Лексические репрезентации концепта «тоска» через признаки растения (статья первая)

Понятийная система играет основную роль в мировосприятии человека. Понятийная система, которой пользуется носитель языка, представляет собой сеть, ячейки которой закреплены за определенным фрагментом мира [1, 37]. Ячейки понятийной сети раскрываются через лексические репрезентации концепта, синонимы, которые структурируют языковое сознание человека.

Вегетативные признаки растений у концепта «тоска» схожи [1, 38-48]:

– ‘рост’ (И отчего она завелась в тебе, тоска эта? – грустно спрашивала Матрена. М. Горький, Супруги Орловы; Давнымдавно как зародилась в нем вся эта теперешняя тоска, нарастала, накоплялась и в последнее время созрела и концентрировалась, приняв форму ужасного, дикого и фантастического вопроса, который замучил его сердце и ум, неотразимо требуя разрешения. Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание; А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта их дума родила в нем тоску. М. Горький, Старуха Изергиль; В темном сердце Смерти есть ростки Жалости, и гнева, и тоски. М. Горький, Девушка и смерть; Он ждал долго, до половины первого, и тоска его возрастала все более и более. Ф.М. Достоевский, Вечный муж; Может быть, потому что в душе моей нарастала страшная тоска по одному обстоятельству, которое было уже бесконечно выше всего меня… Ф.М. Достоевский, Сон смешного человека; Утихшая ненадолго тос ка появляется вновь и распирает грудь еще с большей силой. А.П. Чехов, Тоска; Мутная тоска вздымалась с душевного дна, душили светлые слезы… В.В. Вересаев, Два конца; И напала на нас на всех с этих пор сугубая тоска, и пошла она по нас как водный труд по закожью: в горнице, где одни славословия слышались, стали раздаваться одни вопления, и в недолгом же времени все мы развоплились даже до немощи… Н.С. Лесков, Запечатленный ангел; Но клянусь, что европейскую тоску его я ставлю вне сомнения и не только на ряду, но и несравненно выше какой-нибудь современной практической деятельности по постройке железных дорог. Ф.М. Достоевский, Подросток; Генеральша Анна Львовна сама хотя давно умерла для всяких увлечений, но все-таки она была женщина и знала, что в таком супружестве, какое она устроила для Павлина и Любы, у последней непременно будет много горьких минут если не бешеной, то тихой, но ядовитой тоски; а от тоски разовьется мечтательность, мечтательность воспитывает беспокойное воображение, а беспокойное воображение чего не нарисует и чего не подстроит? Н.С. Лесков, Павлин; Я думал, что Коновалов изменился от бродячей жизни, что наросты тоски, которые были на его сердце в первое время нашего знакомства, слетели с него, как шелуха… М. Горький, Коновалов; Когда над бедной русскою землей Созрел недуг, посеянный тоской, Которая всю жизнь тебя крушила… Н.А. Некрасов, Сцены из лирической комедии «Медвежья охота»; Она пела много арий и романсов, по указанию Штольца; в одних выражалось страдание, с неясным предчувствием счастья, в других радость, но в звуках этих таился уже зародыш грусти. И.А. Гончаров, Обломов; После этой истории Катерина Васильевна долго была грустна; но грусть ее, развившаяся по этому случаю, относилась уже не к этому частному случаю. Н.Г. Чернышевский, Что делать?; Какое-то грустное чувствование развивалось во мне при виде этих башен. Н. Бестужев, Шлиссельбургская станция; Но теперь грусть и задумчивость ее возрастали почти с каждым часомФ.М. Достоевский, Идиот; Чтоб со взрослой грустью сладкой Праздник встречи пережить… А.Т. Твардовский, Василий Теркин; Унынье, томность тут родится… П.А. Пельский, Любовь и дружба; Душа болит, уныние растет. Н.А. Некрасов, Уныние; Так неприступны для мужчин, Что вид их уж рождает сплин. А.С. Пушкин, Евгений Онегин; Весь мир, ему кажется, скукой зарос… С. Чекмарев, Заявление; Ипохондрия его росла с каждым днем; но к ипохондрии он уже был склонен давно. Ф.М. Достоевский, Вечный муж; Там всходила люта печаль-трава, Вырастало горе горючее! А. Толстой, Уж ты нива моя, нивушка…; Черная земля под копытами костьми была засеяна, а кровью полита; горем взошли они по Русской земле. Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова; …одно завелось у них горе: детей у них не было… И.С. Тургенев, Песнь торжествующей любви); – ‘увядание’ (Житье, житье! закован, точно в цепи, Молчи да чахни от тоски… И.С. никитин, Тарас; С тоски иссохни, как лучина! Е.А. Баратынский, Цыганка; Я без нее с тоски иссохну!.. В.В. Вересаев, Два конца; От тоски по дому или от любви… но стал сохнуть он, так, как неокрепшее деревцо, которому слишком много перепало солнца… так и сох все… М. Горький, Старуха Изергиль; И песню я услышал в отдаленье. Звучало в ней бессильное томленье, Бессильная и вялая тоска. Н.А. Некрасов, Возвращение; Томим тоскою вялой, То по лесам, то по лугу брожу. Н.А. Некрасов, Уныние; Девица бедная в тоске; Она безвременно увяла, Грустя по бедном ямщике! Н. Анордист, Тройка; Я вяну, мучуся, люблю, В печали сохну безотрадной… И.И. Козлов, Чернец; Тебе изменила младая жена: Зато от печали иссохла она. С. Аксаков, Уральский казак; А ломоть остался усыхать От беды, обиды и печали. О. Поскребышев, Баллада о надкушенном ломте; Оторвите человека от отечества и потом дивитесь, что он чахнет, скучает. А. Бестужев (Марлинский), Мореход никитин; Середний брат наш – я сказал – Душой скорбел и увядал. Не от нужды скорбел и чах Мой брат… В.А. Жуковский, Шильонский узник; Стали хлеб убирать, – в поле песни, огни, А я сохну от горя и скуки! И.С. никитин, Бурлак; Засох и увял он от холода, зноя и горя… М.Ю. Лермонтов, Листок; А к тому времени мать высохла бы от забот и от горя… Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание; А оно [ощущение] росло и поднималось к горлу, наполняло рот сухой горечью… М. Горький, Мать).

Специфическими признаками концепта «тоска» выступают:

  • ‘зелень/ зеленая растительность’ (Я в тревоге, в тоске и в мольбе, Зеленею… А. Блок, Я и молод, и свеж, и влюблен…; На громадных запертых воротах монастыря, на их створах, во весь рост были написаны два высоких, могильно-изможденных святителя в епитрахилях, с зеленоватыми печальными ликами… И. Бунин, Жизнь Арсеньева; Вот-с я ударяюсь к ней, а она, гляжу, сидит на крылечке в старом шушуне наопашку, а сама вся как больная, печальная и этакая зеленоватая. Н.С. Лесков, Запечатленный ангел; Губительная, бесснежная зима 40-го года не пощадила старых моих друзей – дубов и ясеней; засохшие, обнаженные, кое-где покрытые чахоточной зеленью, печально высились они над молодой рощей, которая «сменила их, не заменив»… И.С. Тургенев, Смерть; Да, это и есть та самая верба – зеленая, тихая, грустная… А.П. Чехов, Скрипка Ротшильда);
  • ‘вьющееся растение’ (Генеральша Анна Львовна сама хотя давно умерла для всяких увлечений, но все-таки она была женщина и знала, что в таком супружестве, какое она устроила для Павлина и Любы, у последней непременно будет много горьких минут если не бешеной, то

тихой, но ядовитой тоски; а от тоски разовьется мечтательность, мечтательность воспитывает беспокойное воображение, а беспокойное воображение чего не нарисует и чего не подстроит? Н.С. Лесков, Павлин; После этой истории Катерина Васильевна долго была грустна; но грусть ее, развившаяся по этому случаю, относилась уже не к этому частному случаю. Н.Г. Чернышевский, Что делать?; И такой тоской родною Сердце сразу обволок! А.Т. Твардовский, Василий Теркин; …и надо всем вокруг тихо стелется разымчивая грусть северной весны. М. Горький, Ледоход; Все, все обман, седым туманом Ползет печаль угрюмых мест. А. Блок, Дым от костра струею сизой…; Из всех углов ползла на нее мертвая, томительная скука, но Александра Михайловна привыкла к ней и мало тяготилась ею. В.В. Вересаев, Два конца);

– ‘желтый/ желтые и золотые листья’ (Снова пьют здесь, дерутся и плачут Под гармоники желтую грусть. С.А. Есенин, Снова пьют здесь, дерутся и плачут…; За грусть и желчь в сво ем лице Кипенья желтых рек достоин… С.А. Есенин, На Кавказе; Жди, когда наводят грусть Желтые дожди… К. Симонов, Жди меня, и я вернусь…; …и глазами, желтыми от скуки, провожать глухие поезда. Я. Смеляков, Я не знаю, много или мало…; Смотри – и там, за сумрачным окном, Заглохший сад, желтея, умирает. И он, как мы, скучает о былом, И он, как мы, весну воспоминает. К. Фофанов, Все грустно, все! Наш тихий разговор…; Он состарился, поседел; сидеть по вечерам в клубе, желчно скучать, равнодушно поспорить в холостом обществе стало для него потребностию, – знак, как известно, плохой. И.С. Тургенев, Отцы и дети).

Вегетативный код репрезентируется лексической синонимией концепта «тоска» через три типа: один характеризует видовые отличия растений, другой – морфологические составляющие растений, третий – признаки растительных массивов. Видовые отличия выражают разновидности растений – деревья, злаки, кусты, мох, трава, цветы [1, 38].

Концепт «тоска» определяется признаками ‘дерева’ (дерево печали): Пой мне песню, дерево печали! Н.А. Заболоцкий, Гроза идет; Вот с берега свесилось вершиной в воду еще зеленое подмытое дерево. Как грустно шевелит оно в волнах своими ветвями, как тревожно шепчут над ним ближайшие соседи, которым грозит та же участь! В.Г. Короленко, В пустынных местах; Голые плодовые деревья остыли на зиму и занемели в грустном сне… А.П. Платонов, Афродита; Ах, скучно одинокому И дереву расти! А.Ф. Мерзляков, Среди долины ровныя…; никнет трава от жалости, деревья в горе к земле склонились. Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова; ‘родом или видом деревьев, древесных растений’ (Он тоже – сад. В нем тоже – скучен Набор уставших цвесть пород. Б. Пастернак, Нескучный сад).

Согласно поэзии и прозе, деревья – живые существа, которые передают эмоции тоски через следующие разновидности семейств:

  • ‘береза’ (Но беззащитная береза Глядит с тоской на небеса… И.С. никитин, Засохшая береза; Печальная береза У моего окна… А.А. Фет, Печальная береза…; Зеленая прическа, Девическая грудь, О тонкая березка, Что загляделась в пруд? Открой, открой мне тайну Твоих древесных дум, Я полюбил – печальный Твой предосенний шум. С.А. Есенин, Зеленая прическа…; Невдалеке купа печальных берез и осин осеняет убогое кладбище; кругом земля изрыта. В.Г. Короленко, В пустынных местах);
  • ‘верба’ (Печально верба наклоняла Зеленый локон свой к пруду… К.М. Фофанов, Печально верба наклоняла…; Да, это и есть та самая верба
  • зеленая, тихая, грустная… А.П. Чехов, Скрипка Ротшильда);
    • ‘ветла’ (…старые ветлы, местами еще стоявшие справа и слева вдоль ее просторного и пустынного полотнища, вид имели одинокий и грустный. И. Бунин, Жизнь Арсеньева);
    • ‘вишня’ (Нам-то, русским жителям, не ново услыхать с любовью и тоской этот дух и этот цвет вишневый в утреннем поселке под Москвой. Я. Смеляков, Вишни Японии);
    • ‘дуб’ (Многовековый дуб мою живую душу Корнями обовьет, печален и суров. Н.А. Заболоцкий, Завещание; О сад ночной, печальный караван Немых дубов и неподвижных елей! Н.А. Заболоцкий, Ночной сад; Губительная, бесснежная зима 40-го года не пощадила старых моих друзей – дубов и ясеней; засохшиеобнаженные, кое-где покрытые чахоточной зеленью, печально высились они над молодой рощей, которая «сменила их, не заменив»… И.С. Тургенев, Смерть; Это значит, дубы-нелюдимы Надо мною грустят в тишине… И. Уткин, Если я не вернусь, дорогая…);
    • ‘ель’ (Девушки-ели горюют: Пригорюнились девушки-ели, И поет мой ямщик на-умяк… С.А. Есенин, Туча кружево в роще связала…);
    • ‘ива’ (Ведь молча над камнем могильным Склоняются грустные ивы… А.Н. Плещеев, Молчание; Я очень люблю родину! Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь. С.А. Есенин, Исповедь хулигана);
    • ‘кедр’ (Вот он – кедр у нашего балкона, Надвое громами расщеплен, Он стоит, и мертвая корона Подпирает темный небосклон. Пой мне песню, дерево печали! Н.А. Заболоцкий, Гроза идет);
    • ‘кипарис’ (Ты печальны тисы, кипарисны лозы Насади вкруг урны! К.Н. Батюшков, На смерть супруги Ф.Ф. Кокошкина);
    • ‘можжевельник’ (Уныло желтые цветы Да можжевельника кусты, Забыты ветрами, растут В тени сырой. М.Ю. Лермонтов, Последний сын вольности);
    • ‘осина’ (Там недавно срубленные осины печально тянулись по земле, придавив собою и траву, и мелкий кустарник… И.С. Тургенев, Касьян с Красивой Мечи; Невдалеке купа печальных берез и осин осеняет убогое кладбище; кругом земля изрыта. В.Г. Короленко, В пустынных местах);
    • ‘пальма’ (Одна и грустна на утесе горючем Прекрасная пальма растет. М.Ю. Лермонтов, На севере диком стоит одиноко…);
    • ‘рябина’ (Грустно, сиротинка, Я стою, качаюсь… И.З. Суриков, Что шумишь, качаясь, Тонкая рябина);
    • ‘сосна’ (Кой-где кудрявая сосна Стоит печальна и одна… М.Ю. Лермонтов, Измаил-Бей);
    • ‘тис’ (Ты печальны тисы, кипарисны лозы Насади вкруг урны! К.Н. Батюшков, На смерть супруги Ф.Ф. Кокошкина);
    • ‘тополь’ (Шипучкой играет от горечи тополя. Б. Пастернак, После дождя);
    • ‘яблоня’ (Калеки-яблони с тоской Гольем ветвей качают. А.Т. Твардовский, Дом у дороги);
    • ‘ясень’ (Губительная, бесснежная зима 40го года не пощадила старых моих друзей – дубов и ясеней; засохшие, обнаженные, кое-где покрытые чахоточной зеленью, печально высились они над молодой рощей, которая «сменила их, не заменив»… И.С. Тургенев, Смерть).

Концепт «тоска» определяется через разновидности ‘злаковых растений’:

    • ‘ковыль’ (Опять с вековою тоскою Пригнулись к земле ковыли. А. Блок, На поле Куликовом);
    • ‘овес’ (Опять я теплой грустью болен От овсяного ветерка. С.А. Есенин, Запели тесаные дроги…);
    • ‘рожь’ (Не с кем ему горе В жизни разделить… Я. Колас, Колос ржи);
    • ‘хлеб’ (Единый, светлый, немного грустный – За ним восходит хлебный злак... А. Блок, Вот он – Христос – в цепях и розах…).

Мифологизации и, соответственно, метафоризации подвергаются и другие растения, например, мох [1, 41] (Главу одевши в мох печальный, Огромным сторожем стоит… Е.А. Баратынский, Эда; Где камни темной пеленой Уныло кроет мох сырой!.. М.Ю. Лермонтов, Последний сын вольности).

Концепт «тоска» описывается через образ травы (Там всходила люта печаль-трава, Вырастало горе горючее! А. Толстой, Уж ты нива моя, нивушка…; Но смятые травы Печальны, И листья крутятся в лесу обнаженном… А. Блок, Осенняя любовь; желтая трава бессильно и печально пригибалась к земле… И.С. Тургенев, Три портрета; Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадежно… А.П. Чехов, Егерь; И грустный запах молодого сена – Мне всякий раз тебя напоминаютА.Т. Твардовский, Матери; И меркнет доверье к природным дарам с унылым пудом сенца… В.В. Маяковский, Хорошо!; Над скудной глиной желтого обрыва В степи грустят стога. А. Блок, На поле Куликовом; Горе, скопляясь в одной душе больше и больше, может в какой-то прекрасный день вспыхнуть, как сено, и все сгореть огнем необычайной радости. М.М. Пришвин, Незабудки), которая пригибается, никнет (…желтая трава бессильно и печально пригибалась к земле… И.С. Тургенев, Три портрета; В разложении павшего листа, в грустно поникшей желтой траве, в легком прелом запахе, который стоял в воздухе, не было ничего оскорбляющего и бередящего мои теперешние ощущения. В.Г. Короленко, С двух сторон), выжигается солнцем (Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадежно… А.П. Чехов, Егерь), от чего имеет желтый цвет печали.

Тоска определяется через виды ‘травянистых растений’:

    • ‘астра’ (Зато пышно цвели своей холодной, высокомерной красотою георгины, пионы и астры, распространяя в чутком воздухе осенний, травянистый, грустный запах. А.И. Куприн, Гранатовый браслет);
    • ‘белладонна’ (То атропин и белладонну Когда-нибудь в тоску вкропив… Б. Пастернак, Из поэмы);
    • ‘георгин’ (Зато пышно цвели своей холодной, высокомерной красотою георгины, пионы и астры, распространяя в чутком воздухе осенний, травянистый, грустный запах. А.И. Куприн, Гранатовый браслет);
    • ‘герань’ (Затем шло «изъяснение языка цветов», и опять кое-что было отмечено: «Дикий мак – печаль. – Печальный гераний – меланхолия.
  • Полынь – вечная горесть»… И. Бунин, Грамматика любви);
    • ‘гречиха’ (Устал я жить в родном краю В тоске по гречневым просторам, Покину хижину мою, Уйду бродягою и вором. С.А. Есенин, Устал я жить в родном краю…);
    • ‘камыш’ (И, вздох повторяя погибшей души, Тоскливо, бесшумно, шуршат камыши. К.Д. Бальмонт, Камыши);
    • ‘клевер’ (Запахли клевера, Ромашки, кашки белые. И эта памятная смесь Цветов поры любимой Была для сердца точно весть Со стороны родимой. И этих запахов тоска… А.Т. Твардовский, Дом у дороги);
    • ‘конопля’ (Я остановился и увидал возле дороги небольшую грядку конопли. Ее степной запах мгновенно напомнил мне родину и возбудил в душе страстную тоску по ней. И.С. Тургенев, Ася; Не вернусь я в отчий дом, Вечно странствующий странник. Об ушедшем над прудом Пусть тоскует конопляник. С.А. Есенин, Не вернусь я в отчий дом…);
    • ‘ландыш’ (Томится лес весною раннею, И всю счастливую тоску, И все свое благоухание Он отдал горькому цветку. С.Я. Маршак, Ландыш);
    • ‘мак’ (Затем шло «изъяснение языка цветов», и опять кое-что было отмечено: «Дикий мак – печаль. – Печальный гераний – меланхолия. – Полынь – вечная горесть»… И. Бунин, Грамматика любви);
    • ‘пион’ (Зато пышно цвели своей холодной, высокомерной красотою георгины, пионы и астры, распространяя в чутком воздухе осенний, травянистый, грустный запах. А.И. Куприн, Гранатовый браслет);
    • ‘полынь’ (Конница теперешнего века, вытоптав полынную печаль, русского уносит человека… Я. Смеляков, По траве той непомерной дали…; Затем шло «изъяснение языка цветов», и опять кое-что было отмечено: «Дикий мак – печаль. – Печальный гераний – меланхолия. – Полынь – вечная горесть»… И. Бунин, Грамматика любви; …горечь едкая и жгучая, как горечь полыни, наполняла всю его душуИ.С. Тургенев, Вешние воды; я так выбивался из сил, что по вечерам едва добредал домой – с полынной горечью во рту. И. Бунин, Жизнь Арсеньева);
    • ‘ромашка’ (Запахли клевера, Ромашки, кашки белые. И эта памятная смесь Цветов поры любимой Была для сердца точно весть Со стороны родимой. И этих запахов тоска… А.Т. Твардовский, Дом у дороги);
    • ‘тубероза’ (Пью горечь тубероз, небес осенних горечь… Б. Пастернак, Пиры).

Признаки цветка у тоски объективируются предикатами фаз цветения: начальной фазой (расцвела тоска), фазой продолжительности (цветет, тоскуя), конечной фазой отцветания (отцветает) и увядания (вялая тоска). Цветение тоски начинается после зацветения любви (Нет, зацвела ее любовь И расцвела печаль В том жарком городе… Я. Полонский, Н.А. Грибоедова), летом цветок пребывает в тоске по ушедшей весне (Цветок цветет нерадостно, тоскуя по весне. П.А. Вяземский, К мнимой счастливице), по матери – розе (Мать говорила о цветке, который все грустил по своей матери – розе, но плакать он не мог, и только в благоухании проходила его грусть. А.П. Платонов, Неизвестный цветок; «Может, это цветок скучает там по своей матери, как я», – подумала Даша. А.П. Платонов, Неизвестный цветокЦветок, однако, не хотел жить печально; поэтому, когда ему бывало совсем горестно, он дремал. А.П. Платонов, Неизвестный цветок). Испытывают чувство тоски не только цветы (Между прелестных нежнейших строк грустно лежит голубой цветок. Я. Смеляков, Два певца; Уныло желтые цветы Да можжевельника кусты, Забыты ветрами, растут В тени сырой. М.Ю. Лермонтов, Последний сын вольности; Приуныли цветы от жалости, и деревья в горе к земле склонились. Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова; Томится лес весною раннею, И всю счастливую тоску, И все свое благоухание Он отдал горькому цветку. С.Я. Маршак, Ландыш; Затем шло «изъяснение языка цветов», и опять кое-что было отмечено: «Дикий мак – печаль. – Печальный гераний – меланхолия. – Полынь – вечная горесть»… И. Бунин, Грамматика любви), но и лепестки (Тосковали на нежной ладони Молодой, но жестокой руки По своей ароматной короне Лепестки… Ф. Сологуб, На песке прихотливых дорог…). Тоска, как цветок, обладает свойством увядания (Житье, житье! закован, точно в цепи, Молчи да чахни от тоски… И.С. никитин, Тарас; С тоски иссохни, как лучина! Е.А. Баратынский, Цыганка; Я без нее с тоски иссохну!.. В.В. Вересаев, Два конца; От тоски по дому или от любви… но стал сохнуть он, так, как неокрепшее деревцо, которому слишком много перепало солнца… так и сох все… М. Горький, Старуха Изергиль; И песню я услышал в отдаленье. Звучало в ней бессильное томленье, Бессильная и вялая тоска. Н.А. Некрасов, Возвращение; Томим тоскою вялой, То по лесам, то по лугу брожу. Н.А. Некрасов, Уныние; Девица бедная в тоске; Она безвременно увяла, Грустя по бедном ямщике! Н. Анордист, Тройка; Я вяну, мучуся, люблю, В печали сохну безотрадной… И.И. Козлов, Чернец; Тебе изменила младая жена: Зато от печали иссохла она. С. Аксаков, Уральский казак; А ломоть остался усыхать От беды, обиды и печали. О. Поскребышев, Баллада о надкушенном ломте; Оторвите человека от отечества и потом дивитесь, что он чахнет, скучает. А. Бестужев (Марлинский), Мореход никитин; Середний брат наш – я сказал Душой скорбел и увядал. Не от нужды скорбел и чах Мой брат… В.А. Жуковский, Шильонский узник; Стали хлеб убирать, – в поле песни, огни, А я сохну от горя и скуки! И.С. никитин, Бурлак; Засох и увял он от холода, зноя и горя… М.Ю. Лермонтов, Листок; А к тому времени мать высохла бы от забот и от горя… Ф.М. Достоевский, Преступление и наказание; А оно [ощущение] росло и поднималось к горлу, наполняло рот сухой горечью… М. Горький, Мать).

Метафора аромата (Одна музыкальная фраза, – какой-то отрывистый перелив флейт, – манила и манила меня, положительно она описывала аромат грусти и увлечения. А.С. Грин, Золотая цепь; От плит и увядших цветов, вместе с осенним запахом листьев, веет прощением, печалью и покоем. А.П. Чехов, Ионыч) указывает на тоску цветов, которую испытывают клевер, ромашка, кашка (Запахли клевера, Ромашки, кашки белые. И эта памятная смесь Цветов поры любимой Была для сердца точно весть Со стороны родимой. И этих запахов тоска… А.Т. Твардовский, Дом у дороги), георгины, пионы и астры (Зато пышно цвели своей холодной, высокомерной красотою георгины, пионы и астры, распространяя в чутком воздухе осенний, травянистый, грустный запах. А.И. Куприн, Гранатовый браслет).

Так вегетативный код отображает мировоззрение человека, перенося его признаки на описание мира внутреннего – психического (духовного) посредством эмоций. Таким образом, лексическая синонимия концепта «тоска» через признаки растения структурирует языковое сознание человека.

 

Литература

  1. 1 Пименова М.В. Концепт сердце: Образ. Понятие. Символ: монография. – Кемерово: КемГУ, 2007. – С. 37-48.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...