Архетипы «Дом» и «Бездомье» в русской литературе

Архетипы «Дом» и «Бездомье» нередко встречаются в русской литературе. Многие литературоведы, культурологи, психологи и философы посвящают свои исследования этому вопросу. Е. Шутова в работе «Архетипы «Дом» и «Бездомье» и их объективация в духовной культуре» говорит, что эти архетипы входят в онтологию культуры, где они характеризуют социокультурное пространство, созданное человеком для своего укрытия от внешнего мира и первичной социализации. «Дом обозначает одну из базовых потребностей и положительных ценностей человека, а бездомье – одну из отрицательных ценностей либо положительную ценность в значении пути к дому. Архетипы «Дом» и «Бездомье» играют методологическую роль по отношению к гуманитарному знанию, характеризуя различные сферы духовной культуры. [1, 15]. По словам исследователя, сюжетные мотивы дома и бездомья можно отнести к разряду культурно-символических мотивов, так как данные понятия формируются во многом религиозно-нравственным культурным наследием.

Другой исследователь О.В. Мамонова в работе «Семантика сюжетных мотивов дома и бездомья в русской романтической поэзии. В.А. Жуковский. М.Ю. Лермонтов» отмечает, что к категории дома отечественное литературоведение обратилось сравнительно недавно. «Это связано с тем, что в последние два десятилетия не только вскрывается и анализируется религиозный пласт в мировоззрении, но ведутся поиски новых методов исследования, адекватных введению и интерпретации новых категорий, таких как пасхальный архетип, соборность, русская идея и некоторые другие. К числу последних отчасти можно отнести и понятие дом как одно из основополагающих культурных ценностей, вбирающих в себя и религиозный аспект» [2, 24].

Интересен тот факт, что оппозиция дом – бездомье появляется в российском литературоведении в связи с бездомьем в произведениях А.А. Блока, М.А. Булгакова (Ю.М. Лотман, В.Я. Лакшин), поэтому к категории дома литературоведение движется как бы от противного, точкой восхождения выбирая литературу XIX века. Определение семантики дома, осмысление её роли в культуре и, в частности, литературе только начинается. На сегодняшний день можно говорить о постановке проблемы или о выявлении данной доминанты в творчестве отдельных писателей XIX века, поэтому обратимся к обзору научной литературы на эту тему.

Теоретической разработкой понятия дом в русской классической литературе занимались В.Ф. Переверзев, Ю.М. Лотман, В.Г. Щукин и другие.

Ю.М. Лотман прослеживает связь архетипа дома в литературе XIX века с фольклорной традицией, где жилище строится на соотношении антитез: дом-лес, своё-чужое, земное-небесное. Эта традиция, как утверждает учёный, является устойчивой и продуктивной в творчестве писателей XIX столетия.

Ничипоров пишет, что «бездомность – это не только материальное отсутствие стен и крыши, но это часто и метафизическая бездомность владельца квартиры или дома» [3, 31]. Оба автора связывают бездомье с духовностью, притом с духовностью, которая имеет оттенок некоторой неполноты, трагичности, а иногда потери, разрушения. Понятие бездомъя пересекается с семантическим полем концепта «духовного странничества», введенного Ю.С. Степановым. «В «духовном странничестве», – пишет исследователь, – мы различаем два его вида. Тревожные души пускаются в странничество либо по миру, в поисках всё же – как ни парадоксально – в этом мире мира другого, либо внутри себя, в поисках Бога» [4, 24]. Автор связывает с понятием «духовного странничества» концепт перемены места, беспокойства, мотив отрыва от родной почвы. Подобные концепты вбирает в себя и понятие бездомья. Но если странничество – это путь, то бездомье – скорее определенные координаты (некая остановка в пути или финал).

Е.В. Шутова отмечает, что архетип «Дом» имеет широкий спектр смыслов в русской художественной литературе: «Дом-отчизна (родина)», «Дом-поле битвы», «Дом у дороги»,

«Картежный (Карточный) дом», «Дом-гнездо», или «Дом-семья», «Город», «Петербург», «Деревня», «Дом-кладбище», «Дом-тюрьма», «Дом без хозяина», «Дом без фундамента»; архетип

«Бездомье» – «Бездомье – странничество», «Бездомье – скитальчество» как бегство от жизни, одиночество, утрата надежд, разочарованием жизни или поиск Дома как символа нравственно осмысленного труда, красоты и счастья.

Через архетипы «Дом» и «Бездомье» изображается история российского общества в ХIХХХ вв. В русской художественной литературе

ХIХ-ХХ вв. они «прорастают» в виде архетипических образов, сюжетов и мотивов, вследствие чего выделяется литература Дома и литература Бездомья.

В онтологическом плане «Дом» и «Бездомье» представляют социокультурное пространство жизни человека, в котором отражаются общество и историческая эпоха. Тема Дома становится идейным фокусом, вбирающим в себя мысли о культурной традиции, истории, гуманности человека, а тема Бездомья неразрывно связана со странничеством, скитальчеством, неподлинной жизнью или поиском подлинной. В классической художественной литературе прошлого преобладал архетипический образ «Дом», а в неклассической литературе ХIХ-ХХ вв. – «Бездомье».

По словам А. Шуклина, архетип Дома – концептуально важное понятие в творчестве русских классиков. Именно Дом является главной составной частью в создании автором особого образа своей Родины. Ощущение себя на родине или вне ее может в значительной мере влиять на внутреннюю гармонию человека, его отношение к себе и окружающим, к своей истории, предкам, своей земле. Великая русская литература на протяжении столетий обращенная к душе русского человека, к его радостям, болям и скорбям, не обошла стороной и этот важный вопрос.

Д.С. Лихачев отмечал, что русская литература уже с древнейшего периода отличалась высоким патриотизмом, интересом к темам общественного и государственного строительства, неизменно развивающейся связью с народным творчеством.

Шуклин говорит, что само понятие «образ Родины», на наш взгляд, не имеет категоричного определения. Несомненно, что в художественной литературе оно может проявлять себя в различных трактовках. Сюда следует отнести такие важные понятия как «образ родного дома», «родного очага», «родного отечества», «образ России, Москвы, Петербурга», образ русской природы и несомненно – «образ Сибири» и «образ провинции», без которых понимание образа родины будет неполным.

Первым ярким примером в истории русской литературы, в котором отразилась проблема образа Родины, является «Слово о полку Игореве». Д.С. Лихачевым отмечено, что «слово» посвящено теме защиты родины, оно лирично, исполнено тоски и скорби, гневного возмущения и страстного призыва. Во многом это обусловлено историческими событиями того времени. Междоусобные войны князей, победы, поражения истощали духовное здоровье Руси и населявших ее людей.

А. Шуклин отмечает, что в комедии Грибоедова «Горе от ума» в восприятии Фамусова пространство отечественного Дома уподобляется пространству дома семейного. В понимании границ дома характерной чертой Фамусова является оппозиция «свое – чужое» Т.И. Радомская в своей работе делает важное замечание, что «мир древнерусской истории, в котором понятие Дома было сопряжено с понятием Отечества, а то и другое вместе восходило к Отцу Небесному и Отечеству Небесному. Стоит отметить, что «тема поиска Отечества определяет феномен Дома в «Горе от ума» и оказывается непосредственно связана с образом Чацкого. «Стремление Чацкого к своему дому восходит к притче о блудном сыне, возвращающемся в свое отечество. Тема поиска Дома проходит через всю пьесу» [5, 170]. В пьесе Грибоедовым «осмысляются связи Отечества земного с Отечеством Небесным. Феномен Дома воспринимается как духовное пространство, в котором соединяются усопшие и живые» [5, 173].

В творчестве А.С. Пушкина образ Родины напрямую связан с Отчим домом. Для автора Отчий дом – наследственное имение, в котором покоится прах предков. Это конкретный образ, повторяющийся не раз в разных стихотворениях поэта, углубляется и получает свое духовное осмысление в незаконченном стихотворении «Два чувства дивно близки нам». В «Медном всаднике» образ Петербурга показан как государственный Дом, соединяющий подданных в одну семью. В «капитанской дочке» «феномен Дома воспринимается и осмысляется Пушкиным через стихию русского бунта. В отличие от «Медного всадника», в «Капитанской дочке» она преодолевается через созидание Дома» [5, 180]. В творчестве Лермонтова «феномен дома связывается с темой пути, причем романтический мотив разочарованного, «гонимого миром странника» характерен для его траектории» [5, 189]. Как отмечает Т.И. Радомская, «в земном Отечестве поэту близко то место, где могила его отца, ушедшего на небо, оно названо родиной» [5, 191]. Стихотворение «Мой дом» полностью посвящено образу родного Дома, в нем показано желанное, но редкое для Лермонтова устроение души, в котором земное и небесное находятся в согласии. Это идеальная модель Дома, к которому лирическое «я» стремится и о котором помнит. Обретение Дома в творческом сознании Лермонтова происходит большей частью в таком пространстве, где нет современного человека. Это или мир природы, где душа встречается с Богом, или мир русской истории.

Согласно Шутовой, анализ феноменов Дом и Бездомье, имеющих полимодальную семантику в разных формах общественного сознания, позволил выявить, что в аспекте философии культуры они являются архетипами, образами коллективного бессознательного исторических общностей; в аспекте истории культуры – культурными образцами; в аспекте философской антропологии – мировоззренческими категориями, характеризующими место человека в мире. В качестве архетипов образам «Дом» и «Бездомье» присущи такие сущностные особенности как идеальность (коллективное бессознательное), универсальность, способность к объективации, аксиологическая многосмысловая нагруженность.

 

Литература

  1. Шутова Е.В. Архетипы «Дом» и «Бездомье» и их объективация в духовной культуре. – Омск: РГБ ОД, 2011. – 174 с.
  2. Мамонова О.В. Семантика сюжетных мотивов дома и бездомья в русской романтической поэзии. В.А. Жуковский. М.Ю. Лермонтов. – М.: РГБ ОД, 2004. – 131 c.
  3. Ничипоров Б.В. Благодатные перемены. Обретение дома. – М., 1994.
  4. Степанов Ю.С. Концепт «духовного странничества» в России ХIХ-ХХ вв. – М.: Русское подвижничество, 1996.
  5. Радомская Т.И. Символ Дома в русской классической литературе и национальная духовная традиция (А.С. Грибоедов, А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов). – М.: Русскiй Мiръ, 2007.
  6. Юнг К.Г. Архетип и символ. – M.: Ренессанс, 1991.
  7. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. – СПб.: Питер, 2002. – 352 с.
  8. Юнг К.Г. Психология бессознательного. – М.: Канон+, 2003. – 400 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...