, аккомпанируя на фортепиано), а ребята характеризуют интонации каждого образа: «Митюх, а Митюх, чего орем?» (вопросительная интонация угрюмого мужика); «Вона! Почем я знаю?!» (беззаботный Митюха); жалобная интонация – в причитании бабы; у другой бабы в голосе слышна ворчливость и зависть («Вишь, боярыня какая!»).

Сравнение музыкальных интонаций, характеризующих целую галерею народных характеров, позволяет учащимся сделать вывод о секретах такой музыкальной живописи, которая заключается в близости речевой и музыкальной интонаций, в тонкой и точной передаче оттенков речи музыкой. Учитель обобщает: «В яркой обрисовке действующих лиц, выделение их из общей хоровой массы, – в этом состоит творческое новаторство Мусоргского и его кредо: «Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды».

Вывод, к которому пришли учащиеся в результате обсуждения этой сцены – народ предстает забитым, угнетенным и равнодушным к тому, кто сядет на царский престол. Во всей этой сцене выразительно передано вековое подневольное, рабское существование русского народа.

В IV акте в сцене перед собором Василия Блаженного драматизм положения народа нарастает. После прослушивания музыки учитель останавливает особое внимание учащихся на образе Юродивого, представителя народа. Ребята характеризуют его интонацию как нисходящую, напоминающую плач, жалобу обездоленного, глубоко страдающего человека. Юродивый, рассказывая, как у него мальчишки украли копеечку, говорит Борису: «Велика их зарезать, как ты зарезал маленького царевича». Тем самым словами Юродивого в лицо Борису высказано истинное мнение народа о нем, как о цареубийце. На просьбу Бориса молиться за него, Юродивый отказывается: «Нельзя молиться за царя Ирода».

У учащихся возник вопрос, почему царь смиренно выслушал обвинение Юродивого и никак не отреагировал на его слова. Учитель рассказал о том, что Юродивый в старину – носитель мирской совести и бескорыстной праведности. К таким людям всегда относились уважительно. Считалось, что юродивые ближе к богу, чем обычные люди. К их словам прислушивались, искали в них тайный смысл. В этой сцене Юродивый выступает как пророк, предсказывающий народу новые несчастья с приходом нового царя.

Далее сравнили интонацию хора с интонацией Юродивого. В хоре она напряженная и даже угрожающая, звучит несколько раз как настойчивое требование: «Хлеба! Хлеба! Это возгласы измученного лишениями и голодом народа. В них уже нет прежнего раболепия, а звучит явная угроза.

Затем прослушивание заключительной сцены под Кромами – хора «Расходилась, разгулялась». В беседе выяснили, что вся сцена объединена единым порывом, единым вихревым движением, сметающим все на свете: музыка стремительная, бурная, безудержная, как взрыв накопившейся энергии, и одновременно напряженная, с отдельными восходящими интонациями возгласа, выкрика. Академик Б.В. Асафьев о сцене стихийного народного бунта пишет так: «Толпа доведена до той стадии злобы и ненависти, за которой уже нет предела и границ для разгулявшейся дикой воли…заключительный стон Юродивого звучит как ужас перед надвинувшимся хаосом» [цит. по: 4, с. 155]. На вопрос учителя: «Кого из знакомых действующих лиц оперы напоминает характер звучания хора», отвечают: «Песню Варлаама», которую они слушали ранее. Находят сходные черты характера в песне и в этом хоре: могучая, необузданная, стихийная сила, размах и удаль русского характера.

Далее учитель предлагает сравнить окончание эпохи правления Бориса Годунова в «Истории государства российского» Н.М. Карамзина с окончанием исторической хроники «Борис Годунов» А.С. Пушкина и окончанием оперы. Если «Историческая хроника» Пушкина следует версии Карамзина и заканчивается ремаркой «Народ безмолвствует!», то Мусоргский завершает оперу сценой народного стихийного бунта. На вопрос, почему так, ребята ответили, что, как им известно из истории, ко времени создания оперы отношения между народом и самодержавной властью сильно обострились.

В конце урока учащиеся ответили на обобщающие вопросы: «Каким предстал перед нами образ народа в трех сценах, которые прослушали? Назовите главные черты собирательного образа народа в опере. Что особенного сделал композитор для того, чтобы мы поняли его замысел, его отношение к народу? Какими средствами музыкальной выразительности он это показал в разных сценах? На дом учащиеся получили задание – послушать фрагменты оперы и подготовить презентацию по теме «Народные сцены в опере» или написать эссе на эту тему (на выбор).

Следующий урок посвящен музыкальному образу царя Бориса в сопоставлении с первоисточниками (сцена коронации, монолог с курантами, сцена смерти). Если у Пушкина Борис произносит свою первую речь в Кремлевских палатах, то в опере он выступает перед народом с паперти собора на площади. Учитель просит учащихся представить торжественную обстановку пышного обряда венчания на царство. После настроя на вслушивание в музыку звучит монолог «Скорбит душа...». Учащиеся обратили внимание на душевное состояние царя, восходящего на престол, на контраст между степенной, величественной, и в то же время наполненной мрачными, тревожными чувствами, мелодией Бориса, и торжественным, ликующим колокольным звоном в оркестре.

Учитель, обобщая рассуждения ребят, подчеркивает, что монолог короткий, но благодаря контрастному звучанию голоса и оркестра, сопровождающего торжественный обряд коронации, возникает ощущение острой напряженности душевного состояния царя Бориса. Музыка передает внутренний облик страдающего и обреченного человека.

Глубоким драматизмом потрясает сцена с курантами. Перед прослушиванием учитель просит ребят постараться понять сложность внутреннего состояния царя. Сопоставляя сцену кошмара в трагедии и в музыке, ребята убеждаются, с каким нарастающим напряжением дана эта сцена в опере, отмечают, как это достигнуто – однообразным, завораживающим боем курантов, зловещим звучанием оркестра в низком регистре и медленном темпе, на фоне которого разворачивается душевная драма царя. В дрожащем призрачном тремоло, в движущихся фигурках часов измученному Борису чудится призрак убитого царевича Дмитрия.

Затем учитель рассказывает о гениальном воплощении этой сцены Ф.И. Шаляпиным, показывает репродукции с изображением певца в роли Годунова, приводит слова Э.Старка, описывающего эту сцену, «…точно под влиянием нечеловеческой силы, Борис страшно выпрямляется, откидывается назад: «Что это?... там в углу…колышется…растет…близится…дрожит и стонет!» Ледяной ужас слышится в каждом слове. Как подкошенный, Борис рушится на колени, мечется по полу, и слышатся вопли: «Чур, чур, дитя! Не я ...не я твой лиходей!» [7, с. 87].

Учитель сообщает учащимися воспоминания современников о том, что когда певец показывал в угол с курантами якобы на царевича, то все зрители, захваченные действом, вставали и смотрели в угол так, словно жаждали увидеть там царевича своими глазами. Музыка с поразительной силой передает ощущение душевных страданий и ужаса кающегося Бориса Годунова: «Господи! Помилуй душу преступного царя Бориса…».

Перед просмотром видеоролика сцены смерти учитель просит ребят вспомнить, как заканчивается история царя Бориса у Карамзина и Пушкина. После просмотра оперной сцены – заключительная беседа о содержании. Учащиеся характеризуют музыку как чрезвычайно драматичную, делают вывод о безумном состоянии царя, о муках нечистой совести, от которой он нигде не может укрыться. А рассказ монаха Пимена о целительной силе могилы убиенного царевича в Угличе повергает царя в пучину новых страданий. Все его существо охвачено безумным беспокойством, лицо выдает муки, которые переживает душа: «Ой, душно!...душно!...свету!». На фоне молитвенного пения хора звучит поминальный колокол. Прощание с сыном, из последних сил восклицание «Я царь еще!», приказание боярам, показывая на сына: «Вот царь ваш!» звучат с истинно трагической силой. Не выдержав мук, Борис умирает. Сцену оканчивает оркестровое заключение торжественно просветленного характера. Ребята воспринимают это как прощение композитором царя Бориса.

Л.С. Третьякова так описывает эту сцену: «Музыка достигает гениальной силы выражения: взволнованно-трепетный оркестровый фон, словно страшный мерцающий призрак, разрозненные реплики объятого ужасом царя, прерываемые частыми паузами и передающие нечеловеческое напряжение всех его душевных сил» [5, с. 110].

На вопрос учителя об отношении к царю Борису, ответы учащихся были разные. Одни говорили, что самодержец получил по заслугам, другие признавались, что им жаль несчастного Бориса, что он своими страданиями и смертью сполна искупил вину. Итоговый вывод: Борис Годунов – сложный трагический образ. С одной стороны – самодержец, обладающий неограниченной властью, с другой – человек, подозреваемый в преступлении и теряющий разум от угрызений совести.

На вопрос о том, какую главную идею выразил Мусоргский в опере, ребята ответили: «Идею осуждения самодержавия, несовместимости злодеяния и добродетели, неотвратимости наказания». Учитель обобщает: «Мусоргский не стремится сделать из Годунова только злодея. Наоборот, он создал правдивый образ, обладающий сложным характером и глубиной чувств. Далее учитель приводит слова Ф.И. Шаляпина: «…считаю Мусоргского самым гениальным создателем оперного реализма. Его стихией была сценическая правда. В его произведениях не только слово и звук сливаются в одно целое, но это целое сливается с действительностью» [6, с. 319]. На вопрос учителя, актуальна ли в наше время трагедия нечистой совести, ребята привели примеры, известные из жизни и из литературных произведений с выводом о том, что злодеяния рано или поздно наказуемы.

На следующем обобщающем уроке ребята представили подготовленные презентации, эссе и написали небольшое сочинение на тему «Мусоргский – наш современник». Ответы ребят на уроках, дополнительная самостоятельная работа и сочинения позволили нам сделать вывод о том, что учащиеся в достаточной степени освоили музыкальный материал, музыка оперы вызвала у них интерес, они поняли замысел и сделали для себя нравственные выводы. Таким образом, обращение к масштабным историческим личностям, запечатленным в образах искусства, примечательно тем, что окрашивает ту или иную историческую эпоху эмоционально, «оживляет» события прошлого, тем самым способствует сопереживанию событий и стимулирует интерес учащихся к истории Отечества, желание отыскивать в прошлом ответы на актуальные вопросы современности.

 

 

  1. Карамзин Н.М. История государства российского: коллекционное издание. – М.: РООССА. – – 1224 с.
  2. Слово о музыке: русские композиторы XIX в.: Хрестоматия / сост.В.Г. Григорович, З.М. Андреева. – 2-е изд., испр. – М.: Просвещение, – 319 с.
  3. Третьякова Л.С. Русская музыка XIX века: Кн. для учащихся ст. классов. – 2-е изд., исправ. и доп. – М.: Просвещение, – 207 с.
  4. Фёдор Иванович Шаляпин. Литературное наследство. В 2-х Т. – Т. – М.: Искусство. – 1959. – 767 с. 5 Фёдор Иванович Шаляпин. Литературное наследство. В 2-х Т. – Т. 2. – М.: Искусство. – 1960. – 631 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Педагогика