Поэтические функции персонажей без «орнаментума» в поздней прозе О. Бокеева

В поздней прозе О.Бокеева, состоящей из повестей «Снежная девушка», «Чертов мост» и романа «Атаукере», решаются ключевые проблемы времени, художественно исследуется «духовное существо» современного человека. В этих сочинениях особенно глубоко изображется именно духовность человеческой личности, тот неощутимый слой «собственной атмосферы» человека, который столь важен для постижения как су ти отдельного образа, так и социума в целом. Исследователи творчества писателя отметили, что на рубеже 70-80 годов в его прозе все ощутимее выявляется нравственно-философский аспект, предполагающий необходимость пристального внимания к духовности человека и его окружения [1, 177-185]. Стремление автора поставить в центр своих сочинений образ думающего человека, мысль которого захватывает коренные проблемы жизни общества, способствовало расширению их диапазона [2]. Поэтому представляет научный интерес выявление того, как изучаются О.Бокеевым духовность отдельной личности и как «просматриваются» сквозь нее явления и тенденции национального масштаба в их социально-исторической обусловленности. Вместе с тем, необходимо отметить то что писатель стремился рассматривать человека во всем его естестве, то есть в «чистом виде» еще в ранних рассказах, затем все это стало одним из непременных качеств его поздней прозы.

Творческий интерес к образу человека «без всякого орнаментума» открывал для художника новые возможности психологического, национально обусловленного исследования личности современного человека. Все это значительно способствовало глубокому постижению «духовного существа» человека и потому все более утверждался как важный принцип его поэтики, явившись одной из действенных форм раскрытия духовного мира героев в философской прозе О.Бокеева.

Изучение поэтики прозы писателя через систему средств и принципов художественного воспроизведения человеческой личности стало задачей специальных исследований в работах Г.Ж. Кизатовой, М. Жанузаковой и других. А принцип изображения человека без «орнаментума» как один из моментов бокеевской поэтики пока специально не рассматривалась. К тому же вопрос о его творческом претворении в поздних произведениях также не изучался.

Интерес к философско-эстетическому осмыслению действительности заметен в ранних рассказах О. Бокеева. В творчестве молодо го писателя автор – повествователь не только взаимодействует с мыслителем, но и зачастую с ним спорит и полемизирует. Бокеев – новеллист показал мир казахского аула как неиссякаемое таинство жизни и как мощная духовная сила, в которых его герой черпали силы. Таким образом, линия показа человека без «орнаментума» встречается в так называемых «ауыл хикаялары», где этот творческий принцип сформулирован и достаточно ясно выделен. В каждом рассказе – своя вариация развития этой линии, свои способы показа человека в его «первородном» значении, в духовной обнаженности. Его герои стараются прикрывать от глаз окружающию «наготу души своей», боятся «переполоха людской души».

Постигая духовность человека, Бокеев стремится изучить все «окресности образа», то есть мысли, эмоции, чувства как в развитии духовно-социальных, так и индивидуально-общественных отношении. Человеческий характер в повести «Чертов мост» и в романе «Атаукере» рассматривается в его предельном выражении, то есть в напряжении духа и разума и при этом непременно в проекциях на прошлое и будущее. В послесловии к своей книге «Бәрі де майдан» О.Бокеев отмечает, что его интересует не сколько сами жизненные реалии, сколько человек. По его мнению, именно в человеке – в нравственно-духовном содержании личности, в диалектике его внутреннего мира и находят отражение, своеобразное преломление явления действительности. Показ человека во всех его потенциальных разностях, во всей многоликости характеров, судеб и поступков становится главным пунктом в прозе писателя.

Поставив перед собой творческую задачу исследовать духовную жизнь человека и социума О.Бокеев сответственно этому определил и логику построения произведений и принципы расскрытия характеров персонажей. При этом автор отвел немалую роль принципу показа человека без всякого «орнаментума». Чтобы представить героя во всей его духовной обнаженности, писатель использует выражение «голый человек» так, что совмещает оба его значения – прямое и переносное. Однако глубокий психологический подтекст в повести «Снежная девушка» и романе «Атаукере» явственно ощутим, и он-то как раз особенно важен для автора, на нем и акцентируется внимание читателя.

Другая вариация изображения персонажа в его обнаженной человеческой сущности – это представление о человеческой «наготе» как духовной опустошенности. Такова мысль о «распаде» Ерика о расстерянности, которые охватили его во время трудного разговора с бывшим другом. Мысль о духовной человеческой наготе подчеркивается автором и в характеристике, данной Айне, жене Ерика. Порою тот же принцип психологической характеристики обретает в романе иные конкретные установки. Мать Ерика Нюра-апай нарочно рядилась в богобоязненную мусульманку. О ней читатель узнает, что Нюра заранее выверяет каждый свой жест и любую интонацию, ибо она обладает способностью никогда не раскрываться перед собеседником, как бы спрятать от людских глаз свою «духовную наготу». Вполне соответствует этому та словесная игра, которую Нюра, уже наметившая свой предварительный умысел, ведет с Таганом. Психологически сложен эпизов в романе, где Айна после смерти своей свекрови обнаруживает в ее сундуке тщательно припрятанную икону, которого долго берегла Нюра. Такая картина создает имплицитную смысловую нагрузку и заставляет пристально прочитывать эпизоды, связанные с матерью Ерика.

Следует отметить что принцип показа человека в его духовной обнаженности используется автором не только, да и не столько для выявления слабых сторон одних персонажей, сколько для исследования пусть мучительного и сложного, но неизбежного процесса духовного роста других героев.

Если в качестве духовной деградации человека выделяется мысль о человеческой «наготе», в противоположность этому, духовное обогащение характеризуется как желание «одеть» свою «наготу». Например, Таган, рассказывая Айне о своих мучительных идейных поисках, говорит об этом.

Творческая цель О.Бокеева показать героя «без всякого орнаментума» определила и некоторые композиционные особенности его романа. Писатель как бы снимает с героев все, слой за слоем, чтобы посмотреть, что же это за человек. Этот художественный прием использован при характеристике героев-антиподов романа «Атаукере». Таган и Ерик появляются рядом в эпизоде, воспроизводящем их случайную встречу в горах. Столкнув их в неоднозначной ситуации и оставив на время для перебрасывания пока еще незначающими репликами, автор, словно пристально вглядываясь в того и другого, начинает повествование об истории их взаимоотношений и судьбе каждого в отдельности.

Писатель «слой за слоем» снимает смысловые пласты с Тагана. Он лишен семейного тепла, ощущает свою ненужность в обществе, переживает трагедию разбитой мечты. Нам кажется, главное для этого произведения – в ином. Важен путь показа думающего человека в его «обнаженной сущности» для автора. «Атау кере» – это путь воспроизведения нелегкой судьбы мыслителя-философа, когда поражение терпят его привычные установки, духовные ориентиры. Открытые, обнаженные лекции пьяного Тагана, адресованные в пустоту являются сложной метафорой писателя. Таган обнажает себя, свой внутренни мир камням, деревьям, пустому отчему дому.

Смысл самой контрастности характеров Ерика и Тагана состоит не только в четком выделении двух мировозренческих разнонапраленных мнении: духовного обогащения Тагана и духовной деградации Ерика. Раскрывая характеры этих героев в их сложной взаимосвязи, О.Бокеев стремится прежде всего к выявлению социально-психологических первопричин такого состояния каждого из них и к определению будущих последствии их нынешних действий и мыслей. А духовной сущности не увидеть в человеке, не «сняв» с него всего «орнаментума», поэтому персонажи романа предстают в том взаимопроникновении, без учета которого трудно понять авторскую позицию. Для писателя важны духовные биографии каждого героя, которые являются скрещением многих координат действительности. В романе каждое явление становится внутренней силовой линией авторской мысли, ее глубинными путями и узловыми сцеплениями. Вся сложная система ответвлений определяют собой органическую взаимосвязь между самыми разнохарактерными персонажами романа, когда они как бы «врастают» один в другого. Вместе с тем каждый образ вырастает на пересечении многих «мыслительных координат». Здесь и философские раздумья, и нравственные взгляды, также на скрещение характеров писатель высвечивает национальные, социальные наисущественные в каждом из них.

Такая сложная взаимосвязь между персонажами определила собою своеобразие приемов раскрытия характеров, особенна сложна в этом плане духовность личности. Ведь человек не ограничен той телесной оболочкой, которую изображает автор. Вокруг него есть еще слой его собственной атмосферы, зачастую это может быть главным. Чтобы воссоздать этот слой персонажа О.Бокеев показывает сферу его духовного общения, рассматриваемую в разных аспектах. Многое в его литературных героях как бы внутренне замкнуто, а часто неосознано и самим индивидумом. Поэтому прежде чем воспроизвести «телесную оболочку» своих героев писатель как бы входит в слой его «собственной атмосферы». Появлению каждого персонажа предшествует определенная психологическая подготовка, иначе говоря – часто используемый О.Бокеевым прием психологического предварения. А ситуации «неузнавания» еще больше усиливает смысловую значимость предварения.

Важную роль в расскрятии «потайных корней» Тагана и Ерика играют «картины судьбы» героев.

Любовная линия в романе на первый взгляд кажется не главной и в плане событином, ибо показана в значительной степени опосредовано, как одно из проявлений духовной сущности человека.

Для изображения человека «без всякого орнаментума» и воспроизведения «слоя его собственной атмосферы» писателю было важно показать развитие «духовного существа» героев. Поэтому автор показывает своеобразный «след» души персонажей, используя «проекции» на прошлое и будущее. Моменты «путешествии» в прошлое являются по-своему переломными в жизни каждого из этих героев романа. Образ прошлого способствует обнажить духовные сущности, далеко запрятанные от чужих глаз. Развернутое представление заброшенного родного села героев, каждый дом, каждое дерево как бы наводит уныние. Изображая отчии дом автор использует экспрессивные средства речи. Оценочные эпитеты, спаренные эпитеты, различные метонимические обороты создают собирательный образ отчего дома, наделенный признаками живых существ и символизирующих собой цепляющееся за жизнь прошлое.

В романе место и время действия узнаваемы. Смена времен года имеет образное наполнение: «переход» через зиму ассоциируется с преодолением трудного перевала в духовной жизни персонажей. Хронотоп «Атаукере» предельно сжат, автор редко перемещает героев в пространстве. Автор стремится к лаконичности, большой смысловой емкости повествования. В изображении современника писатель пытался отыскать ту «формулу», которая поможет понять духовную сущность и отдельного человека и самой эпохи. Художественное исследование сферы духовной жизни человека в его духовной обнаженности позволило О.Бокееву по-своему обьяснить процессы происходящие в потрясенной, подозревающей, преобразующейся человеческой душе.

 

Литература

  1. Кирабаев С.Казахская литература советского периода. – А. 1998. – 224 с.
  2. Есембеков Т.У. Функции драматизма в художественном тексте. – Алматы, 2013. – 304 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология