Гендерные особенности страхов у детей старшего дошкольного возраста

Проблема страхов у детей дошкольного возраста приобретает особую актуальность, как в научном, так и в практическом плане и требует безотлагательных поисков продуктивного её решенияНа сегодняшний день отмечается тенденция к увеличению количества детей со страхами. Причина скрывается не только в индивидуальных особенностях детей, но и в наличии личностной неопределенности и беспокойства значительной части населения, большого количества стрессов, явной невротизации общества, в отсутствии безопасности. Кроме того, страхи современных детей, несмотря на общую андрогинизацию общества, имеют достаточно яркую гендерную специфику.

Дошкольный возраст характеризуется сильнейшей зависимостью от взрослого, и прохождение этого этапа становления личности во многом определяется тем, как складываются отношения ребенка с взрослыми. Увеличение числа неврозов у родителей сказывается на увеличении числа страхов у детей, порождая своеобразный замкнутый круг, разорвать который можно только одновременным оказанием эффективной и доступной психологической помощи всем его участникам.

Страх, как и другие неприятные переживания, не является однозначно "вредным" для ребенка. Любая эмоция выполняет определенную функцию и позволяет ориентироваться в окружающей его предметной и социальной среде. Так, страх защищает человека от излишнего риска, регулирует деятельность, поведение, уводит от опасностей, возможности получения травмы. В этом проявляется охранительная функция страхов. Детские страхи это обычное явление для детского развития. Страх, как любое переживание, является полезным, когда выполняет свои функции, а потом исчезает, но когда страх не исчезает долгое время, или у ребенка содержится большое количество страхов, то здесь можно говорить о предневротическом состоянии ребенка, что, в свою очередь, может перейти в невроз страха, что является патологическим состоянием. При этом у ребёнка возникает состояние психического напряжения, скованности, поведение становится более пассивным, вместо непосредственности и открытости развивается отгороженность, замкнутость.

Дети старшего дошкольного возраста начинают осознавать всю сущность реального мира и ограниченность своих возможностей. С помощью эмоций они пытаются передать информацию о происходящем внутри них. Известно, что эмоции это переживания своего личного отношения к действительности, а также переживания состояния, возникающего в процессе взаимодействия с окружающей средой.

Причинами страхов у детей начала XXI века, наряду с традиционными страхами, являются военные действия, террористические акты, техногенные катастрофы, стихийные бедствия и их отражение в средствах массовой информации. Причиной возникновения страхов у современных детей могут служить также новые стандарты образования, трудности вхождения детей в общественную жизнь, социальное неравенство, вызывающее раздражение родителей и обеспокоенность будущим своих детей. Проблема возникновения страхов нередко осложняется тем, что многие родители не знают, как правильно реагировать на те или иные проявления эмоционального неблагополучия ребенка [1, с. 4].

Зарубежные исследования страхов, в основном, посвящены изучению невротических страхов и фобий у взрослых, большое внимание уделяется психотерапии страхов (Д. Вольпе, Дж. Келли, Ф. Шапиро, Ч. Спилбергер и др.). Теоретикометодологическая основа нашего исследования: культурно-историческая концепция психического развития (Л.C. Выготский); деятельностный подход в психологии развития (А.Н. Леонтьев, П.Я. Гальперин, Д.Б. Эльконин, В.В. Давыдов, В.В. Рубцов и др.); современные концепции детскородительских отношений (М.И. Лисина, Е.О. Смирнова, H.H. Авдеева, O.A. Карабанова), психология семейных отношений (Э.Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, Г.Т. Хоментаускас, Л.Б. Шнейдер и др.); теория привязанности (Дж. Боулби, М. Эйнсворт), теоретико-экспериментальные подходы к изучению страхов у детей (К.Э. Изард, А.И. Захаров, Е.П. Ильин, A.M. Прихожан, А.Л. Венгер, A.C. Спиваковская).

Отечественная и зарубежная психология накопила немалый опыт применения различных видов коррекции при нервных, психических и соматических заболеваниях детей (З. Фрейд, A. Фрейд, Д. Леви, М. Клейн, В. Акслайн, А.И. Захаров, А.С. Спиваковская, B.И. Гарбузов, В.С. Мухина, Д.Б. Эльконин, В.В. Ветрова и другие). Накопленные знания уже сегодня позволяют в ряде случаев достаточно эффективно выявлять и корректировать страхи у детейдошкольников. Вместе с тем, недостаточная разработка и использование знаний по психологической коррекции страхов у детей зачастую приводит к негативным последствиям.

В последние годы специалистами отмечен довольно высокий рост детских страхов (В.В. Абраменкова, И.В. Дубровина, А.С. Спиваковская и др.). Более глубокое исследование этого феномена, на наш взгляд, поможет найти правильные подходы к его решению. Мы исходим из того, что наличие страхов в детском возрасте ни в коем случае нельзя оставлять без внимания, так как это может стать фактором нарушения развития личности в онтогенезе (В.И. Гарбузов, В.В. Лебединский и др.).

Проблема эмоционального неблагополучия детей, в частности, проблема детских страхов, несмотря на достаточную изученность (А.И. Захаров, B.C. Мухина, М.В. Осорина, A.M. Прихожан и др.)не только не теряет своей актуальности в наши дни, но даже обостряется в связи с масштабными изменениями в общественно-политической и экономической жизни не только взрослых, но и детей.

Ребенку XXI века приходится бороться с такими страхами, каких не испытывали его сверстники XX века: их вызывают, в частности, сюжеты фильмов ужасов, персонажи компьютерных игр, серийные убийцы, боевики со сценами насилия и убийствами, ежедневные сообщения о террористических актах в средствах массовой информации.

Исследование детских страхов, как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе, обусловлено пониманием важности того, насколько сильно эмоциональные нарушения у детей влияют на формирование личности ребенка, а также на нормальное протекание его психических процессов (В.К. Вилюнас, В.В. Зеньковский, А.И. Захаров, Э. Ле Шан, П.Поппер, Й. Раншбург, Г. Эберлейн и др.) [2].

Не выявленные детские страхи могут серьезно мешать полноценному развитию личности, становлению ребенка, его социализации, учебному процессу; страхи могут нарушать детско-родительские отношения, а также отрицательно сказываться на его социальной активности и взаимоотношениях со сверстниками и взрослыми.

Страх это эмоциональное состояние, подразумевающее переживание какойлибо реальной или воображаемой опасности, сопровождается определенными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности. Это привычное чувство, которое человек испытываем достаточно часто. Один раз испытав страх в какой-либо ситуации, человек будет переживать похожие чувства каждый раз в аналогичных случаях. Страхи появляются с познавательной деятельностью. Новорожденный младенец ничего не боится, но в процессе онтогенеза ребенок растет и начинает познавать окружающий мир.

Объективный подход к рассмотрению эмоции страха требует указать на то, что, несмотря на свою отрицательную окраску, страх выполняет разнообразные функции в жизни человекаНа всем протяжении человеческой истории страх сопровождал людей, выражаясь в боязни темноты, огня, природных явлений. Страх мобилизовал научный и творческий потенциал людей на борьбу со стихией. Страх играл и играет защитную роль, позволяя избежать встречи с опасностью. Страх также выступает своеобразным средством познания реалий окружающего мира, приводя к более критическому и избирательному отношению к явлениям жизни. Поэтому, по мнению А.И. Захарова, страх можно рассматривать как естественное сопровождение человеческого развития.

Страх проявляется как у отдельных лиц, так и у групп, больших масс. Степень, формы его проявления разнообразны, но это – область прежде всего индивидуальной психологии. Существуют различные формы страха: испуг, боязнь, аффективный страх – самый сильный. Страх, возникающий из-за серьезного эмоционального неблагополучия, может иметь крайние формы выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясение), затяжное, трудно преодолимое течение, полное отсутствие контроля со стороны сознания, неблагоприятное воздействие на формирование характера, на отношения с окружающими и приспособление к внешнему миру [3, с. 8].

Большинство детей, начиная с 3летнего возраста, боятся: оставаться одни в комнате, квартире; нападения бандитов; заболеть, заразиться; умереть; смерти родителей; каких-то людей; папу или маму, наказания; сказочных персонажей (Баба Яга, Кощей и т.п.)опоздания в детский сад; страшных снов; некоторых животных «(волк, собака, змея, паук и т.п.)транспорта (машина, поезд); стихийного бедствия; высоты; глубины; замкнутого пространства; воды; огня; пожара; крови; уколов; врачей; боли неожиданных резких звуков. Среднее число страхов у девочек выше, чем у мальчиков. Наиболее чувствительны к страхам дети 6-7-летнего возраста [4, с. 11].

Психологи и психиатры Л.А. Петровская, Т.М. Мишина, А.С. Спиваковская подчеркивали, что одной из самых распространенных причин появления детских страхов является неправильное воспитание ребенка в семье, сложные семейные отношения [5, с. 22]. Так, представители различных теоретических направлений в психологии и педагогике, сходятся в признании негативного влияния нарушенных внутрисемейных отношений на психическое развитие ребенка. Среди причин формирования и развития различных патологических черт характера и невротических симптомов, лежащих в области семьи, выделяют следующие: внутрисемейные конфликты; неадекватные воспитательские позиции родителей; нарушение контакта ребенка с родителями вследствие распада семьи или долгого отсутствия одного из родителей; ранняя изоляция ребенка от семейного окружения; личностные характеристики родителей и некоторые другие. Неадекватное родительское поведение приводит к разрушению эмоционального контакта с окружением, что в отечественной психологии рассматривается в качестве одного из механизмов формирования и развития личностных аномалий.

Истоки страха, ярко проявляющегося в дошкольном возрасте, следует искать в раннем детстве. Уже на втором году жизни он может возникнуть как результат неправильного воспитания. Ребенок боится потерять мать из поля зрения. Он постоянно ожидает какого-либо страшного «события»: внимательно вглядывается в лица незнакомых людей, не подпускает к себе посторонних, прячется за мать, плачет при резких звуках, боится заводных игрушек, а также игрушек мычащих, пищащих, шуршащих. Особый страх могут вызвать игрушки прыгающие, хлопающие крыльями, с загорающимися глазами, маски, передающие характерные эмоциональные состояния (боль, страх, сарказм), а также имеющие утрированные части лица (большие глаза, растянутый зубастый рот, высунутый язык, большой нос, неестественно торчащие уши и т.п.). Эмоционально отрицательные впечатления раннего детства могут стать причиной тревожности и формирования такой нежелательной черты характера, как трусость. Взрослые не должны провоцировать страхи, приводящие к тревожностиПрофилактика тревожности – чуткое, внимательное отношение к ребенку, охрана его нервной системы. Близка к страху (по своим проявлениям и механизму) индивидуальная паника. Она отличается от страха большей неадекватностью реальному размеру опасности. Основная черта панического поведения – стремление к самоспасению. На первый план выдвигаются защитные эмоции, которые снижают уровень самоконтроля и заставляют физически уходить от опасности [6, с. 287].

Как и человек на ранних ступенях своего социального развития, ребенок боится всего нового и неизвестного, одушевляет предметы и сказочные персонажи, опасается незнакомых животных и верит, что он и его родители будут жить вечно. У маленьких детей все реально, следовательно, их страхи также носят реальный характер. Баба Яга – это живое существо, обитающее где-то рядом, а Дядя только и ждет, чтобы забрать их в мешок, если не будут слушаться родителей. Только постепенно складывается объективный характер представлений, когда учатся различать ощущения, справляться с чувствами и мыслить абстрактно – логически.

Усложняется и психологическая структура страхов вместе с приходящим умением планировать свои действия и предвидеть действия других, появлением способности к сопереживанию, чувством стыда, вины, гордости и самолюбия. Эгоцентрические, основанные на инстинкте самосохранения, страхи дополняются социально опосредованными, затрагивающими жизнь и благополучие других, вначале родителей и ухаживающих за ребенком, а затем и людей вне сферы его непосредственного общения. Рассмотренный процесс дифференциации страха в историческом и личностном аспектах – это путь от страха к тревоге, о которой можно уже говорить в старшем дошкольном возрасте и которая как социально опосредованная форма страха приобретает особое значение в школьном возрасте.

По данным П.С. Зобова [7], в дошкольном возрасте преобладают мнимые (выдуманные, фантастические) страхи над реальными, в содержании которых фигурируют фантастические образы из прочитанных сказок, фильмов ужасов и т.п.в последующие годы значимость мнимых опасностей снижается, а реальных возрастает.

Среди реальных страхов в дошкольные годы первое место занимает боязнь воды. Второе место занимает страх, вызванный угрозой нападения животных, третье боязнь падения с большой высоты и боязнь дорожно-транспортных происшествий.

А.И. Захаров, выделив 29 страхов детей, путем опроса последних выявил существенное увеличение их количества в преддошкольном возрасте. Кроме того, обнаружилось, что, кроме трехлеток, у девочек количество страхов больше, чем у мальчиков [8].

Ведущим страхом дошкольного возраста является страх смерти. Боязнь умереть это возрастное отражение формулирующейся концепцией жизни. Ее точкой отсчета является рождение, тайна которого постигается в общих чертах к началу дошкольного возраста, а с концом смерть, осознание неизбежности которой приходит впервые и проявляется соответствующим страхом. Подобная динамика развития мышления является откликом на формирование категории времени и пространства. Это выражается умением определять в общих чертах время далекое и близкое, воспринимать себя в состоянии постоянных возрастных изменений, допуская, что они ограничены временем, то есть имеют свои пределы. В ответ на это и проявляется страх смерти, как аффективнозаостренное выражение истины самосохранения [9, с. 87].

Страх смерти, ввиду его распространенности в старшем дошкольном возрасте, не имеет существенных количественных различий у детей с неврозами и у здоровых сверстников. Различия носят качественный характер и сводятся, в основном, к аффективному заострению, тесно связанному с боязнью смерти, страхов нападения, огня, пожара, страшных снов, болезни (у девочек), стихии (у мальчиков). Все эти страхи имеют выраженный и устойчивый, а не просто возрастной характер, и представляют собой отражение лежащего в их основе страхе смерти [10, с. 122].

У детей, живущих в отдельных квартирах, страхи встречаются чаще, чем у детей из коммунальных квартир, особенно у девочек. В коммунальной квартире много взрослых, больше сверстников, возможностей для совместных игр и меньше страхов. В отдельных квартирах дети лишены непосредственного контакта друг с другом. У них больше вероятность появления страхов одиночества, темноты, страшных снов, чудовищ и т. д. В первую очередь это относится к единственным детям, по отношению к которым взрослые проявляют больше беспокойства и опеки. Недостаточная двигательная и игровая активность, а также потеря навыков коллективной игры способствуют развитию у детей беспокойства. Большинство из них уже не могут с азартом играть в прятки, «казаки разбойники», лапту и т.д. Отсутствие эмоционально насыщенных, шумных и подвижных игр существенно обедняет эмоциональную жизнь, приводит к чрезмерно ранней и односторонней интеллектуализации психики. В то же время игра была и остается самым естественным способом изживания страхов, так как в ней в иносказательной форме воспроизводятся многие из вызывающих страх жизненных коллизий [11, с. 85].

Как у девочек, так и у мальчиков интенсивность связей между страхами наибольшая в 3-5 лет. Это возраст, когда страхи «цепляются друг за друга» и составляют единую психологическую структуру беспокойства. Поскольку это совпадает с интенсивным развитием эмоциональной сферы личности, то можно предполагать, что страхи в данном возрасте наиболее скреплены и мотивированы.

Максимум страхов наблюдается в 5-8 лет, при уменьшении интенсивности связей между страхами, но страх при этом более сложно психологически мотивирован и несет в себе больший познавательный заряд. Как известно, эмоциональное развитие в основных чертах заканчивается к 6 годам, когда эмоции уже отличаются известной зрелостью и устойчивостью. Начиная с 5 лет, на первый план выходит интеллектуальное развитие, в первую очередь мышление. Ребенок в большей степени, чем раньше, начинает понимать, что способно причинить ему вред, чего следует бояться, избегать. Следовательно, в возрасте наиболее часто выявляемых страхов, то есть в старшем дошкольном возрасте, можно уже говорить не только об эмоциональной, но и о рациональной основе страхов как новой психической структуре формирующейся личности [12, с. 98].

На каждом из этапов своего развития дети испытывают различные страхи, которые различны для разных возрастов. Укажем наиболее близкие возраста к категории изучаемой нами:

  • дети с 3 до 5 лет начинают бояться темноты, одиночества и замкнутого пространства. Это возраст эмоционального наполнения «я» ребенка. Чувства уже обозначаются словами, четко выражено стремление к пониманию, доверию, близости с другими людьми. Формируется и чувство общности понятие «мы», под которым ребенок подразумевает вначале себя и родителей, а затем себя и сверстников. Устанавливается ряд этических категорий, в том числе чувство вины и сопереживания. Возрастает самостоятельность ребенок занимает себя сам, не требует постоянного присутствия взрослых и стремится к общению со сверстниками. Развиваются фантазии, а вместе с ними и вероятность появления воображаемых страхов;
  • в 6-7 лет апогея достигает страх смерти. Именно в этом возрасте у ребенка формируется чувство времени и пространства, появляется концепция жизни, он понимает, что жизнь не бесконечна, что люди рождаются и умирают и это касается и его семьи. Именно в этом возрасте дети довольно часто переживают первую семейную утрату начинает уходить из жизни старшее поколение.

Вышеперечисленные страхи возрастные, в идеале они должны проходить по истечении определенного времени, однако у эмоционально чувствительных детей они могут трансформироваться и закрепляться. Самый бесстрашный возраст у девочек в 3 года, у мальчиков в 4 года. На количество страхов оказывает влияние состав семьи.

У девочек и мальчиков старшего дошкольного возраста число страхов заметно выше в неполных семьях, что подчеркивает особую чувствительность этого возраста к разрыву отношений между родителями.

Именно в 5-7 лет дети в наибольшей степени стремятся идентифицировать себя с родителем того же пола, то есть мальчики хотят быть во всем похожими на наиболее авторитетного для них в эти годы отца, как представителя мужского пола, а девочки на свою мать, что придает им уверенность в общении со сверстниками своего пола. Если у мальчиков отсутствие отца, незащищенность им и чрезмерно опекающее, замещающее отношение матери ведут к несамостоятельности, инфантильности и страхам, то у девочек нарастание страхов зависит скорее от самого факта общения с беспокойной, лишенной опоры матерью [13].

Возраст родителей также имеет немаловажное значение для возникновения страхов у детей. Как правило, у молодых, эмоционально непосредственных и жизнерадостных родителей дети менее склонны к проявлениям беспокойства и тревоги. У «пожилых» родителей (после 30 и особенно после 35 лет) дети более беспокойны, что отражает преимущественно тревожность матери, поздно вышедшей замуж и долго не имевшей детей. Неудивительно развитие «поздних» детей под знаком чрезмерных забот и беспокойств. Впитывая, как губка, тревогу родителей, они рано обнаруживают признаки беспокойства, перерастающего затем в инфантильность и неуверенность в себе. Если же состояние тревоги повторяется часто и в самых разных ситуациях (при ответе у доски, общении с незнакомыми взрослыми и т.д.), то следует говорить о тревожности [3, с. 35].

Также об определенных гендерных особенностях могут говорить различные причины появления и формирования страхов у детей, так как они могут быть более характерны для мальчиков или девочек.

На первых этапах исследования нашей целью было выявление специфиики страхов детей старшего дошкольного возраста в гендерном аспекте. Для этого нами было продиагностированно две группы детей (мальчики и девочки) по 20 человек.

Обобщая данные по методике А.И. Захарова, направленной на выявление доминирующих страхов у детей, мы можем сделать вывод, что страхи у девочек и мальчиков старшего дошкольного возраста имеют некоторые общие моменты, но также и ряд количественных и качественных различий:

  1. Среднее количество страхов у мальчиков и девочек практически не отличается;
  2. Доминирующим страхом и у мальчиков, и у девочек является страх умереть, а вот вторая и третья позиции отличаются. У девочек это страх одиночества и боли, а у мальчиков – смерть родителей и их потеря. Также есть различия в четвертой и пятой позициях – у девочек это страх уколов и смерти родителей, а у мальчиков – одиночество и страх наказания. Также имеют отличия и наименее выраженные страхи. В тройке встречающихся наименее редко совпадает одна позиция – страх опоздания в детский сад, кроме этого страха у девочек в данной тройке – вода и страх больших площадей, а у мальчиков – война и резкие звуки.
  3. Относительно групп страхов, наибольшие и значимые различия наблюдаются в группах «медицинские страхи», которые сильнее выражены у девочек, и группе «пространственные страхи», которые, в свою очередь, сильнее выражены у мальчиков.
  4. Несмотря на схожие средние проценты по остальным группам страхов у мальчиков и девочек, формируются они за счет разных страхов, входящих в эти группы, т.е. в качестве доминирующих мы видим разные страхи.

Следующей исследовательской методикой был проективный тест «Мои страхи» А.И. Захарова. В рисунках большинства детей мы увидели достаточно яркое изображение страхов.

Сопоставительный гендерный анализ образов в рисунках показал, что по количеству образов, как в выборке мальчиков, так и в выборке девочек, ведущее место занимает танатический страх (75% мальчиков и 65% девочек). Большая часть изображений так или иначе связана с темой смерти. Следует отметить, что в рисунках современных детей достаточно часто встречаются страшные персонажи голливудских и диснеевских фильмов и мультфильмов, принимающих участие в сюжетах изображающих смерть (вампиры, оборотни, мумии т.д.)нежели персонажи народного сказочного фольклора. Кроме того, необходимо отметить, что в ряде случаев именно в рисунках мальчиков сюжет смерти содержит персонажи родителей, что также согласуется с результатами предыдущей методики.

Частыми являются образы с медицинской тематикой – врачи, шприцы, таблетки, кровь, медицинские аксессуары и оборудование. Такие образы более характерны для девочек – 45%, но используются и мальчиками – 25% испытуемых.

Также частым сюжетом или образом рисунков является темнота. Подобные образы в большей или меньшей степени используют 30% девочек и 25% мальчиков. Если добавить к страху темноты страхи, связанные с плохими снами, кошмарами (по аналогии с группами страхов в предыдущей методике), то проценты возрастают до 45 и 35, соответственно.

Вызывает интерес большое количество страхов животных в обеих выборках. В целом, эта группа образов встречается у 35% девочек и 20% мальчиков.

У 45% мальчиков также присутствуют в рисунках образы водоемов и высоких зданий, конструкций, что можно отнести к группе пространственных страхов, у девочек эти образы наблюдаются только в 10% случаев.

Практически не встречаются образы социальных страхов и страхов физического ущерба (по 10%). Возможно, это связано с тем, что подобные образы сложны для изображения детьми дошкольного образа.

Третьей исследовательской методикой являлась методика «Силуэт человека» Л. Лебедевой. В контексте цветового выбора, по М. Люшеру, сложилась такая ситуация: дети располагали эмоции и чувства любви-добра в сердце или голове красными, розовыми, оранжевыми цветами; чувства злости-гнева в ступнях, кулаках, губах синим, чёрным, грязно-коричневым цветом. Страх и ужас, испуг, боязнь дети рисовали в ногах – 40%; в коленях – 20%; в пятках – 20%; в груди – 10%; в голове – 10% серым, тёмно-серым, грязно фиолетовым цветом, что может свидетельствовать о наличии определённых страхов у детей. Причём, мальчики чаще изображали негативные эмоции – 70%, а положительные в 30%. Тогда как девочки в большинстве нарисовали положительные эмоции – 85% и негативные лишь в 15% случаев.

  1. Пугающие образы пропали вообще;
  2. Образ страха изображается, но па-

Обнаружив с помощью психодиагностического исследования большое количество страхов и их специфику у мальчиков и девочек старшего дошкольного возраста, мы перешли к реализации коррекционной работы, которая состояла из ведения группового тренинга параллельно с индивидуальной коррекционной работой.

Для участия в этой работе была сформирована группа из двенадцати детей (6 мальчиков и 6 девочек), имеющих наибольшее количество страхов и наиболее яркую их степень выраженности. Остальные участники исследования автоматически стали контрольной группой – для уравновешивания сравниваемых групп, методом рандомизации, также было выбрано 6 девочек и 6 мальчиков.

С целью определения эффективности психокоррекционной программы по окончанию формирующего эксперимента был проведен второй контрольный срез по тем же методикам. Принципы осуществления исследования следующие: научности, наглядности, систематичности и последовательности, доступности.

В результате проведенного исследования и количественной оценки методик мы получили данные об эффективности психокоррекционной программы для детей старшего дошкольного возраста. По результатам проведенного контрольного среза выявлено, что у детей экспериментальной группы произошли значительные положительные изменения: число детей с высоким уровнем страхов по методике диагностики страхов А.И. Захарова снизилось со 100% до 60% в выборке девочек и со 100% до 65% у мальчиков. Тогда как в контрольной группе показатели по данной методике остались прежними. И в выборке мальчиков, и в выборке девочек у 100% детей сохранился повышенный уровень страхов.

Также мы видим изменения в результатах проективных методикВ методике А.И. Захарова сократилось как число образов выражающих страхи детей, так и их содержание. Можно заметить две основные тенденции в изменении рисунков: раллельно с ним изображается образ преодоления этого страха. Например, если ребенок изображает темноту, то рисуется прибор освещения, животное помещается в клетку и т.д.

Это говорит о том, что коррекционная работа не только избавила детей от некоторых страхов, но и дала способы преодоления и совладания с теми страхами, которые остались после коррекционной работы.

В методике Лебедевой мы наблюдаем уменьшение признаков страхов и негативных эмоций, а также смену цветов – с цветов говорящих о тревожности, агрессии, негативе, на положительные цвета.

Сравнительный анализ сдвигов в показателях проводился с помощью методов математической статистики, а именно метода G-критерия знаков. Данный критерий предназначен для установления общего направления сдвига исследуемого признака. Он позволяет установить, в какую сторону в выборке в целом изменяются значения признака при переходе от первого измерения ко второму: изменяются ли показатели в сторону улучшения, повышения или усиления или, наоборот, в сторону ухудшения, понижения или ослабления.

Данный математический метод показал, с вероятностью ошибки в 5%, что в экспериментальной группе все показатели и признаки страхов имеют положительные сдвиги, что говорит об улучшении психоэмоционального состояния детей, снижении количества страхов. Таким образом, доказано, что уровень страхов у детей дошкольного возраста снизился, по сравнении с показателями, полученными в ходе констатирующего исследования, проведенного на первом этапе.

В контрольной группе, где не проводилась коррекционная работа, направленная на коррекцию страхов, произошли лишь минимальные незначительные изменения. Так, для детей по-прежнему остались свойственны все те же группы страхов, что отражается как в результатах беседы, так и в проективных методиках. Гендерное проявление страхов не изменилось.

Страхи свойственны в большей массе возрастные.

Таким образом, мы можем делать вывод, что страхи специфичны, как в возрастном, личностном, так и в гендерном аспекте. Различия можно наблюдать как в количественном, так и в качественном плане. Девочки обладают большим количеством страхов и в большей степени они связаны с социальными факторами взаимодействия, тогда как у мальчиков они связаны с деятельностью и достижениями. Даже в схожих страхах, например, страхе смерти, как доминирующем в старшем дошкольном возрасте страхе, наблюдается качественная разница.

Исследование специфики страхов в гендерном аспекте открывает новые перспективы в построении эффективной индивидуальной и групповой психокоррекционной работы.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Кочетова Ю.А. Страхи современных дошкольников и их связь с особенностями детско-родительских отношений. Автореф. канд. дис. … – М., 2012.
  2. Акопян Л.С. Психолого-педагогическое исследование страхов детей младшего школьного возраста. Автореф. канд. дис. … – Самара, 2002.
  3. Семиотика страха. Сборник статей. – М.: Русский институт: Европа, 2005.
  4. Вологодина Н.Г. Детские страхи днём и ночью. М.: «Феникс», 2006.
  5. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. – СПб.: «Питер», 2001.
  6. Фридман Л.М. Психология детей и подростков: справочник для учителей и воспитателей. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003.
  7. Зобов А.С. Особенности волевой регуляции поведения в эмоциогенных условиях (на примере школьников старшего возраста). Автореф. канд. дис. – Л., 1983.
  8. Захаров А. Как помочь нашим детям избавиться от страха. СПб., 2010.
  9. Данилина Т.А., Зедгенидзе В.Я., Стёпина Н.М. В мире детских эмоций: пособие для практических работников ДОУ. М.: Айрис-пресс, 2004.
  10. Данилина Т.А., Зедгенидзе В.Я., Стёпина Н.М. В мире детских эмоций: пособие для практических работников ДОУ. М.: «Айрис-пресс», 2004.
  11. Гозман Л.Я., Алёшина Ю.Е., Социально-психологические исследования семьи: проблемы и перспективы // Психологический журнал. – 1991. №4. С. 8492.
  12. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. – СПб.: «Речь», 2005.
  13. Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности в детстве. М.«Педагогика», 1995.
Год: 2016
Категория: Социология