О семантике собственно-вопросительных предложений со словом «что»

В статье установлены семантические типы собственно-вопросительных предложений со словом «что», обусловленные значением предиката вопроса, высокой употребительности вопросительных предложений со словом «что». Значение собственно вопроса обусловлено вопросительным смысловым элементом в семантической структуре. Исходя из этого, в статье рассматриваются вопросительные местоименные конструкции со словом «что», оформленные как простые предложения, так и входящие в состав сложносочиненных, сложноподчиненных и бессоюзных сложных предложений. В семантике предложений с нейтрализованным вопросительным значением сема вопроса отступает на второй план, а значения сообщения и побуждения реализуются как самостоятельные значения. В статье выделены семантические группы собственно-вопросительных предложений со словом «что», которые дают основу для изучения семантических типов собственно-вопросительных предложений как местоименной, так и неместоименной структуры.

Вопросительные предложения со словом «что» наиболее распространенный структурный тип вопросов. Вопросы со словом «что» относятся к таким местоименным вопросам, которые допускают широкое варьирование конструкции. Так, местоимению что свойственно и использование в разных падежных формах (без предлогов и с предлогами), и переход в другие части речи – наречия, частицы – при оформлении вопросительных предложений, и участие в построении стационарных неполных вопросов. Все это способствует высокой употребительности вопросительных предложений со словом «что».

В предлагаемой работе рассматриваются вопросительные местоименные конструкции со словом «что», оформленные как простые предложения, так и входящие в состав сложносочиненных, сложноподчиненных и бессоюзных сложных предложений.

На первом уровне семантического членения вопросительные предложения со словом «что» делятся на и предложения с нейтрализованным вопросительным значением.

Собственно-вопросительные предложения наиболее полно выражают функциональное значение вопросительных предложений. Наличие в их семантической структуре вопросительных смысловых элементов выдвигает на первый план в общей семантике этого вида предложений значение вопроса. «Значение вопроса – основное значение вопросительных предложений, непосредственно заложенное в самой форме и не зависящее ни от каких условий». [1, 6] Сема сообщения второстепенная и реализуется в собственно-вопросительных предложениях через второстепенные семантические элементы, связанные с соответствующими элементами повествовательного предложения. Значение побуждения в собственно-вопросительных предложениях очень специфично, так как реализуется как побуждение собеседника к ответному речевому действию.

Структурная модель собственно-вопросительных предложений включает в себя вопросительное слово (выполняющее синтаксические функции соответствующего члена повествовательных предложений, но внесенное в структуру с целью отражения в ней специфики вопросительных предложений) и вопросительную интонацию как непременный элемент структурной схемы собственно-вопросительных предложений. Лексико-семантическое наполнение способствует реализации общего значения вопроса в частных вопросительных значениях.

  • Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Л. Толстой)
  • Это, Катя, некрасиво.
  • Что некрасиво?
  • Да вот то, что ты сейчас сказала. (А. Чехов)

В семантике предложений с нейтрализованным вопросительным значением сема вопроса отступает на второй план, а значения сообщения и побуждения реализуются как самостоятельные значения.

… В минуту такого чувства любви, восторга и самоотвержения, что значат все наши ссоры и обиды?!.. (Л. Толстой)

«Что мне князь Василий и его сынок? Князь Василий болтунишка, пустой, ну и сын его

хорош должен быть», ворчал он про себя. (Л. Толстой)

В одних предложениях центральной становится сема сообщения, и они выражаются вопросительными предложениями с повествовательным значением, в других – сема побуждения (вопросительные предложения с побудительным значением). Отличие данного семантического типа предложений от собственновопросительных конструкций проявляется, вопервых, на уровне лексико-семантического наполнения компонентов структурной схемы и, во-вторых, на уровне синтаксико-смысловых отношений. Вопросительные предложения с нейтрализованным вопросительным значением соотносятся с повествовательными и побудительными предложениями, о чем свидетельствует их способность трансформироваться в них. Например, вопросительное предложение с побудительным значением синонимично побудительному предложению.

«Что же вы молчите, вдруг вскрикнула княжна так громко, что в гостиной услыхали и испугались ее голоса. (Л. Толстой) Ср.: Не молчите же!

На втором этапе семантического членения установлены конкретные смысловые типы предложений в пределах уже рассмотренных двух больших семантических групп.

Структурная схема собственно-вопросительных предложений выражает общее языковое значение – значение вопроса. Это общее значение реализуется в ряде частных вопросительных значений, связанных с семантикой предиката вопроса. Среди собственно-вопросительных предложений можно выделить семь семантических групп вопросов, выделенных по значению информативно неполного компонента: 1) вопросы о субъекте действия или состояния; 2) вопросы о действии; 3) вопросы о состоянии; 4) вопросы о событии; 5) вопросы о предикативном признаке; 6) вопросы об объекте действия; 7) вопросы об обстоятельстве действия.

Минимальная семантическая структура предложений, выражающих вопрос о субъекте действия или состояния, включает необходимые элементы: субъект – предикат действия или состояния. Первый смысловой элемент в приведенной формуле характеризуется информативной недостаточностью.

Но что ж вас побуждает жить? С такими мыслями будешь сидеть не двигаясь, ничего не предпринимая… (Л. Толстой)

Послышался резкий стук, должно быть, сорвалась ставня…

Что это застучало, Надя?спросила она. (А. Чехов)

Семантическому элементу субъекта в структуре местоименных собственно-вопросительных предложений соответствует вопросительное слово «что». В вопросе о субъекте слово «что» выполняет, как правило, функцию подлежащего. Однако следует отметить, что среди местоименных предложений других типов выделяются случаи, когда вопросительное слово, связанное со значением субъекта, употребляется в косвенных падежах (дательном, творительном, предложном, родительном), и в синтаксической системе предложения выполняют функцию косвенного дополнения. Ср.: Чему никогда уже не повториться в нашей жизни? Чему не суждено сбыться?

Таким образом, между семантикой вопросительного слова и его синтаксической функцией в предложении нет прямой зависимости, и вопрос о субъекте связан не только с подлежащным вопросительным словом, но и с вопросительным словом-дополнением. Поэтому при определении семантики собственно-вопросительных предложений нужно учитывать многообразие падежных значений в системе русского языка. Вопросы о субъекте со словом «что» в их традиционном варианте представлены двусоставными предложениями, независимо от того, являются ли они самостоятельными простыми предложениями или входят в состав сложных предложений.

Если бы меня спросили: что составляет теперь главную и основную черту твоего существования? Я ответил бы: бессонница. (А. Чехов)

Неспециализированными формами вопроса о субъекте являются вопросительное слово

«что» в дательном падеже в ограниченном числе синтаксических конструкций, а также пропуск семантического элемента – предиката действия или состояния в детерминированных назывных вопросах:

… и что там? Кто там? Там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем?..(Л. Толстой)

В семантической структуре предложений, выражающих вопросы о действии, также необходимы два элемента: субъект действия и предикат действия. Однако смыслового определения требует компонент, обозначающий предикат действия. Специализированной формой выражения вопроса о действии является устойчивый описательный вопрос «Что делать?», в котором «что» из местоимения превратилось в специальную часть вопроса:

… Что вы сейчас делаете?

  • Ничего… Бессонница. (А.Чехов)

… Да, мне хотелось бы спросить вас, что вы будете делать сегодня вечером, если это не секрет? (М. Булгаков)

Если вторая часть вопросительного элемента употребляется в форме инфинитива, то это способствует выражению значения «размышления, когда говорящий спрашивает себя или других, что следует делать ему или какому-либо лицу». [2, 23] Семантический компонент – субъект действия при инфинитивном вопросе выражается именем в дательном падеже:

… Что теперь делать полковому командиру? (Л. Толстой)

Субъектный элемент может не получать формального выражения в предложении, если речь идет о самом говорящем:

  • Что делать? Позвать семью?
  • Нет, не нужно. (А. Чехов)

Информативная неполнота элемента, обозначающего предикат состояния в семантической структуре, способствует выдвижению слов, реализующих его значение, в начало вопроса. Специализированной формой выражения вопроса о состоянии является слово «что» в функции сказуемого в предложении:

  • Что лошади? – спросил он, не глядя на Пьера.
  • Привели сдаточных, отвечал слуга. (Л. Толстой)

Вопрос о состоянии может быть выражен описательными вопросами, состоящими из сочетания сказуемостного слова «что» и глаголов со значениями состояния, чувства:

«Что бы она почувствовала, подумал он, коль бы она видела меня теперь здесь, на этом поле, и с направленными на меня орудиями?» (Л. Толстой)

В устной речи значение вопросительного члена предиката состояния – часто реализуют стационарные фразеологизированные конструкции, включающие вопросительное слово «что» в сочетании с предлогом «с»:

  • Что с тобой, Маша?
  • Ничего… Так мне грустно стало… грустно об Андрее… (Л. Толстой)

«Николенька, что с вами?» спросил взгляд Сони, устремленный на него. (Л. Толстой)

В семантическую структуру вопросов о событии включаются два компонента: субъект события и предикат события. Особенность структуры, выражающей вопрос о событии, в том, что в нем информативно неполными являются оба компонента. Предикат вопроса синкретичен. Такая структура реализуется в такой ситуации, когда говорящему ничего неизвестно о происходящем ни о субъекте действия, ни о предикате действия или состояния. Формально вопросы о событии представлены описательными оборотами минимальной степени грамматической слитности, включающими слово «что» в функции подлежащего и событийные или результативные глаголы, составляющие один синонимический ряд: происходить, случаться, приключаться, выходить, получаться и др.

  • Что у вас тут происходит, граждане? В чем дело? (М. Булгаков)
  • Что случилось? – спросил Пьер, входя к Марье Дмитриевне. (Л. Толстой)

В семантическую структуру вопросов о предикативном признаке включаются 2 компонента: носитель предикативного признака и предикат признака. Коммуникативная задача этих предложений определяется тем, что говорящему нужно знать сущность предмета, явления, человеческого характера. Предикативный член может быть выражен вопросительным словом что и фразеологизированными сочетаниями что за, что такое, что есть, что значит:

  • Но расскажите, как он, что? – еще спросил князь Андрей.
  • Он человек в сером сюртуке, очень желавший, чтоб я говорил «ваше величество…» (Л. Толстой)
  • Что такое истина?..
  • Истина прежде всего в том, что у тебя болит голова. (М. Булгаков)

«Что значила улыбка Николая, когда он сказал: «Уж выбран»? Рад он этому или не рад?.. (Л. Толстой)

Элементами семантической структуры вопросов об объекте действия являются субъект действия, предикат действия и объект, на который переходит действие субъекта. В конструкциях такого типа слова, обозначающие третий, информативно неполный семантический элемент, являющийся предикатом вопроса, обычно выносятся в начало предложения. Средством выражения вопросительного объектного значения является местоимение «что» в разных падежных формах в функции дополнения в предложении, причем наиболее часто используются вопросы, в которых «что» выполняет синтаксическую функцию прямого дополнения в винительном падеже без предлога и выражает значения объекта действия, речи, состояния, мысли:

  • Что говорят доктора? – спросила княгиня, помолчав немного…
  • Мало надежды, сказал князь. (Л. Толстой)
  • Я не понимаю, сказал он тихо, что же ты хочешь? (А. Чехов)

…Ну, что вы думаете о Булонской экспедиции?..

…Борис ничего не знал о Булонской экспедиции… (Л. Толстой)

Местоимение «что» как носитель вопросительного объектного значения может быть употреблен в косвенных падежах:

  • Чего ты боишься, Лиза? Я не могу понять, сказал он. (Л. Толстой)

«…Чему она так рада?» (Л. Толстой) Опять ложусь в постель и начинаю придумывать, какими бы занять себя мыслями. О чем думать? (А.Чехов)

  • Чем ты хочешь, чтобы я поклялся? 

спросил, очень оживившись, развязанный.

  • Ну, хотя бы жизнью твоею… (М. Булгаков)

Семантическая структура вопросов этой группы включает следующие компоненты: субъект – предикат действия или состояния – обстоятельственный элемент. Предикат вопроса выносится в начало вопросительного предложения. Часто вопросительный обстоятельственный член находится перед предикатом, но после субъектного элемента:

«Вы чего, говорит, без доклада влезаете?» (М. Булгаков)

«Гражданин! – опять встрял мерзкий регент. – Вы что же это волнуете интуриста?» (М. Булгаков)

Среди обстоятельственных значений, передаваемых вопросительными предложениями со словом «что», выделяются две разновидности вопросов: о причине и цели.

  • …Что, говорю, зубья скалите?.. (А.Чехов)
  • А что он все про какого-то консультанта говорит?
  • Видел, наверное, кого-то, кто поразил его расстроенное воображение. (М. Булгаков)
  • А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова – добрые люди? Ты всех, что ли, так называешь?
  • Всех, ответил арестант, злых людей нет на свете. (М. Булгаков)

Выделенные семантические группы собственно-вопросительных предложений со словом «что» дают основу для изучения семантических типов собственно-вопросительных предложений как местоименной, так и неместоименной структуры.

 

Литература

  1. Бердник Л.Ф. Вопросительные предложения с повествовательным значением в современном русском языке: Автореф. дис… канд. филол. наук. – Ростов н/Д, 1974. – 23 с.
  2. Лойфман Н.Я. Вопросительные предложения в современном русском литературном языке: Материалы и исследования по русскому языку. Учен. зап. Оренбургского педагогического института им. В.П. Чкалова. – Вып.15, 1962. – С. 20-39.
  3. Карашулакова М.Ж. Особенности семантики вопросительных предложений: Слово в художественном тексте // Сб. научных трудов. – Алматинский гос. университет им. Абая. – Алматы, 2000. – С. 19-30.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Филология
loading...