Некоторые вопросы сопоставительной типологии фразеологизмов в русском и казахском языках

Сопоставительное изучение языков представляет одно из ведущих направлений современной лингвистической науки. Сопоставление позволяет вскрыть сходства и специфические для каждого языка различия в выборе фонетических, лексических, грамматических средств, при описании одних и тех же фактов языковой действительности.

Сопоставительное исследование языков требует не только применения, но и дальнейшей разработки методов и приемов изучения фактического материала сопоставляемых языков, так как некоторые вопросы сравнительно-сопоставительной лингвистики остаются дискуссионными, требующими своего дальнейшего решения.

Объектом сопоставительного анализа в данной работе является фразеологическая система русского и казахского языков Фразеология русского и казахского языков богата и разнообразна по как по составу, так и по содержанию, отличается своеобразием, красочностью и выразительностью. Кроме этого они обладают развитой системой выразительных средств: многозначностью, богатой синонимикой.

Большой интерес для сопоставительного исследования лексических средств языка представляют фразеологизмы, в которых отражается национальное своеобразие истории, представлений, связанных с трудовой деятельностью, бытом и культурой народа.

В русском языке существуют фразеологизмы, без которых фактически не может обойтись речь, особенно разговорная, и которые очень часто встречаются в художественной литературе, публицистике, и находят применение даже в научном изложении. Это такие фразеологизмы как медведь на ухо наступил «нет слуха», пустить камешек в чей-либо огород «намек по адресу кого-нибудь», медвежья услуга «помощь, от которой стало хуже», зеленая улица «свобода действий», заварить кашу «затеять хлопотливое дело» и др.

Изучение казахской фразеологии также имеет исключительную важность, прежде всего потому, что подавляющая часть всего арсенала художественных и выразительных средств казахского языка приходится на фразеологию [1, 2]. Фразеология казахского языка исключительно богата и разнообразна как по составу, так и по содержанию. Если сравнивать русские и казахские фразеологизмы, то они имеют общие черты. Во-первых, легко входят в синонимические ряды. Например, кот наплакалв час по чайной ложке

  • «мало»; тертый калач (в значении «опытный человек») – стреляный воробей; таяқ тастам жер«близко»–бие сауым жерде. Во-вторых, они вступают в антономические отношения со словами и между собой, ср.: за тридевять земель – в двух шагахнепочатый край (в значении «много») – раз-два обчелся (в значении «мало»), у черта на куличках – рукой податьжүрек жұтқан
  • су жүрек, уыздай жасқәрі қойдың жасындай. Некоторые фразеологизмы имеют эквиваленты в обоих языках: бойы бір қарыс, сақалы қырық қарыс – сам с ноготок, а борода с локотоксоқыр тауыққа бәрі тары – слепой курице везде просо видится; Процесс заимствованяв данном случае является прогрессивным явлением, так как активно обогащает фразеологические системы как русского, так и казахского языков. Встречаются фразеологизмы, которые совпадают в рассматриваемых языках только по смыслу. Например, в казахском языке есть фразеологизм аяк астынан (букв. из-под ног), что в переводе означает «вдруг, внезапно». По смыслу данному фразеологизму соответствует русское выражение на голову свалиться, ни с того ни с сего [2, 12]. Или, ср.: түймедейді түйедей ету – делать из мухи слонатары болса тауық табылады – был бы хомут, а шея найдетсяекі қошқардың мүйізі бір қазанға сыймайды – два медведя в одной берлоге не уживутсяекі кеме құйрығын ұстау – гоняться за двумя зайцамиақ түйенің қарны жарылды
  • пир горой и др. В данных примерах фразеологические сочетания отражает в языке культуру говорящих на нем людей. В ней изображено все то, что характеризует образ жизни народа, его национальную психологию.

В формировании русской национально-культурной жизни важную роль сыграло христианство, что отразилось на уровне фразеологии, а в казахском языке фразеология восполняется пословицами, поговорками, мифами, религиозными трактатами «Куран», историческими событиями и другими источниками. В обоих языках они отражают народную культуру, описывают определенные обычаи, праздники, особенности быта, исторические традиции. Например, из русской истории в язык пришли такие фразеологизмы, как мамаево побоище, как швед под Полтавой, сирота казанская и др.а из казахской истории Есім ханның ескі жолы, Қасым ханның қасқа жолы, Алаш алаш болғанда, Алашахан болғанда, Абылайдың ақ туы и др. Из данных примеров видно, что фразеология, как и другие средства языка, – продукт его длительного исторического развития.Она отражает в себе понятия, дошедшие до наших дней, как отголоски и реликты далекого прошлого народа.

Некоторые фразеологические обороты, связанные с религиозными верованиями, в русском и казахском языках являются общими в силу определенных разновидностей развития культуры и поэтому в настоящее время происходит преобразование русских фразеологизмов в казахские с компонентом Бог на компонент Аллах:

Слава Богу – Слава Аллаху; Бог с Тобой – Аллах с тобой; Во имя Бога – Во имя Аллаха; Ради Бога – Ради Аллаха;

Дай Вам Бог сил – Дай Вам Аллах сил и др.

Тождество фразеологических образов (Бог – Аллах ) возникло на основе контактов взаимодействующих народов [3, 212].

Наиболее распространенными фразеологизмами русского и казахского языка можно назвать фразеологизмы о животных, где формирование слов – символов происходит при помощи метафоры. Ещё во времена язычества, когда был распространён тотемизм, люди символизировали окружающие человека вещи, предметы, явления, а значит, символику принимало слово – название. Наиболее наглядно это происходило в символизации животных. Наблюдая за ними, люди стали видеть в них человеческие качества. Одним животным приписывалась трусость (зайцу), другим – храбрость (льву), третьим – хитрость (лисе). Постепенно животные стали символическими носителями человеческих качеств. Так и возникли зооморфизмы, ставшие неотъемлемой частьюязыка.Образ – символ, называющий животное формировался под влиянием различных поверий. Поэтому могло существовать два или даже несколько мнений по поводу того или иного животного. Из них обычно побеждало то, которое ближе к народным массам.

Как известно, казахи – этнические кочевники, они являются прекрасными скотоводами, и данный вид хозяйства на многие столетия вперед стало основной отраслью хозяйства, которая определила различные стороны быта жителей степей и оказала влияние на создание специфичной животноводческой терминологии. Если в языке русских, ведущих оседлый образ жизни, преобладают земледельческие термины, то в казахском в основном встречаются термины кочевого образа жизни, связанные со скотоводством, переработкой животноводческой продукции, климатическими, географическими условиями степей, жизнью и бытом кочевников. Эта терминология настолько детализирована, практична и лаконична, что выработать ее может только народ, умудренный опытом длительного разведения скота. Скотоводческие народы передавали свои знания из поколения в поколение, пользуясь при этом скупой в выражениях, но точной в ее содержании терминологией.

В жизни казахского народа особое значение имеют четыре вида скота (корова, овца, верблюд, лошадь), объединенные концептом мал. Например: малы бірдіңжаныбір «у кого скот общий, у того и душа едина», мал ашуы – жан ашуы «боль за скот – боль души», бірінші байлық – денсаулық, екінші байлық – ақ жаулық, үшінші байлық – бес саулық «первое богатство – здоровье, второе богатство – семья, третье богатство – наличие скота», жылулаған мал «собранный скот» (деньги собранные с народа в помощь), тігерге тұяқ жоқ букв.«ни одного копытного нет» очень бедный.

В мироощущении кочевника конь очень человекоподобен. Все остальные животные только служат человеку, перед конем же человек не считает унижением согнуться и быть ему слугой.

Многие периоды своего эволюционного развития человек и лошадь прошли вместе, в духовной и физической гармонии друг с другом. Образ лошади фигурирует во всех великих мировых религиях. В греческом мифе у Посейдона и Медузы Горгоны родился крылатый сын Пегас, символ вдохновения. В буддизме это Кантака, белый конь Гаутамы. В исламе – Аль-Барак, в христианстве – кони всадников Апокалипсиса.

Лошадь – благородное животное, почитаемое в различных культурах за свою выносливость, доброту и трудолюбие. Древние китайские астрологи определяли лошадь как символ сильной природной энергии, полезного, закалённого и используемого орудия, приносящего большую пользу.

Слово «лошадь» ведет свое происхождение из тюркского языка, от слова, которое в переводе означает «мерин». Данное слово является широко распространенным в тюркских языках, и часто встречается в странах Восточной Европы как тюркизм. Иногда слово употребляется с «ат»: «алаша ат», т.е. «конь». В русском языке слово образовано именно из «алаша ат» [4, 336].

Лошадь, игравшая в крестьянском хозяйстве на Руси важную роль – великая трудяга. Она символизирует это качество и во фразеологии: устал как лошадь. Положительный образ коня ассоциируется с трудолюбием, выносливостью, ср. рабочая лошадь, ломовая лошадь, верный конь и др. Образ коня может выступать также символом доблести, военного успеха, победы и власти. Например: въехать на белом коне т.е. «одержать быструю победу».

Конь в русском языке символизирует также интеллект, мудрость, знатность, силу, быстроту мысли. Не случайно выделяют масть коня. На русских иконах, изображающих змееборство, конь всегда белый, или огненно-красный. В этих случаях красный цвет явно представляет собой цвет пламени, что соответствует огненной природе коня. Белый же цвет есть цвет потусторонних существ, везде, где конь играет культовую роль, он всегда белый [5, 298].

В русском языке конь может также ассоциироваться с движением, скоростью. В древности на Руси конь использовали как транспорт в жизни ина войне. В русском языке много фразеологизмов со словом конь/лошадь, например, ехать конь-о-конь «ехать рядом; о всадниках»; ход конем «о решительном средстве, пускаемом в ход (в крайнем случае) для одержания успеха в каком-л. деле». Троянский конь– символ скрытости и коварства или хитрая ловушка. Отсюда берет начало выражение «ход конем», которое сегодня относится уже к шахматной тематике – решительный поступок, который идёт в ход в крайнем случае.

Как видно, в языке русского народа во фразеологизмах с названиями животных, характеризующих человека, преобладает и негативная оценка. Возможно, это объясняется тем, что положительную оценку личности легче дать, не прибегая к метафоризации. Например, не в коня корм – «о чем-то таком, что тот, для кого это делается, не способен понять, оценить». Вкалывать как лошадь – «очень напряженно работать» и отсюда устал как лошадь – «выбился из сил», бред сивой кобылы – «ерунда, глупость, нелепица», Авгиевы конюшни – «захламленное, загрязненное место, где все в полном беспорядке», тёмная лошадка – из конного спорта, где тёмной лошадкой называли неожиданного победителя в скачках, о человеке, о котором никто ничего не знает, поставить не на ту лошадь опять выражение родом из скачек, означает «проигрыш». Во фразеологизме конь в яблоках «красивый и необычный образ», его необычность в том, что это сравнение применимо только к коню. Нельзя сказать корова в яблоках или там олень в яблоках.

В жизни кочевого казаха лошадь имела также огромное значение, поскольку с ней была прочно связана вся его жизнь и является важным атрибутом национального образа мира у казахов. Батыр в казахском фольклоре непременно ездил на неутомимом скакуне –тулпаре, который был ему настоящим другом: Тайбурыл у Кобланды, Тарлан у Ер-Таргына, Байшубар у Алпамыса, Каракаска у Камбара. Из недавнего прошлого всем памятен Кулагер Ахана-сере. Казахи говорили: Ат – ер қанаты «конь – крылья героя». Поэтому не случайно крылатые кони – тулпары – вошли как элемент в государственный герб, как бы подчеркивая неразрывную связь времен.

В современном казахском языке существует много устойчивых выражений о лошадях. Среди них можно выделить сочетания, в которых образно сравниваются особенности характера человека и качества лошади.

Казахское языковое сознание в этом плане разделяет концепты конь и жеребенок. Конь для казаха – верный спутник: ат мініп, аспан асынып (букв.: «сесть на коня, и небо сделать своей защитой»); помощник и спаситель: ат сүйек беру (букв.: «оказывать помощь конем». В значении: подхватить прославленного воина, у которого в бою гибнет конь, и посадить на другого коня); член семьи: ат ұстар (букв.: «тот, кто будет держать поводья коня». Сын, наследник); непобедимая сила: ақ саңдақ жүйрік (1. «Отборные скакуны». 2. «Непобедимый, не знающий поражений акын-импровизатор»). Жеребенок, в свою очередь, существо веселое, беззабот ное и резвое: Тай-кұлындай тебісу (букв.: «резвиться, как жеребенок», быть веселыми, задорными), ала тайдай бүлдірді (букв.: «напугал, испортил, как жеребенок годовалый»).

Бір күн бие, бір күн түйе – «так говорили о ком-либо (часто о женщине)» у кого быстро менялись настроение, решения, намерения. Төрт аяғы тең жорға – пер. знач. это слово словосочетание употреблялось как характеристика талантливого, искусного импровизатора, оратора.

Издавна говорят: адам жылқы мінезді (букв. «человек по своему характеру похож на коня»). Этим еще раз подчеркивается наибольшая близость, схожесть их природы. Их объединяет общность стихий. Это в первую очередь свобода, движение, скорость, страсть. То, к чему больше лежит душа, и то, к чему зовет сердце, человек находит у коня [1, 25].

Таким образом, на примере функционирования в казахском языке большого количества фразеологических единиц с зоосемическим компонентом можно выявить убедительные доказательства национально-культурной специфики этнического языкового сознания.

Языковое восприятие мира у казахов и русских отличается, поскольку на этот процесс влияет культура, язык, ведение хозяйственной деятельности, особенности восприятия объективного мира, психолингвистические процессы. Изучив фразеологизмы и сопоставив их особенности в русском и казахском языке, мы узнаем глубже историю, культуру своего и другого народа, учимся сравнивать и находить схожие и отличительные черты, что очень важно в диалоге культур.

 

Литература

  1. Карымсакова Р.Д., Смагулова Г.Н. Казахский язык. Страноведение через фразеологизмы. – Алматы, 1997. – 76 с. – 40 с. – С. 2.
  2. Кожахметова Х.К., Жайсакова Р.Е., Кожахметова Ш.О. Казахско-русский фразеологический словарь. – Алматы: Мектеп, 1988. – 224 с. – C. 12.
  3. Дарбаева Ж.К. Фразеологизмы как отражение русско-казахской интерференции // Мат. V Международной научнопрактической конференции «Сейтеновские чтения». – Кокшетау, 4 июня 2010 г. – С. 212-215.
  4. Семенов А.В. Этимологический словарь русского языка. Русский язык от А до Я. – М., 2003. – 704 с. – С. 336.
  5. Дж. Фоли. Голуби и драконы. Символы с изображением животных и растений // Энциклопедия знаков и символов. – М.1998. – 518 с. – С. 298.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...