Когнитивные аспекты фразеологического значения

Когнитивную значимость во фразеологическом знаке имеет, прежде всего, сам процесс и результат образования ФЕ, идиом. Номинация – вот та когнитивная процедура, операция, из-за чего создаются такие языковые образования как слова, непредикативные словосочетания, ФЕ, идиомы. Идиомообразование немыслимо без такого когнитивного, мыслительного механизма, способа мышления, осмысления мира, отношений между явлениями мира как метафора и метономия. Идиомы представляют собой особый тип языковой номинации и характеристики явлений мира. Метафору следует раскрыть как особый когнитивный механизм, особое когнитивное действие, результатом которого является создание идиомы, ФЕ. Метафора – высокопродуктивный когнитивный механизм, когнитивная операция по созданию образных лексических и фразеологических средств номинации. И лексика, и фразеология эксплицируют концептуальные, понятийные модели мира или глубинные ментальные структуры. Язык же, по признанию лингвистов, окрашивает через систему своих значений и их ассоциа ций концептуальную модель мира в национально-культурно окрашенную модель. Метафора признается моделью порождения новых значений, т.е. она выполняет в языке ту же функцию, что и словообразовательная модель. Но она более сложна и действует имплицитно и нестандартно. Сложная синтезирующая деятельность метафоры всецело зависит от ее творца. Метафора направлена не только на обеспечение особого рода единиц образной номинации и особых концептов, но и на прагматический эффект, прагматическое воздействие на слушателя и читающего. В образном значении, так или иначе, сохраняются следы образа, который возникает от соответствующего обозначаемого: метафора по своей природе строится на сходстве и стремится показать сходства, сравнивать на предмет сходства явления самых разных областей. На самом деле они разные, не сходные по своей онтологии, но метафора по своему воображению приписывает определенные сходства, сходство каких-то их свойств. Метафора как бы уравнивает наблюдаемое, конкретное и ненаблюдаемое абстрактное, умопостигаемое, через конкретное абстрактное, трудно понимаемое становится ясным. Считается, что в структуру метафоры может быть включен символ, эталон, а сама метафора является в большинстве своем стереотипом, отсюда и идиомы квалифицируются как стереотипы. Метафору сегодня изучают как процесс, в котором взаимодействуют два признака: что ищет имени и что сообщает имя. Это взаимодействие приводит к получению нового знания о мире и к вербализации этого знания. Метафоризация привносит в новый концепт знания об уже познанном и названном объекте. Новые знания об объекте ФЕ отображены в значении ФЕ. Считается, что техника метафоры и слитность метафорического процесса еще во многом остается тайной, так как метафора не исследовалась ни в онто-, ни в филогенезе. Метафоризация начинает действовать, происходить, как только ощущается подобие между двумя качественно разными явлениями. В этом случае и формируется типовой образ реалии, но это не настоящее сходство, а только либо воображаемое, либо приписываемое.

Метафора неоднородна, и в лингвистике выделяют следующие ее типы:

Идентифицирующая метафора. Она действует в тех сферах мира, которые воспринимаются органами чувств. На ее основе называют «натуральные» объекты, артефакты и т.д. ср: львиный зев, хлеб-соль, мурашки по коже побежали, кровь с молоком, to get goose bumps, to catch smb’s eye, to play smth by ear и т.д. В качестве примеров идентифицирующей метафоры приводят ботанические обозначения, пастушья сумка, значения локации под носом, горячая точка, временных отрезков с минуты на минуту.

Концептуальная метафора. Она приводит к формированию абстрактного значения [1, 66], ср: приходить на ум, в голову, вертится в голове, заглянуть в чью-то душуto feel one’s heart sink, to keep one’s head above the water, to bawl one’s head off и т.д. В отличие от идеентифицирующей метафоры концептуальная метафора гносеологически и номинативно высоко значимостна, ибо она создает новый идеальный объект и на его основе заполняет лакуны в номинативной системе языка. Так, не от мира сего – не просто странный человек, но скорее – живущий более высокими ценностями, нежели житейскими. Концептуальная метафора квалифицируется как непродуктивный, но достаточно распространенный способ наименования, образ объявляется как помеха для формирования абстрактного значении, он как бы делает его более конкретным, а значит, понятным, ср: умереть и испустить дух – особое представление о конце жизни у христиан, т.е. фразеологическое значение как бы национально мааркировано, имеет национально-культурную коннотацию.

Идентифицирующая и концептуальная метафора квалифицируются как два базовых типа метафоры, а в качестве третьего типа метафоры выделяют образную метафору, которая со своей стороны объявляется производящей основой для создания двух таких ее разновидностей как оценочная и оценочно-экспрессивная метафора.

Образная метафора семантически, т.е. по своему образному значению очень разнообразна, так как ее образное значение всегда зависит от контекста употребления образных ФЕ, идиом, а такие контексты очень разные. Образная метафора выполняет, по мнению фразеологов, образно-эстетическую функцию. Под такой функцией понимается такое воздействие на реципиента, которое вызывает в нем ценностное отношение к миру в терминах прекрасное, безобразное. Метафора квалифицируется то как когнитивный механизм, форма и способ мышления, то как образно-эстетический эффект. Образная метафора обладает порождающей способностью – она особый способ, механизм создания образа мира. Образно-поэтическая метафора на основе своей двуплановости образно-художественно рисует мир в самых разных образах и поэтому вполне естественно, что носители соответствующего языка не просто используют в своей речи такие метафоры, метафорические образы, а как, говорит Дж.Лакофф [2], живут в них, мыслят ими. Образная метафора, по мнению фразеологов, выдает воображаемое за действительное, она, говорят они, не оценивает, но рисует, поэтому она беспредельна и создает инобытие мира.

На этом фоне характеристики лингвистической природы образной метафоры становится понятной такая ее особенность, что образная окказиональная метафора редко входит в номинативную систему языка.

В соответствии с некоторыми положениями теории фразеологии в идиомах заключена такая когнитивная структура как гештальт-структура, ее главная функция категоризировать обозначаемые реалии в типовой образ и в образподобие. Гештальт-структура, как и метафора в целом, хранит память о прототипе и это, видимо, одно из главных назначений образной метафоры, ибо без прототипа не может быть ни образной метафоры, т.е. образного сравнения, метафорического образа, ни образных ФЕ, идиом. Образы и образные метафоры тематически разнообразны в том смысле, что одни из них отражают тему войны, другие – цвета, животных, птиц, растений ит.д. Ту или иную тему ФЕ, идиомы, метафоры просвечивают через свои внутренние формы. Гештальт-структура семантически многомерна и многофункциональна, она содержит в себе и психологический, и эмоциональный, и оценочный и национально-культурный аспект, которые оживляются при восприятии метафор, ФЕ, идиом слушающими или читающими и при использовании их говорящими, пишущими.

Оценочная метафора как отдельный самостоятельный тип метафор, утрачивает, как и концептуальная метафора, со временем свою образность, а образ обладает, как известно, силой создавать некое психологическое напряжение, иногда и определенную таинственность, мистичность, мифологичность, архитипичность, семантическую осложненность и т.д. Образ и образность привлекают прежде всего внимание слушающего, читающего, их значимость весьма разносторонне, они значимостны и для образного лексического и фразеологического значений, и для ассоциаций, и для культурного, оценочного, эмотивного, психологического аспектов языковой семантики, образных средств языка, образно-экспрессивной, оценочной номинации. Сущность и конечная цель оценочной метафоры определяется как оценка без образа и без экспрессивности.

Несколько иной природы эмотивно окрашенная метафора, считается, что она обладает наиболее сложным строением, наиболее сложной когнитивно-лингвистической природой. В ней содержится все, что характерно для оценочной метафоры, но она всегда более экспрессивна и эмотивно насыщена и в ней сильнее выражен модус фиктивности, т.е. «оператор как если бы».

Вершиной такой метафоры считается эмотивная модальность, которая есть последствие сохранения образа, который активизирует у слушателя определенные когнитивные (мыслительные) активности и психологические, чувственные ассоциации.

Во фразеологии процесс и результат образования целостно образных ФЕ или идиом понимается как такой процесс метафоризации, который в синтезированном виде содержит в себе выводное знание о денотате, ценностную его оценку, восприятие образной гештальтструктуры. В метафорах, идиомах определяющее значение имеет образ-подобие и по той причине, что именно сквозь его призму и воспринимается, осмысляется, понимается обозначаемый денотат. Образ-подобие в большой мере определяет и то, в каких социально значимых условиях речи должна и может употребляться идиома. Фразеология считает, что обозначаемое в идиомах явление реального мира служит всего лишь «темой для оценочного, эмоциональ ного, образно-субъективного отношения к нему. Типовой фразеологический образ, типовое образное представление в идиоме – это всегда результат категоризации двух фреймов, и этот факт является собственной причиной диффузности типового представления. В типовом представлении, по мнению фразеологов, важны не классообразующие признаки объекта обозначения и его ясные границы, а больше указание на принадлежность к особым членам класса. Та или иная особенность этого рода создается именно образным основанием метафоры, которое входит в структуру знаний о денотате идиомы, метафоры. Идиомы по своей семантической природе больше образно-оценочно характеризуют обозначаемый денотат, чем его называют, идентифицируют его, указывают на него. Именно по этой причине идиомы, образные ФЕ не приспособлены к функции обозначения явлений реального мира, поэтому их денотация диффузна, потому что в ней объединены признаки разных классов действительности, ср: обман и наглость в идиоме» вешать лапшу на уши».

Во фразеологии особенность знаковой функции идиом, которые не способны к функции идентификации связывается, прежде всего, с тем, что идиомы не наделены классообразующей способностью, они единичны, неповторимы в характере и природе своего образа, семантической структуры, прагматической функции. Они характеризуют не свойства денотата, не указывают на него, а приписывают ему определенный признак, т.е. идиомы обладают функцией предикации. Они приспособлены к функции предикации, так как содержат в своей смысловой структуре оценочную и эмотивную модальность. Фразеология дает и обоснование заключенной в идиомах иллокутивной силе, что предопределяет прагматические способности идиом. При этом считается, что иллокутивная сила приводится в действие образной гештальтструктурой, типовым образом идиомы. Идиомы признаются во фразеологии знаками наивной картины мира, обыденного сознания. Идиомы не только семантически сложны и специализированы, но и коммуникативно значимостны, они квалифицируются как микротексты, в которых есть какое-то начало, средняя и конечная фаза как единицы коммуникации и прагматики.

ФЕ, идиомы отличаются от слов и лексики тем, что имеют свои сферы номинации, т.е. свои области в реальном мире, в которых они выступают как регулярные средства их языковой номинации. Это такие области реального мира как человеческие средства, свойства лиц, характеристика лиц, межличностные отношения, социальные отношения, мышление, мыслительные активности и т.д. Это, словом основные идеографические области фразеологии.

В когнитивной науке центральную категорию составляют категоризация, структуризация знаний, использование знаний при разных видах когнитивной деятельности человека. В равной мере и в когнитивной фразеологии знания играют определяющую роль в анализе содержания, семантики ФЕ, фразеологических концептов.

Когнитивная лингвистика отличается от традиционной лингвистики, прежде всего, тем, что для исследования содержания языковых образований предлагается активно использовать категорию знаний, мыслительных структур, операций, процессов, целостный подход к изучению языка. К отличительной черте когнитивной лингвистики относят ее ментальный характер, т.е. целесообразность и необходимость при изучении языка непосредственно обращаться в языке к тому, что не дано в наблююдении. Когнитивная лингвистика исходит из первичности внутренних ментальных структур (структур знаний) и когнитивных механизмов, которые управляют операциями с этими структурами знаний. На этом фоне важной задачей когнитивных исследований признается развитие средств репрезентации ментальных категорий. Исследовательский инструментарий фразеологической науки при этом явно расширяется, потому что в метафорично традиционной фразеологии вливается аппарат и система ментальных категорий и феноменов для объяснения разных семантических явлений и процессов. Такому расширению способствуют национально-культурно выдержанная интерпретация явлений и сущностей. Перенятие методики фреймового и концептуального анализа фразеологической наукой позволяет адекватно представить разные ментальные и когнитивные категории и феномены.

В когнитивной науке и лингвистике слышны и мнения о том, что когнитивные феномены не поддаются однозначной верификации, но они опровергаются данными экспериментальнопсихологических исследований, применением психологических методов, частично раскрытием когнитивных следов в языковых структурах.

Нельзя сказать, что когнитивное осмысление фразеологии абсолютно новый факт. Такой опыт во фразеологии уже был, ведь фразеология имеет уже определенную историю своего развития. Фразеология развивалась и в других странах, но несколько в другом ключе, не в чисто лингвистическом, а когнитивно-психологическом. Традиционная или чисто лингвистическая фразеология изучает системные свойства ФЕ, их поведение в речи, в коммуникации, в тексте, в то время как когнитивно-психологическая фразеология изучает больше ментальные процедуры – процессы, операции, обеспечивающие хранение, отзыв из памяти ФЕ при восприятии языка и речетворчестве. Под идиомами в когнитивной фразеологии понимают устойчивые, воспроизводимые словосочетания, которые перерабатываются как лексемы, слова и характеризуются высокой степенью, языковой нерегулярностью.

В когнитивной лингвистике в качестве особой задачи понимается необходимость выяснения того, что нового дает когнитивнопсихологический подход во фразеологии для традиционной фразеологии и развития общей теории фразеологии. Когнитивно-психологический подход в изучении ФЕ, идиом – это не обоснование новой теории фразеологии, а расширение границ и исследовательских возможностей традиционной фразеологии. К наиболее типичным вопросам исследования традиционной фразеологии относятся такие вопросы как объем и границы фразеологии, типология ФЕ, границы фразеологической вариативности, фразеологическая семантика, функции ФЕ разных типов, текстообразующие закономерности ФЕ и т.д.

Когнитивно-психологический подход к фразеологии, ФЕ стремится найти ответ на другого рода вопросы, а именно на вопросы типа: Как репрезентированы идиомы в ментальном лексиконе? Какие типы знаний активизируются при создании и восприятии идиом? Как протекает процесс ментальной переработки идиом?

Психолингвистически ориентированное изучение когнитивной переработки идиом привело к ряду экспериментально полученных интересных результатам, требующих собственно лингвистической их интерпретации. Когнитивисты и психологи на протяжении уже вот нескольких десятков лет пытаются получить ответ на вопрос, какие ментальные процедуры вовлечены в процесс понимания идиом. В когнитивнопсихологическом подходе исследования фразеологии были предложены самые разные концепции, которые касаются разных аспектов ментальной переработки идиом. При этом речь не идет о глобальных лингвистических или фразеологических теориях, а о схемах объяснения теоретической основы обработки идиом в пределах того или иного вида экспериментального их исследования.

Как одну из своих центральных научноисследовательских проблем когнитивно-психологически ориентированная фразеология рассматривает последовательность ментальных процедур, операций, которые активизируются в сознании, мышлении человека при ментальной переработке идиом. Когда воспринимается мотивированная ФЕ, идиома, то встает вопрос о том, какая составляющая языковой структуры идиомы перерабатывается прежде всего: буквальный смысл прототипа ФЕ или само актуальное фразеологическое значение или оба типа семантики структуры идиомы одновременно. Речь идет тем самым о проблеме временной последовательности, о временном взаимодействии двух семантических видов в структуре идиом, двух семантических уровней в языковой структуре идиом. В связи с этим в когнитивно-психологическом подходе во фразеологии различаются три возможности:

  1. переработка буквального смысла прототипа ФЕ перед переработкой актуального образного фразеологического значения;
  2. переработка актуального образного фразеологического значения до переработки буквального смысла деривационной базы идиомы;
  3. одновременная или синхронная переработка обоих видов семантических структур в плане содержания идиом.

В соответствии с первым вариантом при восприятии идиом в речи ментально перерабатывается, прежде всего, буквальный смысл прототипа идиом и в действие вступают, т.е. активизируются в сознании, в мышлении человека одни типы когнитивных модулей, структур и механизмов в переработки языковых единиц, языковой информации. Если интерпретация буквального смысла прототипа ФЕ не соответствует контексту и ситуации речи, переработка его прекращается. Только если интерпретация буквального смысла в заданном контексте не имеет смысла, то производится ментальная переработка актуального фразеологического значения. Другими словами, ФЕ, идиомы могут реализовать разные виды своего прочтения: буквального и образного своего прочтения, в то время как свободные словосочетания реализуют один только вид своего прочтения – в их буквальном, конкретном, предметно-логическом их смысле. В таких случаях фразеологическая зона сознания, мышления, интерпретации содержания ФЕ, идиомы даже не активизируется, не то, чтобы реализовывается. Такой подход в интерпретационной модели ФЕ базируется на том факте, что при ментальной переработке буквального смысла ФЕ при ее восприятии интерпретации в речи невозможно предположить, что в данном контексте имеется в виду фразеологический смысл ФЕ и следует переключиться от буквальной, предметно-логической формы интерпретации на образно-фразеологическую. В когнитивно-психологическом подходе анализа ФЕ указывают в связи с данной проблемой на то, что буквальное прочтение ФЕ находится в отношении корреляции с так называемой моделью стандартной прагматики [3, 146-147]. В соответствии с этой моделью обращение к значению, отклоняющегося от стандарта, происходит только тогда, когда стандартное буквальное значение ФЕ не имеет место. Если имеет место реализация буквального прочтения ФЕ, буквально употребляемые ФЕ должны бы ментально перерабатываться быстрее, но экспериментальные исследования это не подтверждают. Специальные экспериментальные исследования по данной проблеме показали, что ФЕ, идиомы перерабатываются ментально даже быстрее, если они употребляются в их актуальном фразеологическом значении [4; 5].

Вторая концепция ментальной переработки идиом, т.е. переработки актуального фразеологического значения перед, раньше буквального смысла ФЕ, идиом исходит из возможности непосредственного обращения к актуальному фразеологическому значению при употреблении идиом в речи, вербальной коммуникации. Другими словами, с позиции данной концепции при употреблении ФЕ, идиом в речи актуализируется сначала актуальное фразеологическое значение, и в таком прочтении ФЕ внедряется в контекст. Только в том случае, если семантический результат употребления ФЕ, идиом окажется неудовлетворительным, то тогда происходит обращение к буквальному смыслу ФЕ, идиом. В соответствии с данной гипотезой ментальная переработка образного актуального значения ФЕ, идиом якобы проходит быстрее, требует меньшего времени. Буквальное прочтение идиом представляет собой, по мнению когнитологов, более сложный случай ментальной переработки информации, видимо, потому, что здесь участвуют и предметные знания, и законы человеческой логики, соблюдение этих законов, как и определенные психологические факторы. Данная концепция ментальной переработки семантических параметров плана содержания идиом и более адекватно и глубже отражает специфику, как плана выражения, так и плана содержания идиом, а также соотношений между этими двумя планами (например, такие категориальные признаки ФЕ, в том числе и идиом, как нерегулярность в отношениях между ними, семантическая целостность, образность, национально-культурная маркированность ФЕ, семантическая и прагматические специализации в семантике ФЕ, в их употреблении в речи, коммуникации и т.д.) Вместе с тем против мнения того, что образное актуальное фразеологическое значение ментально раньше перерабатывается, чем буквальный смысл ФЕ, говорит ряд экспериментальных данных. Речь идет о результатах исследования временного параметра в ментальной переработке языковых явлений и языковой информации. Согласно таким результатам образные идиомы ментально перерабатываются не быстрее, чем идиомы в их буквальном смысле.

Если при когнитивной (мыслительно-психологическо-языковой) переработке идиом можно прямо обратиться и оперировать актуальным фразеологическим значением, то из когнитивных позиций это значит, что идиомы репрезентированы в ментальном лексиконе (в котором зафиксированы общие лингвистические знания о словах) как подобные словам языковые образования. Если это действительно так, то идиомы должны ментально перерабатываться по тому принципу, по которому перерабатываются слова. В когнитивной науке доказано, что активизация семантики слова начинается задолго до того, как полностью осознается форматив, т.е. языковая форма слова. Слушающий или читающий (реципиент) строит разные догадки о семантике слова, которая с увеличением информации об акустике слова редуцируется до одного, единственно правильного значения слова [6].

В когнитивной фразеологии полагают, что идиомы ментально перерабатываются по данному принципу. Другие же экспериментальные исследования показали, что идиомы не перерабатываются по тому принципу, по которому ментально перерабатываются слова. В таких исследованиях испытуемым предлагались высказывания в устной форме, в которых имелись широко известные идиомы. Все контексты в них позволяли только образно-фразеологическое их прочтение. Испытуемым давали в письменной форме слово-ключ, которое стало бы поддержкой для идиоматической интерпретации идиомы.

Если силу имеет гипотеза о первичной переработке актуального фразеологического значения идиомы, то ключевое слово, ассоциативно вызывающее образное фразеологическое значение, должно ускорить переработку идиомы. Если же верна гипотеза о буквальном прочтении идиомы, то время переработки идиомы не будет испытывать никакого влияния со стороны ключевого слова, ибо активизация актуального значения не может произойти, пока не будет услышана вся языковая протяженность идиомы и весь контекст, в котором употреблена идиома.

Каждая идиома содержит ключевой компонент, т.е. слово, которое маркирует в процессе ментальной переработки качественную границу. До того, как реципиент услышит его, он старается интерпретировать идиому в ее буквальном смысле, но как только он услышал ключевое слово идиомы, то активизируется образное фразеологическое значение. Для того, чтобы реципиент был в состоянии воспользоваться языковой информацией об идиомах, хранящихся в ментальном лексиконе, он должен обладать достаточно широкой лингвистической информацией об языковой форме ФЕ, идиом. В противном случае он не будет знать, что имеет дело с ФЕ, идиомой. Это знание или чувство у него возникает не сразу после первого компонента идиомы, если формальный объем информации еще слишком мал. Но вместе с тем реципиенту не надо ждать до тех пор, пока не реализуется вся линейная протяженность идиомы, ФЕ. Это объясняет тот факт, почему устойчивые, синтаксически непрозрачные идиомы перерабатываются быстрее, чем переменные словосочетания.

Альтернативу о временном параметре переработки буквального и фразеологически образного прочтения идиом составляет концепция об одновременной их переработке, т.е. оба процесса когнитивной переработки двух уровней семантики идиомы протекают одновременно. При восприятии высказывания все его элементы соотносятся со своими семантическими репрезентациями.

При рассмотрении данной третьей концепции о ментальной переработке семантики идиом большую роль играет также контекст, но он имеет при этом несколько иные особенности.

Если у элемента языка несколько значений, они извлекаются из памяти как потенциальные семантические варианты или потенциальные семантические вариативности. Если только один их двух видов семантических типов в содержании идиом обнаруживает связанность с контекстом – буквальный смысл прототипа ФЕ или актуальное образное фразеологическое значение, то языковое сознание регистрирует данный факт. Если оба вида значения сознательно даны в контексте, то мы имеем дело с двойным эффектом. В потенциальном плане есть еще одна возможность. В том случае, если буквальный смысл идиомы не согласуется с контекстом, то реципиент не находит в своей семантической памяти подходящее образное прочтение идиомы. Он вынужден создать актуальное значение, согласующееся с контекстом. Таким способом создаются окказиональные метафоры и ментально перерабатываются незнакомые идиомы.

В случае, если это предположение окажется реальным, то ментальная переработка идиом этого типа определенно требует большего времени.

Если оба семантических уровня вовлечены в процесс их ментальной переработки, то это означает, что первоначальная фаза переработки открыта для различных альтернатив. Они зависят от различных факторов. Если буквальное прочтение идиомы едва ли возможно, ср: rob the cradle или оно абсурдно, то буквальный смысл идиомы рано подавляется и реализуется образная интерпретация идиомы, т.е. актуализируется актуальное образное фразеологическое значение. Если идиома мало знакома, то этот фактор может быть поводом увеличения времени ментальной ее переработки. Дело в том, что в этом случае, чтобы осмысленно интерпретировать незнакомое словосочетание реципиент должен сам уже придать ему собственный вариант содержательной осмысленности. В этом случае большую помощь окажет ясная интерпретация буквального смысла ФЕ, идиомы. Если идиома содержит редкое слово (например, applecart), то это стимулирует образную интерпретацию. Так, некоторые испытуемые пытались интерпретировать словосочетание upset the applecart образно фразеологически, в то время как в предложенных примерах и контекстах имелся в виду буквальный смысл словосочетания. 

Самостоятельную проблему в когнитивнопсихологическом подходе исследования фразеологии составляет вопрос о хранении идиом в ментальном лексиконе. В отношении данной проблемы в когнитивной фразеологии предполагаются три концепции, подхода ее решения:

  1. теория лексической репрезентации;
  2. гипотеза конфигурации;
  3. гипотеза семантической членимости идиом.

Здесь в качестве главного исследовательского инструмента также применяется экспериментальное исследование ментальной переработки идиом.

Данный исследовательский подход основывается на представлении традиционной фразеологии о том, что идиомы семантически целостны, семантически не членимы на свои составляющие.

 

 

  1. Опарина Е. О. Концептуальная метафора. Метафора в языке и тексте. – М., 1988.
  2. Lakoff G.Johnson M. Metaphors We Live By. – Chicago: University of Chicago Press, 1980.
  3. Glucksberg S. The Psycholinguistics of Metaphor // Trends in Cognitive Science. – Volume 7, Issue 2, February, 2003. – p.92-96.
  4. Gibbs R.W., Nayak N.P. Psycholinguistic studies on the syntactic behavior of idioms //Cognitive Psychology. – Volume 21, 1989. – p.100-138.
  5. Gibbs R.W., Brien J. Idioms and mental imagery. The metaphorical motivation for idiomatic meaning // Cognition. – c 36, 1990. – p. 35-68.
  6. Zwisterlood P.The locus of the effects of sententialsemantic context in spoken-word processing //Cognition. – Volume 32, No. 1. – 1989. – p. 25-64.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...