Человек в цветовой картине мира: белое и черное

Цветовые представления, цветовосприятие и процесс цветонаименования являются предметом изучения различных наук физиологии, психологии, этнологии, истории, лингвистики и др. В гуманитарных отраслях научного знания исследуется многомерное явление цвета в культурах народов мира, так как понимание эстетических ассоциаций, формирующих определенные цветовые коды, – необходимое условие для исследования традиционной культуры.

Цветообозначение передает не только «наглядный образ цвета», но и «определенные эмоционально экспрессивные оттенки». В лингвистической литературе последних лет наметилась явная тенденция к изучению когнитивного аспекта языковой деятельности, к проведению концептуального анализа языковых явлений (А. Вежбицкая, Е.И. Диброва, С.В. Ионова, В.Б. Касевич, Е.В. Рахилина, В.М. Шаклеин, Ш.К. Жаркынбекова и др.). Исследователи уделяют внимание не только «понятийному ядру» слова, но и дополнительным значениям, проявляющимся на всех уровнях языковой системы. Цветообозначения становятся предметом и этнопсихолингвистики.

Возросший за последние годы интерес к проблеме цветообозначений в лингвистике вполне оправдан. Языковеды исследуют представления народов мира в области цвета с точки зрения различных аспектов: состава и семантической структуры, значения и построения семантических полей, стилистических функций, выявляются национально-специфические особенности цветовой лексики в различных языках. Все это обусловлено тем, что лексика этой зоны обладает огромной значимостью для человека и представляет собой легко выделяемую лексикосемантическую группу, в которой отражается объективное разнообразие цветовой гаммы.

У каждого народа есть свое видение мира, в том числе и в отношении цветообозначений. Цветовая картина мира фиксирует цветовые представления под влиянием психофизиологического и культурно-исторического опыта, отражая универсальный и национальный характер цвета. Единицей цветовой картины мира является древнейший концепт «цвет», репрезентация которого осуществляется при помощи различных цветообозначений в форме лексем, словосочетаний, идиоматических выражений и других вербальных средств [1].

Концепт «цвет» как родовое понятие конституируется разноуровневыми видовыми концептами, базовыми из которых являются концепты «черный цвет» и «белый цвет» – ментальные образования, репрезентирующие тот аспект концепта «цвет», в котором признаки, свойства предмета и возникающие при этом представления выступают как атрибуты тьмы/света.

Цветообозначения в различных языках организуются в лексико-семантические поля на основе присущих им дифференциальных признаков, анализ которых способствует выявлению своеобразия тот или иного языка. На примере белого и черного цветов рассмотрим социокультурный аспект цветообозначения с точки зрения трех языков –казахского, русского и английского,.

Белый цвет характеризуется завершенностью, как конечный результат проявления яркости. Согласно, цветовой таблице Макса Люшера, выбор белого цвета обозначает «освобождение от неприятных обстоятельств, границу начала и согласия». Принято считать белый цвет выражением разрешения, бегства и освобождением от всякого сопротивления; он также означает абсолютную свободу от всех препятствий и свободное проявление всех возможностей.

Следующая полевая организация, возникшая в результате ассоциативного восприятия автологического цветообозначения, черный цвет. Этот цвет рассматривается как «противоположный белому, имеет цвет сажи и угля». Он характеризуется завершенностью как конечный результат темноты. В тесте Макса Люшера данное цветообозначение выступает как отрицание и граница, за которой прекращается «цветовая» жизнь.

Цветообозначение неотделимо от описания внешности человека и протекающих в его сознании психических процессов. Поэтому в центре внимания языковедов нередко оказывается человек как представитель той или иной культуры. Ход развития цветовых представлений в лингвокультурах зависит от когнитивных и культурно-исторических процессов в жизнедеятельности человека при восприятии цветности окружающего мира, обусловливающих специфичную комбинаторику признаков концепта и определяющих способы их языковой репрезентации [2, 11]. Понятно, что место человека в цветовой картине мира можно эксплицировать прежде всего с помощью языковых структур, в том числе тех, которые основаны на белом и черном цветах.

Сочетания слов black-черный-қара и whiteбелый-ақ со словом 'человек' заслуживают специального рассмотрения. И в казахской, и в русской, и в английской субкультурах белый цвет – это преимущественно цвет хрупкости, незащищенности, цвет добра и надежды, нежности и любви, весеннего цветения. В свою очередь, черный цвет во многих культурах воспринимается как символ смерти, горя, траура, а также как символ торжественности какого-либо события.

При монохромном подходе к изучению структуры и содержания концепта «цвет» он может быть представлен как динамическое ментальное образование, синкретичное единство признаков окраски, свойств поверхности окружающих предметов, представлений, возникающих под воздействием этих эффектов, и их языковых репрезентантов. Структурная организация концепта «цвет» и его конституентов (концептов «черный цвет»/«белый цвет») в виде полевой модели гибких ментальных структур обусловливает их эволюционное развитие. При этом под генезисом концепта мы понимаем процессы формирования, развития и изменения его ментального содержания и структуры в неразрывной связи с его языковой репрезентацией. Генезис концепта «цвет» и его конституентов обусловлен направлениями развития цветовых представлений, ментальными процессами их организации, когнитивными механизмами концептуализации цветности окружающего мира, способами структурирования, номенклатурой смысловых признаков концепта «цвет» и его конституентов и их вербализацией в лингвокультурах.

В цветовой гамме культурной и языковой картины мира, созданной английским языком, черный и белый цвета играют очень важную роль. В них нашла отражение и реальная, и культурная картина англоязычного мира. Hoминативное значение слова белый цвета снега или мела: white – at the colour of fresh snow or common salt or the common swan’s plumage … (белый цвета свежего снега, обыкновенной соли или обычною оперения лебедя). Номинативное значение слова черный цвета сажи, угля, противоположное белому: black – opposite to white, coloureless from the absence or complete absorption (черный противоположный белому бесцветный из-за отсутствия или полного поглощения света). Оба цвета представляют собой определенное физическое явление реального мира. Например, они могут характеризовать платье: a black dress, черное платье обозначает платье черного цвета, а white dress, белое платье определяет цвет платья как цвет снега, соли, оперения лебедя.

Для английского языка и английской этнокультуры вообще характерно традиционное соотнесение черного цвета с чем-то плохим, а белого с хорошим. Поэтому составные номинативные группы с прилагательным black имеют негативные коннотации, а прилагательное white, как правило, входит в состав номинативных групп, имеющих положительные оттенки значения. Действительно, в случае soul черная душа black ассоциируется со злом. К тому же это цвет траура, цвет смерти: black dress – черное платье, black armband – черная нарукавная повязка. Напротив, white – цвет мира, свадебного платья невесты, цвет всего хорошего и чистого: white dove – белый голубь, символ мира.

Белое платье обычно и в английской, и в русской, и даже в казахской культурах носят юные девушки. Это символ невинности, свадебный наряд. Пышное белое платье обычно «выдает» невесту это культурный знак бракосочетания.

Цветообозначение «ақ» олицетворяет чистоту и невинность в казахской лингвокультуре. Так, понятие «ақ жол» широко распространено у казахов. По их представлениям, невинная девушка три раза должна была перешагнуть через раненого джигита, чтобы он излечился. Ср. у Есенберлина описание ситуации, когда Зейнеп (женщина – төре) из белой кости – «ақ сүйек» трижды перешагивает через раненого батыра. Это был древний, редко применяемый способ. Когда ничто уже не помогало раненому воину, то призывалась женщина из рода торе. При всем народе она должна была переступить через него. Если женщина была чиста перед своим мужем, то воин выздоравливал, если же она хоть раз изменила – воин тут же умирал.

«Ақ жол» служил не столько средством исцеления, сколько испытанием женской верности.

Белое в человеке это отблеск лучших душевных качеств, главное из которых – стремление к гармонии с миром людей и миром природы, единение-сближение с миром и стремление сохранить это единение. Речь идет о внутренней кристальной чистоте помыслов и поступков: Өзінің ғана арнамысын ластап қойған жоқ, ол біздің ақ жанымызға да қаяу салды ғой (Əлімжанов); Ақтарылып айтайын ақ сырымды, деді жеңгесіАқ сапарлар адам үшін дос құмар (Қанахин); Ақ төсегімді арамдап, адал некемді аяққа таптар ма едің (Сматаев); Осындай ақ көкірек адыраңбайлығыңнан ер атыңды есер атаңдырдың (Кекілбаев).

Смысловое содержание концепта «белый» в русском языковом сознании также широко. Надо отметить, что по отношению к слову «белый» словари русского языка соответствующих переносных значений не выделяют, однако помещенный в конце словарных статей фразеологический материал с достаточной очевидностью свидетельствует о том, что потенциально они все же в нем присутствуют. Ср., например: «Рубашка черна, да совесть бела», «Говорит бело, а делает черно», «Свет бел, да люди черны» (Сл. В. Даля).

В английском языке нoминативное значение слова «белый» цвета снега или мела: white – at the colour of fresh snow or common salt or the common swan’s plumage … (белый цвета свежего снега, обыкновенной соли или обычною оперения лебедя).

Даже когда white-белый-ақ сочетается с существительным, явно обозначающим нечто плохое, этот цвет смягчает, облагораживает негативное значение последнего: white lie – ложь во спасение.

Следует также подчеркнуть, что метафорические значения белого и черного цветов в английском языке совпадают с русским. Интересно культурное различие, обусловленное, по-видимому, климатом: русские откладывают, берегут что-либо жизненно важное на черный день, а англичане – на дождливый: against a ranny day[3].

Цвет «черный» используется и в казахском языке для образной характеристики отрицательных черт и поступков, несчастий, дурного настроения, плохого, злого, имеющего плохие намерения человека. Глубинная оппозиция цветообозначений ақ – қара, по мнению А. Ислам, исходит из глубинной структуры познания мира в целом, дифференцированного разделения на этот и тот мир – «Жарық дүние» - «қараңғы дүние», «жизнь и смерть, добро и зло» (см. об этом в работе [4, 54]).

В периферийной части концепта «кара» в казахском и в русском «черный» совпадают те семантические плоскости, которые содержат негативную оценку явлений. Приведем несколько примеров в русском языке: чернорабочий, черная магия, черная зависть, черная неблагодарность, черные мысли, черная душа. Пр.: «Своим уготованы высокие должности, а он, послушный исполнитель, будет выполнять черную работу» (А. Рыбаков). В английском языке: Black looks, black as sin (мрачнее тучи), black dog (дурное настроение), to look black (становиться мрачнее тучи) .

В устойчивых сочетаниях большинства языков отражается примерно одинаковый набор отрицательных коннотаций концепта «черный», они актуализируют лишь оттенки и разновидности общей отрицательной эмоциональной оценки именуемого объекта. Если с белым связано позитивное начало в окружающем мире (все доброе, светлое, счастливое, сакральное), то с черным все негативное (злое, темное, жестокое, несчастливое): And I am black but Oh, My soul is white. – Я черный, но душа моя бела (У. Блейк); Қара қайғының тереңіне бір батып (Кекілбаев).

И в английском, и в русском, и в казахском языках довольно часто цветовую характеристику получают организм человека, части тела, лица, одежда и т.д. Так, наиболее важной частью лица являются глаза. В сознании человека именно глаза напрямую связаны с внутренним миром человека, его мыслями, чувствами, душой. Обычно прямые цветообозначения глаз сосуществуют с метафорическими, закрепившимися в сознании людей. Наиболее часто описываются глаза при помощи оттенков черного и серого цветов (стальной, жгучий, иссиня-черный и др.):

«…она, Анастасия, находилась в полном расцвете сил и красоты. Ее черные, как смоль, волосы, черные глаза, полные страсти и огня, смуглый цвет лица, на котором играл яркий румянец, ее гренадерский рост и дебелость вскоре совсем очаровали слабого до женской красоты Аракчеева.» (Гейнце. Аракчеев).

С помощью цветообозначений достаточно часто и естественно описываются волосы. Для описания волос в английском языке чаще всего применяется термин «белокурые кудри», связанный с фольклором, в русском языке преимущество имеет русый цвет (русая коса, русый чуб), в казахском языке – иссиня-черный (как крыло ворона). Белокурый цвет кудрей связан с положительными коннотациями, и в английском языке это цветообозначение достаточно частотно оно символизирует молодость, доброту. В казахском языке частотен чёрный цвет волос, он может иметь как прямое, так и метафорическое значение. Наибольшее число цветообозначений волос связано с колоремой седой. Обычно эта лексема символизирует мудрость, старшинство, преклонный возраст.

Сочетания белая кожа, белое тело, белые руки, белая шея, белый цвет лица непременно входят в стандарт женской красоты и привлекательности. В казахском языковом сознании примеры, в которых эпитетом «ақ» наделяются руки (кисти рук), предплечья, также служат тому подтверждением: Ақ білегін жарқырата ашып, екі қолын басынан асыра алды да, төбеге қарап тым-тырыс жатты (Қанахин); Ақ дидарыңды көзден бір таса қылғым келмейді (Нүрпейісов); Мақпал қара кірпігі, алма гүліндей ақ реңі əлі есімде (Мұратбеков).

Рассмотренные примеры подтверждают, что концепт «цвет» и его конституенты организованы по полевому принципу центр/периферия и представлены этимологическим, понятийным, образно-ассоциативным, эмоционально-оценочным компонентами. Компоненты концептов конституируются прототипическими (генетическими), понятийными (денотативными и сигнификативными), образно-ассоциативными и эмоционально-оценочными смысловыми признаками:

Цвет является одной из констант или одним из принципов культуры, который может служить моделью развития, отображающей пути формирования, освоения, закрепления в культурной памяти не только общих, но и национально окрашенных культурно-значимых концептов. Многие явления культуры не могут быть поняты без учета значения цвета, в том числе в концепте «человек» можно выделить ряд общих ассоциативных цветовых полей, в которых много эквивалентных реакций, отличающихся друг от друга количеством реакций.

Таким образом, проблема концептуализации человека через цветовосприятие подтверждает мнение В.И. Карасика о том, что «концепты являются первичными культурными образованиями, выражениями объективного содержания слов, имеющих смысл, и поэтому транслируемыми в различные сферы бытия человека» [5, 27].

 

 

  1. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М., 1997.
  2. Радбиль Т.Б. Основы изучения языкового менталитета.М., 2010.
  3. Кульпина В.Г. Лингвистика цвета. – М., 2008.
  4. Жаркынбекова Ш.К. Моделирование концепта как метод выявления этнокультурной специфики. – Алматы, 2008.
  5. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград, 2005.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...