Дискурсивные функции параллельно–логических и цепных связей (на материале английского и азербайджанского языков)

Понятие дискурса получило признание в языкознании после выхода лингвистических исследований за пределы предложения. Дискурс прежде всего является комплексной единицей, образованной из последовательности предложений, связанных друг с другом по значимости. В лингвистике существуют различные мнения по поводу определения дискурса. В различных исследованиях имеются различные подходы к объяснению этого понятия. Это связано с исследованием дискурса в различных областях науки, таких как философия, политология, право, социология и культурология, а также в связи с компьютером – информация и коммуникация. В лингвистике изучение дискурса не приводит к разграничению его от языковой сферы. “Дискурс-это новая черта в облике Языка, каким он предстал перед нами к концу ХХ века» (Степанов, 1996:71). В разъяснении дискурса чаще всего ссылаются на исследования Т.Ван Дейка и чаще всего останавливаются на его выводах. Разъясняя дискурс как в широком, так и в узком понимании Т.Ван Дейк указывает, что в широком понятии дискурс является коммуникативным событием, происшедшим во время процесса общения между говорящим и слушающим (а также наблюдателем) внутри определенного времени и пространства. Будучи в письменной или в устной форме коммуникативное влияние может объединять в себе вербальные и невербальные составные элементы. Самым обычным видом дискурса является обычный разговор, диалог, чтение газет и т. д. В узком понятии дискурс – это «текст» или «разговор» сформулированный на основе вербального элемента коммуникативного влияния. Будучи законченным или продолжающимся результатом коммуникативной деятельности дискурс является как письменным, так и устным результатом этого коммуникативного процесса. Таким образом, дискурс является вербальным результатом коммуникативной деятельности в устной или же письменной форме (Ван Дейк //http://www.psyberlink. flogiston. ru/internet/bits/vandijk2, Van Dijk Teun A. 2001). Наряду с этим, исследования, связанные с определением формулировки, присущей именно дискурсу, а также определение, возникшее на основе аналогичного сопоставления этой формулировки с формулировкой предложения все еще не дали реальных результатов. Другие авторы также подчеркивают обязательное наличие текста и контекста в дискурсе (Enkvist 1989: 372, Mammadov 2009:66). Р.Уодак четко разграничивает данные понятия указывая на то, что дискурс подразу-мевает структуры и общие черты знания, а текст является его специфической и уникальной реализацией (Wodak 2009: 39).

Двойственное отношение к дискурсу также показывает себя в текстологии. Некоторые исследователи признавали текст исключительно в письменной форме. Наиболее точное определение тексту дал И.Гальперин. Он указывает, что: «Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку» (Гальперин 1981: 18).

Существует возможность записать всякий речевой процесс. С этой точки зрения имеется также возможность записывать речь, произносимую в речевом акте. И так, записывая устную речь, устраняется фактор, различающий результат письменного текста от устной речи. Однако остается ряд различий, связанный с другими факторами, присущими устной речи. Например, речевой акт между двумя дикторами, приобретает определенные свойства в то время, когда дикторы находятся рядом друг с другом. Используя различные жесты и движения, они тем самым приобретают возможность выражать свое отношение к тем или иным событиям. При переносе смысла, выраженного с помощью этих средств необходимо использовать комментарии и изъяснения. А изъяснения и комментарии подвергаются субъективному влиянию записывающего устную речь. Проблемы, связанные с указанными вопросами до сих пор полностью не решены и продолжают оставаться объектом исследования. И эти особенности оказывает влияние на изучение связей в структуре дискурса.

В дискурсе различаются 3 основных типа смысловых связей: 1) логико-параллельные связи; 2) цепные связи; 3) смешанные связи. Смешанные связи возникают при использовании первых двух связных форм в дискурсе в форме чередования. Отметим, что первая форма связи между дискурсивными единицами иногда воспринимаются как две разные формы, т.е. эта связь между дискурсными единицами выражает себя как в параллельной, так и в логичной форме связи.

Для развития дискурса существенны смысловые отношения между дискурсивными единицами. Без этой связи не могут связываться друг с другом, и сам дискурс формируется в целом, эти части превращаются в независимые друг от друга самостоятельные единицы. В.А.Кох во время дискурсивного анализа семантического типа исследовал слияние единиц, участвующих в коррелятивной связи в тексте. Он назвал такие единицы коннективирующимися, а единицы, делающие их адекватными – коннекторами (Кох 1978: 166). В примере “Came frightful days of snow; Came frightful days of rain” “snow” и “rain” являются коннективирующимися, т.е. способными сливаться, объединяться друг с другом, а слово “day” является коннектором. Таким образом, для развития общего смысла в дискурсе между его единицами должны быть смысловые связи. В зависимости от смысловой связи дискурс может развиваться в разных формах. Дискурс воспринимается как материал устной речи, поэтому нельзя однозначно утверждать, что автором предложений, в которых имеется параллельная связь, является не сам автор, а диктор, так как второй диктор, участвующий в разговоре может своей репликой прервать речь первого диктора или же может направить тот же самый разговор в другую сторону.

В дискурсе происходит процесс разветвления смысла, а также его перенаправление. Если в письменном тексте предложение “The children go to school” зависимо от контекста, то в устной речи этот пример подразумевается как высказывание, произнесенное в предыдущей фазе речевого акта. Ясно, что если рассмотреть вышеуказанное предложение в отдельности, то его можно понять в двух смыслах:

Uşaqlar ьmumiyyәtlә mәktәbә gedirlәr.

Uşaqlar indi mәktәbә gedirlәr.

В процессе комментирования этого вопроса следует особо отметить важность соотнесения формы выражения предиката в дискурсивном контексте с временным параметром дискурса. Например:

The children have gone to school. The children will go to school.

Посредством логической связи во время развития текста участвующие в речевом акте дикторы, делая логические выводы на основе вопросов и ответов противоположной стороны, имеют возможность развивать дискурс в различных направлениях. В качестве примера рассмотрим два первых предложения, взятых из диалога между двумя дикторами.

AHave you any accommodations? BI’m afraid, every room is taken.

Первый диктор интересуется наличием пустых комнат, номеров в гостинице. В ответе второго диктора звучит мысль о боязни по поводу того, что пустых номеров может не быть. Реплика между дикторами не дает конкретного ответа вопросу первого диктора. Есть ли пустой номер, пустая комната или нет. Здесь логическая связь дает возможность сделать вывод, что пустой комнаты нет. Но в целом конкретного отказа первому диктору о наличии свободных комнат тоже нет. Может быть, что через час или же через пять часов в гостинице освободится номер. Или же второй диктор может сделать предложение первому по поводу разрешения этой проблемы. Во время аналогичной ситуации иной ответ диктора посредством логической связи даст возможность сделать другой вывод. Например,

AHave you any accommodations? BWhat kind of room do you want?

Здесь на основе ответа можно сделать вывод, что в гостинице имеются свободные номера и клиент должен дать информацию о том, какой вид номера он предпочитает. В обоих примерах посредством использования логически–параллельных связей развивается дискурс. Если в первом примере имеется лишь логическая связь, то во втором создается условие для усиления параллельной связи. Следует отметить, что в этом примере в связи с дискурсом и связями между его компонентами также проявляет себя еще одна сторона. Известно, что в речевом процессе конкретно могут участвовать самые различные субъекты. При проведении и развитии процесса общения каждый объект обладает присущей только ему манерой разговора. Эта манера выражает себя в ответе на заданный вопрос. Если рассмотреть внимательно указанный выше второй пример, то ответ второго диктора словом «есть» будет очевиден. В таком случае первому диктору приходится посредством логически – параллельной связи описать свое желание в более конкретной форме. Например:

Есть ли у Вас номер на двоих? Есть ли у Вас комната с видом на море? и т.д.

Вышеуказанные факты также проявляют себя в расширении или же в развитии текста за счет цепных связей. Это связанно с возможностями повторов сформировать текст:

“Do you know Julia?” Martin shook his head.

“She’s my lady friend,” Jim explained, “and she’s a peach. I’d introduce you to her, only you’d win her. I don’t see what the girls see in you, honest I don’t; but the way you win them away from the fellers in sickening.”

“I never got any away from you,” Martin answered uninterestedly. The breakfast had to be got through somehow.

“Yes, you did, too,” the other asserted warmly. “There was Meggier.”

“Never had anything to do with her. Never danced with her except that one night.” (Jack London, Martin Eden,http:\\many books.net\pages\ londonjaetext97meden 10\0.html, p.26)

Этот отрывок является художественным дискурсом. Идет диалог между двумя персонажами. Каждый отрывок диалога является дискурсом одного персонажа. Дискурсы последовательно заменяют друг друга. Дикторы, участвующие в диалоге разговаривают о лице по имени Джулия. Имя «Джулия» и личное местоимение, выступающее в роли его субститута?

Рассмотрим развитие дискурса логически параллельных и цепных связей в азербайджанском языке:

  • Saat neзәdir?
  • On iki.
  • Necә on iki,

  • Yatıb yuxuya qalmışam.
  • Belә de… (Ә.Babayeva Seзilmiş әsәrlәri, II cild, Bakı, 1991, s. 213)

В этих примерах основной связью является цепная связь. Ответы чередуются, и в них имеется частичная конкретность. В то же время посредством параллельной связи открывается путь к новой линии:

  • Bәlkә цlьb?
  • Цlmәyib..
  • Bәs niyә ьzmьr?
  • Heз tәrpәnmir…
  • Niyә tәrpәnmir?... Bax, quyruğunu tәrpәtdi…
  • Bәs onda niyә ьzmьr?
  • Bulanıq suya цyrәnib, ona gцrә.
  • Bәs deyirlәr balıq hәmişә tәzә suda olmalıdı?
  • Bәxtimizә belәsi зıxıb. Әvvәlki suyunu istәyir…
  • İndi nolacaq?... (Ә.Babayeva Seзilmiş әsәrlәri, II cild, Bakı, 1991, s. 218)

В вышеуказанном примере объект, о котором идет речь, является тождественным. В развитии дискурса такой объект способствует развитию цепной и параллельной связи. «Balıq», «balığın quyruğu» выступает здесь в роли создателя связи. Если лексический повтор внутри одного предложения в последующем предложении употребляется в единице, большей, чем само предложение, то можно предположить, что когезия, образованная в результате такого повтора будет носить двойственный характер. Таким образом, именно лексические единицы, повторяющиеся внутри предложения, создают, прежде всего, когезию.

Наконец, важную роль данные связи играют в информационной структуре дискурса. Как известно, У. Чейф считает изучение передачи старой и новой информации одним из основных задач понимания языкового механизма, и указывают на постоянную корреляцию между ними (Чейф 6, 241). Информация играет исключительную роль в создании логически-параллельных связей в дискурсе. Так в создании логической связи больше всего употребляется старая информация, то есть информация, предоставленная в дискурсе ранее.

Заключение. Важным фактором, позволяющим сделать оппозицию новой – старой информации более определенной, служит дискурс. Старое в этом случае – это больше, чем просто старое, ибо оно является наследницей семантических и логических отношений, которые существуют между данным и предшествующим контекстом. Информационная структура дискурса же используется для поддержания логической связности текста. Таким образом, оппозиция нового и старого демонстрирует возможности информационных структур при передаче смысла. Анализ таких стратегий представляет и самостоятельный интерес, так как дает возможность более глубокого проникновения в замысел отправителя текста.

 

 

  1. Ван Дейк Т. К определению дискурса//http://www. psyberlink. flogiston.ru/internet/bits/vandijk2
  2. Гальперин И.Р. 1981 Текст как объект лингвистического исследования. Москва: Наука
  3. Кох В.А. 1978 Предварительный набросок дискурсивного анализа семантического типа // НВА, Вып. VIII, 149-172.
  4. Степанов Ю.С. 1996 Альтернативный мир. Дискурс, факт и принцип причинности //Язык и наука конца 20 века. М.: РАН, 35-73
  5. Van Dijk Teun A. 2001 Critical Discourse Analysis / A Handbook of Discourse Analysis.-Oxford: Blackwell, 2001. 352-371
  6. Enkvist N. E. 1989 From Text to Interpretability: A Contribution to the Discussion of Basic Terms in Text linguistics. Research in Text Theory vol. 12. – Berlin -New York, Walter de Gruyter: 369-398
  7. Mammadov 2009 The issue of plurilingualism and language policy in Azerbaijan. International Journal of the Sociology of Language. 198. New-York, Berlin: Mouton de Gruyter
  8. Wodak R. 2009 The Discourse of Politics in Action. Politics as Usual. Palgrave Macmillan:
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...